Основы библейского греческого языка. Базовый курс грамматики, Страдательный залог настоящего времени — Уильям Д. Маунс — читать, скачать

Основы библейского греческого языка. Базовый курс грамматики, Страдательный залог настоящего времени - Уильям Д. Маунс - читать, скачать Залог недвижимости

Прикосновение к экзегетике

Слово ἀρχήγος встречается в Новом Завете всего лишь 4 раза в качестве титула Иисуса: по 2 раза в Деяниях (3:15; 5:31) и в Послании к Евреям (2:10; 12:2). Хорошо известно, что его трудно перевести. Использование в греческом переводе Ветхого Завета (LXX) и во внебиблейской литературе предполагает три группы значений данного слова: (а) первопроходец, прокладывающий путь, отсюда – «проводник», «герой»; (б) источник или основатель, отсюда – «автор», «начинатель»; (в) руководитель, отсюда – «князь», «царь».

Эти идеи не обязательно взаимоисключающие. В действительности они все, возможно, говорят о том, кто открывает новую территорию, прокладывает путь и ведёт туда других. Там он строит город или крепость для последователей и становится во главе защитников. После победы он становится правителем, а городили община носят его имя. Впоследствии он увенчан почестями, как герой–основатель.

В Ветхом Завете говорится о нескольких людях, занимавших подобное положение. По отношению как минимум к одному из них употреблено данное слово. В Суд. 11:6 сказано, что Иеффая попросили быть «вождём» жителей Галаада, чтобы избавиться от аммонитян. В одном из греческих переводов употреблено слово ἀρχήγος. Иефай согласился при условии, что его положение останется постоянным. Старейшины согласились, и он стал κεφαλὴ καὶ ἀρχήγος ещё перед сражением (ст. 8–11). После сражения «Иефай был судьею Израиля шесть лет» (Суд. 12:7).

В Деян. 3:15 Пётр обвиняет иудеев в убийстве «ἀρχηγός жизни», подразумевая, что Иисус является источником не только биологической жизни, но также и «новой жизни», вождём–защитником–кормильцем–правителем–дарителем имени для тех, кого с Ним отождествляли. Позже Петр говорит об Иисусе: «…ἀρχηγόν и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние» (5:31). Слово «Спаситель» связано с судьями прошлого. Иисус – Тот, Кто сталкивается с опасной ситуацией, вызванной грехом Божьего народа. Он пришёл не только принести избавление, но также и совершить длительное служение ἀρχηγός. Автор Послания к Евреям говорит о страдающем «ἀρχηγός спасения» (2:10) и «ἀρχηγός и Совершителе веры» (12:2). Оба текста подразумевают, что Иисус как ἀρχηγός не только начинает и обеспечивает новую жизнь для Своих людей, но и остаётся с ними на всём её протяжении; они носят Его имя. Он – наш герой.

Дж. Джулиус Скотт мл.

Действовать в медиальном залоге

Медиальный залог — одна из характеристик, кото­рую наши основатели постулировали для self. Разра­батывая теорию self в теории творческого приспособ­ления, они опирались на две парадигматические ситу­ации: ребенок в ситуации игры, художник в ситуации

Жан-Мари Робин

творчества. Теоретическое рассмотрение творческого акта многим обязано Отто Ранку (о книге «Искусст­во и художник» они написали, что она «выше всяких похвал»). Теоретическое рассмотрение ребенка в си­туации игры, по-моему, в значительной мере опира­ется на работы Джорджа Герберта Мида — хотя об их влиянии зачастую не упоминается, — который в 1930-х годах опубликовал книгу «Mind, Self and Society» («Разум, self и общество»), в которой разработал по­нятие self, черпая большую часть своей аргументации в исследовании поведения ребенка в ситуации игры.

Медиальный залог — это понятие заимствовано из грамматики древнегреческого языка. Этот особый способ спряжения глаголов связывает активное и пас­сивное значение. Когда действие возвратно, в древне­греческом языке используется медиальный залог, ко­торый похож на наши глагольные формы с возврат­ными местоимениями. Этот залог указывает на то, что субъект определенным образом заинтересован в действии, в которое он включен; что он действует сам (активно) для себя (как адресат этого действия, пас­сивно), включаясь в это действие лично.

Художник в ситуации творчества полностью вклю­чен в свой акт. Живописец активно воздействует на холст, и краска, которую он кладет, возвращается к нему в форме восприятий и ощущений, которые в тоже время управляют продолжением осуществляе­мого им акта и т. д. То же самое можно сказать о ре­бенке в ситуации игры.

В таком взгляде, который уточняет концепцию self, заключена ключевая идея, связанная с самим поняти­ем self, которую я излагал выше, когда говорил о реф­лексивности.

Возможно, это уместно сопоставить с понятием «плавающего внимания», которое психоаналитики ис-

Быть в присутствии другого 271

пользуют для обозначения их способа слушания паци­ента. В зачаточной форме здесь можно увидеть начало медиального залога, присутствия «в начале/в конце», если можно так выразится. Но медиальный залог, ко­торый определяет self в гештальт-терапии, не ограни­чивается сферой внимания. Он глобален, интегриро­ван и интегрирует разные составные элементы опыта: сенсорные, моторные, аффективные и т. д.

