Фидуциарная природа титульного обеспечения

Фидуциарная природа титульного обеспечения Залог недвижимости

Обзор постановления вс о поручительстве: что появилось нового, что осталось без изменений

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 № 45 «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве» (далее – ПП ВС 45) в целом сохранило те подходы, которые были заложены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2021 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – ПП ВАС 42). Но есть и интересные изменения. Рассмотрим, что осталось, а что появилось нового.

Прежде всего отметим, что два из трёх блоков ПП ВАС 42 продолжают действовать без каких-либо изменений. Это блок о поручительстве по облигациям и блок, посвящённый вопросам, возникающим при банкротстве поручителя и должника.

Полностью отменён первый, он же основной, блок ПП ВАС 42 просвещённый исковому производству, в котором ВАС и заложил главные, довольно прогрессивные на тот момент, идеи. Вместе с тем, эти основные идеи по большей части в ПП ВС 45 повторены.

Прежде всего надо отменить, что ВС сохранил так называемую суброгационную конструкцию поручительства, которой придерживался ВАС. Исходный тезис этой конструкции заключается в том, что поручитель исполняет не основное обязательство, а собственное обеспечительное денежное обязательство. Из этого, в частности, следует, что поручитель не обязан исполнять обязательство в натуре. Этот подход чётко прослеживается в 1 и 2 ПП ВС 45.

При исполнении поручителем кредитору своего собственного обязательства, основное обязательство не прекращается, но права по основному обязательству переходят к поручителю в силу суброгации. О суброгации говорится в п. 18 ПП ВС 45.

Суброгационная конструкция поручительства пришла на смену регрессной конструкции. Этому предшествовали длительные доктринальные обсуждения и разнящаяся судебная практика. Казалось бы, с принятием ПП ВАС 42 в этом вопросе поставлена точка. Однако суброгационная конструкция так и не была реализована до конца.

Дело в том, что, исходя из суброгационной конструкции, поручитель, поскольку он стал новым кредитором в первоначальном обязательстве, мог начислять на сумму своего требования к должнику проценты и неустойку в соответствии с условиями основного обязательства (далее – договорные проценты). Вместе с тем, на момент принятия ПП ВАС 42 действовал п. 18 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», где было сказано, что поручитель договорные проценты начислять не вправе, но может требовать проценты по ст. 395 ГК РФ.

Пункт 18 Постановление № 13/14 теперь отменён, а в п. 18 ПП ВС 45 указано, что поручитель вправе начислять договорные проценты по день исполнения обязательства должником.

Но вызывает вопросы второй абзац п. 18 ПП ВАС 42, где сказано, что поручитель вправе потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору. При чтении данного абзаца первоначально возникает мысль, что поручитель может теперь воспользоваться не только суброгационным требованием, но и (новым) регрессным. К слову такой подход существует в европейских правопорядках и связан с рецепцией римского права. Поэтому предоставление поручителю права воспользоваться регрессом или суброгацией по своему выбору не было бы лишено оснований.

Однако из третьего абзаца следует, что право «потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору» является не новым требованием, которое возникает у поручителя, а также переходит к нему от кредитора в порядке суброгации. На мой взгляд, из второго и третьего абзаца становится понятно, что указание на право потребовать сумму фактически уплаченного ВС использовал лишь для того, чтобы обосновать возможность поручителя потребовать от должника не договорные проценты, а проценты по ст. 395 ГК РФ. Т.е. теперь поручитель может по своему выбору начислять на сумму обратного требования договорные проценты или же проценты по ст. 395 ГК РФ.

С точки зрения теории, право поручителя требовать сумму фактически уплаченного, как мне кажется, не очень обосновано. Если поручитель становится на место кредитора, то он не может требовать того, что не мог требовать кредитор. Можно предположить, что во многих случаях сам кредитор был бы вправе вместо исполнения обеспеченного обязательства потребовать сумму фактически уплаченного. Например, на основании п. 2 ст. 405 ГК РФ. Но в п. 18 ПП ВС 45 всё же сказано о праве потребовать сумму фактически уплаченного как о праве, которое имеет собственно поручитель, а не о праве, которое он имеет, поскольку стал новым кредитором.

Это право, по мнению ВС, основано на втором предложении п. 1 ст. 365 ГК РФ, где говорится о праве поручителя на возмещение иных убытков. Однако под иными убытками следует понимать такие расходы, которые поручитель понёс дополнительно к выплате долга.  Например, в комментарии к Проекту Гражданского уложения Российской империи, где нормы об обратном требовании поручителя принципиально не отличались, приводится такой пример подобных убытков: «Поручитель, будучи поставлен в необходимость удовлетворения верителя, может понести значительные убытки, связанные с приисканием, во чтобы то ни стало, денег (часто за чрезмерно высокие проценты) или с публичной продажею имущества в уплату долга. В данном случае не может быть сомнения в справедливости обратного взыскания с должника в пользу поручителя понесённых последним вследствие неисправности должника убытков».

Также интересен п. 4 ПП ВС 45, где сказано, что если поручительство было выдано без согласия должника, то поручитель и кредитор обязаны солидарно возместить расходы, связанные в связи с переходом прав к поручителю. Поручительство, практически всегда выдается не то что с согласия должника, а по его просьбе. Ведь предоставление обеспечения часто является необходимым условием кредита. Подход, согласно которому должника следует защищать от несанкционированного им поручительства наметился в ПП ВАС 42. Теперь мы видим развитие этого подхода. Вряд ли здесь есть что-то революционное, т.к. право поручителя на возмещение таких расходов, на мой взгляд, достаточно легко обосновывается общими нормами ГК РФ. Вместе с тем, у судов, могли, конечно, возникнуть вопросы относительно правомерности такого требования. Теперь этот вопрос снят.

Мне кажется, что не очень точно сформулирован п. 6 ПП ВС 45. Там содержится правило о том, что не упоминание в договоре поручительства некоторых условий основного обязательства (срок, размер процентов и т.д.) не влечёт незаключённость договора поручительства. Это правило также содержалось в п. 10 ПП ВАС № 42. Вместе с тем в п. 10 ПП ВАС № 42 говорилось, что если в договоре поручительства не указано, что поручитель отвечает и за иные обязательства должника помимо выплаты основного долга (например, по уплате процентов), то эти иные обязательства не являются обеспеченными поручительством, и поручитель отвечает только в части основного долга. Поскольку данное указание в п. 6 ПП ВС № 45 отсутствует, то становится неясно, отвечает ли поручитель за такие иные обязательства, когда про них не указано в договоре поручительства (уплату процентов, например).

Также из нового надо упомянуть п. 9 ПП ВС 45. Там говорится, что на поручителя распространяются гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 21 декабря 2021 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Естественно, в ПП ВАС РФ 42 этого не было и быть не могло.

Интересен на мой взгляд п. 21 ПП ВС 45, где говорится, что поручитель, исполнивший договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства, вправе требовать возмещения уплаченной суммы как с должника, так и с остальных поручителей только после наступления срока исполнения основного обязательства (статьи 361 и 363 ГК РФ). Этого положения в ПП ВАС 42 не было. В этом пункте, на мой взгляд, более важно само утверждение, что поручитель может исполнить договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства. 

Важное с практической точки зрения дополнение содержится в п. 32 ПП ВС 45. В сравнении с п. 21 ПП ВАС 42, при ликвидации должника поручительство не прекратится не только, если кредитор успел до ликвидации подать к поручителю иск, но и если он успел направить претензию. У этого подхода могут возникнуть проблемы на практике, ведь для того, чтобы доказать направление претензии достаточно предоставить в суд любую почтовую квитанцию с нужным адресатом. Суд не будет устанавливать, что реально было направлено этим почтовым отправлением. С другой стороны, правило о том, что до ликвидации должника поручитель должен успеть предъявить требование к поручителю, на мой взгляд, обосновано скорее догматикой и принципом аксессорности (обеспечение не может существовать в отсутствие основного обязательства). Может вообще и не следует требовать от кредитора успеть предъявить требование к поручителю до ликвидации должника? Насколько я помню, до ПП ВАС 42 практика была ещё более сурова – если должник ликвидировался, то поручительство прекращалось, даже если иск к поручителю был подан (так и должно быть с точки зрения догматики).

В п. 35, абз. 2 п. 36 ПП ВС 45 указано, что смерть должника не прекращает поручительство, а в отношениях с кредитором поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников должника. Такого же подхода придерживался ВАС в абз. 2-3 п. 20 ПП ВАС 42. Ранее ВС в п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2021 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» придерживался противоположного подхода, но эта правовая позиция теперь отменена.

В п. 46 ПП ВС 45 указано на такой способ защиты прав должника и поручителя как признание обязательства прекращенным. В ПП ВАС 42 об этом не говорилось. Но возможность прибегнуть к такому способу защиты прав, мне кажется, не должна была вызывать сомнений.

Практически важным является п. 47 ПП ВС 45, где сказано, что при признании недействительным договора поручительства, поручитель может потребовать ранее уплаченное не только от самого кредитора, но и от должника. В ПП ВАС 42 этого не было. Напротив, в п. 40 ПП ВАС 42 говорится, что иск в этом случае может быть заявлен только к кредитору.

В п. 49 ПП ВС 45 указано, что кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю либо только к одному или другому. В последнем случае суд вправе привлечь поручителя или должника для участия в деле в качестве третьего лица как по их ходатайству, так и по собственной инициативе. Эти правила были и в п. 7 ПП ВАС 42.

Но интересная правовая позиция, которая содержалась в абз. 2 п. 7 ПП ВАС 42, в ПП ВС 45 не попала. Дело в том, что судебный акт по делу о взыскании задолженности с поручителя, к участию в котором не был привлечён должник (в качестве соответчика или третьего лица), не будет иметь преюдициарного значения в деле, в котором будет рассматриваться обратный иск поручителя к должнику. Поэтому возможна такая ситуация, когда кредитор взыщет долг с поручителя, а в обратном иске поручителя к должнику будет отказано полностью или частично. В п. 15 ПП ВС 45 содержится примерный перечень возражений поручителя, но большинством из них может воспользоваться и должник.

Например, одним из таких возражений является заявление о снижение неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. Допустим, кредитор взыскивает с поручителя неустойку. Должник не привлечен для участия в деле, но сообщает поручителю свои возражения, в частности о несоразмерности неустойки. Поручитель заявляет о несоразмерности неустойки, но суд, тем не менее, взыскивает неустойку полностью. Поручитель после этого обращается с обратным иском к должнику. Поскольку должник не участвовал в первом деле, то суд по заявлению должника будет иметь право снизить неустойку. В такой ситуации, часть неустойки, выплаченной кредитору, поручитель вернуть не сможет.

То есть суды могут одни и те же обстоятельства оценить по разному и это не будет означать незаконность ни первого, ни второго судебного акта, потому что споры происходят между разными лицами. Конечно практически такая ситуация почти исключена, поскольку суды всегда придают важное значение другим судебным актам, даже когда формально преюдиция отсутствует. Тем не менее, для подобных ситуаций в абз. 2 п. 7 ПП ВАС 42 указывалось, что обстоятельства, установленные в деле по спору между кредитором и поручителем, хоть и не являются обязательными, но должны судом учитываться, а если суд придёт к иным выводам, то должен указать соответствующие мотивы. Теперь подобного правила нет.

В п. 50 ПП ВС 45 говорится о том, что исполнивший поручитель имеет право на процессуальное правопреемство. Об этом говорилось и в п. 8 ПП ВАС 42. Однако правые позиции ВАС и ВС сильно расходятся в деталях. Так из п. 8 ПП ВАС 42 следовало, что поручитель не просто вправе осуществить процессуальное правопреемство, а обязан это сделать, если он хочет реализовать своё обратное требование к должнику. Если исполнивший поручитель, при наличии принятого иска кредитора к должнику, подавал к должнику новый иск, то такой иск подлежал оставлению без рассмотрения.

В п. 50 ПП ВС 45 нет положения о том, что в такой ситуации иск поручителя подлежит оставлению без рассмотрения. То ли ВС счёл это и так понятным, то ли поручитель теперь вправе вместо правопреемства подать новый иск, неясно.

Интересно так же, что кредитор теперь может немотивированно возражать против правопреемства. В этом случае поручитель вправе вступить в дело, но в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями.

Раньше, как я понимаю, эти возражения должны были быть мотивированы. Например, кредитор мог возразить, что правопреемство не наступило, поскольку поручитель не исполнил обязательство (абз. 2 п. 8 ПП ВАС 42). Т.е. если суд устанавливал, что материальное правопреемство имело место, то обязательно следовало правопреемство процессуальное.

Надо отметить, что в пункте о правопреемстве ВС не решил важный для практики вопрос. Дело в том, что суды сейчас исходят из того, что правопреемство невозможно, если поручитель является соответчиком. Т.е. суды считают, что поручитель-соответчик не может стать истцом в том же процессе, если во время процесса им исполнено обязательство. Я не являясь большим знатоком доктрины процессуального права, но мне кажется, что такую возможность можно бы было допустить. Подача одного иска к должнику и поручителю как к соответчикам является скорее правилом, чем исключением, потому как это удобнее для кредитора. По крайней мере, если и поручитель и соответчик — юр. лица. В иной ситуации подача отдельных исков может объясняться нежеланием судится в суде общей юрисдикции.

Также правовая позиция о правопреемстве дополнена указанием на то, что процессуальное правопреемство возможно при частичном исполнении обязательства.

В п. 51 ВС придерживается той же позиции, что и раньше, согласно которой, если иск предъявляется к должнику и поручителю, который является физ. лицом и не является индивидуальным предпринимателем, то дело будет всегда подсудно суду общей юрисдикции. Позиция ВАС на этот счёт была иная. ВАС допускал, рассмотрение дела арбитражным судом, если выдача поручительства была обусловлена тем, что поручитель связан с предпринимательской деятельностью должника, например, если поручитель являлся учредителем, руководителем должника.

Вместе с тем, ВС сформулировал и новую правовую позицию о том, что при заявлении встречного иска, связанного с корпоративным спором, подсудным арбитражному суду, суд общей юрисдикции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135, статьей 137 ГПК РФ возвращает его в связи с подсудностью такого иска арбитражному суду. Можно предположить, что должники и поручители этим воспользуются. Обоснованность встречного иска суд общей юрисдикции проверять не может. Как минимум должник и поручитель смогут сильно затянуть процесс.

На мой взгляд, положения ПП ВС 45, которые стоило описать на этом заканчиваются. Ниже я кратко описал каждый пункт ПП ВС 45. В основном я преследовал цель сравнения с ПП ВАС 42, а также старался описать суть или что-то новое. Поэтому весь текст каждого пункта не комментировал.

Не исключаю, что какие-то интересные новые положения я мог упустить. Буду благодарен за комментарии.

  1. Поручитель не является должником в обеспеченном обязательстве. Его обязанность заключается не в том, чтобы исполнить основное обязательство, а в том, чтобы «нести ответственность» за должника в денежной форме. Поэтому, если поручительством обеспечено неденежное обязательство, например, поставить товар, то поручитель не обязан будет поставлять кредитору товар, а обязан будет вернуть аванс, возместить убытки, выплатить неустойку. Это правило повторяет п. 1 ПП ВАС № 42.

Также в п. 2 говорится о том, что обязательство поручителя может само быть обеспечено. На это указывалось и в п. 11 ПП ВАС № 42.

  1. О том, что поручительством можно обеспечивать внедоговорные обязательства, обязательства, которые возникнут в будущем, а также «просроченные» обязательства говорилось в п. 2, 3 ПП ВАС № 42.
  2. О том, что договор поручительства может быть заключён без согласия или уведомления должника говорилось в п. 5 ПП ВАС № 42. Вместе с тем, тут также указывается, что если договор поручительства заключён без согласия должника, то поручитель и кредитор обязаны солидарно возместить расходы, связанные в связи с переходом прав к поручителю.
  3. Повторяются положения закона о том, что договор поручительства должен быть заключен в письменной форме под страхом недействительности и что считается письменной формой.
  4. Этот пункт я разобрал выше. Правило о том, что не упоминание в договоре поручительства некоторых условий основного обязательства (срок, размер процентов и т.д.) не влечёт его незаключённость содержалось в п. 10 ПП ВАС № 42.

Вместе с тем в п. 10 ПП ВАС № 42 также говорилось, что если в договоре поручительства не указано, что поручитель отвечает и за иные обязательства должника помимо выплаты основного долга (например, по уплате процентов), то эти иные обязательства не являются обеспеченными поручительством, и поручитель отвечает только в части основного долга. Поскольку данное указание в п. 6 ПП ВС № 45 отсутствует, то становится неясно отвечает ли поручитель за иные обязательства (например, уплату процентов).

  1. О том, что обязанности поручителя перед кредитором (например, поддерживать определенный остаток на счётах в банке) возникают с момента заключения договора поручительства, но потребовать поручителя «отвечать» за неисполнение обязательства должником, можно лишь когда должник сам его не исполняет или исполняет не надлежаще, говорилось в п. 2 ПП ВАС № 42.
  2. О том, что договор поручительства может быть заключен под отлагательным или отменительным (например, признание недействительными или незаключёнными других обеспечительных сделок) условием говорилось в п. 4 ПП ВАС 42.
  3. Правило о том, что на поручителя распространяются гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 21 декабря 2021 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», естественно, в ПП ВАС РФ № 42 нет и быть не могло.
  4. Правило насчёт делькредере было в п. 41 ПП ВАС № 42. Повторено «буква в букву».
  5. О том, что при солидарном поручительстве кредитор не обязан доказывать, что он предпринимал попытки получить исполнение от должника, в частности направил претензию должнику, предъявил иск и т.п. (статья 323 ГК РФ) говорилось в п. 35 ПП ВАС № 42.
  6. О том, что при субсидиарном поручительстве необходимо доказать, что должник отказался (проигнорировал) требование исполнить обязательство и отсутствие возможности сделать зачёт или взыскать средства в бесспорном порядке говорилось в абз. 3 п. 35 ПП ВАС № 42. Точнее про зачёт и бесспорный порядок там не говорилось, но это, видимо, объясняется лишь тем, что в ПП ВС № 45 говорится об условиях удовлетворения иска кредитора, а в ПП ВАС № 42 — про условия предъявления кредитором требования к поручителю. Это различие прослеживается и в п. 1-2 ст. 399 ГК РФ.

Также в абз. 4 п. 12 ПП ВС № 45 говорится, что договором поручительства может быть предусмотрен иной порядок предъявления требования к субсидиарному поручителю. Не понятно почему это возможно только при субсидиарном поручительстве. В абз. 4 п. 35 ПП ВАС № 42 тоже говорится о том, что договором поручительства может быть предусмотрен такой иной порядок, например, что предъявление требования к поручителю возможно только после признания должника банкротом. Совершенно обосновано ВАС не ставил это в зависимость от солидарности или субсидиарности.

  1. О том, что сопоручители, по умолчанию, считаются обеспечившими основное обязательство каждый в своей части, говорилось в абз. 3 п. 13 ПП ВАС 42.
  2. То, что поручительство, данное несколькими лицами является, по умолчанию, раздельным, следовало из абз. 2 п. 27 ПП ВАС 42. Остальное, на мой взгляд, довольно очевидно, поэтому в комментировании не нуждается.
  3. При совместном поручительстве необходимо установить волю поручителей распределить долг между собой. В абз. 2 п. 27 ПП ВАС 42 было указано, что необходимо установить волеизъявление, т.е. одной лишь воли было недостаточно. Впрочем, судебная практика и до этого склонялась скорее к критерию воли, а не волеизъявления.

О том, что исполнивший обязательство сопоручитель получает к другому сопоручителю регрессное требование, а не суброгационное, говорилось в абз. 3 п. 27 ПП ВАС № 42. Далее в абз. 5 делается соответствующий вывод относительно срока исковой давности по требованию о «раскладке», чего в ПП ВАС № 42 не было.

О том, что совместно обеспечить обязательство могут не только несколько поручителей, но и поручитель и залогодатель, следовало из абз. 2 п. 14 ПП ВАС № 42.

Последние два абзаца довольно очевидны, повторяют положения ГК РФ и ПП ВАС № 42.

  1. Данный пункт отчасти повторяет п. 24 ПП ВАС 42, отчасти повторяет закон. В действующей редакции п. 5 ст. 364 ГК РФ сказано, что ограничение права поручителя на выдвижение возражений, которые мог бы представить должник, ничтожно. Это противоречит п. 1 этой же статьи. Видимо, ВС обозначил, что руководствоваться следует п. 5.
  2. В абз. 3 п. 24 ПП ВАС № 42 указывалось, что ограничение договором поручительства возражений поручителя, связанных с отношениями кредитора и поручителя, не допускается. В ПП ВС 45 указано, что такие ограничения ничтожны, но смысл, наверное, не меняется.
  3. Это, на мой взгляд, один из самых интересных пунктов всего постановления. О нём я уже писал выше.

В первом абзаце говорится о том, что поручитель, исполнивший обязательство, может требовать от должника выплаты договорных процентов (и неустоек) за период после исполнения обязательства. Ранее у поручителя такого права фактически не было, хотя по внутренней логике ПП ВАС 42, согласно которой поручитель становится на место кредитора (суброгация) оно должно было быть. Всё объясняется п. 17 принятого ранее ПП ВС/ВАС № 13/14, где было прямо указано, что поручитель после исполнения им обязательства не вправе начислять договорные проценты, а только проценты по ст. 395 ГК РФ.

Вместе с тем, во втором абзаце говорится о том, что поручитель, если захочет, может действовать так как прежде, т.е. потребовать взыскания процентов на основании ст. 395 ГК РФ. Вообще при чтении второго абзаца создается впечатление, что ВС хотел более существенно изменить подход к обратному требованию поручителя, а именно предоставить ему возможность на своё усмотрение воспользоваться как суброгационным, так и (новым) регрессным требованием. Как известно, такой подход основан на римском праве и принят сегодня в европейских правопорядках

Так во втором абзаце п. 18 говорится, что вместо суммы, определенной в указанном выше порядке, поручитель вправе потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору. Читая второй абзац складывается впечатление, что поручитель может либо воспользоваться суброгацией и стать на место кредитора, либо просто потребовать сумму фактически выплаченного, что будет новым требованием, при котом нет правопреемства.

Но из третьего абзаца следует, что и в первый и во втором случае происходит правопреемство.

Получается довольно странно, потому что требование о возврате суммы фактического уплаченного не связано с правопреемством. Вероятно, это нужно только для того, чтобы обосновать возможность начисления процентов по ст. 395 ГК РФ.

  1. О том, что поручитель не может осуществлять перешедшее к нему право во вред кредитору, получившему лишь частичное исполнение говорилось в абз. 2 п. 30 ПП ВАС 42.
  2. О том, что должник обязан сообщить поручителю обо всех имеющихся у него возражениях против требования кредитора следовало из п. 26 ПП ВАС 42, кроме того, это указано в п. 1 ст. 366 ГК РФ. Сказанное далее, на мой взгляд, тоже ничего нового не привносит.
  3. Об этом пункте я писал выше. Поручитель, исполнивший договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства, вправе требовать возмещения уплаченной суммы как с должника, так и с остальных поручителей только после наступления срока исполнения основного обязательства (статьи 361 и 363 ГК РФ). Этого положения в ПП ВАС 42 не было. В этом пункте, на мой взгляд, более важно само утверждение, что поручитель может исполнить договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства. Мне кажется правильность такого подхода не однозначна, учитывая, что поручительство может быть выдано без согласия и даже без ведома должника.
  4. О том, что должник, исполнивший основное обязательство, обязан известить об этом известного ему поручителя немедленно, говорилось в п. 2 ст. 366 ГК РФ. О праве поручителя взыскать с недобросовестного кредитора иные убытки, помимо неосновательного обогащения, в ПП ВАС 42 не говорилось. На мой взгляд, обоснованность этого права сомнений не вызывает.

23-27 О том, что, при изменении основного обязательства, поручитель, которые не давал на это согласие, отвечает на прежних условиях, говорилось в п. 37 ПП ВАС № 42. Позже это правило попало в ГК (п. 2 ст. 367). Ранее, как мы помним, судебная практика исходила из того, что это влечёт ничтожность договора поручительства. Здесь и далее в этом разделе, на мой взгляд ничего принципиально нового нет.

  1. Поручительство прекращается по основаниям, предусмотренным законом или договором поручительства (статья 407 ГК РФ). Комментировать нечего.
  2. Если иное не предусмотрено договором поручительства, действие договора поручительства не зависит от отношений между должником и поручителем, в связи с которыми поручительство было выдано (пункт 3 статьи 308 и пункт 3 статьи 365 ГК РФ). Это следовало из п. 9 ПП ВАС 42.
  3. По общему правилу, прекращение основного обязательства влечет прекращение поручительства. Тут всё очевидно — принцип акцессорности.

Если обязательство должника было обеспечено поручительством частично, произведенный должником платеж прекращает основное обязательство в необеспеченной части. Это правило содержится в п. 32 ПП ВАС 42.