§

Вторая фундаментальная характеристика self — это спонтанность. Эта спонтанность, за которую ратова­ли основатели гештальт-терапии, очень близка ме­диальному залогу. Перлз и Гудмен охотно связывали спонтанное с преднамеренным, а иногда противопос­тавляли то и другое. Конечно, терапевтическая рабо­та с замедлением действий и слов за счет расширения непосредственного осознавания, как может показать­ся, способствует осмысленному в ущерб спонтанно­му. В каком-то смысле это «экспериментальный не­вроз» эготического типа, порожденный терапевти­ческой ситуацией, выходом из которой должна быть вновь обретенная творческая спонтанность. На этом основании спонтанность терапевта не должна похо­дить не некую импульсивность или реактивность. Спонтанность пилота аэробуса в трудной ситуации не может быть приравнена к моей, если я поставлю себя на его место! Спонтанность джазового пианис­та, когда он импровизирует, не приводит к тому же результату, что и спонтанность пятилетнего ребенка, открывающего для себя фортепиано. Морено обыч­но определял спонтанность как способность дать от­вет, соответствующий новой ситуации, или новый от­вет на старую ситуацию. Спонтанность психотерапев-

272 Жан-Мари Робин

Быть в присутствии другого 273

та может выразиться в желании поддержать пациента: взять его за плечо, пошутить с ним, не скрывать своих ответных эмоций… но такая спонтанность не может иметь своим единственным оправданием собствен­ное переживание терапевта. Спонтанность терапевта составляет один из ингредиентов атмосферы ситуа­ции тем более, что требование контроля целых кусков опыта часто наложено на пациента и тем самм спо­собствует генезису его патологии.

§

Держать, содержать, поддерживать, удерживать, задерживать…

Эти функции уже стали предметом пространных комментариев со стороны психотерапевтов разных направлений. Я хотел бы здесь остановиться лишь на самом элементарном «держании», понимая это как «хорошее удерживание». В процессе создания фигуры и особенно на его начальной фазе, называемой пре-контактом, часто приходится встречаться с расплыв­чатостью, провалами, прерыванием, избеганием, ско­роспелым примирением противоположностей, пос­пешным выбором, при котором предпочтение отда­ется уже знакомому. Качество настоящего момента, его неповторимый характер, включающий парамет­ры принципиально новой ситуации, могут быть ут­рачены из-за преждевременного привнесения систем представлений, связанных с предыдущим опытом. Неизвестное дает повод обратиться к известному, но­вое может быть воспринято, но не замечено. Хронос уничтожает Кайрос: получается хроника, эфемерное событие в каждый момент перестает быть событием. Архив замещает собой актуальность.

Фигура начинает обретать форму с первых слов встречи. Конечно, эта форма имеет неясное очерта­ние, но эти очертания нужно лишь уточнить, и это можно сделать с помощью диалога прямого или кос­венного. Каждый следующий шаг уточняет предыду­щий, если только собеседник так и будет его воспри­нимать. Психотерапевт выбирает, как он будет «слу­шать». Он может слышать в каждом слове, в каждой фразе, каждом высказывание «логическое» продол­жение предыдущих… или слышать в них сопротив­ление, уклонение, избегание. Здесь также речь идет

274

Жан-Мари Робин

Быть в присутствии другого

275

о том, чтобы держать, удерживать напряжение, под­держивать движение к неизвестному, которое еще не может быть названо, но которое нащупывается и ко­торое может появиться и проявиться только в ходе встречи и посредством встречи.

§

Вовлекаться (m’impliquer111) для меня значит по­местить себя в опыт (dans les plis de Гехрйпепсе) друго­го человека. Если я не вовлекаюсь (ne m’implique pas), то я объясняю (j’explique). Я нахожусь вне (hors des plis) другого. Слишком часто психотерапевт вовлека­ется на словах и объясняет на деле (qui dit s’impliquer ne fait que s’expliquer), оставляя свой опыт (ses propres plis) вовне. Как если бы «говорить» и «рассказывать» были синонимами.

Вовлеченность и открытость психотерапевта со­ставляют одну из постоянных тем в разговорах про­фессионалов. Она часто оказывается в центре тех проблем, которые ставятся в ходе супервизий. Этика любого психотерапевта в этом отношении не должна ограничиваться простым применением правил, кото­рые вырваны из контекста их приложения. Некото­рые суждения и замечания тем не менее могут быть полезны каждому практикующему психотерапевту.

Первый вопрос встает почти в форме трюизма: для кого эта вовлеченность? Есть соблазн ответить на это, что, по всей очевидности, она нужна пациенту. Но разве все так просто? Как отделить от этого нарцис­сизм и эгоцентризм психотерапевта, не говоря уже о таких моментах, как наигранность.

111Автор обыгрывает французский корень pli-, присутству­ющий в глаголах со значением «вовлекаться» и «объяснять» (in-pliquern ex-pliquer). — Прим. пер.

Критерий оценки, как мне кажется, заключает­ся в отношении психотерапевта к фигуре, конструи­рованием которой пациент занят. Разумеется, «при­нцип возможной уместности» теории поля Курта Ле­вина предполагает, что любое событие (и возникшая у терапевта мысль, воспоминание или ассоциация бу­дет являтся таковым) не должно a priori исключаться из ситуации как неуместная. Однако его связь с пере­живаемым моментом, возможно, не служит достаточ­ным оправданием, чтобы о нем заговаривать! Я дол­жен бдительно следить за тем, чтобы пациент не по­терял из виду своего переживания, сосредоточившись на переживании психотерапевта. В таких ситуациях вместо поддержки совершающегося конструирова­ния фигуры вовлеченность может поддержать жела­ние уклониться.

Еще про залог:  Аренда авто под такси с лицензией Москва / Аренда авто / Услуги Москва - объявления о услугах - - Услуджио, Услугио

Со своей стороны, выступая в роли как пациента, так и психотерапевта или супервизора, я лишь изред­ка считал важным то, что терапевт может поведать о своем переживаемом опыте. Я не отрицаю, что в сви­детельстве солидарности пациент может найти для себя поддержку, но опасаюсь, как бы оно не стало преградой на пути к собственному опыту. Естествен­но, я опасаюсь также моделирования в такой скрытой форме интерпретации и трансляции смысла.

Но я стараюсь различать такую повествовательную речь от речи-во-мне, рожденной в ситуации. Мне хо­телось бы сослаться на мое исследование об «интен-циональности». Я внимательно рассматриваю то, как в каждый отдельный момент на меня влияют ситуа­ция, процесс, который мы вырабатываем, или то, что, в моем восприятии, исходит от пациента; и я утверж­даю, что это дает основной рабочий материал, позво­ляющий приблизить возникновение целей и намере­ния сделать следующий шаг. Если снова воспользо-

Основы библейского греческого языка. Базовый курс грамматики, Страдательный залог настоящего времени - Уильям Д. Маунс - читать, скачать

Жан-Мари Робин

ваться терминологией Мерло-Понти, вовлеченную речь психотерапевта с некоторым успехом можно оп­ределить как настоящую «говорящую речь», т. е. это речь, которая в момент своего возникновения сопря­жена с некоей значимой интенцией и которая прого­варивает текущий момент. В такие моменты я прого­вариваю протекающий опыт. Говорю, как могу. Id го­ворит, как id может! Такая речь отличается от того, что Мерло-Понти называет «проговоренной речью», которая зиждется на осадочных породах значений и «пользуется имеющимися значениями как неким на­копленным богатством». «Проговоренная речь» — это речь психотерапевта, который рассказывает «себя», говорит о том, в чем заключаются его переживаемый опыт и его система представлений, открывает свои «архивы», если воспользоваться выражением Фуко.

§

Наш способ мыслить в ходе терапевтической сес­сии часто сопряжен с привычкой понимать и объ­яснять всякую ситуацию в настоящем посредством того, что было вчера или было прежде, обращаясь к прошлому нашего пациента, его истории. Одна ста­ринная тайская сказка помогает проиллюстрировать смену парадигмы:

«Эта китайская история повеструет об одном крес­тьянине, который в бедной деревне. Он считал себя очень счастливым, поскольку у него была лошадь, на которой он работал в поле и ездил. Однажды лошадь сбежала. Все соседи сожалели о несчастье, которое на него обрушилось, но крестьянин сказал только: «Мо­жет быть».

Быть в присутствии другого 277

Через несколько дней лошадь вернулась и привела с собой двух диких лошадей. Соседи радовались, го­воря: «Какое счастье». Но крестьянин просто сказал: «Может быть».

На следующий день сын крестьянина попытал­ся объездить одну из диких лошадей; лошадь упала на землю и сломала ему ногу. Соседи сказали: «Ка­кое несчастье». Но крестьянин сказал только: «Может быть».

На следующей неделе в деревню явились чинов­ники, которые забирали молодых людей в солдаты, поскольку была война. Они не взяли сына крестья­нина из-за его сломанной ноги. Когда соседи сказа­ли крестьянину, что ему повезло, он ответил: «Может быть»».

У этой сказки много смыслов, но я хочу остано­виться на одном: значение опыта необходимо реконс­труировать в связи с тем, что за ним следует, а не с тем, что ему предшествовало. Конечно, можно обсудить и найти многие факты, связанные с прошлым, которые могли послужить причиной того, что лошадь убежа­ла от крестьянина: лошадиный загон мог быть не до­статочно прочным, крестьянин мог быть не достаточ­но внимательным и т. д. Но эта история показывает, в какой мере будущее привносит такой смысл, который уничтожает малейшее поползновение искать смысл в прошлом. Прошлое лишается всякого интереса. Не следует ли нам увидеть в этом одно из возможных на­правлений практики психотерапии?

Господствующая эпистемологическая традиция связывает всякое конструирование смысла с истори­ей, с тем, что предшествует событию, следуя более или менее линейной логике причинения. Эта модальность ныне почти признана научной, почти обладает моно­полией на «смысл». Даже если можно усомниться в ее

278

Жан-Мари Робин

Основы библейского греческого языка. Базовый курс грамматики, Страдательный залог настоящего времени - Уильям Д. Маунс - читать, скачатьОсновы библейского греческого языка. Базовый курс грамматики, Страдательный залог настоящего времени - Уильям Д. Маунс - читать, скачать научном характере, она может быть рассмотрена как прием клинической диагностики по преимуществу. Иногда этот клинический прием путают с позицией психотерапевта. Между тем мне хотелось бы подчер­кнуть, что позиция клинициста и позиция психотера­певта исходят из двух чрезвычайно разных подходов. Чтобы убедится в этом, достаточно открыть несколь­ко книг, посвященных клинической психологии или психопатологии, включая работы феноменологичес­кого направления: мы найдем в них дифференциро­ванные описания пациента, его поведения, его симп­томов, аффектов, его мира; но в них не ставится воп­рос о формах конструирования этого знания. Наблю­датель или клиницист лишь изредка обнаруживается в таких описаниях, и пациент чаще всего реифици-руется экспертом, который не склонен принимать во внимание обстоятельства своей встречи с пациентом. Методом здесь остается «психология одного лица», и мы в праве спросить себя о его уместности в области психотерапии, для которой факт встречи имеет пер­востепенную важность.