  1. О том, что после расторжения договора (основное обязательство) поручительство продолжает обеспечивать обязанности, которые сохраняются либо связаны с расторжением говорилось в п. 31 ПП ВАС 42.
  2. О том, что поручительство не прекращается при ликвидации должника, если кредитор успел предъявить своё требование к поручителю (предъявление иска, заявление требований ликвидационной комиссии, в деле о банкротстве) говорилось в п. 21 ПП ВАС 42. Интересно, что теперь в этот список добавилось направлении претензии.
  3. О том, что реорганизация должника — юридического лица не влечёт прекращения поручительства (пункт 4 статьи 367 ГК РФ), говорилось в п. 19 ПП ВАС 42.
  4. Принятие решения о признании должника банкротом не является основанием прекращения поручительства (статья 367 ГК РФ). Поскольку признание должника банкротом не означает ликвидацию, то это правило очевидно.
    1. Об этих пунктах я писал выше. О том, что смерть должника не прекращает поручительство говорилось в абз. 2 п. 20 ПП ВАС 42. Про ответственность наследников должника перед поручителем, исполнившим основное обязательство, говорилось в абз. 3 п. 20 ПП ВАС 42. Поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников.

В п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2021 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» был противоположный подход, но эта правовая позиция теперь отменена.

  1. О том, что обязанность поручителя переходит его наследникам говорится в абз. 3 п. 20 ПП ВАС 42.
  2. Описано как отвечают наследники, когда умер и должник и поручитель. На мой взгляд всё и так понятно исходя из правовых позиций об ответственности наследников, которые были ранее.
  3. Признание должника по основному обязательству недееспособным, ограниченным в дееспособности или безвестно отсутствующим в судебном порядке не прекращает поручительство. В ПП ВАС 42 такого правила не было. Но мне кажется, что нет оснований считать иначе. Возможно суды общей юрисдикции иногда считали иначе, поэтому это правило и появилось в ПП ВС 45.
  4. Поручитель вправе предложить кредитору надлежащее исполнение неденежного обязательства за должника, если из условий основного обязательства не вытекает, что оно должно быть исполнено лично должником. Об этом говорилось в абз. 2 п. 12 Постановления ВАС 42. Есть некоторые различия в формулировках, но учитывая, что неденежные обязательства поручительством практически не обеспечиваются, не будем уделять этому пункту внимание.
  5. О том, что прекращение иных обеспечений само по себе не влечёт прекращения поручительства говорилось в п. 36 ПП ВАС 42.
    1. Про срок, на который дано поручительство, в частности, что этот срок не является сроком исковой давности, говорилось в п. 33-34 ПП ВАС 42. По-моему, ничего нового в этом отношении нет.
  1. О том, что предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении основного обязательства не сокращает срок действия поручительства говорилось в п. 34 ПП ВАС 42.
  2. Если обязательство по уплате денежной суммы исполняется по частям, кредитор вправе требовать исполнения обязательства поручителем с момента неуплаты соответствующей части. В ПП ВАС 42 об этом не говорилось, но мне кажется, это очевидно.

При согласовании между кредитором и должником условий об авансе обязанность поручителя отвечать перед кредитором возникает с момента невнесения должником основного платежа, а не аванса, если иное не вытекает из условия основного обязательства и договора поручительства. В ПП ВАС 42 об этом тоже говорилось. Но, как мне кажется, сказанное в этом пункте довольно очевидно в целом.

  1. О таком способе защиты прав должника и поручителя как признание обязательства прекращенным в ПП ВАС 42 не говорилось. Но возможность прибегнуть к такому способу защиты прав не вызывает сомнений.
  2. При признании недействительным договора поручительства, поручитель может потребовать ранее уплаченное не только от самого кредитора, но и от должника. В ПП ВАС 42 этого не было. Напротив, в п. 40 ПП ВАС 42 говорится, что иск в этом случае может быть заявлен только к кредитору.
  3. Недостаточность у поручителя имущества для исполнения договора поручительства на момент его заключения сама по себе не может служить основанием для признания договора поручительства недействительным. В ПП ВАС 42 этого не было.
  4. Об этом пункте я писал выше. О том, что кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю либо только к должнику или только к поручителю говорилось в п. 7 ПП ВАС 42. Но правовая позиция абз. 2 п. 7 ПП ВАС 42, в ПП ВС 45 не попала.
  5. Об этом пункте я писал выше. О том, что исполнивший поручитель имеет право на процессуальное правопреемство говорилось в п. 8 ПП ВАС 42. Однако правые позиции ВАС и ВС сильно расходятся в деталях. Так из п. 8 ПП ВАС 42 следовало, что поручитель не просто вправе осуществить процессуальное правопреемство, а обязан это сделать, если он хочет реализовать своё обратное требование к должнику. Если исполнивший поручитель, при наличии принятого иска кредитора к должнику, подавал к должнику новый иск, то такой иск подлежал оставлению без рассмотрения. В п. 50 ПП ВС 45 нет положения о том, что вновь поданный иск поручителя подлежит оставлению без рассмотрения.

Интересно, что кредитор теперь может немотивированно возражать против правопреемства. Раньше кредитор мог возражать против правопреемство только доводами о том, что правопреемство не наступило, например, что поручитель не исполнил обязательство.

В случае, если кредитор возражает в отношении правопреемства, то поручитель вправе вступить в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями.

Также правовая позиция о правопреемстве дополнена указанием на то, что процессуальное правопреемство возможно при частичном исполнении обязательства.

  1. Об этом пункте я писал выше. Если иск предъявляется к должнику и поручителю, который является физ лицом и не является индивидуальным предпринимателем, то дело будет всегда подсудно суду общей юрисдикции. ВС и раньше придерживался этой позиции. Позиция ВАС на этот счёт была иная. ВАС допускал, рассмотрение дела арбитражным судом, если выдача поручительства была обусловлена тем, что поручитель связан с предпринимательской деятельностью должника, например, если поручитель являлся учредителем, руководителем должника.

Вместе с тем, ВС сформулировал и новую правовую позицию о том, что при заявлении встречного иска, связанного с корпоративным спором, подсудным арбитражному суду, суд общей юрисдикции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135, статьей 137 ГПК РФ возвращает его в связи с подсудностью такого иска арбитражному суду.

  1. О том, что при недобросовестных действиях кредитора и поручителя с целью изменения подсудности подсудность устанавливается без учета поручительства говорилось в п. 5 ПП ВАС 42.
  2. О том, что кредитор может подать иск отдельно к должнику, а потом отдельно к поручителю говорилось в п. 7 ПП ВАС 42.

Титульное обеспечение (фидуциарный залог и обеспечительная купля-продажа)

Следующие способы тоже реальные. Если залог и удержание такие реальные способы обеспечения, которые в ГК указаны. То есть и другие способы, прямо в ГК не указанные. У нас есть 329 статья, которая говорит, что стороны могут прибегать к таким способам обеспечения обязательств, которых нет в законе. Прибегают к таким способам. Которые в ГК не указаны. Делается это не от хорошей жизни, а потому что залог очень громоздкий механизм. Очень часто в отношениях между гражданами быть не может. У наших граждан обычно кроме жилья ничего нет. А здесь внесудебное присвоение невозможно. Остается только ипотека с обращением взыскания, через торги. Это очень долго, ещё и возможность отсрочки на год может быть! Поэтому нужны иные способы обеспечения. Иногда это называется титульное обеспечениеперенос права собственности на кредитора. Это перенос титула с должника на кредитора. Когда заём обеспечивается, например. Скажем, самый простой вариант, когда между 2 гражданами договор займа, сумма передаётся некая и возникает вопрос – как обеспечить возврат займа, если у кредитора есть всего лишь жилое помещение. Если стороны не хотят прибегать к залогу. Переносят право собственности на кредитора, т.е. кредитор становится собственником. Соответственно, после возврата займа он должен это право собственности вернуть должнику.

Такого рода титульное обеспечение может быть двух видов и они разные, прежде всего, обычный фидуциарный залог – когда заемщик просто переносил право собственности, а кредитор после возврата должен был вернуть это право обратно (старая добрая фидуция). Вас ещё Дэнчик учил ему. Сейчас она широко применяется. ГК Франции признал фидуцию. Она у нас законодательно не описана. Практика пытается нащупать этот способ обеспечения. Она если описывается во всех современных кодификациях. Самый современный – ГК Аргентины. Очень консервативная страна. Современная фидуция не похожа на римскую. Право собственности переносится на кредитора. Оно не полное! Закон так даже говорит. Кредитор не становится полноценным собственник. Он собственник, но отчуждать не может. Его право собственности становится полным тогда, когда нарушатся обеспеченное фидуцией обязательство. Стороны – фидуциант (тот, кто передает), а фидуциар (тот, кто получает право собственности в обеспечение). Право собственности не полным передаётся. В РП полным передавалось, кредитор мог вообще послать должника. Современная фидуция запрещает продавать вещь. Только после нарушения можно полным становится.

Есть европейская директива 2002 года о финансовом обеспечении. Где возможность фидуциарного залога всем странам ЕС предписана. Очень распространенный способ обеспечения. У нас, как я сказал, фидуции нет как таковой, у нас есть факторинговый договор, это договор финансирования под уступку денежного требования. 824 статья. Вот она фидуция, которая в денежном праве. Она только для денежных требований. Такая уступка может быть только в пользу коммерческой организации. Практика пытается эти положения к залогу обычных вещей применить, квартир чаще всего. Практика пытается уйти от ипотеки, она в поисках других способов.

Второй способ титульного обеспечения, связанный с переносом права собственности на кредитора – обеспечительная КП. Или продажа с правом выкупа – называется РЕПО. Здесь в чём суть? Если фидуция это договор займа плюс обеспечительный договор. Договор по обеспечительному переносу. Механизм финансирования такой: заключается заём и в обеспечение займа заключается фидуциарный договор и переносится право собственности. Обеспечительная КП иной способ финансирования как таковой. Собственник производит отчуждение своей вещи, скажем, за 100 и заключается договор обратной КП или выкупа, скажем, за 120. Расстояние между договорами – срок фактического кредитования. Вы получаете 100кк сроком на год, через год 120кк верните. 20кк – как бы проценты. Займа нет как такового. Это продажа и обратный выкуп по большей цене. Сам способ финансирования он иной. Вот она обеспечительная КП. Принципиально иное построение отношений сторон. Здесь, разумеется, лицо, которое покупает – первоначальный собственник – становится полноценным собственником. Он купил, он полноценный собственник. Может продать другому лицу, тогда он нарушит своё обязательство по обратной продаже вещи. В этом разница принципиальная. Право собственности переносится на то лицо, которое даёт вам деньги. В одном случае заём, в другом КП.

Юр оформление очень сильно отличается. В судебной практике и тот и другой способ встречаются. Да, в судебной практике есть такая склонность к оценке этих договоров как притворных сделок. Стороны на самом деле имели в виду ипотеку, говорят суды! Разумеется, стороны не имели в виду ипотеку, они как раз ее и не хотят, поэтому они такого рода соглашение и заключали! Это не притворная сделка. Другое дело, что соответствует ли такая сделка закону. А почему нет? Ничего не запрещает закон такого. Судебная практика и ВС соглашается с возможностью заключения такого рода соглашений. Гораздо чаще суды соглашаются на обеспечительную КП. Суды говорят, что это возможный способ обеспечения применительно к обеспечительной купле продаже. И здесь суды иногда говорят, что это притворная сделка. Этот способ начинает у нас разрабатываться и применяться, реакция судебной практики негативная пока что. При этом, обратная КП предусмотрена законом о рынке ценных бумаг. Она известна нашему праву! Закон о рынке ЦБ Ст. 51.3 – те самые сделки РЕПО. Та же самая схема -2 договора КП. Прямая и обратная продажа, разница стоимости по которым составляет обогащение того лица, которое предоставляет финансирование. Ст. 824 – фидуция известна и сделки РЕПО известны (ст.51.3 закона о рынке ценных бумаг). Нельзя говорить, что такого рода сделки распространены на другие объекты противоречат закону. Имейте в виду, что пока судебная практика не очень к ним лояльна. Здесь 70 на 30, 70% спор разрешается в пользу ничтожности такого соглашения будет. У нас такое тоже признают.

Ещё при помощи условных сделок. Условная КП. Прежде всего, всецело это отлагательная КП. Заключается заём и одновременно договор КП некой вещи с отлагательным условием, которым является неисполнение, не возврат займа. При наступлении условий включается договор КП, по которому заёмщик обязан передать право собственности кредитора, а покупная цена пускается в погашение долга по займу. Такая схема иногда применяется. Есть определение ВС ГК 13113, который признал возможность такого обеспечения. Теоретически возможно и другой способ обеспечения – под отменительным условием (Рыбалов на практике не встречал еще).

Ещё есть способы, связанные с удержанием титула. 491 ст. ГК РФ. Стороны заключили договор КП недвижимости, оплата по которому с отсрочкой или рассрочкой. Можно? Можно! Как обеспечить интересы продавца. Либо залог, либо удержание титула. У нас есть договор, владение вещи может быть передано покупателю. Стороны могут договориться, что право собственности не перейдёт к покупателю, пока вся стоимость либо какая та часть не будет внесена. Вот оно удержание титула. Вот когда стоимость будет выплачена, покупатель, вооруженный платежкой и договором КП, идёт в рос реестр и просит перенести право собственности на него. Этот механизм к недвижимости эффективен, к движимости неэффективен. Это не залог. В реестр внести не можем, публичность не обеспечим. И если вещь во владении покупателя, для любого 3 лица он как собственник воспринимается. Если любое лицо купит это имущество у нашего покупателя, который не стал еще собственником, по сути, сможет отбиться от кредитора, который может предъявить к нему виндикационный иск, на том основании, что он добросовестный приобретатель. Поэтому в отношении движимости это неэффективный способ.

Неустойка

Добрый день. Начнем личные обеспечения, которые отличаются тем, что здесь нет вещного эффекта. Нет определённого имущества, выделяемого для обеспечения. Личные обеспечения в свою очередь можно поделить на две группы. Классическое личное обеспечение заключается в том, что можно назвать мультипликацией должника. Когда наряду с основным должником ещё один появляется, к которому мы можем обратиться, если должник не исполнил. Поручительство, классический пример, когда кроме основного должника у нас ещё 1 2 3 поручители, к которым мы можем обратиться. И есть личные обеспечения более слабые, которые такой мультипликации не происходит, которые заключаются в том, что на основного должника возлагаются ещё дополнительные неблагоприятные последствия в случае неисполнения. Неустойка, например. С неё и начнём.

Неустойка

330 статья ГК РФ. Про неё очень много написано в 7 постановлении пленума 2021 года, который об ответственности. Обратите внимание в этом специфическая черта неустойки. 330 статья и до 333, которая про неустойку размещены в теме обеспечение. А 7 постановление пленума про ответственность это следствие двойной природы неустойки. Она считается вроде как способ обеспечения, но это такое специфическое обеспечение. Прежде всего, когда мы говорим об обеспечении исполнения обязательств, мы говорим о способах, которые направлены на то, чтобы должник исполнил. А понуждение к исполнению это не ответственность. Это иная юридическая категория. Обязательство должно быть исполнено, заставить должника исполнить обязательство, заставить должника заплатить свой долг – не ответственность, не санкция. Он должен заплатить, несмотря на отсутствие своей вины в том, что он не платит. Кредитора это не волнует. А по общему правилу ответственность только тогда возникает, когда должник виноват. Это дополнительные негативные имущественные последствия. Принципиально разные вещи это. Неустойка, где то висит посередине. Она способом обеспечения названа. Этот способ обеспечения прост – если должник не исполнил или исполнил ненадлежащим образом он должен будет заплатить кредитору дополнительную денежную сумму. 330 статья говорит, что уплата неустойки возможна тогда, когда должник отвечает за неисполнение, это ответственность. Неустойка – не способ обеспечения строго говоря, положа руку на сердце. Это ответственность за неисполнение обязательства, которая может быть предусмотрена договором. Законодатель, тем не менее, помещает положение о неустойке в раздел обеспечение обязательств. Это не так принципиально важно. Это денежная сумма, которую должник будет вынужден заплатить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. В случае если он виновен. Она выражается в выплате штрафа или пеней может выражаться. Штраф – единовременный платёж. Пени – начисляемые периодически. Скажем, 3% в день от суммы долга по закону о защите прав потребителей, когда предприниматель не исполняет работы в пользу потребителя.

Неустойка либо договорная, либо законная. Либо договором, либо законом установленная. Вот закон о защите ПП – это законная неустойка. Если неустойка договором установлена, то положения о ней могут быть в самом договоре, из которого возникает обеспечиваемое обязательство, либо это отдельное соглашение. Но главное помнить, что соглашение о неустойке всегда должно быть в письменной форме под страхом недействительности. Неустойка очень популярный инструмент практически. Без него редко когда обходятся. Эти обеспечительные меры в комплексе чаще всего применяются. То есть там будет и залог и неустойка и ещё что-нибудь. В таком комплексном механизме неустойка может являться эффективным способом воздействия. Неустойка эффективна только тогда, когда вы уверены в платежеспособности контрагента. Если ваш контрагент не платит основной долг, то он с таким же успехом не заплатит неустойку.

Законная и договорная неустойка… Есть ещё способ классификации неустоек – заключающийся в соотношении суммы неустоек и убытков. Если обязательство не исполняется или исполняется ненадлежащим образом – кредитор несёт убытки, как соотносятся сумма неустойки и убытков. Главное правило – сама сумма неустойки не привязана к размеру убытков. Её суть и историческое обоснование как раз в этом. Доказать размер убытков сложно. Неустойка во всех договорах, по сути, выполняла роль заменителей убытков. Доказывать неустойку не нужно, она в договоре написана, там указан размер, а убытки нужно доказывать (сложно очень). Если обеспеченное обязательство неустойкой нарушено, кредитор должен неустойку заплатить. Но ещё и убытки, по общему правилу неустойка носит зачётный характер, то есть если уплачена неустойка, убытки, причинённые неисполнением, уплачиваются в размере непокрытом неустойкой. Неустойка как бы покрывает убытки, и только то, что было непокрыто неустойкой уплачивается уже в качестве собственно убытков. Вот она зачётная неустойка – правило по умолчанию. Иное можно законом или договором предусмотреть.

Неустойка может быть альтернативной. Когда кредитор выбирает, что взыскивать – неустойку либо убытки. Неустойка может быть исключительной,, когда ничего кроме неустойки и штрафная, когда и убытки и неустойка в полном объёме. Если вы устанавливаете договором неустойку, вы не только размер её можете определять и её характер тоже. И соответственно выговорить себе наиболее удобный характер неустойки. Например, штрафную. Когда и убытки, и неустойку заплатит должник должен будет. И законом и договором это всё можно устанавливать.

Главный недостаток неустойки заключается в ст. 333, которая говорит о возможности суда уменьшить размер неустойки. Казалось бы, какая удобная штука неустойка, мы устанавливаем своим соглашением неустойку в 1 проц. на каждый день просрочки, сидим и подтираем руки, каждый день начисляется неустойка. Но из-за ст. 333, которая была бичом нашего ГП, все усложнилось. Потому что суды в принципе требовали, придерживались очень жёсткого стандарта в части доказывания убытков, требовали от потерпевшей стороны доказательства размера понесённых убытков вплоть до копейки, а когда сторона потерпевшая прибегала к неустойке суды резко резали неустойку по 333 статье и суды в 100% случаев снижали неустойку, они ни во что её не ставили и снижали размер неустойки. Сейчас это изменилось и 333 статья изменилась. Итак, 333 статья говорит, что размер неустойки может быть снижен судом, если размер неустойки явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства. ВС говорит, что избежать возможности применения этой нормы путём указания в договоре, что мы отказываемся от возможности ссылаться на 333 статью – ничтожно. Это направлено на защиту неисправного должника. 333 – такая возможность, на которую может надеяться неисправный должник. Сейчас эта возможность сократилась. Если неустойка ложится на предпринимателя, коммерческую организацию, некоммерческую, если она занимается приносящей доход деятельностью и нарушило соответствующее обязательство. То возложенную на такое лицо неустойку суд может снизить только при наличии ходатайства со стороны этого лица. Прежняя редакция 333 не содержала этого указания. А это означает вторжение суда в определении стороной своих прав и обязанностей. Ответчик не просит снизить неустойку, а суд берёт и снижает сам неустойку. Суд, который должен равенство сторон обеспечивать. Это противоестественно с точки зрения ГПК и ГП. Но для всех остальных случаев такого требования нет. ВС говорит, когда у нас другие лица суд может сам по своей инициативе снизить неустойку, если увидел несоразмерность неустойки последствиям нарушения. И сам ГК и 7 пленум вступают в коллизию с 2 определениями КС это 6-О и 7-О 2021 года они выносились применительно к старой редакции, но выраженная там позиция КС универсальна, суть: суд не вправе решать за ответчика снижать или не снижать ему неустойку, сам ответчик ведь не просит об этом. Вот такая коллизия есть, Рыбалов думает, что ВС не прав, т.е. раз ответчик не просит, то почему суд должен о нем заботиться.

Мы говорим, что снизить размер неустойки можно только тогда, когда ответчик просит об этом. На это иногда возражают, когда ответчик может об этом попросить? Ответчик то полагает, что иск к нему не будет удовлетворён или может из этого исходить, если он полагает, что требование к нему необоснованно заявлено, то когда он попросит снижения неустойки? Он узнает, что суд намеревается взыскать с него сам долг в момент оглашения судебного решения, а в этот момент просить снижения неустойки нельзя. Только в суде 1 инстанции можно попросить снижения неустойки. Судебная практика выработала подход такой и ВС его утвердил. Он заключается в следующем – ответчик, даже если он уверен, что он не должен платить может попросить суд снизить неустойку. Ну, «если вы суд решите взыскать с меня долг, то я прошу снизить неустойку, установленную договором, потому что она будет явно несоразмерна нарушению обязательств». Такие обороты часто встречаются. Ответчик возражает против удовлетворения иска, но если говорит – что «вы всё-таки решите, что я буду отвечать, то прошу снизить неустойку». Такой оборот не свидетельствует о признании ответчиком иска.Заявить о снижении можно только в суде первой инстанции. Но если мы имеем дело со случаем, когда размер неустойки мог быть снижен самим судом по своей инициативе, но суд этого не сделал, ответчик может включить указание на это в апелляционную жалобу, может указать на это как на судебную ошибку. Апелляция в этом случае будет иметь возможность снизить размер этой неустойки.

Само собой бремя доказывания несоразмерности неустойки нарушению обязательства возлагается на ответчика, разумеется, если он просит об этом. В чём может заключаться несоразмерность? Что надо доказывать? Пленум ВС говорит, что несоразмерность неустойки может заключаться в том, что возможный размер убытков, вызванный нарушением обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Несмотря на то, что законодатель прямо пытается оторвать неустойку от убытков говоря, что неустойка не связана никак с убытками, пленум ВС обратно заталкивает их. Говоря, что можно снизить, если размер неустойки ниже возможного размера убытков.

Так же при применении 333 понятно, что суд, снижая неустойку по своей инициативе или по ходатайству не может снижать её до бесконечности, есть минимальные размеры снижения этой неустойки. И пленум ВС следующие ориентиры, границы снижения устанавливает – из чего должен исходить суд, из того, что никто не должен извлекать выгоду из своего неправомерного поведения или неправомерное поведение не должно быть более выгодно, чем поведение правомерное. Вести себя честно должно быть выгоднее. Суд, снижая неустойку, не должен создать ситуацию, когда для неисправного должника выгоднее не платить. Неустойка, которую он заплатит сниженную, будет ниже банковского процента. Это 75 пункт 7 постановления пленума и он говорит, что обоснованность неустойки должна по ставкам по краткосрочным кредитам соизмеряться. Ниже ставок нельзя уронить неустойку. Это правило, установленное пленумом. Это 7 пленум и в ряде других постановлений ВС и ВАС говорил, что нельзя уронить неустойку ниже ставок по кредитам. С этим нельзя не согласиться.

Если неустойку платит предприниматель или занимающееся предпринимательской деятельностью лицо, то снижение неустойки вообще исключительный случай, когда она не просто несоразмерна, но и взыскание её повлечёт необоснованное обогащение истца. На основании ст. 333 можно снизить как договорную неустойку, так и законную. Что вызывает удивление. Одно дело если за каждый день просрочки мы установили неустойки в миллиард рублей. Очень часто снижают 333 встречается там, где речь идёт об отношениях связанных с участием в долевом строительстве. Там всегда почти просрочка и также практически всегда суды снижают размер неустойки, полагая её несоразмерной нарушенному обязательству, что свидетельствует о качестве законодательной работы. Если суды всегда снижают законную неустойку – то проблема в неустойке. Ещё болезненный вопрос – неустойка за неуплату алиментов. Там очень жёсткая неустойка. Мало не покажется. За неуплату алиментов. Не только уголовная ответственность, но и ГП санкция 115 ст. СК РФ. Вопрос – а можно ли применять к алиментной неустойке 333 ст. ГК РФ? Смешной случай: когда отцу ребёнка присудили алименты, он их не платил, потому что оспаривал отцовство, потом доказали, что он не отец, но взыскали неустойку за алименты, которые он не платил (2кк рублей), там миллионами может исчисляться. Позиция ВС: снижать неустойку по алиментам на основании 333 нельзя! Ну, мол, понятно почему. Потому что дети, они же дети. Недавно было определение КС. И КС сказал, что нет, можно снижать неустойку и для алиментных семейных отношений. Это правильно. Разные могут быть случаи.