Таким ообразом, развитие психотерании должно совершаться на базе «психологии двух лиц». По всей видимости, такие перспективы может открыть от­нюдь не наука (сциентизм). Такая радикальная сме­на курса наталкивается на ее идеологическое ослеп­ление. В нашей теперешней ситуации скорее в облас­ти философии и некоторых социологических и эпис­темологических подходах мы могли бы найти для себя ряд полезных инструментов, чтобы перестать под­страиваться под клиническую психологию и психопа­тологию и взглянуть на терапевтическую встречу как опыт, меняющийся опыт, так как трансформация мо­жет совершиться только «благодаря другому».

Библиография

Barwise J. The Situation in Logic. Stanford, 1989.

Benasayag M. Le mythe de l’individu. P., 1998.

Berger P., Luckmann T. La construction sociale de la realite. P., 1996 (русск. пер.: Бергер П., Лукманн Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995).

Binswanger L. Apprendre par experience, comprendre, inter­preter en psychanalise // Discours, Parcours et Freud. P, 1955.

Blankenburg W. La signification de la phenomenologie pour la psychofherapie // Fedida P., Schotte J. (ed). Psychiatrie et existence. Grenoble, 1991.

Boss M. Introduction a la medecine psychosomatique. P., 1959.

Braque G. Cahier (1917-1955). P., 1994.

Brentano F. Psychologie du point de vue empirique. P., 1944.

Cavaleri P. Le concept d’intentionnalite en phenomenologie et en Gestalt-therapie (Documents de l’IFGT, № 56, 1992).

Chemouni J. (dir.). Clinique de l’intentionnalite. 2001.

Combes M. Simondon — Individu et collectivite. P., 1999.

Dastur F. Phenomenologie et therapie: la question de l’autre dans les Zollikoner Seminare // Courtine J. F. (ed.). Figure de la subjectivite. P., 1992.

Debord G. Rapport sur la construction des situations. 2000.

Deleuze G. Difference et repetition. P., 1968 (русск. пер.: ДелезЖ. Различие и повторение. СПб., 1998).

Deleuze G. Logique du sens. P., 1969 (русск. пер.: Делез Ж. Логика смысла. Екатеринбург, 1998).

Dewey J. Art as Experience. New York, 1993.

Dewey J. Logique, theorie de PenquKte. P., 1993.

Dorra M. Heidegger, Primo Levi et le sequoia. P., 2001.

Dubet F. Sociologie de l’experience. P., 1994.

Epstein E. K. The narrative turn: postmodern theory and sys­temic therapy// Gestalt-Theory, vol. 17, №3, Spt 1995.

Fedida P., Schotte J. (ed). Psychiatrie et existence. Greno-ble,1991.

Fink E. L’analyse intentionnelle et la probleme de la pensee speculative // Problemes actuels de la phenomenologie. Lou-vain, 1952.

280 Жан-Мари Робин

Быть в присутствии другого

281

FreudS. Lemoietleза//FreudS. Oeuvres completes (1921-1923). P., 1991 (русск. пер.: Фрейд З. По ту сторону принци­па наслаждения. Я и Оно. Неудовлетворенность культурой. СПб., 1998, с. 80-135).

Freud S. Constructions dans l’analyse // Resultats, Idees, Problemes II. P., 1985.

Gergen K. J. The Saturated Self. 1991.

Gergen K. J. Realities and Relationships. Cambridge (Mass.), 1994.

Gibson J. J. The Ecological Approach to Visual Perception. Boston, 1979.

Goffman E. La situation negligee // Les moments et leurs hommes. P., 1988.

Goodman P. Little Prayers and Finite Experience. New York, 1972.

Gordon P. Face to Face. London, 1999.

Groddeck G. Le livre du за. Р., 1963.

Heidegger M. Zollikoner Seminare, Protocols, Conversa­tions, Lettres / ed. by M. Boss. Evanston, 2001.

Husserl E. Idees directrices pour une phenomenologie. T. 1. P., 1999 (русск. пер.: Гуссерль Э. Идеи к чистое феномено­логии и феноменологической философии. Т. 1. М., 1999).

Joas H. La creativite de l’agir. P., 1999.

Kaufmann P. Kurt Lewin, une theorie du champ dans les Sci­ences de l’Homme. P., 1968.

Kimura B. Ecrits de psychopathologie phenomenologique. P., 1992.

King L. (ed.). Committed Uncertainty in Psychotherapy. Es­says in Honour of Peter Lomas. London, 1999.

Levinas E. Quatre lectures talmudiques. P., 1968.

Levinas E. Ethique et Infini.P., 1982.

Levinas E. Intentionnalite et sensation // En decouvrant l’existence avec Husserl et Heidegger. P., 1974.

Lewin K. Resolving Social Conflicts. Washington, 1997 (рус­ск. пер.: Левин К. Разрешение социальных конфликтов. СПб., 2000).

Lewin К. Field theory in Social Science. London, 1952 (рус­ск. пер.: Левин К. Теория поля в социальных науках // Ле­вин К. Динамическая психология. Избранные труды. М., 2001).

Lewin К. Psychologie dynamique. P., 1972.

Еще про залог:  Кредиты под залог квартиры в Стерлитамаке - взять в 9 банках Стерлитамака с залогом квартиры без справок

Lyotard J.-F. La condition postmoderne. P., 1979 (русск. пер.: ЛиотарЖ.-Ф. Состояние постмодерна. СПб., 1998).

McLeod L. Le self et ses vicissitudes dans la theorie de la Ge-stalt-therapie // Gestalt, №9, 1995.

McNamee S., Gergen J. K. Therapy as Social Construction. London,1992.

Maldiney H. Regard — Parole — Espace. Lausanne, 1973.

Maldiney H. Penserl’homme et la folie. 1991.

Maldiney H. Vers quelle phenomenologie de l’art // La part de l’oeil (Art et Phenomenologie, №7, 1991).

Maldiney H. Reflixion et quicte du soi // Kimura B. Ecrits de psychopathologie phenomenologique. P., 1992.

Maldiney H. Esquisse d’une phenomenologie de l’art // L’art au regard de la phenomenologie. Colloque de L’Ecole des Beaux Arts de Toulouse, 1993. Toulouse, 1994.

Marrow A. J. Kurt Lewin, sa vie, son oeuvre. P., 1972.

Maslow A.H. Toward a Psychology of Being. Princeton, 1962 (русск. пер.: Маслоу А. По направлению к психологии бы­тия М., 2002).

Merleau-Ponty M. Phenomenologie de la perception, P., 1945 (русск. пер.: Мерло-Понти М. Феноменология вос­приятия. СПб., 1999).

Merleau-Ponty M. Le visible et l’invisible, P., 1964 (рус­ск. пер.: Мерло-Понти М. Видимое и невидимое. Минск, 2006).

Michaux H. La vie dans les plis. P., 1972.

Miller M. V La poetique de la Gestalt-therapie. Bordeaux, 2002.

Minkowski E. Traite de psychopathologie. 1999.

Novalis. Le monde doit Ktre romantise. 2002.

Parlett M. Reflections on Field Theory // British Gestalt Journal, vol. 1, №2, 1991.

Parlett M. Toward a More Lewinian Gestalt Therapy // Brit­ish Gestalt Journal, vol. 2, №2, 1993.

Perls F, Hefferline R., Goodman P. Gestalt-therapie. Bor­deaux, 2001.

Pessoa F. L. Le livre de l’intranquillite. T 1. 1999.

Pontalis J.-B. Entre le neve et la douleur. P., 1977.

Rank O. L’art et l’artiste. P., 1984.

Ricoeur P. Soi-meme comme un autre. P., 1990.

Robine J.-M. Expression, liberte d’impressions // Therapie Psychomotrice, 1973/3, №43.

282 Жан-Мари Робин

Robine J.-M. Un album d’entretiens a propos de Paul Good­man // Gestalt, 1992, №3.

Robine J.-M. Pli et depli du self. Bordeaux, 1997 (переизд. под загл. Robine J.-M. Gestalt-Therapie, la construction du soi. P., 1998).

Robine J.-M. Is there a Common Ground Upon Which We Can Build // Gestalt Journal, vol. XX, №2, 1997.

Robine J.-M. Gestalt-Therapie, la construction du soi. P., 1998.

Robine J.-M. Preface // Perls R, Hefferline R., Goodman P. Gestalt-therapie. 2001.

Robine J.-M., Lapeyronnie B. La confluence, l’experience liee et l’experience alienee // Robine J.-M. Gestalt-Therapie, la construction du soi. P., 1998.

Roussillon R. Voyager dans le temps // Revue Francaise de Psychanalyse, LVI, Oct.-Dec. 1992.

Rosset С Loin de moi. P., 1999.

Sartre J.-P. L’Ktre et le neant. P., 1943 (русск. пер.: Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтоло­гии. — М.: Республика, 2000).

Searle J. L’intentionnalite. Essai de philosophie des etats mentaux. P., 1985.

Simondon G. L’individu et sa genese psycho-biologique. 1995.

Stern D. Le monde interpersonnel du nourrisson. P., 1989. (Д.Стерн. Межличностный мир ребенка)

Straus E. Le soupir, introduction a une theorie de l’expression. Bordeaux, 1996 (переиздано в кн.: Le cercle hermeneutique, avril2003,№l.

Tatossian A. Les conditions aprioriques d’une psychothera-pie des schizophrenes // L’Art de Comprendre, №5/6, decem-bre 1996.

Touraine A. Critique de la modernite. P., 1992.

Tournier M. Vendredi ou les Limbes du Pacifique. P., 1977 (русск. пер.: Турнье М. Пятница, или Тихоокеанский лимб. СПб., 1999).

Wittgenstein L. Investigations philosophiques. P., 1961 (рус­ск. пер.: Витгенштейн Л. Философские исследования // Витгенштейн Л. Избр. философские работы. — М., 1994).

Wittgenstein L. Remarques sur la philosophie de la psychol-ogie. 1989.

Yontef G. Comments on Boundary Processes and Boundary States // Gestalt Journal, vol. XI, №2, p. 25-35.

Содержание

Предисловие к русскому изданию 5

Предисловие………………………………………………………. 9

Введение 13

§

Первая ступень — 1,5 года — «Основы гештальт-терапии» — знакомство с методом, обучение основным понятиям и принципам гештальт-подхода, личный терапевтический опыт в группе, работа с индивидуальным терапевтом, учас­тие в интенсиве в клиентской позиции.

Вторая ступень — 2,5 года — «Теория и практика ге­штальт-терапии» — профессиональная подготовка ге­штальт-терапевтов, завершается сертификацией (см. «Сер­тификационные требования»). Включает теоретическую

подготовку, личную терапию, супервизию, работу в малых группах, участие в интенсивах (в клиентской и в терапев­тической позициях), в конференции, выбор и прохождение специализации (или посещение спецкурса), а также начало собственной практики под супервизией. Специализация завершается выпускным мероприятием, которое курирует один из ведущих тренеров МГИ. Специализации и спец­курсы проводятся параллельно основной базовой програм­ме, а также могут быть пройдены после ее завершения.