Поручительство

Поручительство – классика личного обеспечения. Договор поручительства. Им обеспечиваются как денежные, так и не денежные обязательства. Суть его в том, что поручитель обязуется перед кредитором другого лица. Он заключает договор с кредитором основного должника. Договор между кредитором и 3 лицом – поручитель всегда третье лицо. Всегда не должник. Поручитель с должником договор заключает, что он полностью или в части обязуется отвечать. Можно в отношении будущего требования заключить договор, а также, если поручителем является предприниматель, можно установить правило о том, что поручительством будут обеспечиваться все существующие или все будущие обязательства должника по аналогии с залогом. Поручитель может быть один. Если несколько – то они самостоятельные договоры поручительства заключают с кредитором. У нас может быть 6 поручителей и каждый договор с кредитором. Если должник не исполняет, мы можем требовать исполнения от поручителей, которые будут отвечать солидарно с должником, если иное не установлено законом или договором. Поручитель отвечает в том же объеме что и должник отвечает – и основной долг и убытки. Если иное договором не предусмотрено, но чаще всего не предусматривается ничего. Закон говорит об ответственности, но это не совсем верно. Поручитель ни в чём не виноват, но и должник ни в чём не виноват, бывает такое. Терминология условная. Правильнее сказать, что кредитор вправе потребовать исполнения от поручителя.

Еще про залог:  Спорт – залог молодости и здоровья

Поручитель, к которому предъявлено требование об исполнении, разумеется, в силу закона вправе выдвигать возражения против требований кредитора, которые мог бы выдвинуть сам должник, даже если должник их не выдвигает. Важная для поручителя опция. Он может о пропуске исковой давности заявить, о ничтожности сделки, что кредитор нарушил кредиторские обязанности и т.д. Все эти возражения доступны поручителю. Он может и свои собственные возражения выдвигать. Самый распространённый способ защиты – это возражение, основанное на ничтожности договора поручительства. Очень часто! Когда предъявляется требование к поручителю, а он либо самостоятельное требование заявляет, либо возражение о том, что договор поручительства ничтожен или заявляет требование о его недействительности, что он был обманут. Кроме того у поручителя есть слабая надежда, которая заключается в том, что кредитор не вправе требовать исполнения от поручителя, пока он может свои требования удовлетворить за счёт должника путём зачёта. Надежда слабая, но она есть.

Договор поручительства в письменной форме под страхом недействительности. Поручительство в подавляющем большинстве случаев на основании договора возникает. Иногда и на основании закона может быть.

Если мы говорим о договорном поручительстве. Разумеется, что оно, почему возникает? Какое третье лицо, почему вдруг обязуется выступить поручителем по обязательствам должника? Они не чужие друг другу люди наверное. Часто между ними существуют отношения аффилированности. Часто поручительство даётся физ. лицу по обязательствам юр. лица. Муж берёт кредит в банке, поручитель жена. Иногда напрямую между должником и поручителем есть договор, в соответствии с которым третье лицо обязуется заключить договор поручительства, обеспечивая тем самым долг контрагента. Такие случаи не редкость. Когда нет жены, приходится искать поручителя и договор с ним заключать, потому что иначе не заставишь его поручиться, нужно ему предоставить что-то еще.

Возникает вопрос, а как связана действительность договора о поручительстве с действительностью самого договора обеспечительного? Что если договор между вами и поручителем ничтожен. Как это повлияет на сам договор поручительства? Никак не повлияет. Потому что кредитор не должен страдать. Да, вот ещё что интересно. Этот договор о поручительстве не обязателен. Возможен, но не обязателен. Теоретически возможна такая ситуация – вы идёте в банк брать ипотечный кредит, а за вас уже 15 человек поручились. Ваше согласие не нужно! Любое 3 лицо может за вас поручиться. Спрашивается, а зачем? А зачем человек в здравом уме за вас ручаться будет? Проблема в том, что это довольно часто раньше встречавшийся на практике механизм обхода указания закона о подсудности дел. Есть отношения должника и кредитора, должник не исполняет обязательство, кредитору нужно судиться, что называется «просудить долг». По общему правилу о подсудности оказывается, что судиться нужно в Якутке или ещё где-нибудь. Судебные расходы будут больше размера долга. И вы знаете еще, что ваш должник может оказывать влияние на суд. Надо заключить договор поручительства с тем лицом по месту вашей подсудности в том городе, где и вы и к нему иск заявляете по месту жительства. У вас должники солидарные. К солидарным должникам мы можете заявлять требования по месту нахождения одного из них. И все, вы решили вопрос с подсудностью, потому что согласия должника на заключение договора поручительства не требуется. Судебная практика, практика ВАС в 7 пленуме. Если суд установит, что было злоупотребление, то суд и должен вести себя в соответствии с правилами ст. 10.Если злоупотребление было направлено на перенос подсудности, суд должен это игнорировать. ВАС это постановление пленума 12 года номер 42. ВАС указал эти критерии злоупотребления для обхода подсудности. Между поручителем и должником отсутствуют отношения, объясняющие экономическую цель выдачи поручительства, которые бы каузу объясняли, если каузы нету, значит, мы имеем дело со злоупотреблением. Должна быть экономическая причина (кауза)выдачи поручительства. Значит, 10 ст. ГК РФ и ничтожность вообще. 2 признак – иск по обязательству предъявлен в суд по месту нахождения истца. Когда явно подсудность спора перемещается по месту нахождения кредитора. Это может свидетельствовать о злоупотреблении.

Кроме того к поручителю, который выполнил обязательство за должника переходят права кредитора. Классика жанра, характерная для поручительства. Поручитель исполнил, значит, он занимает место кредитора. Вместе со всеми обеспечениями, которые были в пользу кредитора (с залогами, например). Был кредитный договор, обеспеченный ипотекой и поручительством. Банк заплатил, значит, поручитель занимает место банка. Должник не исполнил, банк обратился к поручителю, тот исполнил. Стало быть, поручитель занимает место банка. Он не просто требование получил, он ещё становится ипотечным залогодержателем. Права по ипотеке переходят к нему. И теперь он может требовать обращения взыскания на заложенное имущество. Это правило не будет применяться, если суд установит злоупотребление. Если договор поручительства был без согласия должника с целью злоупотребления правами, в том числе для того, чтобы получить требование. Суд может отказать в применении этого последствия о переходе требования.

Обязательство поручителя само по себе может быть обеспечено какими-то способами обеспечения. То есть уже обязательство поручителя может быть обеспечено ипотекой, например, или иными способами обеспечения. Кредитный договор может быть ипотекой и поручительством обеспечен. А обязательство поручителя тоже могут быть обеспечены ипотекой и т.д. и т.д. Это дает нам возможность выстаивать сложные конструкции обеспечения обязательств, чтобы мы могли чувствовать себя более уверенно.

Если поручитель исполнил, то к нему не только обязательство кредитора переходит, но он может ещё потребовать от должника возмещения причинённых ему убытков и уплаты процентов за деньги, которые были выплачены кредитору. Вкратце так, всё здесь понятно более или менее. Поручительство эффективный способ обеспечения, конечно, особенно тогда, когда мы говорим о поручительстве за юр. лицо. Юр. лицо в нашей действительности чаще всего – имущественный пузырь, за которым нет ничего. Там нет имущества, на которое можно было бы обратить взыскание. Эта имущественная масса добирается за счёт физических лиц, у них всегда есть имущество. 5-6 физ. лиц и наше обязательство будет обеспечено, у физ. лиц всегда есть имущество. Что осложняется возможностью личного банкротства. Вы можете сколь угодно тешить себя возможностью обращения взыскания на имущество физ. лиц, но у них есть такая лазейка как банкротство.

Независимая гарантия

Независимая гарантия (раньше – банковская гарантия). Суть одна и та же. Во многом очень похоже на поручительство. Схема та же примерно. Наряду с основным должником еще один или несколько, которые предоставляют гарантию. И в случае неисполнения должником, мы требования к ним предъявляем. Детали, прежде всего, в субъектном составе (кто может предоставлять гарантии) – коммерческие организации. Чаще всего это кредитные организации, для которых предоставление такого рода гарантий – один из предметов деятельности. Поэтому раньше и называлась банковской гарантией. Ну, специфическая здесь терминология. Гарант – лицо, которое предоставляет гарантию. Также как и в поручительстве – гарант всегда третье лицо, кто-то иной, не должник. Бенефициар – кредитор. Принципал – должник. Только специальные субъекты. Это не просто коммерческие организации, а предпринимателя. Не могут быть не коммерческие, даже если они приносящей доход деятельностью занимаются.

Отличается и способ установления обязательства гаранта. Прежде всего, гарантия по просьбе принципала устанавливается. Всегда есть договор между принципалом и гарантом. Между должником и банком заключается договор о том, что банк обязуется выдать гарантию, вот он договор, и на основании этого договора банк или иное лицо предоставляет эту гарантию другому лицу, бенефициару. При этом вот ещё особенность, смотрите, для того, чтобы кто-то для вас выдал гарантию, нужен договор между вами и будущим гарантом. Вам нужна гарантия, от вас требует предоставления гарантии ваш иностранный контрагент. Он не будет с вами связываться, пока гарантию не дадите ему от банка. Идете в банк, заключаете с ним договор о предоставлении гарантии и на основании этого договора банк в нашем примере предоставляет гарантию, совершая одностороннюю сделку. Банк извещает вашего контрагента, бенефициара, о том, что он (банк) выставил за вас (за принципала) гарантию.

Следующее отличие гарантии в том, что размер предоставления гаранта фиксирован, ограничен размерами этой гарантии, суммой указанной в гарантии. Банк, скажем, выставляет гарантию за вас 10 млн баксов, размер вашего долга может быть больше, на него (долг) могут быть проценты начислены, суммы убытков, но гарант будет отвечать только в пределах той суммы, что в договоре. В этом отличие от поручительства, потому что поручитель будет отвечать в том же размере, что и должник. В гарантии сумма фиксирована. В поручительстве не фиксирована. Но если гарант свои обязательства не исполнил, а он взял и просрочил. Здесь у него наступает его собственная ответственность, и если он будет отвечать в прямом смысле слова за своё неисполнение здесь, разумеется, та сумма, которую мы сможем с него взыскать к сумме гарантии не привязана, она может быть больше. Банк вовремя не может выплатить, сразу проценты потекут, убытки, и он не может ссылаться на ограниченность своей ответственности. Ответственность, о котором говорит закон, всего лишь ограниченность той суммы, в пределах которой мы можем требовать от гаранта исполнения вместо должника (принципала).

Следующее отличие гарантии, которое в самом названии звучит – независимость. Это независимость гарантии от основного обязательства. Это отсутствие по сути субсидиарности правоотношений, обеспечительного от основного обязательства. Поэтому гарант, например, когда к нему предъявлено бенефициаром требование об уплате гарантии никакие возражения, основанные на отношениях об основном обязательстве, приводить не может, конечно же. Все возражения гаранта могут быть связаны только с содержанием гарантии, за рамки гарантии выглядывать не должен. Нет для него основного обязательства вообще. К нему заявляется требование об уплате, всё. Он смотрит в условия гарантии. Он смотрит на документы, которые должны быть предъявлены согласно гарантии, и он должен теперь платить. Никуда больше смотреть не может он.

Понятно, что гарантия не может быть гарантом изменена или отозвана, если иное не предусмотрено. Разумеется, письменная форма. В самой независимой гарантии должны быть указаны те обязательства, при наступлении которых гарант обязуется платить. То есть здесь платёж осуществляется, что называется, против документов. Как я сказал уже – гарант не вправе лезть в основное обязательство. Гарантия независимая, всё. Все, что должно его беспокоить, это соблюдение условий, которые должны быть указаны в самой гарантии. Т.е. в самой гарантии должны быть указаны документы, по предъявлению которых, гарант платит. Все! Если эти документы предъявлены, то должен платить. Чем меньше документов там указаны в качестве подлежащих предъявлению, тем ценнее гарантия. Гарантия хороша тем, что она платится тогда, когда потребовал бенефициар. Для бенефициара ценна та гарантия, для получения которой он не должен 28 кг документов, в идеале должно быть лишь требование: «я требую заплатить, потому что должник не исполнил», это идеальная гарантия.

Если документы, предъявляемые бенефициаром, не соответствуют условиям гарантии, то гарант может отказать в платеже. Если гарант заплатил, к нему требования не переходят. Но если иное не установлено соглашением, принципал должен возместить гаранту все те суммы, которые он бенефициару заплатил. Иное может быть предусмотрено договором о выдаче гарантии. Т.е. может быть так, что вы столько сразу отвалили банку за то, что он вам выдаст гарантию, что он уже заранее получил удовлетворение своих требований.

Так работает гарантия. Очень эффективно, но очень дорого. Гарантом обычно кредитная организация выступает и по общему правилу платёж действительно гарантирован. Если бенефициар к гаранту обратится, то он получит платёж практически 100 проц. При минимальных организационных расходов. Это очень хороший надёжный выгодный инструмент, но очень дорогой. Он тогда применяется, когда размер обеспечиваемого обязательства выходит за пределы мелкого и среднего бизнеса. Важно договориться о том, какие документы надо предъявить, чтобы заплатил гарант. Важное самое – это условия по выдаче гарантии.

Задаток

Дальше едем по обеспечениям. Задаток. Тоже такое скорее «как бы» обеспечение, потому что третьих лиц нет здесь. И закон говорит, что задаток предоставляется одним из договаривающихся лиц. Заключается в том, что одна из договаривающихся сторон передаёт другой стороне денежную сумму, деньги, в счёт причитающихся платежей. То есть это часть суммы, которая подлежит уплате по договору.

Задаток выполняет сразу три функции. Прежде всего, это доказательственная, (удостоверительная), потому что задаток является доказательством заключения договора. Факт выдачи задатка доказывает, что договор был заключён. В платежке написано – задаток о покупке парохода. Платежная функция – часть причитающихся платежей. И обеспечительную. Обеспечительность обусловлена судьбой задатка в случае неисполнения. Судьба задатка проста очень. Если обязательство не исполнено той стороной, которая дала задаток – она лишается задатка, задаток у другой стороны остаётся. Если не исполнила другая сторона, которая получила задаток, то она должна вернуть двойную сумму задатка. Вот и всё.

Соглашение о задатке – письменная форма и очень важно. Нужно отличить задаток от просто аванса. Задаток не аванс. Хотя, вернее. Это такой аванс, которому придана обеспечительная сила. Если вы просто совершили какую-то предоплату, скажем, пришли в автосалон, чтоб феррари купить зеленый, а зеленого нет, нужно привозить в салон снова. От вас потребуют заключить договор и оплатить какую-то сумму в знак серьёзности ваших намерений. Вот что это за цена? Придете через неделю и скажете, что не будете покупать зеленый феррари. Вот вам должны вернуть то, что вы оплатили? Все зависит от того, какова природа этой суммы. Если это аванс, то вам вернут, а вот если задаток, то нет. То, что это задаток, то это должно следовать из чего-то, потому что любые сомнения толкуются в пользу аванса. Хотите задаток, то прямо указывайте. Соглашение о задатке должно быть в письменной форме. Оно должно быть явным и недвусмысленным.

Несмотря на то, что задаток – это платёж по договору заключённому уже, частичный платёж по договору, задатком можно и обязательство по заключению основного договора обеспечить, если мы заключаем предварительный договор. О чём? О том, что через месяц заключим основной договор. В предварительном договоре никаких платежей не предусмотрено, это организационный договор, стороны там друг другу ничего не платят, предоставления нет. На практике часто стороны заключают предварительный договор и на основании него передают определённую сумму, которая потом в счёт платежей по основному договору будет засчитана. Долгое время такие платежи не охватывались нормами о задатке раньше. И говорили суды, что нельзя задатком обеспечивать обязательство по заключению основного договора. Теперь применение задатка можно и на основании предварительного договора для обеспечения обязательства по заключению договора основного.

Обеспечительный платеж

Обеспечительный платёж. Для обеспечения денежных обязательств применяется. Заключается во внесении определенной денежной суммы в обеспечение одной стороной обязательства другой стороне. При наступлении тех обстоятельств, которые указаны в соглашении, сумма этого обеспечительного платежа засчитывается в счёт исполнения обязательства. Если эти обстоятельства не наступают, то сумма возвращается по общему правила, иное может быть предусмотрено соглашением. Чаще всего на практике: вот вы квартиру арендуете, заключаете договор найма квартиры. С вас попросят обеспечительный платеж, вы заключаете договор, вносите сумму платежа за первый месяц и ещё одну сумму месячного платежа в качестве обеспечительного, которая как бы депонируется у собственника, и если вы скрылись с квартиры не заплатив очередной месячный платеж, то этот обеспечительный платёж пойдет в погашение вашего долга. Вот и все.

§

Поехали дальше. Ответственность за неисполнение обязательства. Ещё раз повторюсь, прежде всего, именно применительно к обязательствам нужно чётко помнить, что ответственность нужно отличать от иных способом защиты гражданских прав. Есть ответственность, а есть просто понуждение к исполнению. Взыскание долга не ответственность, потому что ответственность это санкция. А это всегда в ГП дополнительное имущественное бремя, налагаемое на то лицо, которое подвергается санкции. Если бы лицо исполнило обязательство, оно бы расходы не понесло. Т.е. санкция всегда такое имущественное дополнительное бремя. Когда мы говорим о взыскании долга или о понуждении к исполнению в натуре, то это не санкция, нет дополнительного бремени, отрицательного нет ничего, мы просто требуем от лица сделать то, что оно и так должно сделать. Поэтому применяем мы 398, скажем, требуя передать индивидуально определенную вещь, взыскиваем долг, даже при этом мы обращаем взыскание на заложенное имущество, это не ответственность. Раз не ответственность, значит, не анализируем вопрос виновности или невиновности.

Если мы понуждаем к исполнению в натуре, вопроса о санкции возникает только тогда, когда суд астрент устанавливает (судебную неустойку). Здесь санкция появляется, связанная с понуждением к исполнению. Зачастую, если должник неисправен, не возвращает вовремя долг, вещь не передаёт индивидуально определённую, то в большинстве случаев мы ни просто будем требовать исполнить то, что он и так должен, но и потребуем наложить санкции на него. Чаще всего и требование об исполнении, и привлечение к ответственности применяются одновременно. Скажем, суд взыскивает задолженность по кредитному договору и налагает взыскание на заложенному имущество – это требование об исполнении, но, кроме того, банк потребует уплаты предусмотренной договором неустойки. Потребует возместить убытки причиненные неисполнением. Это уже санкция, это уже ответственность и на должника упадёт и то и другое, разумеется, если кредитор будет их взыскивать. Таким образом, ответственность гражданско-правовая это всегда санкция, имущественные расходы, возлагаемые на неисправного должника. Раз это санкция, наказание, то по общему правилу мы можем это наказание налагать тогда, когда должник виноват. Если просто для требования об исполнении обязательства, то нас вопрос вины не беспокоит, виноват он или не виноват, что вещь не передаёт нам индивидуально определённую, нас это не волнует, суд вообще не будет рассуждать об этом. Но если мы требуем взыскать убытки за то, что он вещь не передал, то здесь вопрос о вине возникает в юр. смысле слова. В ГП общее правило заключается в том, что ответственность носит виновный характер. Общее правило на то и общее, что оно как везде, мы применяем ответственность, мы налагаем санкции тогда, когда должник виноват. Понимание вины в ГП иное, не такое как в УП. Помните в УП это психическое отношение лица к деянию. В ГП это не работало бы, потому что у нас есть такие субъекты как юр лица, у них не может быть отношения к своему деянию. В ГП более объективный критерий, нет этой психологии. В ГП лицо будет считаться невиновным, если оно, будучи настолько разумным и добросовестным насколько это от него требуется, предприняло все меры, чтобы исполнить свою обязанность, вот он критерий невиновности лица 401 статья. Если лицо проявило ту степень заботливости и осмотрительности, которая требуется от него условиями оборота и предприняло все меры для исполнения обязательства, то это лицо будет невиновным. ГП, тем не менее, различает умышленную и неосторожную форму вины. И порой умысел или неосторожность имеет большое значение. Чаще там для деликтов, но и для договорных. В деликтах говорят о грубой и простой неосторожности. Но ГП не знает деления умысла, а УП знает – прямой умысел и косвенный, ГП такого не знает, просто умысел и всё. Общее правило – вина, нет вины, нет ответственности. Это правило знает очень серьёзное исключение. Самое серьёзное – пункт 3 ст. 401, конечно же. Исключение в том, что если лицо не исполнило обязательство, связанное с предпринимательской деятельностью, оно отвечает без вины, если иное не установлено законом или договором. В ГП таких обязательств очень много и много без виновной ответственности. Если лицо нарушило или не исполнило обязательство, связанное с предпринимательской деятельностью, если иное не установлено законом или договором, оно будет отвечать и при отсутствии своей вины. Оно сможет освободиться от ответственности, если исполнение связано с форс мажором, с непреодолимыми и непредотвратимыми обстоятельствами. Ответственности за форс мажор, по крайней мере, в ГП не установлено. Но сторонам установить ответственность и за форс мажор в договоре ничего не мешает.

Наличие или отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Здесь вина презюмируется. Когда ответственность ставится в зависимость о твины. Наличие вины презюмируется в отличие от УП. Лицо, не исполнившее обязательство, по умолчанию виновато, и если он хочет избавиться от ответственности, то ему нужно доказать, что оно не виновато. Равно как и наличие форс мажора должен доказывать тот, кого привлекают к ответственности. 7 пленум ВС посмотрите про форс мажор. Мысли интересные там: ВС говорит, что ни в коем случае не относится к форс мажору те обстоятельства, которые связаны с поведением самого ответчика (отсутствие у него денег, преступления, совершённые его работниками или его действиями – это никогда не форс мажор, потому что это собственное поведение). Когда мы говорим о форс мажоре, то нужно помнить, что это нечто непредвиденное и непредотвратимое в конкретных условиях. Потому что одно и то же событие для одного обязательства будет форс мажором, а для другого не будет. Цунами, например, – нечто природное, некое природное явление, которое, понятно, мы предотвратить не можем, но оно не всегда форс мажором будет. Если, скажем, уведомление о цунами пришло за час (за два), то цунами не будет форс мажором для, скажем, перевозчика, который мог вывезти судно из порта, но не вывел его, потому что это преодолимое обстоятельство. Ему нужно было лишь выйти из порта. Это его вина, что он не вышел, это не форс мажор для него. Это форс мажор для собственника недвижимости на берегу, потому что понятно, что он ничего сделать не смог бы. Поэтому обращаю внимание на то, что форс мажор форс мажору рознь.

Как я уже сказал, действия собственных работников, что бы они там не натворили – не форс мажор, действия работников должника = действия должника. Закон не говорит, чьи это работники – физ. или юр. лица. Индивидуальный предприниматель тоже будет отвечать, если он не исполнил обязательство, потому что его работники чего-то не сделали. Однако видимо системный анализ, толкование норм приводит нас к выводу о том, что под работниками в главе об ответственности понимаются именно лица, работающие по трудовому договору. А работники по трудовому договору могут быть у юр. лица, у индивидуального предпринимателя. И у физ. лица обычного тоже могут быть. Если мы говорим о другой категории работника, который не по трудовому, а по гражданско-правовому, то тут ст. 403 ГК РФ. Здесь речь будет идти о возложении исполнения. Если должник возложил исполнение обязательства на 3 лиц, 3 лица не исполнили, понятно, что должен будет отвечать должник. Есть нюанс по ст. 402, где говорится об ответственности лица за своих работников. Здесь мы оцениваем чью вину, если нам нужна вина для ответственности? Вину должника оцениваем в любом случае. Это может быть важно. Сами работники его по трудовому договору, они сами по себе лично может быть не виноваты ни в чём, может быть, действовали разумно, добросовестно и вовремя. Скажем, они были связаны инструкциями, которые дал работодатель. Они выполнили её, они ни в чём не виноваты. Но юр. лицо виновато, потому что оно создало такие условия. Работники не выполнили, какие-то работы, сами они лично могут быть в этом не виноваты, но вина должника может быть всё равно установлена. Работники вовремя не построили забор, почему? Работодатель не привёз материалы.

А вот если мы говорим о возложении исполнения, то мы говорим об ответственности за действия 3 лиц, будем оценивать виновность поведения 3 лиц. Но отвечать за это поведение будет сам должник. Ещё раз напоминаю, что когда мы говорим об обязательстве и об ответственности за неисполнение важно помнить принцип сотрудничества в соответствии, с которым вы не можете отвлечённо наблюдать за тем, как должник впадает в просрочку. Вы должны помогать ему, то есть поведение кредитора в том случае если должник нарушает обязательство не безразлично для права. Прежде всего, кредитор не должен содействовать увеличению убытков. Умышленно и по неосторожности тоже не должен, кредитор должен постараться принять меры по уменьшению убытков, которые он понесёт, если он не принял разумных мер к уменьшению убытков, то он сам виноват. Размер ответственности должника может быть снижен. 403 ст. ГК РФ говорит нам об этом. С виной всё вроде бы. Итак, общее правило ответственность носит виновный характер, но в случаях, указанных в законе или в договоре, лицо может нести ответственность и без вины.

Перейдём к убыткам. Базовый основной способ ответственности это возмещение убытков. Универсальная санкция, универсальность в том, что убытки можем всегда взыскивать, если было нарушено обязательно, даже если в договоре или в законе не указано на такое. Не исполнено обязательство или ненадлежащим образом исполнено – всё, у нас появляется возможность взыскивать убытки. Что такое убытки мы говорили, повторяться не будем (ст.15 описывает все это). Я говорил, но еще раз скажу, теперь в ГК прямо написано, что размер убытков надо установить с разумной степенью достоверности, каждую копейку обосновывать не надо. Очевидное требование, но на практике очень долго суды требовали каждую копейку доказать. Теперь нужна разумная степень достоверности, если мы не можем это сделать, но суду, очевидно, что обязательство нарушено, то суд не вправе отказать в возмещении убытков, а размер должен определить с учётом принципов разумности, справедливости и соразмерности ответственности. Суд не может сказать – «да, я вижу, что нарушено обязательство, но вы не доказали размер убытков – до свидания».

Итак, поскольку возмещение убытков – универсальный способ, универсальная мера ответственности, то на убытках можно рассмотреть состав ГП правонарушения по аналогии с составом УП правонарушения, что мы должны устанавливать, чтобы присудить возмещение убытков? Это, прежде всего, 1)нарушение обязательства, 2) наличие убытков и их размер. Это 3) вина, если она требуется для привлечения лица к ответственности. И очень тонкое место – 4) причинно-следственная связь между поведением ответчика и убытками. Мы говорили обо все, давайте остановимся на причинно-следственной связи. Что имеется в виду под причинно-следственной связью? Причинно-следственная связь – философская категория, метафизическая, есть масса теорий причинно-следственной связи, но ВС в 7 пленуме над нами сжалился и дал нам понимание того, что он понимает под причинно-следственной связью и под установлением этой связи. Этот критерий прост достаточно в изложении ВС – если определённые действия обычно приводят к такому результату, то презюмируется, что есть причинно-следственная связь. Если определённое поведение в обычных условиях ГП оборота приводит к последствиям таким, то значит, есть причинно-следственная связь. Она предполагается, но может быть опровергнута. То есть ответчик может привести доказательства того, что на самом деле причинной связи нет. В реальной жизни вопрос о наличии причинной связи редко возникает. Иногда это может быть критически важно. Как для исполнения договорного, так и для деликта. Не будем на этом останавливаться, вопрос очень специфический. 7 пленум такую презумпцию устанавливает. Важно следующее, что если тем или иным образом удалось доказать отсутствие причинно-следственной связи, то речи об ответственности быть не может. Здесь сказывается специфичность неустойки. Ее специфичность в том, что нам не важна никакая причинно-следственная связь, достаточно факта нарушения обязательства.

Размер убытков, подлежащих возмещение. Общее правило – убытки подлежат возмещению в полном объёме (и прямой ущерб и упущенная выгода). В полном объёме взыскиваем, если иное не указано в законе или в договоре. Закон, договор могут устанавливать иное правило. Мы можем указать в договоре, что возмещению только прямые убытки подлежат, то есть упущенная выгода не взыскивается. То же самое можем и в законе предусмотреть. Невозможно ограничение ответственности за умышленное нарушение обязательства. Итак, общее правило – полное возмещение, если иное не установлено в законе или договоре.

Правило полного возмещения вроде бы звучит вполне справедливо. Есть один нюанс – мы с вами говорили, что упущенная выгода в принципе может быть сколь угодно большой. Лицо не поставило вовремя товар, который лицо договорилось продать уже. А вот за не продажу второму покупателю — драконовская неустойка. И упущенная выгода будет гораздо выше того, что мог предполагать неисправный должник. Должник, по каким-то причинам, не справившись с исполнением своих обязательств, на что ориентировался? Что он там маленькие убытки заплатит, неустойку. Он на что то ориентировался. Но в силу того, что вы заключили договор последующей КП товара в несколько раз выше рынка, создав огромный размер упущенной выгоды, и установили там неустойку драконовскую, а это размер ваших убытков, которые вы понесёте в связи с неисполнением должником обязательств. Должник будет к такой ответственности привлекаться, о размере которой он не мог предполагать. Это предвидимость убытков. Большая проблема для ГП. Как быть? Справедливо ли взыскивать убытки, которые должник не мог предвидеть? Разрешение её предлагается принципами европейского договорного права. Там тот способ разрешения этой проблемы, который сейчас считается универсальным для ГП. Это решение в следующем заключается – должник отвечает за убытки, наступление которых он мог предвидеть, за исключение случаев умышленного нарушения обязательств или грубой неосторожности.Если нет умышленного нарушения или грубой неосторожности, то должник будет отвечать только за те убытки, которые он мог предвидеть. Из чего это выводится? Из условий договора. Должник, заключая соответствующий договор, в том числе имел в виду и возможные негативные последствия за неисполнение обязательства – это имплицитно заложено в договоре. И раз он при заключении договора имплицитно не мог исходить из убытков, которые вы прописали, то несправедливо будет его привлекать к ответственности за то, что он не мог предвидеть, конечно, если не было умышленного нарушения. Это подход из принципов европейского договорного права. У нас такой оговорки нет. У нас говорится о полном возмещении убытков. В случае нашего теоретического примера кредитор может взыскивать с должника убытки в полном объёме. Что не совсем справедливо. Думаю, мы тоже скоро придем к тому, к чему пришло европейское право.

То, что недавно в ГК появилось касательно размера убытков, предвидимости нет, но у нас появилась возможность высчитывать убытки на основании замещающего договора. В чём суть? Раньше эти положения были только в главе о КП. В 393.1 ст. ГК РФ это перекочевало теперь. Суть: вы заключаете договор, по которому вам обязаны были продать дизельный генератор, вовремя вам его не привезли, цены подскочили резко-вдруг-неожиданно. Вам генератор нужен, вы с другим поставщиком заключаете договор по большей цене. Разница между 2 договорами и есть ваши убытки. Если вместо нарушенного договора или вместо договора, обязательство которого было нарушено, вы заключаете обязательственный договор, то разница в цене и есть ваши убытки. Казалось бы, зачем писать это в законе, это очевидно, но суды на практике отказывались применять этот подход в качестве универсального, теперь это универсальный подход. Возможны и абстрактные убытки, вы не стали заключать замещающий договор, допустим, но есть некая абстрактная среднерыночная цена на этот генератор, цены подскочили и есть какая-та высокая подросшая среднерыночная цена, а вы всё равно можете взыскивать убытки, несмотря на то, что вы не заключали договор. Убытки будут — разница между ценой из договора и текущей ценой, несмотря на то, что вы не заключали замещающий договор. Причём пункт 3 этой статьи говорит, по сути, там презюмируется минимальный размер убытков. Можно доказать даже, что ваши убытки больше. Таким образом, это очень удобная опция, облегающая жизнь потерпевшему кредитору. Но, разумеется, должника нельзя в этой ситуации забывать и пленум 7 ВС говорит что, конечно же, должник не лишён возможности доказывать, что кредитор, заключая этот замещающий договор, действовал недобросовестно. Заключили, например договор не по рыночной цене, а по цене выше рынка, хотя мог по рыночной. Это злоупотребление и убытки возмещению не подлежат.

Итак, убытки это санкция, применяемая за виновные нарушения (общее правило) или за невиновное, когда это предусмотрено законом или договором. Убытки – ГП санкция. Но в нашем праве появилась новая категория – возмещение потерь, которые подлежат уплате при наступлении определенных обстоятельств (ст.406.1). Что за потери? Эти потери так же определяются, как и убытки. Те же убытки, но здесь совершенно иные основания для их взыскания, здесь принципиально важно, что возмещение этих потерь не санкция. Установление такого условия в договоре возможно только для предпринимательских обязательств. Сфера применения этих потерь ограничена предпринимательской. Так вот, стороны такого обязательства, связанного с предпринимательской деятельностью, вправе сказать, оговорить, что при наступлении определённых обстоятельств, если такие обстоятельства ведут имущественные потери, то одна сторона другой стороне эти потери возмещает. Возмещение потерь независимо от того, что та сторона, которая должна возместить потери, ни в чём не виновата и вообще потери не вызваны её поведением. Обстоятельства, о которых речь идет, чаще всего никак не связны с поведением той стороны, с кого мы взыскиваем эти потери. Это может быть поведение государства. Или просто, какие то обстоятельства, не связанные с поведением. Это не связано с нарушением обязательства, но такие имущественные потери могут быть возмещены за счёт другой стороны. ВС говорит, что условие о возможности такого возмещения должно быть явным и недвусмысленным и как только будет установлена неясность, двусмысленность непонятно, что стороны имели в виду – презумпция, что стороны говорили об убытках. 406.1 не будет подлежать применению, а будут подлежать применению договорные условия о возмещении убытков. О чём говорит 406.1 должно быть написано очень чётко и не порождать двусмысленностей. Чтобы эту сумму взыскать, нужно сначала, чтобы наступили обстоятельства, указанные в договоре. Должна быть причинная связь между наступлением этих обстоятельств и имущественными потерями, это очень важно! Важность установления причинной связи проявляется. Подчеркну – причинную. Связь не между поведением стороны обязательства, а между обстоятельствами и имущественными потерями. Если всё это доказано. Имущественные потери подлежат компенсации. На практике, когда мы сталкиваемся с покупкой актива, какого то – токсичный актив, например, там могут быть риски, причём связанные не с самими качеством актива, могут существовать попутные риски, скажем, мы заключаем договор в отношении актива, за который могут санкции ввести на межгосударственном уровне. Если одно государство против другого введёт санкции на поставку товаров, это форс мажор практически. Но по 406.1 мы можем договориться, что будет подлежать возмещению такое. Например, покупка акций, каких-нибудь ещё, долей в уставном капитале. Пока практика применения этого механизма у нас слабо наработана. Поэтому все какие-то примеры и обобщения заключены в 7 пленуме 2021 года.

395 статьяответственность за неисполнение денежного обязательства. Собственно, возвращаемся обратно к ответственности в строгом смысле, 395 – санкция, ответственность, в строгом смысле, но установленная законом за неисполнение определенного обязательства — денежного. Денежные обязательства это 395 статья. С ней связана масса проблем на практике, да и в теории тоже. Но суть её проста. Это установленные законом проценты за неисполнение денежного обязательства. Она установлена за неправомерное удержание чужих денежных средств. Уклонение от возврата чужих денежных средств, уклонение от оплаты чужих денежных средств. Всё это влечёт санкцию в виде процентов, предусмотренных 395 статьёй. Здесь, правда, самая главная проблема в самой норме, устанавливающей санкцию. Закон вроде говорит, что удерживать денежные средства, не исполнять денежные обязательства не хорошо и за это нарушивший должник должен уплатить проценты. Но как только закон переходит к вопросу о размере этих процентов, то здесь сразу очевидная несправедливость. Потому что 395, устанавливающая законный размер процентов, говорит, что они равны ключевой ставке ЦБ – 8.25%. Это значит, что выгодно не платить. 395 носит универсальный характер и применяется за нарушение не только договорного обязательства, но и любого денежного. Если вы заключаете, скажем, договор КП, продаёте имущество какое-то и должник вам должен заплатить, но во время не платит — вот нарушение денежного обязательства. И проценты по 395 будут тогда, когда другие вы не предусмотрели проценты можно сказать что это ваша вина вы сами виноваты вы могли предусмотреть. Когда вы заключаете договор, из которого вытекает денежное обязательство, в котором вы будете кредитором, нужно всегда штрафные проценты устанавливать, потому что законные – 8.25% это сказать должнику – «не плати мне вовремя, это выгоднее, чем брать кредит». Если внедоговорные обязательства, то можно на небрежность списать, но законные проценты применяются в случаях, когда денежные обязательства не из договора возникают, это несправедливо совершенно. Было бы правильно, если бы размер этих процентов был установлен хотя бы в размере средней рыночной ставке, по каким то кредитам или он был установлен кратно этой ставке. А здесь сам смысл установления санкции утрачивается, чтобы было невыгодно нарушать, а норма говорит – нарушать выгодно. Возьми в долг и не отдавай, ты меньше заплатишь, чем, если бы ты банку заплатил. Самая главная проблема с 395 статьёй.

Неисполнение денежного обязательства причиняет и убытки. Возникает вопрос о соотношении процентов по 395 и убытков. Зачётный характер. Если убыток больше, чем проценты по 395, то убытки взыскиваются в этой части. 395 как я сказал уже, не применяется, если соглашением сторон предусмотрены штрафные проценты, т.е. не проценты за пользование, а именно штрафные проценты, если в договоре мы установили санкцию за несвоевременный возврат. Понятно, что в договоре займа будут проценты за пользование. Если вы установили их, то 395 не применяется. 7 пленум по 395 говорит много. 395, говорит нам 7 пленум ВС, не может быть применена ст. 333 и на этом ему спасибо ВС. 395 и так минимум минимума установлен. Но слава Богу ВС сказал, что 333 нельзя применять. ВС сказал и это очень хорошо. 395 хорошо, что ВС разъяснил, потому что это важно. Понятно, что 395 будет к денежным обязательствам применяться, когда некая сумма взята в долг и не возвращается – вот оно неисполнение денежного обязательства по 395. Взыскание процентов здесь под диспозицию подпадает.

На практике возникали вопросы – а что если товар вовремя не оплачивается? Поставили товар, и он не оплачивается. Здесь возможно 395 или нет? Интересно решает эту проблему ВС, если товар поставлен, то да, если товар реально поставлен и есть просрочка по уплате денежных средств, 395 применима. Новое обстоятельство, товар должен быть поставлен. При этом интересно, а с какой даты проценты исчисляются? С даты, когда товар должен был быть оплачен. Товар должен быть реально поставлен, реально передан, если оплаты не поступило, то с момента, когда он должен был быть оплачен — 395 статья исчисляется.

395 применяется тогда, когда применяется реституция и одна сторона уже осуществила своё представление, вернула то, что она получила товар по ничтожной сделке, а другая сторона не вернула полученные деньги. С того момента, когда одна и сторон осуществила своё предоставление, начинается начисление процентов по 395 на невозвращённые денежные средства.

Ещё интересное указание ВС на применение 395 к деликтным обязательствам. Интересная теоретическая проблема – а причинён вред вашему имуществу, в какой момент возникает обязательство? Наверное, в момент причинения вреда. В силу этого юридического факта. Размер его не определён. Вы полагаете, что один размер, ответчик другой, размер обязательства только суд устанавливает. 395 к деликтному обязательству, оно чаще всего имеет денежный характер, убытки по общему правилу и чаще всего возмещаются именно уплатой денежной суммы. Так вот на денежное деликтное обязательство проценты по 395 считаются после того, как вступило в законную силу решение суда об определении размера этого обязательства. Ну, или стороны сами пришли к соглашению, что причинённый вред подлежит возмещению в таком то размере.

И наконец, проценты по 395 подлежат начислению и на сумму неосновательного обогащения. Потому что это чаще всего денежное требование и проценты по 395 иначе начисляются – с момента, когда неосновательно обогатившееся лицо узнало или должно было узнать о соответствующем обогащении, судебного решения уже не требуется. Про 395 всё. И про ответственность за неисполнение обязательств тоже всё.

§

Добрый день. Я послал вам задачу. Порешайте, на следующей лекции её разберем, если вам интересно. Нам интересен не столько поиск правильного ответа, сколько алгоритм решения. Главное — ни какой-то ответ, главное — это ваш путь к решению, ваши рассуждения, которые приводят вас к тому или иному выводу. Эти ваши размышления главное, по крайней мере, не должны противоречить закону. А к выводам вы можете приходить к самым разным. Любая задача она в принципе допускает несколько правильных ответов. Не бывает таких задач в жизни и теории, которые имеют один правильный ответ. Главное – обосновать! Если вы просто напишите правильный ответ без обоснования, то это два. Всё даже не рассматривается. В задаче главное аргументация. Едем дальше. Сегодня мы должны разобраться с переменой лиц в обязательствах и с прекращением этих самых обязательствах. В следующий раз у нас останется договор.

Перемена лиц в обязательстве.Две грани этого явления есть – переход права требования(или цессия) и перевод долга. Первостепенное значение имеет уступка, требования, уступка права самого, уступка принадлежащего кредитору обязательственного требования к должнику, отчуждение этого права. Это довольно молодой институт, как вы помните, в РП он не признавался, институт этот. Более того, он не признавался и уже в современном праве до довольно позднего периода, так, например, такой показательный эпизод того, как развитие института оказывает влияние не только на экономику, но и на военную мощь гос-ва. Казалось бы, есть цессия, нет цессии, но она оказывает влияние на экономику и военную мощь страны. Воевали Англия с Голландией, и Англия проиграла, голландцы вошли в Темзу и сожгли английский флот, позор для Англии. Голландия в те время мировое государство, экономически самое мощное, очень сильная экономика. А почему? Голландцы цессию признают, Англия нет. Поэтому Голландия стала ведущей державой мира, это приют для финансов. Позорно проиграв войну, они тоже стали продвигать у себя финансовые сделки, цессию. МЛогос провели 3 круглых стола по цессии, там были все наши ведущие специалисты. Они их выкладывают по прошествии некоторого времени, будет видеозапись, посмотрите обязательно те, кому ГП интересно. Тем, кому нужны общие сведения, что такое цессия, можете просто учебник почитать и услышать то, что я скажу.

Итак, уступка требования в обязательстве или отчуждение. Общая суть понятна вам я думаю – право, которое принадлежит кредитору в обязательстве, может перейти другому лицу. Если это не запрещено законом, а такое в некоторых случаях законом запрещено. На основании указания закона или на основании сделки. Т.е. обязательственное требование может перейти к другому лицу, если это не запрещено, либо на основании закона, либо на основании сделки. Сделкой называется уступка требования. Первостепенное значение для понимания сути перемены лиц в обязательстве имеет известное информационное письмо ВАС 120 2007 года, для своего времени это был взрыв и потрясение основ, теперь это обыденность. В принципе в ГК вносились изменения, и он модернизировался, но 120 письмо ВАС 2007 года до сих пор одно из важнейших разъяснений в части ГП вообще. Одно из важнейших разъяснений, которые там дал ВАС, касается того, что если мы говорим об уступке или вообще о переходе права, то применение этих положений возможно к тому, что называется простыми обязательствами, рассуждать о переводе долго в обязательствах можно только в конструкции простого обязательства, где есть только две стороны – должник и кредитор. И если мы имеем дело с неким комплексом отношений, которые возникают из одного договора, там возникает несколько обязательств, применительно к каждому из них мы можем осуществить и перевод долга осуществить и уступку права. Например, у нас договор КП, возникают два обязательства в таком элементарном виде – обязательство передать право собственности и обязательство заплатить деньги, в каждом из этих обязательств есть кредитор, и вот в каждом из этих случаев кредитор вправе осуществить уступку принадлежащего ему права, не осуществляя перевод долга. По общему правилу, уступка требования не требует согласия должника. Но раньше судебная практика говорила: но как же так, вы хотите, скажем, если речь идет о продавце в нашем примере, вы хотите кому-то уступить право требовать уплаты денежной суммы, но как же так, вы же одновременно ещё и должник на основании этого договора, а, значит, вы должны ещё и перевод долга осуществить. Это неправильно! Кредитор в любом из обязательств вправе осуществить уступку требования в этом простом элементарном обязательстве, если иное не вытекает из закона или соглашения сторон.

В каких же случаях не допускается перемена кредитора в обязательстве? Не допускается перемена кредитора в случаях, которые прямо в законе указаны и это, конечно, прежде всего, требования связанные неразрывно с личностью кредитора. Что за требования неразрывно связанные? Требования с причинением вреда здоровью или жизни и алиментные требования. Уступка и переносы в силу закона алиментных прав не допускается. Почему такое ограничение? Таким образом, законодатель пытается защитить кредиторов в подобного рода обязательствах, чтобы они не утратили эту возможность получения выплат, связанных с поддержанием их жизни. Не очень удачный вариант. Потому что если лицо не платит алименты, а кто-то готов купить этот долг, почему бы его не продать, если должник не платит? Так кредитор сможет получить хоть какие-то деньги. Ну не платит должник, но в то же время кто-то предлагает купить этот долг, но закон говорит – «НЕЛЬЗЯ!».

Ещё есть базовое положениеесли право переход от кредитора другому лицу, то это право переходит к новому кредитору в том виде, в том содержании, которое это право имело в момент перехода.Вместе с самим правом к новому кредитору перейдут и права, которые обеспечивают это право, если иное не указано в законе или в соглашении. А также иные обеспечительные меры. При этом должник тоже не должен остаться без внимания законодателя. То есть главный принцип этого перехода права заключается в том, что должник не должен быть поставлен в худшее положение чем то, в котором он был до перехода права. Главное правило в том, что должник после перехода права сохраняет все возражения, которые он имел против старого должника и может против нового кредитора их предъявлять. Классический пример – было обязательство, в котором должник имел возможность осуществить зачёт, предъявить к зачёту встречное требование к кредитору. Происходит переход права требования к новому кредитору, и получается, что формально, если бы не прямое указание закона должник не мог бы осуществить зачет, потому что у него требование к другому лицу, но закон говорит, что этот способ сохраняется, должник может предъявить возражения против лица, к которому нет встречного требования. Плюс все иные возражения, которые он раньше имел, сохраняются – например, возможность заявить о пропуске срока исковой давности. Это с одной стороны. С другой стороны, должник, получивший нового кредитора, не может возражать против самого факта этой замены, основываясь на каких-то обстоятельствах, которые связаны с отношениями старого и нового кредиторов. Он не может ссылаться на какие-то обстоятельства, вытекающие из обязательств между старым и новым кредиторами. Это не его дело. ВС приводит пример, да ВС., в 54 постановлении пленума – должник не может возражать против удовлетворения требований нового кредитора, ссылаясь на то, что новый кредитор не оплатил старому покупку его долга. Это не то, что должно волновать должника. Но, разумеется, если должник полагает, что эта сделка, на основании которой право перешло от старого кредитора к новому, является ничтожной, разумеется, это возражение за ним сохраняется, на то она и ничтожность.

Возможна ли частичная уступка? Возможна! Нюансы – применительно к денежному требованию частичная уступка всегда возможна. Требование денежное делимо и деление его в принципе не может оказать негативного влияние на должника. Какая ему разница? Раньше он должен 1 000 000 одному лицу, теперь 500 000 одному, 500 000 другому. При этом он не должен ставиться в условия невыгодные. Условия платежа должны быть теми же. Другое правило для других делимых обязательств. Частичная уступка возможна там, где требование делимо. Если, однако, мы говорим о другом делимом требовании, то для должника может быть разница существенная и закон говорит, что если не денежное требование делимо, то частичная уступка возможна с одним условием – если для должника в результате такой частичной уступки, исполнение не станет более обременительным. Итак, на основании закона, прежде всего, в таких случаях переходит требование. Случаи, которые напрямую в законе указаны. Наверное, наиболее часто встречающийся случай – случай универсального правопреемства, здесь в силу прямого указания закона при открытии или принятии наследства к наследнику переходят все имущественные права, в том числе и права, вытекающие и обязательств. Пример – требования к кредитной организации, основанные на договоре банковского вклада, вот оно требование, которое перейдёт к наследнику как к новому кредитору, то же самое при реорганизации юр. лица. Универсальное правопреемство — тот случай, когда права от старого кредитора к новому переходят. И те случаи в законе, когда право переводится решением суда с одного кредитора на нового. Пример – такой способ для залога обязательственных требований предусмотрен, там такой способ реализации как перевод требования как предмета залога с одного кредитора на другое лицо. Исполнение обязательства поручителем ещё вместо основного должника в силу закона влечёт переход требования. Суброгация при страховании ещё один пример, когда страховая компания (страховщик) исполняет свои обязательства по договору страхования и к ней переходят права застрахованного лица, например, к примирителю вреда, поэтому если совершено ДТП, то страховая компания возмещает ущерб потерпевшему и к ней в силу закона переходят права, которые принадлежали потерпевшему. Ещё интересный пример, который стоит упомянуть, это переход в силу закона к новому кредитору требований, связанных с возмещением процессуальных расходов, процессуальных убытков. Скажем, старый кредитор обратился в суд за защитой своих нарушенных прав, ведение дела в суде дело затратное, много расходов, так вот, если затем этот потерпевший (истец) либо сам произведёт отчуждение права, в связи с которым спор разворачивается либо приключится случай универсального правопреемства, он умрет, например, то к тому лицу, к которому переходит право, которое защищается в суде, к нему перейдут и все права, связанные с компенсацией всех процессуальных издержек. Ещё забавный пример связан с отношениями, в которых очень часто мы участвуем: при переходе права собственности на жилое помещение в многоквартирном доме, приобретателю не только долги переходят, с ним связан целый сгусток прав и обязанностей как вещного, так и обязательственного свойства. Когда вы квартиру приобретаете вы не только долги можете приобрести, но и те права требования, которые с этой квартирой неразрывно связаны. У каждого собственника квартиры в многоквартирном доме есть право обязательственное требования на некоторую часть денежных средств, которые на специальном счёте находятся. Тем не менее, переход права на основании закона не очень большую долю в ГП занимает по сравнению с договорными уступками. Понятно, что довольно часто встречаются случаи универсального правопреемства, довольно часто продают жилые помещения, довольно часто покупаются, права переходят, но значение их не так велико, как договорная уступка. Прежде всего, когда мы говорим о переходе прав от кредитора к другому лицу, мы имеем в виду в первую очередь договорную уступку, уступку требования. Здесь первое на что нужно обратить внимание то, что в пункте 1 120 информационного письма 2007 года. О чём там нам говорит ВАС? Он говорит о таком классическом явлении, с которым вы знакомы, это сделка, направленная на установление обязательства по передаче праве и сделка, направленная на перенос права. То, что называется принципом разделения.