Темы базового курса включают 1 и 2 ступени, опреде­ляемые в 4 больших теоретических блока: 1) знакомство с теоретическими и философскими вопросами гештальт-те-рапии, 2) методология практики, 3) клинические и другие частные вопросы гештальт-терапии, 4) супервизия. Логика размещения отдельных тем в процессе обучения зависит от руководителя программы и динамики группы..

После завершения 1 ступени выдается промежуточный сертификат с указанием тем и часов. Те, кто хочет продол­жить обучение на 2 ступени, подает заявление в МГИ или руководителю программы. Т.о. группа 2 ступени может явиться объединением участников различных групп 1 сту­пени, мотивированных на профессиональную подготовку. Для некоторого количества участников при этом образова­ние будет сквозным.

2 ступень завершается супервизорской сертификацион­ной сессией в группе (т.н. внутренней сертификацией) с приглашением независимого супервизора — тренера, име­ющего выпуски собственных программ и (или) терапевта и в присутствии руководителя (руководителей) программы.

После рассмотрения комиссией материалов и демонс­трации студентом работы на открытой сертификации, при­знанной соответствующей профессиональному уровню, ему выдается сертификат МГИ об успешном завершении программы подготовки в области гештальт-подхода с при­своением квалификации гештальт-терапевта.

Для признания выпускника программы терапевтом со стороны профессионального сообщества необходима про-

цедура его аккредитации на определенный срок (3 года), по истечении которого снова встает вопрос о подтверждении статуса терапевта.

Процедура аккредитации предполагает:

1 — наличие сертификата об окончании программы,

2 — рекомендацию руководителя программы, суперви­зора и двух терапевтов, которые видели работу и подтверж­дают ее профессиональный уровень,

3 — описание опыта собственной практики (индивиду­альные клиенты, группы, семьи, организации), указание участия в интенсивах (в каких, и в какой роли), в суперви-зорских и тематических группах, в конференциях, прове­дение мастерских, выступления, статьи и т.д.

4 — заявление в общественную организацию общества практикующих психологов «гештальт-подход» или в реги­ональное предствительство общества для аккредитации в профессиональном сообществе как терапевта.

Третья ступень — 360 часов — ориентирована на подго­товку супервизоров, преподавателей гештальт-терапии, а также углубленное изучение теории и методологии прак­тики..

Лексический минимум

ὰποκρίνομαιотвечаю (231; ἀπο *κριν) –, ἀπεκρινάμην, –, –, ἀπεκρίθην ἀποκρίνομαι может принимать дополнение в дат. п.
δεῖнеобходимо, нужно (101) Данный глагол всегда используется в форме Зл. ед.ч., его подлежащее всегда стоит в среднем роде.
δύναμαιмогу, способен (210; *δυνα)266 (ἐδυνάμην или ἠδυνάμην), δυνήσομαι, –, –, –, ὴδυνήθην δύναμαι представляет собой исключение из правил для соединительной гласной. Во всех формах используется альфа.
1 л. ед.ч.δύναμαι1 л. мн.ч.δυνάμεθα
2 л. ед.ч.δύνασαι или δύνη2 л. мн.ч.δύνασθε
3 л. ед.ч.δύναται3 л. мн.ч.δύνανται
ἒρχομαιприхожу; иду (632; *ἐρχ) (ἠρχόμην), ἐλεύσομαι, ἦλθον или ἦλθα, ἐλήλυθα, –, –
νύξ, νυκτός, ήночь (61; *νυκτ)267 Если вы следуете по «второму пути», пока просто заучите данное слово. Его форма будет объяснена в 10-й главе.
ὃστις, ἣτις, ὃτιкто, кто бы ни; который, тот самый который (153; *ό *τιν) Данное слово является сочетанием относительного и неопределённого местоимений (ὃς τις). Обе части слова склоняются. См. полную парадигму в Приложении (см. ниже). Если вы следуете по «второму пути», пока просто заучите данное слово. Его форма будет объяснена в 10-й главе. Так как ὃστις образовано от относительного местоимения, оно вводит придаточное предложение, в котором есть собственные подлежащее и сказуемое. В койне данное неопределённое относительное местоимение постепенно начинало употребляться в том же значении, что и обычное относительное местоимение. Иначе говоря, неопределённый оттенок значения может теряться, и οστις может переводиться так же, как и ός, если того требует контекст. Форма сред.р. ед.ч., ὃτι, в рассматриваемых нами текстах не встречается, хотя сочетание ὃτι (два слова) встречается девять раз.
πορεύομαιиду; переносно: живу (153; *πορευ) (ἐπορευόμην), πορεύσομαι, –, –, πεπόρευμαι, έπορεύθην Переносное значение связано с прохождением жизненного пути.
συνάγωсобираю (59; συν *αγ)268 συνάξω, συνήγαγον, –, συνῆγμαι, συνήχθην
τόπος, -ου, όместо (94; *τοπο)269
ώςкак; подобно; когда; примерно (504)
Суммарное количество слов в Новом Завете138167
Количество уже изученных слов201
Суммарное количество слов из данной главы в Новом Завете2198
Суммарное количество уже изученных слов в Новом Завете98552
Процент уже изученных слов в Новом Завете71,33%

Отложительные глаголы

18.11. Отложительный глагол – это глагол средний или страдательный по форме, но действительный по значению. У такого глагола нет формы действительного залога, только форма среднего или страдательного залога, но его значение всегда действительное. У него не бывает страдательного значения. (Средний залог мы обсудим ниже.)