Что имеется в виду? Когда мы говорим о цессии? Что такое цессия? Перенос права. Цедент – передаёт право (старый кредитор), цессионарий – тот, кому право переход. Цессия – перенос права. Так вот что такое цессия? Это сделка по самому переносу права. Её можно сопоставить, провести аналогию с традицией. Когда переносится право собственности. И традиция как перенос права собственности и цессия как перенос требования они совершаются не просто так, они совершаются во исполнение некой сделки, в случае с традицией – договор КП чаще всего, дарения, внесения в уставный капитал и т.д. Здесь схема отношений сторон такая же, как и при переносе права собственности. Стороны сначала сделку заключают сделку основания. Например, КП, при которой старый кредитор обязуется уступить требование новому кредитору, а тот обязуется заплатить. И во исполнение этого обязательства, установленного договором КП требования, исполняется цессия. Из этого ВАС делает вывод, что если стороны заключили договор КП в отношении некоего требования, которое недействительно по каким-то причинам, то сам договор КП этого требования, он действителен, другое дело, что продавец не сможет исполнить своё обязательство из этого договора КП, потому что требования то нет, он не исполнит, поэтому будет привлечён к ответственности за неисполнение своего договорного обязательства. Всегда когда мы говорим о договорной уступке, всегда помните о разграничении этих двух явлений! Прежде всего – сделка основание, во исполнение которой цессия совершается (цессия как передача права) и собственно цессия. Цессия – такой аналог традиции. Разграничение было в 120 информационном письме проведено и теперь его можно увидеть и в новом тексте 24 главы ГК РФ. Там тоже законодатель оперирует терминами соглашение об уступке и уступка. Не совсем корректно, но такое есть. Помните всегда о разграничении этих двух сделок! Это практически важно! Прежде всего, когда речь заходит о регистрации неких сделок. Вот требует закон, что сделка, которая связана с уступкой права, подлежит госрегистрации, если право, которое уступается, в свою очередь возникло из договора, который тоже подлежит регистрации. Самый примитивный пример – у нас гос. регистрации подлежит договор аренды на срок более года, как вы понимаете, такие сделки очень часты. И закон говорит, чтобы право, возникшее на основании этого договора, перешло к новому кредитору нам нужно совершить регистрацию соглашения об уступке, совершить гос. регистрацию. И вопрос – а что будем регистрировать? Да, арендодатель является кредитором в обязательстве денежном, он вправе требовать с арендатора уплаты платежей. И почему бы ему не произвести уступку этого требования частичную? Арендатор не платит, и арендодатель хочет продать требование коллекторам. Закон говорит, что нужно сделку зарегистрировать. А регистрацию какой сделки? Либо договор продажи этого требования, либо саму цессию (сделку уступки). Это вопрос принципиально важный на практике. Из буквально толкования закона – мы должны регистрировать само соглашение, что кредитор обязуется передать своё право новому кредитору. Итак, прежде всего, важно для договорной уступки разграничивать эти две сделки, собственно, как и для договора КП.

Еще про залог:  Кредиты под залог авто — 13 предложений в 7 банках, взять кредит наличными под залог автомобиля

Договорная уступка в некоторых случаях невозможна (в тех случаях, когда речь о требованиях, которые в принципе не могут к другому лиц переходить). Невозможна договорная уступка, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника. В остальных случаях договорная уступка возможна и для её совершения не требуется согласия должника. Если вы собираетесь уступить принадлежащее вам право требования, и оно не носит личностного характера, то для того, чтобы совершить уступку вам согласие должника не требуется. Должника можем не спрашивать, но ГК теперь эту свободу кредитора немножко ограничил. И эти ограничения связаны с характером обязательств, прежде всего – имеет обязательство денежный или не денежный характер. Наиболее вольготно кредитор себя может чувствовать, если он кредитор в денежном обязательстве.

Сейчас мы будем говорить о том, что называется договорный запрет уступки – самая бурно обсуждаемая тема касательно цессии. Могут ли кредитор и должник заключить договор о том, что кредитор не вправе отчуждать принадлежащее ему требование? Возможен такой запрет или нет? Конечно, возможен! Свобода договора! Но вопрос – каков эффект запрета? Установили запрет, но кредитор наплевал на него и продал вопреки запрету. Что произойдёт? Какой эффект окажет договорный запрет на договор старого и нового кредитора. Эффект договорного запрета уступки. Ответ в зависимости от того, какой характер имеет обязательство. Минимальный разрушающий эффект такой договорный запрет окажет на уступку денежного требования. Если денежное требование, то оно должно быть максимально оборотоспособно. Денежное требование должно обращаться наиболее свободным образом. Цессионарий (новый кредитор) не должен подвергаться каким-то рискам, связанными с тем, что сделка окажется недействительной. Закон говорит, что если это денежное требование, в отношении уступки которого был договорный запрет, который был нарушен, то оспорить эту уступку нельзя. И максимальный эффект в том, что цедент (старый кредитор) будет отвечать перед своим должником за нарушение этого соглашения. Если, например, договорный запрет установлен, и стороны не оговорили, какие будут санкции, то это, прежде всего, убытки, которые сложно доказать. Поэтому если договорный запрет установили, то он обычно подкрепляется неустойкой, размер которой доказывать не надо и страх применения которой будет влиять на старого кредитора и препятствовать ему в нарушении этого договорного запрета. Если же требование не денежное, то договорный запрет уступки может иметь более важное значение, нарушение этого договорного запрета может влечь недействительность уступки. Но с одной принципиально важной оговоркой – недействительность будет следствием только тогда, когда будет доказано, что другая сторона (цессионарий) знал или должен был знать о наличии этого запрета. Да, мы можем устанавливать договорный запрет уступки, но действие этого запрета очень ограничено. Для денежных обязательств на третьи стороны не влияет никак. Если это не денежное требование, то эффект срабатывания этого запрета зависит от того, сумеет ли истец доказать в суде, что цессионарий знал или должен был знать о наличии этого запрета. Он допустим, но эффект имеет ограниченный характер.

Кроме того, никакие договорные запреты не имеют значения, когда речь идёт об обращении взыскания на заложенное требование, будь то обращение взыскания на требования в рамках исполнительного производства, или обращение взыскания в рамках конкурсного производства при банкротстве. Там запреты на уступку значения не имеют никакого.

Довольно долго наша правоприменительная практика не могла понять, а какие требования можно отчуждать? Например, до появления 120 информационного письма в практике начал складываться довольно порочный подход – требование можно только тогда, когда встречное имеет бесспорный характер, подтверждено судом, существовал в установившейся практике запрет на уступку неустоек, установленных договором и т.д. и т.д. 120 информационное письмо открыло здесь шлюзы, установив, что практически любое требование может быть предметом уступки и, прежде всего, самое главное положение из этих – 8 пункт 120 информационного письма, который говорит, что чтобы требование уступить, то не нужно, чтобы оно было бесспорным. На практике раньше эти сделки по уступке права требования признавали недействительными часто, потому что требование уступалось о выплате неустойки, о взыскании убытков, а должник говорил: «а простите, может я и нарушил договор, но, что называется, мы же еще не просудили это требование, суд то размер требовании не установил ещё, а вдруг снизит неустойку», и суд говорили – «такие требования уступать нельзя». А таких требований очень много! Именно требований, связанных с нарушением договора, часто становятся предметом уступки. Вот суд и установил, что бесспорность не нужна. Пускай цессионарий, получив спорное требование и судится, устанавливает размер требования. Это следует из основополагающего положения о договорной уступке – цедент не отвечает за исполнение должником перед цессионарием. Если цессионарий согласен приобрести некое требование, то дальнейшее получение исполнения – его проблема. И другое основополагающее указание, которое в пункте 8 содержится, наверное, в чём то связанное с первым, если мы собираемся уступать некое требование, возникшее на основании договора, то для того, чтобы мы могли его уступить, нам не нужно сначала исполнить своё встречное обязательство. Такое требование раньше на практике предъявлялось. ВАС правомерно говорит – нет, этого не нужно. Несмотря на то, что кредитор – должник во встречном обязательстве. Ему чтобы произвести уступку требования не нужно сначала исполнить свой долг. Это самые базовые положения, касающиеся допустимости уступки.

Ещё был вопрос в практике об уступке требований, возникших из договоров, к субъектному составу которых предъявляются специальные требования. Это, прежде всего страховщики и кредитные организации. Классический пример — кредитный договор, физ. лицо берёт кредит в банке и возникает вопрос – а может ли банк произвести уступку требования, заключающегося в требовании возврата полученного кредита? Ситуация, которая сплошь и рядом встречается, явление очень частое. Здесь две проблемы – чтобы появилось обязательство, должен быть заключён договор о предоставлении кредита, а кредитный договор отличается субъектным составом, там всегда кредитор – кредитная организация, к ней законом предъявляются специальные требования, это, прежде всего, юр лицо со специальной правоспособностью. Там специальные требования предъявляются к её уставному капиталу и т.д. и т.д.. И суды говорили – кредитором должно быть только специальное лицо, и банк не может уступку такого требования произвести Дэну Тузову, он же не кредитная организация, лицензии нету у него, уставного капитала тоже и т.д. А вторая проблема несколько потоньше – есть такая штука, как банковская тайна. То, что вы заключили договор кредитный с банком — всё это составляет банковскую тайну. Ст. 26 закона о банках. А если банк собирается произвести уступку требования, то волей неволей он должен сообщить те сведения, которые суть банковская тайна. Сам факт, что вы получили кредит в такой-то сумме – уже банковская тайна. И суды говорили, что банк не может производить уступку, связанную с исполнением кредитного договора. И если ВАС сразу занял позицию, что конечно банк может производить уступку такого требования, специальные требования нужны для осуществления операций по выдаче кредита, эти все специальные требования предъявляются кредитной организации для того, чтобы она имела возможность привлекать средства граждан во вклады и выдавать. Чтобы взыскивать задолженность специфические требования к кредитору не должны предъявляться, это обычное денежное обязательство специфики не имеющая никакой. Суды общей юрисдикции признавали такого рода уступки недействительными в то же время. Но в настоящее время в закон внесены изменения и о банках и о потребительском кредитовании, в соответствии с которым если мы говорим о потребительском кредитовании, там написано, что банк может уступку производить, если иное в договоре не указано. В договоре иного и не окажется. В законе о банках и банковской деятельности другая раскладка презумпции, там уступка допускается, если это договором предусмотрено. У нас сила всегда на стороне кредитора. Банковская кредитная организация всегда может обеспечить наличие соответствующей оговорки в договоре.

Кроме того ещё возникает интересный вопрос – у нас есть такая штука интересная, как персональные данные. Появился закон о защите персональных данных, задумка разработчиков была благой, никто не должен неправомерно наши данные собирать и раздавать их направо и налево, задумка хорошая. Но получилось как всегда. А как цессию то совершать? Если мы цессию совершаем, заключаем договор об уступке права требования мы должны новому кредитору данные должника сообщить. Мы укажем дату рождения, номер паспорта, место жительства, всё то, что персональные данные составляет. Но слава Богу, в законе о персональных данных предусмотрели исключение это ст. 6. Там прямо для случаев цессии предусмотрено изъятие для цессии. Итак, более или менее требование, возникшее из кредитного договора теперь оборотоспособно. Лицо, которое получило сведения, которые предмет банковской тайны составляет, на него требование дальше не распространять. Коллекторы, которые приобретают право требования, они должны свято блюсти банковскую тайну и никому не распространять сведения.

Кредитные и страховые требования могут свободно на рынке обращаться, 120 письмо информационное всё это разрешило. Там же было сказано, очевидно, что возможна уступка требований о возмещении вреда, возможна уступка требований, вытекающих из любого основания. Пусть это деликт, пусть это неосновательное обогащение, если возникло требование, его можно отчуждать! Там же была и мысль о том, что возможно заключение договора уступки в отношении будущих требований. Очень важная штука! Сейчас это появилось и в ГК уже и уступка будущих требований возможна даже в том случае (соглашение об уступки будущих требований возможно) даже в том случае, когда речь идёт о требованиях, которые возникнут из ещё незаключенных договоров. Договора ещё нет, он будет заключен, когда-нибудь, например, кредитный договор, и мы не знаем, с кем он будет заключён, но банк уже имеет возможность заключить соглашение об уступке этих будущих требований, лишь бы мы могли это требование в договоре идентифицировать. Например – все потребительные кредиты, которые я в этом месяце заключу или все договоры, обеспеченные ипотекой, заключённые в 2021 году. Они когда-то возникнут, но их можно уже продать. Это деривативы – производные финансовые инструменты. С точки зрения практики финансового рынка это очень важная штука. Когда мы из будущих требований можем активы финансовые формировать. Требований ещё нет, но мы можем их продать и создать производную ценную бумагу и тоже её продать. Так и растут финансовые рынки. Требования, касающиеся возможности уступки, максимально либерализовались.

Форма уступки 389 ст. ГК РФ так и называется. О чём здесь? О форме чего речь? О форме какой сделки? П. 1 говорит – уступка требования, а п. 2 – соглашение об уступке требования. Законодатель специально нам обозначил, что он говорит о разных вещах? Или это просто нечаянная оговорка, техническая оплошность, погрешность законодателя? Формально уступка требования – это цессия же. Если буквально подходить, то речь идёт о цессии. Уступка требования – цессия (перенос права). Что мы должны у нотариуса удостоверять? Т.е. мы удостоверяем именно цессию. П. 2 посвящен госрегистр: если требование возникло на основании сделки, к которой предъявляются требования госрегистр, то и соглашение об уступке требования, возникшего на основании этой государственно зарегистрированной сделки, тоже подлежит госрегистр. И здесь проблема – не только неясность в терминологии, но и собственно, а зачем требования к этому пункту существуют? Какие сделки у нас сейчас массово подлежат регистрации на практике? Наверное, долгосрочная аренда недвижимости более 1 года, участие в долевом строительстве. Но в этих сделках половина требований являются денежными требованиями. Если мы формально прочитаем второй пункт этой статьи, то получается, что уступка, скажем, требований собственника к арендатору по платежам – это соглашение подлежит госрегистр. Или, скажем, требования ваши застройщику. Он не построил вовремя вам дом, задолжал неустойку, а вы собираетесь неустойку отчуждать, так вот это соглашение об отчуждении неустойки тоже подлежит регистрации? П. 2 этой статьи говорит, что да. Но мы не можем зарегистрировать это соглашение, потому что закон о регистрации этой опции не имеет. Поэтому здравый смысл говорит о том, что если речь идет о денежном требовании, возникшем из сделки, которая подлежит госрегистр, то все-таки мы не должны регистрировать, но закон требует! Сейчас вроде обсуждается этот вопрос широко, мол надо регистрировать, но на практике это нереализуемо.

Итак, заключили мы соглашение об уступке требования. Когда сама уступка произойдёт? И что сделать, чтобы исполнить наше соглашение об уступке? Что сделать, чтобы совершить уступку? Общее правило в том, что момент заключения соглашения об уступке и сама уступка совпадают. По общему правилу эту 2 сделки совпадают по времени. Заключили соглашение об уступке и уступка тоже произошла. Иное либо законом, либо договором может быть предусмотрено. Законом иное предусмотрено в отношении чего? Будущих требований! Если вы заключаете соглашение об уступке будущего требования, то требование в момент совершения договора перейти не может, его нет.Оно перейдет, когда возникнет, если договором или законом не установлен более поздний срок. Вопрос – а может ли законодатель сказать, что если мы заключаем договор уступки будущего требования, требование будет считаться перешедшим приобретателю с момента заключения этого договора? Требования ещё нет, и мы не знаем, возникнет оно или нет. Может законодатель сказать, что если требование возникнет то оно будет. Почему нет? Законодатель может чудить, как хочет. Если законодатель такое установит, то почему нет? Да.

Здесь ровно также как и с передачей вещи возможно заключение нескольких договоров в отношении одного и того же требования. Недобросовестный кредитор может заключить несколько договоров, несколько соглашений об уступке требования. Приоритет имеет то лицо, к которому требование раньше перейдёт. Это то лицо по общему правилу, которое раньше заключит договор. То лицо, к которому первым перейдёт требование, они ничего не получают остальные, цедент ничего передать не может, требование уже перешло первому цессионарию. Мы запрашивать согласие не должно, но должны его уведомить. Кроме того, что цедент передаёт право требования к цессионарию на него возлагается и обязанность передать цессионарию документы, которые подтверждают наличие и содержание требований. Передача документов не обусловливает переход права. Переход права и без наличий документов, если иное договором не предусмотрено. Если стороны заключили соглашение об уступке требования, но документы не были переданы, требование всё равно перешло к цессионарию. Но стороны могут написать в договоре, что право перейдёт с передачей документов. Если в договоре прямо не указано, то передача документов не обусловливает переход прав.

Итак, цессионарий приобрёл право, получил документы, которые подтверждают требование, разумеется, он должен уведомить должника, что к нему перешло право. Уведомить должника может и старый кредитор (цедент), он вправе уведомить должника, что право перешло к новому кредитору. Должник вправе потребовать от нового кредитора доказательств того, что уступка была произведена. Кроме одного случая– если его уведомил прежний кредитор, старый кредитор сказал должнику, что уступил требование другому лицу, в этой ситуации должник не вправе требовать подтверждений больше никаких.

Разумеется, в тех случаях, когда по нерасторопности должник не был уведомлен вовремя о том, что право перешло к другому лицу, то должник, действуя добросовестно, может осуществить исполнение старому кредитору. Если такое произойдет, вследствие того, что он был не уведомлен, то такое исполнение будет надлежащим, несмотря на то, что формально это будет исполнение ненадлежащему кредитору, но раз его никто не уведомил, то закон говорит, раз это надлежащее исполнение, потом цедент с цессионарием пускай разбираются сами. Цессионарий потом пускай взыскивает с цедента как неосновательное обогащение. Специальным инструментом для уступки права является закладная. Это специфический инструмент, который предназначен для переноса с обязательственными требованиями. Про закладную смотрите закон об ипотеке (глава 3).

Что там ещё про уступку? ВС в 1 постановлении пленума 2021 года сказал, вернее подтвердил то, в чём сомневалась судебная практика, он сказал, что возможна договорная уступка судебных издержек, до этого мы говорили, что право на получение судебных издержек переходит в силу закона, если переходит требование, с которыми они связаны, но ВС. говорит, что возможно ещё совершить договорную уступку судебных издержек, причем независимо от того, состоялась или нет присуждение этих судебных издержек. Если вы полагаете, что в ходе рассмотрения дела вы понесли судебные издержки, вы вправе произвести уступку требования соответствующего.

Забыл сказать про уступку требований, связанных с договором участия в долевом строительстве. Ст. 11 посвящена вопросам уступки, и там закон устанавливает специфические требования о допустимости уступки. Участник долевого строительства, тот, который потребитель в силу закона имеет возможность произвести уступку требования только в том случае, если он исполнил встречное обязательство. Закон устанавливает специальное исключение. Уступку требования по договору участия в долевом строительстве можно только в том случае, если мы исполнили своё встречное обязательство или одновременно с уступкой мы должны и перевод долга тоже произвести. Такое исключение из общих правил об уступке.

Перевод долга

Перевод долга теперь в двух словах. Перевод долга это случаи, когда у нас меняется должник в обязательстве. До этого мы говорили о случаях, когда меняется кредитор, а теперь новый должник. Общее правило – перевод долга может осуществляться только с согласия кредитора. Перевод долга на основании соглашения межу старым должником и новым должником, но принципиально важно то, что нам потребуется согласие кредитора для этого. Если согласия нет, то перевод долга невозможен, соглашение ничтожно. Из этого постулата недавно ГК РФ сделала изъятие в том, что если между сторонами существует обязательство, связанное с осуществлением ими обеими сторонами предпринимательской деятельности, то перевод долга возможен на основании соглашения между кредитором и новым должником. То есть некое лицо приходит к кредитору и говорит: «а давай ка я стану новым должником вместо старого плохого кредитора», а если это предпринимательская деятельность, то такое соглашение возможно. При этом согласие старого должника не спрашивается. По общему правилу — если такое соглашение между кредитором и новым должником достигнуто, то старый должник и новый отвечают солидарно, если иное не предусмотрено соглашением. К новому должнику, если он исполнит, переходят права требования к старому должнику. Вот такой новый инструмент появился в нашем ГП. Подчёркиваю, это возможно в тех случаях, когда стороны обязательства осуществляют предпринимательскую деятельность, тогда можно заменить собой старого должника, если вы после этого исполните обязательство, то вам перейдёт требование к этому должнику. Так можно обойти договорный запрет на уступку требования. Перевод долга также может встречаться и в силу закона. Не только на основании соглашения, но и в силу закону. Одним из примеров является – если вы приобретаете жилое помещение в многоквартирном жилом доме, то к вам перейдут в силу закона и долги прежнего собственника по платежам на кап ремонт. Вот он перевод долга в силу закону. Рентный должник также меняется. Если кто-то приобретает обремененную рентой недвижимость, то на него долг старого собственника переводится.

Передача договора (ст.392.3) так называемая. Это институт, который совмещает в себе и перевод долга, и уступку требования. Разумеется, это возможно только тогда, когда между сторонами существует некий договор. Возникают договорные обязательства. Если такая ситуация сложилась, то по сути одна из сторон договора может быть заменена другим лицом, которое возьмёт на себя и долги этой стороны и получит её права, связанные с этим договором. Здесь будут применяться правила и о цессии и о переводе долга. На практике довольно редко встречающаяся шутка, чаще всего это связано с перенаймом, когда вместо одного арендатора в договоре появляется другое лицо. Это было раньше широко распространено, когда жилые помещения были по договорам социального найма. Происходил перенаём. ГК РФ предусматривает такую возможность. Ничто не мешает сторонам произвести такую передачу договора на основании соглашения и в тех случаях, когда это прямо не предусмотрено напрямую законом. В общем, таким образом, у нас в обязательстве могут менять стороны. Либо управомоченные, либо обе сразу.

§

Последняя тема, связанная с обязательствами – их прекращение, прекращение обязательств. Открывает эту тему 407 статья. Обязательства прекращаются в силу указания такого в законе или в ином правовом акте или в соглашении. Обязательства прекращаются по основаниям, предусмотренным законом или договором. Это понятно. Ценное то, что написано в 407 статье, это то, что стороны пункте 3, где говорится, что стороны своим соглашением вправе прекратить обязательство и определить последствия его прекращения. Что это значит? Это значит, что те способы прекращения обязательства, которые в ГК указаны, не исчерпывают все возможные способы прекращения обязательств. То есть стороны могут придумать иные основания. Договориться о прекращении обязательств по другим основаниям, при других обстоятельствах иные последствия предусмотреть. Допускается договорная свобода. Прежде всего, это установление таких способов прекращения обязательств, которые в законе не предусмотрены. Но, тем не менее, ГК предусматривает наиболее типичные способы прекращения, и приписывает им правила.

Прекращение обязательства надлежащим исполнением

Нормальный способ прекращения обязательства – его надлежащее исполнение. Строго говоря, обязательство в нормальной жизни должно закончить существование надлежащим его исполнением ст. 408 об этом нам и говорит. Обязательство прекращается надлежащим исполнением. Важно слово «надлежащее» кроме того устанавливается общее правило, связанное с обязанностью кредитора, который принимает надлежащее исполнение, выдать исполняющему должнику подтверждение, доказательство того, что обязательство исполнено, предоставить доказательство того, что он исполнил надлежащим образом. В 408 классический пример с долговой распиской. Что если, мол, должник возвращает сумму займа, то кредитор должен либо вернуть ему долговую расписку, либо выдать расписку в получении суммы займа. Он должен выдать письменное подтверждение того, что долг уплачен. Если кредитор отказывается такое письменное подтверждение выдать, то он считается находящимся в просрочке, а стало быть, должник вправе не исполнять при этом совершенно безболезненно, негативные последствия для него не наступают, потому что здесь в просрочке кредитор. Простое очень правило, которое в одном из обзоров судебной практике развёрнуто в такую максиму. По смыслу 408 статьинахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства, если иное не доказано. Если заёмная расписка находится у кредитора, то установлена презумпция того, что долг не возвращен, обязательство не исполнено, но это только презумпция, которую можно опровергнуть, приводя иные доказательства. Странным кажется, требование о том, что если кредитор не возвращает заёмную расписку, то он считается находящимся в просрочке. Но зачем это, если деньги можно вернуть путём перевода на счёт кредитора. Понятно, что для должника не составить труда, что он деньги перевёл. 408 статья устанавливает архаичное правило, что при исполнении кредитор должен вернуть заёмную расписку или выдать расписку в получении уплаченного. Это надо иметь в виду. На этом можно либо споткнуться, либо сыграть. С надлежащим исполнением всё понятно. Исполнение прекратит обязательство.

Отступное

Следующий способ указный в законе – отступное. 409 статья! Про 409 посмотрите, если информационное письмо президиума ВАС 2005 гос. номер 102. Там довольно подробно и интересно расписано как работает этот способ прекращения обязательства. Ну, в 2 чертах обратите внимание вот на что. (читает 409 статью: по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного – уплатой денежных средств или передачей иного имущества). Обязательство может быть прекращено поступлением отступного. Т.е. само соглашение об отступном не прекращает обязательство. Соглашение об отступном это соглашение, о том, что должник вправе вместо основного представления осуществить другое, уплатить деньги, например. Здесь у нас что появляется – факультативное обязательство. До тех пор пока отступное не будет предоставлено, обязательство будет существовать. Либо здесь должник совершить основное предоставление совершит, либо на основании соглашения об отступном он предоставит отступное. Только в этих случаях обязательство прекратит своё существование. Отступное – это такое соглашение, в результате которого возникает факультативное обязательство. Либо основное исполнение, либо факультативное исполнение и только оно прекратит обязательство. Все правила о факультативных обязательствах в полном объёме здесь применяются.

Зачет

Зачёт — 410 статья! И ещё одно информационное письмо ВАС 2001 год номер 65. Посвящено зачёту, читайте. Итак, обязательство может быть прекращено зачётом полностью или частично встречного однородного требования. Итак, если лицо является должником, то оно может погасить как бы направленное против него требование встречным требованием — это и есть зачёт. При этом это встречное требование или требование, которое предъявляется к зачёту, должно быть встречным (в этом требовании должником будет то лицо, которое является кредитором в погашаемом обязательстве). Оно должно быть однородным. Понятие однородности менее понятно. Ну, наверное, можно сказать, что однородность предмета исполнения. Одинаковым должен быть предмет, чаще всего это уплата денежных средств – они чаще всего однородны. Однородность не зависит от юридического факта, из которого требование возникнет. Здесь важна однородность. Одинаковость предмета. И не важно, что это требование возникло из деликта, вследствие возмещения причинения вреда имуществу, из договора КП, из договора аренды или из любого другого договора. Главное, чтобы они были однородные. Встречные однородные, что ещё? Да и должен уже наступить срок его исполнения! Уже оно должно быть созревшим. Если все эти критерии соблюдены, то мы можем погасить направленное против нас обязательственное требование путём зачёта. Зачёт – односторонняя сделка. Для того чтобы погасить это вот направленное к нам требование, предъявив к зачёту своё собственное требование к кредитору достаточно одностороннего волеизъявления того, кто производит зачёт. Чтобы возник правовой эффект, нам достаточно донести до адресата свою волю в соответствии со ст. 165.1.

Ст. 411 ГК РФ говорит о том, в каких случаях зачёт не допустим. Это требования связанные с обеспечением каких-то очень личных требований. Нельзя погасить зачётом требования, связанные с возмещением вреда жизни и здоровью, также требования по алиментам, требований, связанных с пожизненным содержанием. Три базовых вида требований, которые не могут засчитываться. Кроме того это очень важно – нельзя предъявлять к зачёту требования, по которым истёк срок исковой давности. Зачёт невозможен задавненным требованием. Задавненное требование к зачёту не годится. И в иных случаях, которые могут быть предусмотрены как в законе, так и в договоре. В 65 информационном письме есть ещё ряд интересных подробностей. Вкратце, если к должнику уже заявлен иск в суд о взыскании долга, то на этой стадии после предъявления иска зачёт возможен только в специальной процедуре – встречным иском. Всё зачёты переходят в процессуальную форму. Нельзя односторонней сделкой просто прекратить всё это. Только встречный иск вам остаётся. Засчитываются друг против друга созревшие требования. Но у каждого из них срок наступления исполнения может быть разный, в какой момент они оба прекратятся? В момент наступления срока исполнения ну в момент исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступает позднее (позднейшего), момент исполнения позднейшего – тот момент, когда оба обязательства прекратят своё существования. Разные 3 даты вообще. Дата наступления исполнения одного обязательства, момент наступления исполнения второго и момент совершения сделки по зачёту. Эти все моменты по времени могут быть разнесены. Допустим, вы заявляете о зачёте 1 апреля, но срок наступления того обязательства, к которому вы к зачету предъявляете, а 20 февраля обязательство прекратиться.

Что ещё? Что еще? Раз это сделка, то к сделке о зачёте применяются все правила, связанные со сделками. Зачёт может быть признан недействительным, конечно же. Да ну, а если к вам предположим, как кредитору ваш должник заявляет требования, которые вы считаете просроченным, то понятно, что просроченные требования зачёта не производят. Вам ничего делать и не надо. Вы не должны в суд обращаться с требованием об оспаривании зачёта. Должник не исполняет его. Ссылаясь, что он произвел зачет вот этим негодным просроченным требованием. Если дело дойдет до суда, то вы в суде скажите, что зачёт был ничтожным. Потому что он был произведен просроченным требованием.

Ещё в постановлении пленума ВАС о свободе договора – интересный пассаж – ГК говорит, что зачёт – одностороння сделка, ВАС в 16 постановлении пленума говорит, что в силу свободы договора стороны не лишены возможности зачёт произвести двусторонним волеизъявлением. Если стороны хотят произвести такой зачёт двусторонним волеизъявлением, то как бы зачёт (квази зачёт) можно произвести не только в отношении однородных требований, но и в отношении неоднородных, и в отношении тех обязательств, срок исполнения которых не наступил ещё. Полезное разъяснение, конечно же. На практике такая необходимость может возникнуть.

§

Ст. 417 – прекращение обязательства совпадением в одном лице должника и кредитора. ВС в 2021 год в одном из определений даёт такое разъяснение. Когда одному лицу стало принадлежать не только право, но и корреспондирующая ему обязанность. Все это очевидно, потому что лицо не может требовать у самого себя исполнения, это понятно. А если и требует, то это вопрос к психиатрии, а не к ГП. 417 говорит, что возможно и другое, что, да, совпадение в одном лице кредитора и должника прекращает обязательство, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства. Вексель – классический случай. Вы выпустили вексель, вы вексельный должник, он гуляет и попал к вам. Можете купить у себя самого? Конечно, можете. Это не прекращает вексельный долг. Держали вы вексель, держали, а потом отпустили, и он пошел гулять дальше. Должник и кредитор совпали, обязательство не прекращается, такова суть векселя и это вытекает из существа этих отношений. То же самое, когда акционерное общество становится собственником собственных акций или ООО приобретает собственные доли. Закон говорит, что прекращений обязательств не происходит и эти акции или доли могут отчуждаться. И если они не отчуждаются, то только тогда они должны быть погашены. Иногда должник совпадает с кредитором и это может не повлечь прекращения обязательства.

Новация

Новация! 414 статья! Новая – соглашение между должником и кредитором о том, что они прекращают существующее между ними обязательства и меняют его на другое обязательство. Вот если достигнуто соглашение о новации, то понятно, что прекращается собственно обязательство, но вместе с ним прекращаются и все дополнительные обязательства, скажем так, правоотношения (дополнительные, субсидиарные правоотношения, связанные с основным обязательством). Если иное не предусмотрено соглашением сторон. Проще всего рассмотреть на примере залога: между сторонами существует обязательство, которое залогом обеспечено, договор займа, например, должник кредитору должен миллион рублей. И этот договор обеспечен залогом (автомобилем Тузова), стороны могут новировать это денежное заёмное обязательство в другое обязательство, например, в обязательство передать кредитору ЗУ, станцевать у него на свадьбе. По общему правилуесли мы договорились о такой новации, то и залог прекратится, но мы своим соглашением можем установить, что залог продолжает обеспечивать новое обязательство. Чем отличается новация от изменения договора или обязательства? Стороны могут договориться об изменении условий обязательства, например, срока исполнения. Заём должен был быть 1 января возвращен, но стороны могут договориться, что 1 февраля будет. Это не новация! То же самое обязательство! Изменение суммы долга тоже не новация, обязательство продолжает оставаться тем же самым. У нас должно быть другое обязательство. Да, наверное, другой предмет исполнения. Другой род обязательства. У нас было обязательство передать, а возникло обязательство сделать. Либо предмет исполнения другой, либо сам характер другой. Даре на фасере, либо даре денег меняем на даре вещи. Грань не очень чёткая.

Помните о правиле, что новация не предполагается. Если стороны не написали 48 шрифтом, что это новация, то презумпция не в пользу новации, новация не предполагается. Ещё буквально под конец очень интересный вопрос, мы говорили – а какие обязательства можно новировать? Чтобы была новация, у нас должно быть, чтобы то новируемое, действительное обязательство должно быть. И возникает вопрос с натуральными обязательствами, могут ли они быть основой, предметом для новации? Классический пример — карточный долг можно новировать в зачетный долг или нельзя и будет ли это новация? Ну, вот как понимаете на эту тему можно долго говорить, но большинство считает, что МОЖНО натуральное обязательство новировать в обычное. Это будет именно новация. Почитайте у Павлова статью про новацию – это вестник ВАС 2006 год номер 8 «Условия и последствия новации». Главная проблема связана с тем, а как определить, что возникло новое обязательство, а не прежнее. Есть информационное письмо 2005 год номер 103. Обзор практики применения ст. 414. Там в частности ВАС говорит – соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов по кредитному договору не новация. Потому что не означает изменения способа исполнения обязательства. Рыбалов не знает, что это такое изменение способа исполнения обязательств. Но ВАС такой термин употребил. Поскольку новация прекращает прежнее обязательство, она, почему и востребована, потому что если прекращается прежнее обязательство, то вместе с ним и все начисленные санкционные проценты, все неустойки, начисленные в соответствии с прежним обязательством, тоже прекращаются. Стороны могут иное предусмотреть. Но общее правило таково, что именно для этого новация и заключается. Хорошо.

Прощение долга

Прощение долга — следующий способ. 415 статья. Общий смысл прост. Обязательство прекращается, если кредитор освобождает должника от лежащих на нём обязанностей. Если правда только это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредиторапункт 1 ст. 415 такой. Пункт 2 – самое интересное, что касается прощения долга: обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора, если должник в разумный срок не возразит. О чем это свидетельствует? Это говорит о том, что прощение долга это односторонняя сделка. Обязательство считается прекращённым с момента получения уведомления. Это новелла! Раньше такой фразы не было. Поэтому на практике существовала серьёзная проблема с прощением долга. Из текста закона нельзя было понять, а как прощение долга осуществляется. То ли договор, то ли односторонней сделкой. В пользу договора большинство склонялось, они следовали такой логике: «Ну, нельзя меня освободить от моего долга без моей воли. Нельзя меня облагодетельствовать без моего желания». А раз это договор, то здесь серьёзное правовое последствие. Дело в том, что глава ГК о дарении называет дарением и освобождение кредитором должника от долга. Освобождение от имущественной обязанности перед собой относит к дарению статья ГК о дарении. И так получалось, что прощение долга – это разновидность дарения. Значит, должны все правила о дарении распространяться. И в том числе запрет дарения между коммерческими организациями. А стало быть, можно было прийти к выводу, что одна коммерческая организация другой простить долг не может. Потому что это дарение, которое запрещено. И это затруднение через каузу разрешалось. Исходили из того, что прощение долга договор. Собственно говоря, исходя из каузы и исходили, что кауза разная. Когда мы говорим о дарении, то у нас кауза донанди – желание облагодетельствовать. Желание сделать доброе дело безвозмездно. А поскольку одна коммерческая организация другой доброе дело делать не может – запретили. А прощение долга имеет другую каузу. Оно не связано с желанием облагодетельствовать, может быть, другой подтекст вообще имеет. Интересная иллюстрация значения каузы. В информационном письме ВАС 2005 года номер 104. Это общее информационное письмо о способе прекращения обязательств, там это разграничение и проводится. Напомню вам, что это всё было важно в старой редакции ГК РФ, которая толковалась таким образом, что прощение долга – договор. Сейчас ст. 415 говорит, что это односторонняя сделка. Наложения прощения долга и дарения не происходит уже. Нам не надо уже здесь говорить о каузах, но помним о свободе договора, и судебная практика исходит из того, что прощение долга и сейчас может быть договорным. Но ничто не мешает сторонам заключить договор о прощении долга, и если это коммерческие организации, то опять к каузе возвращаемся. Сталкиваемся вновь с соотношением договорного прощения долга и запрета дарения между коммерческими организациями. Нужно будет обратиться к каузе опять. Сейчас это по общему правилу одностороннее желание кредитора, который хочет избавиться от обязательства. Он не хочет быть больше кредитором. Потому что обязательство портит его финансовую отчётность. Может простить должнику долг. И руководствоваться он будет не тем, что должнику приятное делать, а себе чтоб не портить финансовую отчетность. Отношения к дарению не имеет. Но статья 414 позволяет должнику воспротивиться этому. Если хотите гадость сделать кредитору, то не соглашайтесь на прощение долга, испорите ему финансовый отчёт. В разумный срок должник может возразить. Прощение долга — сделка односторонняя. Но срабатывание этой сделки может быть парализована волеизъявлением должника. Да, сделка односторонняя, но её эффект может быть парализован в том случае, если должник выступит с односторонней сделкой со своей стороны на праве возражения против освобождения его от долга. Если направит такие возражения, то прощения долга не состоялось и обязательство не прекратится.

(про возможность прощения долга под условием) Можно говорить, что ст. 415 подразумевает хитро описанный договор и такая точка зрения встречается, что, мол, это не односторонняя сделка, а это договор. Просто согласие должника подразумевается. Но всё-таки буквальному тексту закона это противоречит. Закон недвусмысленно говорит об односторонней сделке, что не мешает сторонам заключать на практике договоры о прощении долга.

Невозможность исполнения

Невозможность исполнения!416 статья. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, ЕСЛИ! Если такая невозможность исполнения вызвана обстоятельством, которое возникло после возникновения обязательств. То, что называется последующая невозможность. И кроме того за эту невозможность не отвечает ни одна из сторон. Ну, прежде всего, что такое невозможность? Часто говорят или выделают, что невозможность бывает субъективная и объективная. Понятно, что объективная невозможность означает, что никто в сложившихся обстоятельствах не может исполнить это обязательство. Погибла уникальная вещь, которая предметом договора была. Кроме того всё это произошло после того как обязательство возникло. И если уникальная вещь погиба в силу обстоятельств, за которые не отвечает ни одна из сторон, молния в зеленый Феррари, всё, обязательство прекратилось. Иногда говорят про существование субъективной невозможности, когда исполнение обязательства становится невозможным для конкретного должника. Отозвали лицензию у должника, например. Для него исполнение обязательства невозможно, это субъективная невозможность, а не объективная. В принципе исполнить обязательство можно, но это конкретное лицо не может. Сравнительно недавно, обзор ВС 2021 года номер 2. ВС дал определение того, что такое невозможность исполнения, он сказал, что в случае, если действие не может быть совершено ни одним лицом, ни одно лицо не может исполнить обязательство, вот она объективная невозможность. Что произойдёт, если наступила объективная невозможность исполнения, и она наступила после возникновения обязательства, но одна из сторон отвечает? Пускай будет тот же феррари, договор КП, возникло обязательство, а покупатель не соблюдал требования по хранению, и в результате предмет обязательства погиб (пожар в гараже и феррари сгорел), по его вине. Виноват должник в невозможности исполнения? Виноват. Есть объективная невозможность, наступившая после возникновения обязательства. Что здесь с обязательством продавца? Отвечает наш продавец за невозможность исполнения. Но обязательство не может быть исполнено, вещь то уникальная, она погибла. Естественно здесь существование обязательства может продолжаться только в виде применения к нему санкций. Само обязательство, возможность исполнения этого обязательства утрачена. Регулятивное обязательство кончено прекратится. И вместо него лишь охранительное возникнет правоотношение, связанное с возможностью применения к нему санкций. Обязательство по предоставлению предмета тоже прекратится.

Разграничивают ещё невозможность физическую и юридическую исполнения. Физическая – понятно, в чём выражается, Феррари сгорел. Юридическая может быть с действиями юр характер, например, гос-во налагает запрет на совершение действий. Например, завтра гос-во запрещает заключать договоры КП с зелёными Феррари. Первоначальная или последующая невозможность, чем отличается? Мы говорим только о последующей невозможности. Если объективная невозможность исполнения обязательства существовала уже в момент возникновения этого обязательства то, что тогда? Ничтожность!Потому что невозможное не может быть предметом обязательства. «Я подарю тебе Луну!», — говорил всем А.А. Новиков. Обязательство не возникает. У Шершеневича хорошо написано про невозможность исполнения, читайте. Да, вот наш пример, что если всё-таки существует объективная невозможность, но она по вине возникла. Этот пример в пленуме разбирается ВС 2021 года по закону о защите прав потребителей. Пленум 2021 года номер 17. Там 40 пункт примерно об этом. Потребитель имеет право предоставить ему новый товар, но это обязательство может быть объективно невозможным к исполнению, потому что товар снят с производства. И магазин не может заменить. Нет такого товара больше. Вот она объективно возникшая невозможность. И ВС говорит ну да, тут исполнить невозможно, но санкцию применим! Обязательство будет жить в виде охранительного правоотношения.

§

Ещё ст. 417на основании решения органов власти. Если издаётся акт органа гос власти или местного самоуправления (раньше его не упоминали, почему то), издание властного предписания любым уровнем власти, если в результате него становится невозможным исполнение обязательства. Понятно, что обязательство прекратится полностью либо в части. В той мере, в какой его исполнение нарушало бы предписания соответствующие. Убытки, говорит нам статья, могут быть взысканы с соответствующего органа власти в соответствии со ст. 13 и 16 ГК РФ, только в том случае если эти действия были признаны незаконными. Здесь, наверное, и говорить не о чем, кроме пункта 2, может быть, ст. 417. Иногда действия государственной власти, делающие исполнение невозможным, связны с поведением стороны обязательства. Отзыв лицензии у банка, например. Действие госоргана, отзыв лицензии, в результате которых исполнение обязательств становится невозможным. Но если этот отзыв лицензии или иной акт связан с неправомерным поведением самой стороны, неправильно вёл себя лицензиат по лицензионного договору, например, он предоставил лицензию и в силу поведения решением органа власти у него лицензию отозвали. Вот в таком случае обязательство не будет считаться прекращенным, но произойдёт ровно то же самое что и в случае возникновения по вине лица объективной невозможности исполнения. Мы не сможем требовать от этого лица исполнения, но можем требовать возмещения убытков, связанных с неисполнением этого обязательства.

Ну и пункт 3 очень интересный 417 статьи. Понятно, что акт органа гос. власти и муниципальной власти, который делает невозможным исполнение обязательства, может подвергнуться судебной проверке и может быть признан незаконным, и что тогда произойдёт? Пункт 3 интересно говорит. Обязательство не считается прекращённым, оно оживает как бы. Акт был издан, обязательство прекратилось, но если суд потом по чьему-то административному иску акт признаёт недействительным, то обязательство не считается прекращённым. Реанимируется. Но, разумеется, должник, конечно, не будет считаться находившимся просрочке всё это время. Просрочки исполнения не будет. Штрафные санкции начисляться не могут.

Прекращение обязательства смертью гражданина либо вследствие ликвидации юридического лица

Ст. 418 и 419 – прекращение обязательства либо смертью гражданина, либо прекращение из-за ликвидации юр лица. Если стороной обязательства (должником) является физ. лицо, его смерть повлечёт прекращение обязательства, если исполнение без его личного участия не может быть произведено. И наоборот если у нас умирает кредитор, то обязательство прекратится в том случае, если это обязательство имеет ценность и предназначено только для кредитора лично. Или иным образом неразрывно связано с его личностью.

Ст. 418 содержит изъятие из более общего правила. Смерть кредитора или смерть должника не влечёт прекращение обязательства. Потому что и права и обязанности в случае смерти физ. лиц переходят к его наследникам в порядке универсального правопреемства. Изъятие из общего правила, связанное с характером обязательства, которое может носить строго персональный характер.

Ст. 419 – прекращается юр лицо, будь это должник или кредитор. Ликвидация юр лица, будь это должник или кредитор, прекращает обязательство. Нет универсального правопреемника у юр лица. 419 говорит про ликвидацию юр лица. Но юр лица могут и реорганизовываться. Тут есть правопреемство. Но вот аналогом смерти физ. лица для юр лица будет ликвидация. Нет правопреемства по общему правилу. Но бывают случаи, когда юр лицо ликвидируется, но долг его переживает его самого. Случай – капитализация платежей возмещения вреда, причиненного жизнью и здоровью физ. лица. Если юр лицо должник в такого рода деликтном обязательстве, и оно ликвидируется, то в рамках ликвидации эти обязанности юр лица могут быть капитализированы. Они переходят к государству. И место должника в этом деликтном обязательстве занимает уже государство, которое выплачивает эти суммы как должник в деликтном обязательстве. Итак, с обязательствами мы с вами разобрались.

ТЕМА 19. ДОГОВОР

Добрый день. Наша сегодняшняя задача – это договор, прежде всего. Задачу в начале решим, которая была на экзамене (про библиотеку).

Сделка распорядительная, когда передали 98 книг. Стороны совершили действия, направленные на исполнение обязательства из договора по продаже вещи. Стало быть, это была сделка, направленная на исполнение обязательства предметом которого сложная вещь является. Смело можем говорить, что была передача права собственности. Не только традиция может быть. Но и символическая передача может быть. Стороны могут любой способ переноса права собственности предусмотреть. Право собственности перейдет, как только первая капля дождя в четверг в январе упадёт. Если так решать, то право собственности перешло. Возникают другие вопросы – а можем ли у ломбарда виндицировать? До этого доходят не многие. Он добросовестный залогодержатель. Титула залогодержателя лишить не можем. Но можем ли виндицировать вещь у него? Можно ли вещь у ломбарда виндицировать? Сначала надо понять помимо воли или не помимо воли выбыло из владения. Важно, какими путями вы пойдёте к решению, не важно, что будет за решение. Например, вы сказали, что сложная вещь самостоятельный объект. Это не так. Можете говорить о том, перешло право собственности или не перешло. Можете говорить помимо воли или против воли покупателя, если мы считаем собственником его имущества. Занимайте любую. Позицию и аргументируйте её без юр. ошибок. Кто решал задачу, те примерно представляют, сколько времени уходит на это. Если вы не сошлётесь на постановление пленума, которое относимо к этой задаче — это ошибка. Или начнёте аргументировать точку зрения, которая противоречит постановлению пленума. Все могут ошибаться, в том числе и пленум. Но вы должны сказать – я знаю, что есть такое постановление пленума, но я с ним не согласен. Не обязательно конкретно. Все свои мы все понимаем, о чём идёт речь. Надо писать так чтобы ваши утверждения могли быть истолкованы однозначно. Любая противоречивость и неясность толкуется против вас. Любые ваши обороты и утверждения должны быть однозначны. Чтобы потом вы не говорили – да ты меня понял неправильно. Пишите так, чтобы я понял Вас. Нельзя виндицировать у ломбарда.

Договор

Тема Договор! Все не охватим, придется самим остальное. Начнём с того, что слово договор у нас полисемично. В нескольких значениях оно использоваться может. Но правильным словоупотреблением является то, когда мы договором называем сделку – юр. факт. Обязательственные правоотношения, которые возникают из договора, не надо называть договором. Договор – юр факт, из которого возникают права и обязанности и это сделка. Сделка двух или многосторонняя. Как вы понимаете, ГП, которое основывается, прежде всего, на началах диспозитивных и регулирует отношения юридически равных субъектов, отношения сторон, наверное, в большинстве случаев строятся на основании договоров, заключаемых сторонами. Принципиально важным с этой стороны является, скажем так, две стороны этой монеты договора. Если

стороны заключили договор то, как выражается французский ГК, договор, надлежащим образом заключенный, – закон для двоих. Обязательства должны надлежащим образом исполняться. Договор связывает стороны и отступаться от договора надлежащим образом заключённого нельзя.

Ещё один принцип – свобода договора. На нём строится всё договорное право. Это не только ст. 421 ГК. Свобода договора упоминается и среди основных начал и основ гражданского законодательства (ст. 1). Несмотря на то, что принцип свободы договора непосредственно не упоминается в КРФ, тем не менее, есть целый ряд решений Конституционного суда, где говорится о том, что свобода договора – принцип конституционный. Это принцип, основанный на КРФ, а не на просто ФЗ. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Только в соответствии с ч. 3 ст. 55 можем ограничивать свободу договора. Свобода договора, в чём выражается, прежде всего? Прежде всего, в том, что не допускается понуждение к заключению договора помимо тех случаев, которые прямо указаны в законе. Это свобода принятия решения о вступлении в договор. Никто не может вас заставить заключить договор. Более того есть статья в УК соответствующая – понуждение к заключению сделки. За исключением случаев, которые предусмотрены законом. Когда вас можно понуждать вообще, вступить с кем-то в договорную связь. Тогда, когда вы являетесь предпринимателем, осуществляющим розничную торговлю. Тогда для вас нормы о публичном договоре обязательны. Вы забегаете в троллейбус, и с вами заключается публичный договор перевозки. Вас не могут вытолкать из троллейбуса, они обязаны заключить с вами договор, это суть публичного договора. Но и вы можете связать себя предварительным договором. Если вы заключили с кем-то предварительный договор или обязались заключить, то вы обязаны его заключить. Вас можно заставить именно заключить договор, не то, что убытки. Вас запихают силком в этот договор. Вы станете стороной этого договора.

Свобода договора это следующий элемент – выбор контрагента. За исключением случаев, которые могут быть указаны в законе. И, прежде всего, самое важное, что имеет в виду свобода договора это установление условий договора. Условие договора. Ст. 421 это прямо описывает, что стороны могут заключить договор, который ФЗ не предусмотрен. С точки зрения развития современного ГП стороны могут заключить такой договор. Это кажущееся нам сегодня очевидным положение оказалось очень спорным. В первое время действия ГК РФ суды сделки, которые не предусмотрены ГК РФ, могли быть признании недействительными. Суды говорили, что раз в ГК нет такого договора, значит, его нельзя заключить, но ГК РФ сегодня прямо говорит, что стороны могут заключить такой договор, который ГК не предусмотрен.