Отложительность глагола можно определить по его лексической форме. В словаре отложительные глаголы всегда приводятся со страдательными окончаниями. Другими словами, если лексическая форма глагола оканчивается на омегу, он не отложительный (например, ἀγαπάω). Если лексическая форма глагола оканчивается на ομαι, глагол отложительный (например, ἒρχομαι). Вам нужно запоминать является ли глагол отложительным.

οὺκ οἲδατε ποίᾳ ήμερᾳ ὀ κύριος ὐμῶν ἒρχεται (Μφ. 24:42).

Еще про залог:  Рефинансирование кредита в Москве от 4.9% в 2021 году - лучшие предложения по перекредитованию под меньший процент для физических лиц

Вы не знаете, в какой день ваш Господь приходит.

18.12. При морфологическом анализе отложительного глагола вместо «страдательный» или «действительный» следует сказать «отложительный». Переводить такой глагол всегда нужно действительным залогом. Например: ἒρχεται – З л., ед.ч., наст.вр., отложительный, изъяв.накл., от ἒρχομαι, «идёт».

18.13. В том или ином времени глагол будет либо правильным, либо отложительным. Он не может быть и тем, и другим одновременно. Например, ἒρχομαι всегда отложительный в настоящем времени, вы никогда не встретите форму ἒρχω.

Тем не менее, глагол может быть отложительным в одном времени и неотложительным в другом. Например, ἒρχομαι не является отложительным в аористе (см. 22-ю главу).

Профессор: В настоящее время осуществляются весьма любопытные исследования, посвящённые вопросу о том, действительно ли существует такое явление, как отложительностъ. Например, большинство отложительных глаголов являются непереходными и, соотвественно, не могут стоять в страдательном залоге (см. 18.4).

Русская грамматика

18.1. Когда глагол стоит в действительном залоге, подлежащее осуществляет действие глагола. Когда глагол стоит в страдательном залоге, подлежащее подвергается действию.

Действительный залог: «я строю дом». Здесь «я» – подлежащее предложения, и оно осуществляет действие глагола «строю».

Страдательный залог: «дом строится строителями». Здесь «дом» – подлежащее предложения, но «дом» не осуществляет действие. Действие осуществляется «строителями», а подлежащее, «дом», подвергается этому действию.

18.2. Формы страдательного залога глаголов совершенного вида обычно образуются с помощью сочетания краткой формы страдательного причастия с глаголом–связкой «быть» («дом был построен строителями»).

Формы страдательного залога глаголов несовершенного вида обычно образуются от форм действительного залога с помощью постфикса «-съ/ся» («дом строится строителями»), но изредка возможно и сочетание краткой формы страдательного причастия и глагола–связки «быть» («он был бит ими»).

действ. залогстрадат. залог
прошедшеенесоверш. видстроилстроился
билбыл бит
совершен. видпостроилбыл построен
настоящеенесоверш. видстроитстроится
будущеенесоверш. видбудет строитьбудет строиться
будет битьбудет бит
соверш. видпостроитбудет построен

18.3. В предложении с глаголом в страдательном залоге действующее лицо, осуществляющее действие (если оно указано), как правило, выражается с помощью слова в творительном падеже, например: «дом строится строителями».

18.4. Форма страдательного залога имеется не у всех глаголов, но только у переходных. Переходные глаголы обозначают действие, непосредственно направленное на объект. Такие глаголы требуют при себе дополнения в винительном падеже без предлога259. Например, глагол «строить» – переходный: действ. зал. – «я строю дом», страд. зал. – «дом строится мной»; глагол «сплю» – непереходный: действ. зал. – «я сплю», страд. зал. отсутствует.

18.5. Глаголы на «-сь/ся» используются в русском языке не только для образования формы страдательного залога, но и для выражения возвратного значения, то есть для описания ситуации, когда действие направлено на само действующее лицо, например: «я бреюсь» = «я брею себя»260.

Некоторые грамматисты выделяют в русском языке не два залога (действительный и страдательный), а три – действительный, страдательный и средневозвратный, к которому как раз и относят формы, образованные от переходных глаголов с помощью постфикса «-съ/ся», имеющие возвратное значение.

Отличить страдательное значение от возвратного зачастую можно только на основании контекста: «Иван бреется», «клиент бреется парикмахером».

Славятинская м. н. учебник древнегреческого языка. изд. 2-е. — москва: филоматис, 2003 | стр. 21 | древлебиблиотека

«Учебник древнегреческого языка» М.Н. Славятинской может быть использован в различных учебных целях на филологических и других гуманитарных факультетах университетов, а также в общеообразовательных школах.
В учебнике поставлены три главные задачи в изучении древнегреческого языка 1) как фундамента европейской языковой культуры, 2) как языка самой длительной письменной традиции, являющегося основой индоевропейского языковедения, 3) как неотъемлемой составляющей славянской и, более конкретно, русской словесности.
Значительный объем учебника позволил в одном издании дать многообразный материал как для быстрого изучения грамматики и закрепления ее на технических текстах, предназначенных для постепенной подготовки к восприятию древнегреческих текстов, так и для углубленного изучения древнегреческого языка на примере подлинных текстов различной сложности.
Для студентов, аспирантов, преподавателей и самостоятельно изучающих древние языки.

Средний залог настоящего времени

18.14. В греческом языке три залога – действительный, страдательный и средний (его также иногда называют медиальным). В настоящем времени формы действительного и среднего залогов совпадают.