Стороны могут заключить такой договор, который в себе сочетает элементы разных договоров (смешанный договор). Договор, не предусмотренный ГК. Тот же самый фидуциарный залог. Он не предусмотрен. Смешанный договор гораздо чаще встречается на практике, который нельзя однозначно отнести к какому-то предусмотренному законом типу. Стандартизированному типу. Но он сочетает в себе целый ряд положений. Покупаете вы, например, где нибудь в магазине стиральную машину или фильтр. Этот договор будет включать в себя куплю продажу. Условия о доставке соответствующего оборудования. Включать в себя положения о монтаже этого оборудования. Вот три типа договоров, предусмотренных ГК РФ. Подряд и услуги могут быть, если продавец берёт на себя обязательство обучить вас мастерству стирания на стиральной машине. Типовой договоры из ГК могут смешиваться и будет получаться то, что ГК называется смешанный договор. Если мы имеем смешанный договор, то конечно к этим элементам, которые мы заимствовали у поименованных договоров, будут применяться положения ГК РФ о соответствующих видах договоров. Если мы заключили договор непоименованный в законе, то здесь напротив никакие положения о непоименованных договорах к нему применяться не могут. Это другой договор! Мы заключили нечто особенное. Своё. Никакие нормы непоименованных договоров применяться не могут. Разве что по аналогии закона. Очень важная составляющая свободы договора.

Еще про залог:  ТОП 10: Займы под ПТС в Ставрополе • Взять займ под залог ПТС Ставрополь

Важнейшая и самая важная сторона свободы договора это вопрос о диспозитивности или императивности тех правил, которые в ГК РФ или вообще в законе. Мы с вами говорили или не говорили, что диспозитивная норма выглядит как? Там есть оборот – «если иное не предусмотрено соглашение сторон». Устанавливается некое правило и если в это правило включен оборот – если иное не установлено договором или соглашением сторон, то норма диспозитивная. Стороны вправе предусмотреть иное регулирование, нежели указанное в законе. Однако в ГК РФ есть много норм, в которых такого оборота нет, нет этого маркера диспозитивности. И возникает вопрос – а что эти все нормы императивные? Проблема квалификации подобных норм очень большая проблема нашего ГП. Потому что свобода договора проявляется в возможности устанавливать в договоре, даже если мы говорим о поименованных договорах, устанавливать правила поведения, отличающиеся от тех, которые предписаны нормой закона. Если мы понимаем любую норму ГК РФ или закона, относящегося к ГП, как императивную, только потому, что там нет оборота о диспозитивности, то получается, что слишком много норм в нашем праве императивны. А раз так, то это делает наше ГП наше договорное право очень негибким. Мы приходим к тому выводу, о котором часто говорят, критикуя нашу гп систему. Что она негибкая и не позволяет сторонам подгонять договоры под свои собственные нужды. Заключать там такие условия, которые позволили бы сторонам наиболее удачным образом заключить и исполнить сделку. Наше право договорное негибкое, поэтому

все бегут в английское право. Но на самом деле как принято считать… да.. ещё пару слов об этом. При этом во всём мире считается, что именно в договорном праве свобода усмотрения сторон ГП отношения наиболее велика, широка и глубока. Наибольшей свободой участники ГП пользуются в сфере договорного права, а где еще? Свобода сторон ограничивается в вещном праве и т.д. Стороны не могут заключать договоры, которые законом не предусмотрены – в вещном праве, например. В деликтном праве, где там свобода сторон вообще? Прежде всего, вот эта свобода усмотрения участников ГП — это договор конечно. Поэтому вообще принято считать, что если норма договорного права не содержит этой оговорки «если иное не следует….», то её нужно расценивать как диспозитивную. К сожалению, это технический брак написания кодекса. Как понимать норму, где нет маркера диспозитивности? Решая этот вопрос, мы должны понимать, где эта норма находится? В договорном праве или в ином разделе? Сейчас принято считать, что если мы читаем нормы, посвященные договорному праву, норму, которая регулирует договорные отношения. То, несмотря на отсутствие этого маркера диспозитивности, она по умолчанию должна восприниматься как диспозитивная. Если мы с этим через такое стекло будем смотреть на наше договорное право, оно будет современно, комфортно, ничем не хуже любого другого. И в связи с этим ещё постановление пленума, которое знайте – это, разумеется, одно из самых известных постановление пленума ВАС – о свободе договора. 14 год номер 16 постановление ВАС. О свободе договора. Это постановление иногда называют завещанием ВАС. Выпустили они его после того как было известно об их закрытии. Они там по максимуму выложились и ничем себя не сдерживали. Но там всё написано хорошо. Это постановление пленума до сих пор используется судами. Пока это всё применяется. Там эта позиция и содержится. Что если мы берём норму, в которой нет оборота о её диспозитивности, то она по умолчанию считается диспозитивной. И императивной мы можем её считать только тогда, когда в ней содержится недвусмысленный запрет поступать иным образом. Такую норму мы будем расценивать как императивную тогда, когда там есть недвусмысленный запрет иного поведения. И то говорит ВАС! Мы можем отступить от этого запрета, если иное лишение сторон договора направлено на улучшение положения одной из сторон. Если запрет, содержащийся в норме, направлен на защиту потребителя, то Закон о защите прав потребителей много императивных норм содержит на запрет ухудшения прав потребителя. Но императивность в том, что мы не можем ухудшить положение потребителя. Но если стороны захотели улучшить, почему нет? позитивное нарушение запрета! Повышение планки! Такое допускается. Второе отступление заключается из общего правила о диспозитивности в том, что если даже в норме нет прямо выраженного запрета что, мол, иное условие является ничтожным или иначе выраженного запрета, то всё равно суд должен оценить норму как императивную, если это следует из её смысла. Если эта норма направлена на защиту слабой стороны, на защиту публичных интересов, третьих лиц. То есть императивность может вытекать из сути и смысла нормы. Из существа законодательного регулирования. Вот два исключения из правила о презумпции диспозитивности. И самое главное, что сказал здесь ВАС заключается вот в чем… если суд полагает, что норма императивна, то он должен указать в своём решение, а почему он так считает. Самое важное! Потому что судам лень будет это писать. Суд, когда сталкивается с нормой, в которой нет выраженного запрета он скажет, что норма диспозитивна, потому что суду лень писать почему. Суд, столкнувшись с такой нормой, буквально нейтральной. Там нет указания ни на диспозитивность, ни на императивность. Должен расписать, почему он так решил, что норма императивная. Нормальный суд специально этим заниматься не будет. Поэтому почитайте это постановление пленума, оно довольно объемное, но имеет огромное значение и для теории ГП и для практики. На практике оно применяется. Ещё забыл вам сказать.

(((Сейчас готовится постановление пленума по цессии. Они его обсудили на НКС. Принять могут 31 декабря. )))

Возвращаемся к договору. Таким образом, если будем смотреть на право, то увидим что оно ни такое уж и жёсткое. Каким его часто считают. Ещё раз подчеркиваю, что эти критерии диспозитивности императивности лишь к договорному праву. Все эти рассуждения, все эти шаблоны нельзя применять там, где будем говорить о деликтном праве, о вещном, наследственном и прочее. Только для договора действует эта презумпция диспозитивности нормы. Как я сказал, вот она свобода договора. Она довольно широкая. Разумеется, она ограничивается.

Свобода договора не может быть безграничной. Ограничения эти велики достаточно. Как я сказал, прежде всего, это должны быть ограничения прямо, непосредственно, недвусмысленно указанные в законе. Этого 55 ст. КРФ требует, поскольку мы говорим о конституционном праве. Сразу забегая вперёд скажу, что бывают ограничения такой свободы, которые формируются и судебной практикой. Все эти ограничения основываются на применении ст. 10 ГК РФ. Исходя из ст. 10 в нашей практике теперь формируется такое ограничение права собственности, которое было известно римскому праву, это существенное отступление от рыночной стоимости. В РП было в 2 раза или больше отступление от среднерыночной цены. Разумеется, случаев, когда стороны толкуют те или иные условия договора как недействительные со ссылкой на ст. 10 они очень велики и разнообразны. Но именно для такого существенного отступления от среднерыночной цены практика стала складываться, которая теоретически может сложиться и в правила, пока не предусмотренное в законе, но возможно которое сформируется судебной практикой. Где это, прежде всего можно увидеть? Микрофинансовые организации. Займы в них. Очень часто суды, толкуя содержание договоров займа, где размер процентов доходит до 760% годовых, суды признают такое условие недействительным со ссылкой на ст. 10 и ст. 168. Они видят злоупотребление в значительном отклонении от среднерыночного показателя. Мало просто 10 и 168 статьи. Это массовая практика судов низовых. Было и решение ВАС и ВС. Пока ещё этот институт не сформировался окончательно, но он на стадии формирования. Но обратите на него внимание! Суды иногда до абсурда доводят. Например, Омский областной суд: было заявлено требование о взыскании микрозайма, а суд пересчитал размер процентов. Он по своей инициативе сказал, что такие условия нельзя устанавливать, это злоупотребление правом, 600% годовых нельзя, это отклоняется от среднерыночных показателей. Это ст. 10 и он установил маленький процент. Это нарушение принципа добросовестности, это злоупотребление правом, поэтому нельзя устанавливать такие проценты. И принцип свободы договора в таком вот его ультра либеральном понимании и принцип того, что договор это закон для двоих. Это для судов поговорка! Раз стороны договорились и не нарушили закон! Не лезьте туда, стороны сами для себя все установили! Теоретически суд может освободить и от уплаты долга. Если оно устоит в апелляции. Суд может все что угодно сделать! Если суд установит вопиющие нарушения принципа добросовестности, то он сможет освободить и от уплаты полностью. Этот принцип лейзио инормис очень опасное оружие. Он вроде бы где-то кажется инструментом справедливости. Особенно если мы говорим, о каких-то займах, где с одной стороны физ. лицо, а с другой — финансовая организация. Эта опасность нарушения основополагающих принципов договорного права. Незыблемости и свободы договора. Следите за развитием этого тренда! Обращаю ваше внимание, что это можно использовать в ту или иную сторону. Если вы столкнулись с договором, где есть резкое отступление от среднерыночной цены, то это может свидетельствовать о злоупотреблении прав, как говорит ВС.

Легальные ограничения свободы договора. Прежде всего, конечно ограничения свободы договора встречаются там, где мы говорим о защите слабой стороны. И здесь такой парадокс возникает, мы ограничиваем свободу договоры, чтобы защитить свободу договора. Раз мы имеем дело с неравноценными договорными позициями, когда одна сторона договора явно сильнее другой, то чтобы обеспечить это равенство и свободу договора обеспечить, мы должны ущемить свободу одной из стороны. Дискриминация ради свободы договора. Эта позиция подробно описана в деле КС по делу Веселяшкина. Там много не бесспорного, но там эти рассуждения есть, что для защиты слабой стороны договора можно и нужно ограничить свободу договора для сильной стороны. Это то, что должен сделать законодатель именно для обеспечения принципа свободы договора. Это, прежде всего, в потребительской сфере – потребительское право. Собственно говоря, потребительское право и стало той сферой, где в первую очередь начали всерьёз ограничивать свободу договора. 20 годы 20 века. Но в мире в сфере трудового права начали подкручивать свободу для сильной стороны, а потом и для предпринимателей, которые вступали в договорные отношения с потребителями. Это потребительское право, прежде всего. В законе о защите прав потребителей много императивных норм и мало свободы там у предпринимателя, заключающего договор с потребителем.

Публичный договор

Ну а любой договор с потребителем – это публичный договор. Ст. 426 ГК – публичный договор ограничение ещё одно! Договор, заключаемым лицом, осуществляющим приносящую доход деятельность по оказании услуг, работ, продажи товаров. Если в силу характера этой деятельности это лицо должно совершать соответствующие действия в отношении любого лица, которое к нему обратится. Вот он публичный договор. По идее это такой перечень открытый, то есть мы любой договор можем рассмотреть на предмет его соответствия диспозиции ст. 426 и признать его либо публичным, либо не публичным. В некоторых случаях закон говорит, что такой договор публичный. Но это не значит, что где закон не сказал это, не значит, что он НЕ публичный, 426 надо примерить. Слава Богу законодатель избавляет нас от мучительных размышлений о том, публичный это договор или нет, и ко многим договорным типам говорит, что публичный договор – это, например, продажа в магазине, перевозка транспортом общественным, прокат, банковский вклад. Раз это публичный договор, то, прежде всего, ограничение в том, что предприниматель или иное лицо, осуществляющее приносящую доход деятельность, оно не вправе отказать в заключении договора любому, кто к нему обратится. Здесь ограничивается сама возможность вступления или не вступления в договор. Ограничивается возможность выбирать контрагента. Если вы приходите в булочную покупать хлеб, то вам не могут отказать. Кроме того, это ограничение в том, что условия этого публичного договора должны быть одинаковыми для всех за исключением, конечно, тех случаев, которые предусмотрены законом. И прежде всего – цена! Да могут быть льготные категории, для которых цена на тот же хлеб может отличаться от других, но это случаи, указанные в законе или какие-то категории покупателей без очереди обслуживаются. Это отступление, которые должны быть либо в законе, либо в ином НПА отличаться. Если нет таких отступлений, то условия этого публичного договора должны быть одинаковыми для всех.Отказать никому нельзя и обслужить надо всех на одних и тех же условиях. Разумеется, отказ от заключения такого договора, если он публичный, влечёт возможность применения ГП санкций, прежде всего, выражающейся во взыскании убытков. Закон о защите прав потребителей может и предусматривать взыскание штрафов.

Договор присоединения

Ещё одно часто встречающейся отступление от принципа свободы договора – договора присоединения 428 статья. Другая ситуация тут, здесь закон становится на защиту наверное той стороны, которую можно назвать сильной стороной. Договор присоединения — это конструкция, которая используется там, где какое-то лицо в силу своей деятельности заключает массу однотипных договоров. Страховщик, например, по договору страхования владельца автомобиля. Даже тот же банковский вклад – массовая операция. В некоторых случаях, если удобно заключить договор путём присоединения к некому формуляру, стандартному акту. Потому и договор присоединения. Большинство договоров уже определены в каком-то шаблоне. И другое лицо может стать стороной договора просто подписав этот шаблон. Условий обсуждать оно не может. Как только он начинает обсуждать условия его выгоняют. Закон говорит, что это возможно. Делается это, прежде всего, для экономии времени. Да и для удобства обеих сторон. Понятно, что та сторона, которая может к этому договору присоединиться только путём подписания уже имеющейся формы она ограничивается в своей свободе договора. Нужно найти баланс между этими интересами обеих сторон, этот баланс вот в чём реализуется – если сторона подписала этот шаблон она в последствии может этот договор оспаривать и требовать либо расторжения, либо изменения его, если этот договор ничего не нарушает никакие требования НПА, однако содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия и которые она не приняла бы, если бы могла участвовать в обсуждении условий договора. С одной стороны лицо не может заключить договор иначе как просто подписав договор. Если стороне нужен договор, то она его подписывает сначала, а затем может вступить в обсуждение условий этого договора на основании 428 статьи. Т.е. сначала сторона вступает в договор, а потом мол если ты думаешь, что там вообще всё несправедливо – оспаривай и доказывай, что условие договора несправедливо. И в судебном порядке условия договора можно изменить. Часто на практике и договор о присоединения и публичный договор совпадают. Договор присоединения часто публичный договор. Идёте вы делать банковский вклад, вам не могут отказать в заключении этого договора. Мы с вами заключим договор, но вот типовая форма – хотите, подписывайте, хотите, нет, это и публичный договор, и договор присоединения. Они могут совпадать, но не обязательно. Могут и самостоятельно существовать.

Договор с монополистами

Третье и более часто встречающееся сфера ограничения договорной свободы – договор с монополистами. Сам Бог велел ограничивать их свободу. Если лицо естественная монополия – РЖД, например, или различного рода бытовые компании, которые монополисты, для них свобода договора ограничивается. Они не вправе отказывать. Для них действует публичный договор. Но, кроме этого, для них есть ограничения и в цене. Очень часто они не только обязаны заключить договор с любым обратившимся к ним, но для них часто устанавливаются и условия договора. Не они сами прописывают типовые формы, а для них подзаконным НПА (постановление правительства) спускаются некие правила заключения тех или иных договоров и типовые договоры, которые для них обязательны. И наконец, могут быть установлены тарифы. И цену договора выбирать они не могут. Что от свободы договора остаётся? Ничего почти. Это тоже считается договором и к нему применяются правила о договорах. Свобода договора часто ограничивается, и эти ограничения могут быть настолько серьезными, что ничего не остаётся от свободы договора. Например, когда дело с монополистами. Что нельзя называть несправедливым. Закон говорит что-то, а Правительство просто детализирует ограничение, которое установил закон. Много таких законов (все что связано с газоснабжением, электроснабжением и т.д.).

Кауза договора

Для понимания договора ещё важна кауза договора. В двух словах говорили, по-моему. Но ещё! Это важно! В нашем законе нигде вы не увидите требования соблюдения какой-то каузы. Французский ГК недавно говорил, что для того, чтобы договор считался заключённым нужна ещё и кауза. Сейчас отказались от этого. Но это не значит, что теперь французы не требуют, чтобы была кауза, они к другому миру присоединились, который в кодексе не говорит о каузе. Мы говорили, что кауза – экономическая или бытовая цель, которую преследуют стороны, заключая договор или сделку. Та хоз. цель, к которой стороны стремятся. Вот она кауза и она должно быть законной. Если будет незаконной, то сразу ст.169. Кауза должна быть всегда! Почему такое требование искать каузу появилось? Как РП договорное право развивалось? Там началось с того, что были просто виды контрактов, которые были предписаны законом и всё. Типовые контракты. И то заключаемые в торжественной форме. Потом литеральные контракты появились. Были договорами, потому что на бумаге заключались. Постепенно европейское право пришло к пониманию консенсуальности договора. Чтобы договор состоялся достаточно согласия сторон. Чтобы договор состоялся, формальности не нужны. Не нужно класть себе на голову кусок земли, все эти ритуальные телодвижения не нужны, чтобы был договор достаточно соглашения (консенсуса), договор состоялся. Вот и проблема. Любое соглашение породит правовые последствия? Вот и кауза появляется. Чтобы отличить те случаи, когда стороны хотели заключить договор. Кауза нужна. На уровне ВАС иногда они начинают рассуждать о каузе. Неужели любое соглашение породить правовые последствия? Например, стороны заключили договор на сцене. Здесь будут правовые последствия или нет? Если исходить из того, что достаточно соглашения, то да. Вот здесь и появляется кауза для того, чтобы отличить те случаи, когда стороны на самом деле хотели заключить договор, нам поможет кауза. Само слово это редко исопльзуется в судебных решения, но бывает и такое. ВАС в одном из определений пишет – «в отсутствие законной каузы». 178 статья, если одна сторона заблуждалась о наличии каузы. Важно понимать, а что стороны имели в виду. Мы имеем в виду каузу, что они хотели достичь договором. 169 статья: недействительность сделки, заключённой с целью заведомо противной и так далее. До недавнего времени, когда мы отличаем дарение от прощения долга. Толкование договора принципиально важно. 431 статья. Мы толкуем договор с учётом цели договора. 170 статья – мнимость и притворность сделки. Ст. 170, которая говорит о мнимых сделках. Мнимая сделкасделка без каузы. Когда стороны договариваются о чем-то, но имеют в виду хоз. последствия. Разновидность сделки без каузы. Про каузу забывать нельзя! В законе напрямую она не упоминается. На практике очень важно!

Виды договоров

Прежде всего, о договорах говорят как об односторонних и двусторонних. Не надо путать со сделкой. Классификация на односторонние и двусторонние для договоров. Двусторонний договор – это синаллагматический договор, из которого возникают у каждой стороны права и обязанности. Эти обязанности носят встречный характер. Но есть и такие договоры, из которых возникают обязанности только у одной стороны, например, это консенсуальный договор дарения – одна сторона обязуется другой стороне что-то подарить. Здесь нет никакой синаллагмы, здесь обязанность лежит только на дарителе, который взял на себя обязательство что-то подарить. Или договор займа,здесь обязанность лежит только на одной стороне, на заемщике, который обязан вернуть сумму займа и заплатить проценты за время пользования займа.

Возмездные и безвозмездные. Здесь и говорить не о чем. Возмездный – когда есть встречное предоставление, а безвозмездный – когда нет этого встречного предоставления. Единственное – нужно обратить внимание на презумпцию о том, что любой договор презюмируется возмездным. А раз так, то даже если вы в договоре не прописали, что за ваше предоставление следует какое-то встречное предоставление, то все равно презюмируется, что вам обязаны заплатить. Например, обязались вы подковать лошадь, если вы прямо в договоре не написали, что вы делаете это безвозмездно, то исходя из презумпции этот договор возмездный. Здесь сработает ст. 424, в соответствии с которой цена будет среднерыночной раз стороны не согласовали цену. По этой статье условие о цене восстанавливается. Если вы хотите безвозмездный договор, то это нужно прямо прописать в договоре.

Есть такая категория как меновой договор – каждая из сторон обязуется что-то передать другой стороне. Т.е. каждая сторона получает эквивалент предоставляемого. И от них отличаются элиаторные (рисковые) договоры, где получение или непредставление эквивалента зависит от случая, от каких-то неопределенных обстоятельств. Иногда их противопоставляют организационным договорам. 

Консенсуальные и реальные. По общему правилу, у нас все договоры консенсуальные. Для того чтобы договор состоялся достаточно согласия сторон, выраженного в определенной форме. Реальный же договор подразумевает необходимость для самого факта своего заключения передачу некоего имущества, являющегося предметом договора. Мало договориться, нужно еще и имущество передать. Классический пример, заём, который существует и сейчас. Он и представляет собой пример реального договора, т.е. вам мало договориться о том, что вам кто-то даст денег в долг. Договор состоится тогда, когда вам передадут деньги. До того момента, когда вы получите деньги, договора нет. Стало быть, ваш будущий заимодавец не обязан передавать деньги в долг. Договорные отношения между вами возникнут только в момент передачи денег. И этим отличается заем от кредита. Скажем, если вы заключаете кредитный договор, там действуют общие правила, он консенсуальный договор, и значит, как только вы подписали договор, банк обязан предоставить кредит. Помимо займа у нас договор дарения может быть заключен по модели реального, договор доверительного управления. Это можно увидеть из текста. Используется простая формула: «по договору такому-то одна сторона передает другой стороне». Этот оборот означает реальность договора. Некоторые договоры, например, договор дарения в законе формулируется таким образом, что можно и так и так, что дарение можно осуществить и через реальный и через консенсуальный договор, но, тем не менее, вот эти реальные договоры редкость. Указание на их реальность, безусловно, должны толковаться из смысла самого регулирования как императивных норм. Из смысла самого законодательного регулирования следует, что стороны могут заключить консенсуальный договор займа. Новая редакция статьи про заем уже отступает от реализма, скоро выйдет новая редакция статьи, в которой будет сказано, что договор займа можно заключать и через консенсуальный договор.

Консенсуальные договоры легко отличить от реальных. В статьях указывается, что «одна сторона обязуется» что-то сделать для другой.

Предварительный договор (ст. 429). Это не меновой договор. Предметом этого договора является обязанность сторон заключить впоследствии основной договор. Это договор о том, что стороны чуть позже заключат другой, уже основной договор, уже меновой. Но условия этого договора будут предусмотрены в предварительном. Такая конструкция используется чаще всего там, где по каким-то причинам заключить основной договор нельзя. Если сразу основной договор заключить нельзя, то стороны прибегают к конструкции предварительного договора. Как это работает? Прежде всего, предварительный договор должен содержать условия, на которых должен будет заключен основной договор. Т.е. все существенные условия те условия, которые сочли нужными определить стороны, должны быть указаны в этом предварительном договоре. Предварительный договор должен быть заключен в той же форме, что и будущий основной договор. Если закон требует нотариальной формы, то и предварительный договор тоже должен быть заключен с соблюдением нотариальной формы. Разумеется, основной договор теоретически может быть заключён в устной форме, но для предварительного договора краткая форма устная не допускается. При этом обратите внимание, что несоблюдение письменной формы влечёт ничтожность договора. Предварительный договор всегда либо в простой письменной форме, либо в нотариальной. Обратите внимание на то, что гос регистрация к форме не относится. Это не форма договора. Если у нас основной договор требует гос регистрации, то предварительный должен быть заключен просто в письменной форме. Как я сказал уже, в договоре должны быть указаны все существенные условия будущего основного договора существенные условия. В том числе и условия о предмете основного договора. Очень важная здесь практическая штука есть. Дело в том, что предварительный договор очень часто заключается, почему? Заключить основной договор нельзя именно потому, что нельзя согласовать условие о предмете. Чаще всего такой договор появляется. Предварительный договор появляется именно поэтому. Скажем, стороны заинтересованы в заключении договора КП объекта недвижимости. Для того чтобы договор КП этого объекта был заключённым, нам нужно согласовать условия о предмете. Если предмета нет ещё, могут возникнуть сложности некоторые. Могут возникнуть непреодолимые сложности. ЗК говорит, что договор КП может быть заключен только в отношении уже сформированного ЗУ, прошедшего кадастровый учёт. Скажем, некое лицо купило себе много земли и хочет разбить участок на маленькие и продавать для застройки. Но участки ещё не нарезаны. Но кто-то хочет застолбить себе уже сейчас эти участки. Но договор КП будущих земель мы заключить не можем. Да это будущая вещь, но ЗК запрещает это. Нельзя! Что делать? Вот предварительный договор! Стороны заключат предварительный договор КП этих будущих ЗУ, которые будут нарезаться потом. И вопрос – а как с предметом то быть? Мы должны в предварительном договоре согласовать все существенные условия. Но, а самое существенное условие – предмет, конечно. А если недвижимость, то как опишем предмет, которого ещё нет? Который на кадастровый учёт не поставлен. Этот казус ВС в 2021 году рассматривал. ВС сказал, что для предварительного договора вот этот критерий определённости предмета несколько ниже. Стороны, сказал ВС, достигли соглашения о том, в отношении каких ЗУ будут договоры КП заключены, то есть и покупатель и продавец достигли взаимопонимания при определении предмета основного договора. Для предварительного договора формальность в определении предмета договора она ниже, что и позволяет в ряде случаев такие договоры заключать.