18.15. Схема: настоящее время среднего залога изъявительного наклонения

основа настоящего времени соединительная гласная первичное личное окончание страдат. залога ερχ о μαι ►ἒρχομαι

18.16. Парадигма: настоящее время среднего залога изъявительного наклонения

18.17. Значение. Дать определение среднему залогу непросто, в частности, в связи с тем, что он может выражать широкий спектр значений. Но прямо сейчас это не принесёт вам никаких проблем. Все глаголы в среднем залоге, с которыми вы столкнётесь в ближайших нескольких главах, отложительные, так что они имеют значение действительного залога. На самом деле, в Новом Завете подавляющее большинство форм среднего залога, примерно 75%, отложительные. Впоследствии мы вернёмся к вопросу о значении среднего залога.

В настоящем времени формы среднего и страдательного залогов совпадают. Поэтому невозможно определить, стоит ли, например, ἒρχομαι в среднем или в страдательном залоге. Но, поскольку все глаголы в среднем залоге, которые встретятся в нескольких последующих главах, отложительные, вы всё равно будете переводить средние отложительные и страдательные отложительные глаголы глаголами действительного залога.

Страдательный залог настоящего времени

18.6. Схема: настоящее время страдательного залога изъявительного наклонения

основа настоящего времени соединительная гласная первичное личное окончание страдат. залога λυ о μαι ► λύομαι

18.7. Парадигма: настоящее время страдательного залога изъявительного наклонения. Страдательный залог в греческом языке употребляется примерно так же, как и в русском. Для образования формы настоящего времени страдательного залога изъявительного наклонения к глагольной основе добавляется первичное окончание страдательного залога. Обратите внимание на сноску, объясняющую форму 2 лица единственного числа.

Соединительные гласные в страдательном залоге заметнее, чем в действительном.

18.8. Основная таблица личных окончаний. Пришло время выучить ещё одну часть данной таблицы. Вы уже прошли половину пути. (Строка помечена «средний/страдательный залог». Что такое средний залог вы прочтёте ниже.)

первичные временавторичные времена
действительный залогλύω
λύειςς
λύειι
λύομενμεν
λύετετε
λύουσι(ν)νσι
средний/ страдательный залогλύομαιμαι
λύῃσαι
λύεταιται
λυόμεθαμεθα
λύεσθεσθε
λύονταινται

18.9. Лицо, число, время, вид. По данным категориям не существует разницы между действительным и страдательным залогами.

18.10. Часто в греческом предложении после глагола в страдательном залоге указывается, кто или что осуществляет действие (эквивалент слова в творительном падеже в русском языке). Для этого обычно используется либо предлог ὐπό с существительным в род.п., обозначающим одушевлённое действующее лицо (например, ὐπό τοῦ θεοῦ), либо просто слово в дат.п., обозначающее неодушевлённый инструмент (λόγῷ τοῦ θεοῦ).

πάντα μοι παρεδόθη ὐπό τοῦ πατρός μου (Μφ. 11:27).

Всё мне передано Отцом Моим.

Подведение итогов

1. Если глагол стоит в страдательном залоге, подлежащее подвергается действию.

2. В русском языке страдательный залог образуется либо с помощью постфикса «-сь/-ся», либо с помощью сочетания глагола–связки «быть» и страдательного причастия.

3. В греческом языке глаголы среднего/страдательного залога образуются добавлением к основе настоящего времени соединительной гласной и первичного личного окончания среднего/страдательного залога. Первичные окончания среднего/страдательного залога: μαι, σαι (превращается в ῃ, слившись с соединительной гласной), ται, μεθα, σθε, νται.

4. Отложительные глаголы имеют форму среднего или страдательного залога и значение действительного залога. В словаре они приводятся в форме среднего или страдательного залога. По лексической форме можно определить, является ли глагол отложительным.

5. В настоящем времени формы среднего и страдательного залогов совпадают. Большинство глаголов среднего залога являются отложительными и поэтому имеют действительное значение.

Основная таблица глагольных форм
времяприр./времен.образ.соед.личноеформа
удв.основаврем.гласн.окончание1 л. ед.ч.
наст.в. д.з.наст.ο/εперв. д.з.λύω
наст.в. ср./ст.з.наст.ο/εперв. ср./ст.з.λύομαι

Предварительное подведение итогов

– Подлежащее осуществляет действие глагола действительного залога и подвергается действию глагола страдательного залога.

– В русском языке страдательный залог образуется либо с помощью постфикса «-сь/-ся», либо с помощью сочетания глагола–связки «быть» и страдательного причастия.

– В греческом языке глагол страдательного залога образуется добавлением к временной основе соединительной гласной и первичного личного окончания страдательного залога; ομαι, ῃ, εται, ομεθα, εσθε, ονται.

– Подлинные личные окончания: μαι, σαι, ται, μεθα, σθε, νται.

– После глагола в страдательном залоге часто указывается, кто или что осуществляет действие.

Профессор: Какой сегодня день? Вы не знаете? Похоже, что вы слишком много занимаетесь греческим языком! Ниже приведены греческие названия дней недели. Все они женского рода, поскольку подразумевается, что они служат определением к словуήμερα. Можете ли вы догадаться, что они означают?

–κυριακῇ (έν τῇ κυριακῇ ημέρᾳ; Отк. 1:10)

–δευτέρα

–τρίτη

–τέταρτη

–πέμπτη (Дидахэ 8:1)

–παρασκευή (Ин. 19:42; Мученичество Поликарпа 7:1)

–τ σάββατον

Оцените статью
Добавить комментарий