ВС сказал ещё интересную мысль в принципе, наверное, и так всем понятную, но когда это сказал ВС, то лучше – он говорит, что предварительный договор может быть смешанным. Смешанный договор может быть который включает в себя как элементы смешного, так и менового договора. В данном случае договор заключал в себя часть условий, в соответствии с которыми будущий продавец брал на себя обязательство по совершению определённых действий, связанных с формированием этих ЗУ, а часть условий были сугубо условиями предварительного договора, в соответствии с которыми продавец обязался в будущем заключить договор КП. На практике чаще всего эти договоры смешанные. Сам по себе предварительный договор предоставления не предусматривает никакого, никакой передачи имущества не предусматривает, это просто договор о том, что когда-то в будущем стороны заключат договор. Как мы говорили, сам предварительный договор может задатком обеспечиваться. И кроме того обеспечивают и неустойкой тоже. Хотя неустойка взыскивается только в случае неисполнения имущественного обязательства, но в исполнении предварительного договора тоже неустойкой можно обеспечить.

Предварительный договор должен быть заключён в срок, который в договоре указан. Если такого срока в предварительном договоре не указано, то год дается сторонам на реализацию предварительного договора. Предположим, вы заключили предварительный договор, заплатили задаток, установили условие о неустойке, что произойдет, если другая сторона отказывается от заключения с вами основного договора? Здесь самое интересное и мощное последствие правил ГК РФ о предварительном договоре! Если сторона начинает уклоняться от своей обязанности от обязательства заключить договор, то вступают в силу жёсткие условия ст. 445. Можно в суд обратиться и понудить заключить договор. Супер мощное отступление от свободы договора. Сторона договором взяла обязанность в будущем заключить договор. Мы буквально не будем заставлять заключать договор. Решение суда заменит договор. Договор будет считаться заключённым в момент вступления решения суда в законную силу. Как бы там не сопротивлялся, не вырывался ответчик, который отказывается исполнить своё обязательство из предварительного договора, его свобода договора кончилась в тот момент, когда он заключил предварительный договор. Свободы договора нет у него, он обязан заключить его, а если он этого не сделает, то в суд, и договор будет заключен, кроме того, вы взыщите с него санкцию за нарушение предварительного договора (убытки, неустойка). Если в срок, указанный в предварительном договоре, основной договор не заключается, то, соответственно, обязательства тоже прекратятся. Если не заключается основной договор и ни одна из сторон не требует заключения основного договора, то действие предварительного договора просто на просто прекращается. 

Договор в пользу третьего лица. Часто встречающаяся фигура тоже. Раз в пользу третьего лица, значит, есть 2 стороны договора, которые в этом договоре указывают на то, что должник по одному из обязательств должен производить исполнение не кредитору, а этому некоему третьему лицу, которое получает право требовать исполнения. Это не просто исполнение третьему лицу. Вот я купил навоз у тебя, вывезли его Петрову на участок. Договор в пользу третьего лица тем, что третье лицо может требовать исполнения само. Третье лицо в случае неисполнения пойдёт в суд и потребует исполнения и будет налагать на должника санкции, предусмотренные и законом и договором. Разумеется, эти последствия для третьего лица наступают только тогда, когда третье лицо выражает согласие. Как говорит закон – выражение намерения воспользоваться своими правами. Договор имеет силу для тех лиц, которые в нём участвует. Поэтому закон говорит, что до тех пор, пока третье лицо не изъявило желание реализовывать права, то стороны договора могут договор этот и расторгнуть и изменить. Вести себя, так как будто третьего лица нет, но как только третье лицо выразило желание воспользоваться своими правами. Всё. Стороны договора делать ничего без согласия третьего лица не могут. И наоборот! Если третье лицо отказалось от прав, которые ему предоставлялись договором в пользу третьего лица, этим правом может воспользоваться кредитор. Обратите внимание на критерий ещё – договор в пользу третьего лица это такой инструмент, который путается некими своими правовыми инструментами, чтобы отличить договор в пользу третьего лица от сменных конструкций полезно пункт 4 примерить к нему ст. 430, который говорит, что если третье лицо отказалось, то кредитор вправе сам получить исполнение. Если такое теоретически возможно, то перед нами договор в пользу третьего лица.

Следующий договорный тип, недавно появившийся в законе, но давно существовавший на практике – рамочный договор (429.1 статья). Суть его проста. Если стороны связны какими-то устойчивыми хоз. связями довольно однородными, то может быть довольно затрат, но и хлопотно при получении какой-то партии товаров каждый раз составлять новый договор. Надо юристов привлекать. Дешевле привлечь их один раз и составить рамочный договор. Договор, который будет охватывать собой все последующие возможные сделки. Договор, который устанавливает некие общие условия, которые будут применяться ко всем последующим отдельным сделкам. Сам по себе рамочный договор не будет меновым на основании самого рамочного договора поставки не будут осуществляться. Если мы имеем рамочный договор, то нам для осуществления конкретной операции самостоятельный договор поставки заключать не надо. Одна сторона пишет: «мне нужно 30 вагонов маринованных ананасов» больше не надо ничего, остальные заранее согласовано. Как я сказал, что рамочный договор не меновой. Меновой договор возникает тогда, когда стороны о поставке конкретной партии договариваются. Одна сторона пишет другой: «мне нужно 30 вагонов ананасов». Таким образом, для заключения такого договора нам не надо каждый раз привлекать юристов и т.д. Это дорого. После заключения рамочного договора мы можем сколь угодно долго действовать в его рамках, это удобно.

Абонентский договор (ст. 424) — суть ее в том, что вы периодически осуществляете предоставление платежи другой стороне независимо от того, потребовались ли вам услуги другой стороны или нет, но если они вам потребовались, то сторона обязана своё предоставление осуществить в рамках периодически уплачиваемой суммы или эта сумма плюс добавка. Здесь всё очевидно. Вы заключаете договор с врачом-педиатром, например, сейчас такое часто бывает. Платите педиатру 5000 рублей, и если случилось с ребёнком что-то, то педиатр приедет и всё сделает вам в рамках ежемесячных предоставлений. Не позвонили, он не приехал, но 5000 платите за саму возможность. Это абонентский договор. Вы платежи осуществляете независимо от того, приезжает к вам или нет этот педиатр, платите за возможность вызова. Вы можете варьировать условие об оплате. Можете определиться, что если вы вызывали, прибегали к условиям вашего контрагента, то плата может вырасти, может варьироваться. Вы платите именно за возможность вызова. Вы можете определиться, если вы прибегали к вызову педиатра больше 100 раз за месяц, то здесь не привязаны мы жестко, что размер платы должен быть фиксирован.

Опционный договор (ст.429.3). Нужно отличать от опциона. Если опцион это просто, грубо говоря, безотзывная оферта, то опционный договор – иное. Суть в том, что стороны заключают договор, по которому управомоченная сторона может заявить требование о его исполнении, а может не заявлять. Либо в определённый срок, либо при наступлении определённых обстоятельств. Кроме того, стороны могут определить, что заявление об исполнении считается автоматически поступившим при наступлении определённых обстоятельств, такая конструкция. За такую возможность может взиматься плата.

Условия договора. Есть известная классификация условий договора на существенные, обычные и случайные. Существенные условия те, без которых договор не будет считаться заключённым. Просто не будет договора. Прежде всего, это предмет договора. Всегда в любом договоре существенным условием будет его предмет (то о чём стороны договариваются). Те условия, которые в законе названы в качестве существенных, разумеется, закон не говорит, что в таком то договоре условие такое, то является существенным. Закон говорит, что одна сторона обязуется предоставить другой что-то, а другая сторона обязуется оплатить. Существенными будут те условия, по которым согласно пожеланиям хотя бы одной стороны должно быть достигнуто соглашение. Ну, с предметом всё ясно. Договор КП, например, там предмет – товар. Нужно товар согласовать, прежде всего. В ряде случаев существенным будет условие о цене. Обратите внимание на то, что по общему правилу указание цены это не существенное условие. Это обычное условие, которое может быть восполнено на основании закона. У нас есть 424 статья, которая позволяет нам восполнить этот недостаток договора, если стороны совершили невозможное и забыли договориться о цене. В этом нет ни чего страшного. 424 статья нам поможет. Но иногда закон говорит, что нет, цена – существенное условие! Это, прежде всего, договоры, связанные с недвижимостью. Договор КП недвижимости, например, там условие о цене существенное! Может быть спорное решение законодателя, потому что ст. 424 как работает — среднерыночная цена. Законодатель видимо исходил из того, что каждый объект недвижимости уникален, поэтому ст. 424 применяться к нему не может, но практика показывает, что может и есть целое направление судебной практики по поводу заключенности или незаключенности договоров аренды недвижимости. И там суды спокойно применяют среднерыночные ставки арендной платы за недвижимость. Практика показала, что можно спокойно применять и среднерыночные ставки по недвижимости. Как бы ни было для недвижимости цена будет существенным условием.

Может быть и срок существенным условием договора поставки, подряда строительного. Там срок существенное условие, без согласования которого договор не будет заключённым считаться. Однако даже если стороны не согласовали существенные условия, будь это даже предмет. Это ещё не означает, безусловно, что договор не состоялся. Судебная практика выработала это правило. Да, исходя из закона формальное несогласование существенного условия означает не заключённость договора. Часто этим пользовались не добросовестные стороны, когда, скажем, товар был уже поставлен, например, в недостаточном количестве или может качестве. Предъявляется иск стороне. Они говорят, что договор поставки не заключен, значит, договор поставки не заключён. Мы товар поставили, а чего вы с нас договорные санкции взыскиваете, мы условие о сроке не составили. Практика выработала средство – 165 письмо ВАС 2021 год. Практика по спорам, связанным с признанием договора незаключёнными. Там самое первое о чём нужно вспомнить — если у нас договор, по сути, не заключенный, то есть мы пришли к выводу, что не согласовали условие договора, то его нет, раз его нет, недействительным признавать не можем. Кроме того там содержится формулировка очень важная. Вопрос о не заключённости договора по причине несогласования существенных условий можно поставить только до начала исполнения этого договора. Исполнение если началось, то вопрос о не заключённости снимается с повестки дня навсегда. Если стороны не согласовали условие договора, относимое к существенным, но затем совместным действиями по исполнению договора и по принятию исполнения устранили необходимость согласования этого условия, то договор считается заключённым. Вот ещё одна максима. Т.е. согласие этих существенных условий возможно, по сути, фактическими действиями в рамках исполнения договора. Не согласовали стороны условие о предмете, но покупатель принял исполнение. Согласовано оно, значит, все. О сроке не согласовали, но покупатель принял исполнение, то условие считается соблюдённым. Уловка теперь уже, в общем можно считать её неактуальной. Там же в судебной практике 165 письме и просто в практике ещё один подход содержится — это необходимость стремления к сохранению договора. То есть нужно сделать всё (это адресованное суду требование), чтобы сохранить договор – это презумпция сохранения договора.

424 статья – цена договора. О ней много раз говорили. Цена должна быть сторонами согласована. Если не согласована, то это условие восполняется на основе среднерыночных значений. Однако цена может быть и нормативным предписанием установлена федерального, регионального и местного уровня. Речь о тарифах.

Это были существенные условия. Обычные условия — те, которые, не будучи согласованными, могут быть восполнены на основании диспозитивным норм. Как цена, например. Не согласовали цену, то это условие не существенное. Обычное условие. На основании 424 статьи можно восполнить на основании рыночной. Случайные условия – не согласовали стороны их, значит, нет,они не будут условиями договора.

Заключение договора

Прежде всего, обратите внимание, что у нас новая статья в кодексе 434.1 посвящённая этой процедуре заключения договора. Процедуре переговоров о заключении договора. Старая такая проблема, существовавшая в нашем праве, недобросовестного ведения переговоров. Довольно… отвлекусь н секунду. Вот ответственность за недобросовестное ведение переговоров, например, вы наталкиваетесь на объявление где-нибудь, что кто-то продаёт квартиру, потом вы вступаете в переговоры о покупке квартиры – всё снимай с продажи куплю 100%. Продавец снимает с продаж, лишается других предложений, а вы передумываете. Это недобросовестное ведение переговоров. Вы без оснований немотивированно отказываетесь от заключения договора. А продавец уже может быть нанял себе новое помещение, выписался из квартиры, с нотариусом договорился. И вопрос, а что ему делать с вами? Что это? Деликт или договорные убытки, но договора нет же? В чем он вел себя неправомерно, что он нарушил? Статья 10? ХА-ХА-ХА. А вы быстро учитесь, я люблю 10 статью. На основании деликтных норм и статьи 10 решаем эту проблему. Что бы любые сомнения в этом вопросе развеять в ГК ввели ст. 434.1, посвящённую переговорам. Там очевидные и правильные вещи написаны, что переговоры нужно вести добросовестно и не вступать в них при заведомом отсутствии намерения этот договор заключить. Т.е. для того, чтобы просто поторговаться нельзя заключать договоры и таким образом вести себя недобросовестно. Что там у нас предполагаются недобросовестными действиями ведения переговоров: внезапное прекращение переговоров (когда одна сторона не могла ожидать такого поведения от вас). С другой стороны – не предоставление информации или предоставление недостоверной информации. Случаи, в которых предусматривается недобросовестность при заключении договора. Если такая недобросовестность при заключении наблюдается – да, убытки подлежат взысканию, кроме того, стороны могут заключить договор о ведении переговоров в заключение договора. Можете туда что угодно, неустойку. В 434.1 полезное в том, что говорится, о конфиденциальных сведениях – пункт 4. Договора нет еще, но в рамках переговоров можете получить конфиденциальную информацию и на вас обязанность ляжет информацию хранить. Очевидно, но указание на это не лишнее. Если вы нарушаете, то убытки опять-таки. Или санкции предусмотрены не договором о переговорах. Пункт 8 этой статьи говорит, что это нам не препятствует и к деликтным механизмам прибегнуть. Эта норма права деликтного. На основании 59 главы (глава о деликтах) можем потребовать возмещения убытков без 434.1 статьи. Кульпа ин контрагента – недобросовестное ведение переговоров. Переговоры провели, и к заключению договора приступает. Ст. 432 — она говорит о том, что, как иногда пишут в судебных решениях, договор заключается в офертно-акцептной форме. Договор заключается в офертно-акцептной форме. Имеется в виду, что договор заключается путем обмена офертой (предложение) и акцептом (согласие заключить договор). Иногда смеются даже указанием в судебных решениях, что договор в офертно-акцептной форме. У нас это единственный способ заключения договора. Если вы посмотрите ЦФР или принципы УНИДРУА, то они говорят, что можно заключить договор и иными способами. Путём обмена офертой и акцептом, но можно и иными способами заключить. Действительно иногда сложно понять, где тут оферта, где акцепт если речь о заключении сложной сделки, если вы получаете по имейл оферту и отвечаете, что согласны, то вот офертно-акцептная форма. Но если речь о сложной сделке, то бывает сложно вычленить там, где оферта, где акцепт, потому что могут быть многолетние переговоры совместные заседания осложненные перепиской. Сложно определить, где оферта, где акцепт. Вот поэтому и иными способами возможно. Может быть, иное поведение сторон, свидетельствующее о заключении договора. У нас всё по старинке. Офертапредложение о заключении договора, которое совершенно недвусмысленно и выражает намерение заключить договор. Оферта должна содержать указание на существенные условия договора. От оферты нужно отличать приглашение сделать оферту (например, это реклама и иные предложения, которые могут быть адресованы неопределённому кругу лиц). Они не как оферта, не как согласие заключить договор с любым обратившимся, а как предложение делать оферту. А есть публичная оферта – предложение, адресованное ко всем, из которого следует согласие оферента заключить договор на указанных условиях с любым кто отзовётся. Похожие вещи. Некое заявление, адресованное всем в одном случае это будет, например, когда это реклама приглашение делать оферты, а в некоторых случаях это будет публичная оферта явно выраженное согласие заключить договор с любым кто к нему обратится. Поэтому часто в рекламе можете видеть объявление – «не является публичной офертой». Чтобы разграничить две категории. Оферта связывает оферента после того, как он её посылает, он должен сохранять возможность акцепта, и если адресат совершает акцепт и оферент утратил возможности заключения договора, то он будет к ответственности привлечён на время действия оферты. Т.е. он должен поддерживать свое предложение в актуальном состоянии на время действия оферты. В нашем праве оферта по общему правилу считается безотзывной. Её нельзя отозвать в течение срока, который для акцепта предоставляется. Это не общепринятое правило. В странах общего права оферта считается отзывной. Можно отозвать в любой момент.

Акцепт — это согласие на заключение договора от лица, которому поступила оферта. Очень интересна сама природа этого права, лицо которое получило оферту, вот какое у него право на акцепт, что это за право? По наследству переходит, можно отчуждать? Дискутируемый вопрос. То ли это разновидность секундарного права, то ли это не право, а просто состояние, какое-то. Ну как бы то ни было лицо, получившее оферту, может её акцептовать. Акцепт будет состоявшимся тогда, когда он полный и безоговорочный. Если лицо говорит – «я бы акцептовал, но давайте поговорим о цвете товара». Когда на аферту поступает контраферта. Акцепт будет только тогда, когда из него явно следует согласие чёткое и безоговорочное и недвусмысленное. Молчание не акцепт, а исключение будет в тех случаях, которые указаны в законе, а также в договоре, обычае, или если это следует из отношений сторон. Если между сторонами сложилось, так что молчание знак согласия значит молчаливый акцепт возможен. Кроме того акцепт возможен и конклюдентными действиями. Когда лицо, которому направлена оферта, в срок, установленный для её принятия, совершает конкретные действия по исполнению договора, заключение которого предлагается. Если мы говорим об акцепте конклюдентными действиями, то они должны заключаться в совершении тех действий, которые должен был бы совершить получатель оферты. Если лицо, получившее оферту, переведет деньги, отправит товар, то это и есть конклюдентные действия, которые будут свидетельствовать об акцепте.

Момент заключения договора. Коль скоро мы говорим об обмене офертой и акцептом, то для нас важно, когда договор считается заключённым. В нашем праве установлено такое общее для европейского права регулирование, в соответствии с которым договор считается заключенным, когда лицо направившее оферту получает акцепт, когда акцепт дошёл до лица направившего оферту. Альтернативой этой модели является правило почтового ящика, в соответствии с которым договор будет заключен, когда акцепт отправлен. У нас другая концепция. Как это правило будет применяться в том случае, когда договор заключается конклюдентными действиями? Наше право не отвечает на этот вопрос. Лицо совершает конклюдентные действия и наше право говорит, что договор заключён. Акцепт совершается фактом совершения конклюдентных действий. Несложно догадаться, что в совершении нами конклюдентных действий сторона, которая направила оферту, может через продолжительное количество времени узнать. У нас не говорится об этом, но наверное должно применяться правило из ДЦФР – если конклюдентными действиями заключается договор, то он считается заключенным с того момента, когда оферент узнал о совершении этих конклюдентных действий. В принципах УНИДРУА другой подход – в момент, когда совершены действия эти. Т.е. теоретически возможен разрыв во времени, в чем-то это похоже на теорию почтового ящика. Лицо совершило конклюдентные действия, а лицо, направившие оферту, об этом ничего не знает. Ну, вы совершили какое-то действие, направленное на исполнение, а другое лицо об этом еще не знает.

Если мы говорим о договоре, который подлежит гос регистрации, то он будет считаться заключенным с момента таковой. Здесь нужно обратиться к 165 информационному письму ВАС, который это правило, по сути, уничтожил. Правило само по себе простое – если требуется гос регистрации договора, то договор будет считаться заключенным тогда, когда гос регистрация осуществлена. Но ВАС сказал, что (так и есть на практике) если стороны заключили договор, но не осуществили его гос регистрацию, то этот договор не влечёт тех последствий, которые влияют на права и обязанности третьих лиц, а сами стороны, тем не менее, связывают друг друга этим договором. Классический пример – договор долгосрочной аренды недвижимости. В законе говорится, что он подлежит гос. регистрации , что этот договор считается заключённым с момента гос. регистрации. Но ВАС сказал, что если стороны такой договор не зарегистрировали, то он всё равно есть этот пункт 3 информационного письма. Договор аренды действует, есть арендатор, он должен вносить арендную плату, будет платить неустойку в случае неуплаты, единственное чего лишается – действия против третьих лиц. Свойства следования не будет у арендатора.

Толкование договора — очень важно! 431 статья – толкование договора! Требуется очень часто. И даже в тех случаях, когда на обеих сторонах договора были мощные юристы. 431 говорит, как не надо толковать договор. Посмотрите 431устанавливает 2 этапа толкования. Между сторонами спор – одна сторона толкует в свою сторону, а другая в другую. Как быть суду? 431 говорит, что буквальное значение слов и выражений. Есть классический пример – покупали шкурки кроликов и написали в договоре цену какую-то шиллингов на фунт шкурок. А на самом деле имели в виду за штуку. И вопрос о толковании. Наш суд, решая казус на основании 431, обязан буквально толковать договор. Ещё пример толкования — стороны заключили договор о мясе кита, но написали бегемот. Т.е. суд обязан принимать во внимание то, что написано буквально, буквальное значение. Путём буквального толкования если понять невозможно, то суд должен выяснить действительную волю сторон с учётом цели договора. Во всём мире суд обязан выявлять действительную волю сторон договора. А у нас наоборот. Поэтому да, везде как я сказал, в приоритете иначе, закон требует от суда выявить действительную волю сторон и если никак не истолковать так, то только тогда переходим к буквальному толкованию. У нас наоборот. Какая высокая цена ошибки или описки в договоре. 431 статья обязывает вас быть крайне внимательными.

Про толкование ещё в 2 словах – то же постановление пленума 2021 года номер 16 о свободе договора — там появилось важное правило одно для толкования договора. Правило называемое контрапреферентум. 11 пункт. О чём речь? Если в договоре есть неясное место, оно толкуется против той стороны, которая ее предложила. Т.е. если в договоре появилось какое-то неясное положение, то оно будет толковаться против той стороны, которая предложила такое условие. Причем предполагается, что если не доказано иное, то предполагается, что это условие предложила та сторона, которая профессионал в соответствующей области, например, с банком заключаетет договор, и если банк там что-то написал непонятное, то это должно толковаться не в его пользу, потому что он профессионал в своей сфере. Очень важное правило!

Ну, вот и всё, на этом наш курс гражданского права заканчивается, мне пора бежать, уже 10 раз позвонили на телефон, но ради Вас я все 10 раз сбросил.

-Андрей Олегович, подождите, пожалуйста, от всего потока хотим сказать Вам большое спасибо за прочитанный курс лекций и поздравить с прошедшим Днём Рожденья!

— Спасибо!

— (достаём из под стола игрушечный Феррари на пульте управления).

— ОН НЕ ЗЕЛЁНЫЙ!!!!!

— У Дэнчика пусть будет зелёный, а у вас красный Феррари!

— АХАХАХАХАХА!!!

— А вот зелёный пакет (с коньяком!)

— АХААХАХАХАХ!! Спасибо большое!! ААХАХАХАХ!! Но двоек я всё равно наставлю!! До свидания!

— До свидания, светлейший!

Потом Рыбалов написал в Facebook`e:

Идущим на экзамена

Итак, господа студенты, сегодня закончилось наше беглое знакомство с общей частью гражданского права, а это значит, что уже очень скоро вам сдавать экзамен. Хотелось бы как-то поддержать вас, поэтому расскажу одну поучительную, на мой взгляд, историю. Как-то в конце прошлого века я поступал на юрфак в Институт МВД – ну или как он тогда назывался? уже не помню. Я добросовестно готовился, и на экзамене по истории затеял даже рассказ о Трипольской культуре; один из экзаменаторов при этом щипал себя за руку, а второй пытался делать вид, что понимает, о чем речь. Затем тот второй спросил – а сколько, товарищ абитуриент, людей погибло во время Февральской революции? А я не угадал. Месть свершилась, и нужного количества баллов я не набрал.
Пришлось осенью поступать в СПбГУ. Уж не знаю, как сильно натерпелось от этого и без того многострадальное российское частное право, но лично я бесконечно рад, что провалился на тех экзаменах. Так что желаю вам любую неудачу превратить в итоге в милый курьез.

Оцените статью
Добавить комментарий