Содержание договора ренты: суть соглашения, права и обязанности сторон, что такое пожизненная форма и для чего она нужна, подготовка к заключению, советы юриста

Содержание договора ренты: суть соглашения, права и обязанности сторон, что такое пожизненная форма и для чего она нужна, подготовка к заключению, советы юриста Залог недвижимости

Обзор постановления вс о поручительстве: что появилось нового, что осталось без изменений

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 № 45 «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве» (далее – ПП ВС 45) в целом сохранило те подходы, которые были заложены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2021 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – ПП ВАС 42). Но есть и интересные изменения. Рассмотрим, что осталось, а что появилось нового.

Прежде всего отметим, что два из трёх блоков ПП ВАС 42 продолжают действовать без каких-либо изменений. Это блок о поручительстве по облигациям и блок, посвящённый вопросам, возникающим при банкротстве поручителя и должника.

Полностью отменён первый, он же основной, блок ПП ВАС 42 просвещённый исковому производству, в котором ВАС и заложил главные, довольно прогрессивные на тот момент, идеи. Вместе с тем, эти основные идеи по большей части в ПП ВС 45 повторены.

Прежде всего надо отменить, что ВС сохранил так называемую суброгационную конструкцию поручительства, которой придерживался ВАС. Исходный тезис этой конструкции заключается в том, что поручитель исполняет не основное обязательство, а собственное обеспечительное денежное обязательство. Из этого, в частности, следует, что поручитель не обязан исполнять обязательство в натуре. Этот подход чётко прослеживается в 1 и 2 ПП ВС 45.

При исполнении поручителем кредитору своего собственного обязательства, основное обязательство не прекращается, но права по основному обязательству переходят к поручителю в силу суброгации. О суброгации говорится в п. 18 ПП ВС 45.

Суброгационная конструкция поручительства пришла на смену регрессной конструкции. Этому предшествовали длительные доктринальные обсуждения и разнящаяся судебная практика. Казалось бы, с принятием ПП ВАС 42 в этом вопросе поставлена точка. Однако суброгационная конструкция так и не была реализована до конца.

Дело в том, что, исходя из суброгационной конструкции, поручитель, поскольку он стал новым кредитором в первоначальном обязательстве, мог начислять на сумму своего требования к должнику проценты и неустойку в соответствии с условиями основного обязательства (далее – договорные проценты). Вместе с тем, на момент принятия ПП ВАС 42 действовал п. 18 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», где было сказано, что поручитель договорные проценты начислять не вправе, но может требовать проценты по ст. 395 ГК РФ.

Пункт 18 Постановление № 13/14 теперь отменён, а в п. 18 ПП ВС 45 указано, что поручитель вправе начислять договорные проценты по день исполнения обязательства должником.

Но вызывает вопросы второй абзац п. 18 ПП ВАС 42, где сказано, что поручитель вправе потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору. При чтении данного абзаца первоначально возникает мысль, что поручитель может теперь воспользоваться не только суброгационным требованием, но и (новым) регрессным. К слову такой подход существует в европейских правопорядках и связан с рецепцией римского права. Поэтому предоставление поручителю права воспользоваться регрессом или суброгацией по своему выбору не было бы лишено оснований.

Однако из третьего абзаца следует, что право «потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору» является не новым требованием, которое возникает у поручителя, а также переходит к нему от кредитора в порядке суброгации. На мой взгляд, из второго и третьего абзаца становится понятно, что указание на право потребовать сумму фактически уплаченного ВС использовал лишь для того, чтобы обосновать возможность поручителя потребовать от должника не договорные проценты, а проценты по ст. 395 ГК РФ. Т.е. теперь поручитель может по своему выбору начислять на сумму обратного требования договорные проценты или же проценты по ст. 395 ГК РФ.

С точки зрения теории, право поручителя требовать сумму фактически уплаченного, как мне кажется, не очень обосновано. Если поручитель становится на место кредитора, то он не может требовать того, что не мог требовать кредитор. Можно предположить, что во многих случаях сам кредитор был бы вправе вместо исполнения обеспеченного обязательства потребовать сумму фактически уплаченного. Например, на основании п. 2 ст. 405 ГК РФ. Но в п. 18 ПП ВС 45 всё же сказано о праве потребовать сумму фактически уплаченного как о праве, которое имеет собственно поручитель, а не о праве, которое он имеет, поскольку стал новым кредитором.

Это право, по мнению ВС, основано на втором предложении п. 1 ст. 365 ГК РФ, где говорится о праве поручителя на возмещение иных убытков. Однако под иными убытками следует понимать такие расходы, которые поручитель понёс дополнительно к выплате долга.  Например, в комментарии к Проекту Гражданского уложения Российской империи, где нормы об обратном требовании поручителя принципиально не отличались, приводится такой пример подобных убытков: «Поручитель, будучи поставлен в необходимость удовлетворения верителя, может понести значительные убытки, связанные с приисканием, во чтобы то ни стало, денег (часто за чрезмерно высокие проценты) или с публичной продажею имущества в уплату долга. В данном случае не может быть сомнения в справедливости обратного взыскания с должника в пользу поручителя понесённых последним вследствие неисправности должника убытков».

Также интересен п. 4 ПП ВС 45, где сказано, что если поручительство было выдано без согласия должника, то поручитель и кредитор обязаны солидарно возместить расходы, связанные в связи с переходом прав к поручителю. Поручительство, практически всегда выдается не то что с согласия должника, а по его просьбе. Ведь предоставление обеспечения часто является необходимым условием кредита. Подход, согласно которому должника следует защищать от несанкционированного им поручительства наметился в ПП ВАС 42. Теперь мы видим развитие этого подхода. Вряд ли здесь есть что-то революционное, т.к. право поручителя на возмещение таких расходов, на мой взгляд, достаточно легко обосновывается общими нормами ГК РФ. Вместе с тем, у судов, могли, конечно, возникнуть вопросы относительно правомерности такого требования. Теперь этот вопрос снят.

Мне кажется, что не очень точно сформулирован п. 6 ПП ВС 45. Там содержится правило о том, что не упоминание в договоре поручительства некоторых условий основного обязательства (срок, размер процентов и т.д.) не влечёт незаключённость договора поручительства. Это правило также содержалось в п. 10 ПП ВАС № 42. Вместе с тем в п. 10 ПП ВАС № 42 говорилось, что если в договоре поручительства не указано, что поручитель отвечает и за иные обязательства должника помимо выплаты основного долга (например, по уплате процентов), то эти иные обязательства не являются обеспеченными поручительством, и поручитель отвечает только в части основного долга. Поскольку данное указание в п. 6 ПП ВС № 45 отсутствует, то становится неясно, отвечает ли поручитель за такие иные обязательства, когда про них не указано в договоре поручительства (уплату процентов, например).

Также из нового надо упомянуть п. 9 ПП ВС 45. Там говорится, что на поручителя распространяются гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 21 декабря 2021 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Естественно, в ПП ВАС РФ 42 этого не было и быть не могло.

Интересен на мой взгляд п. 21 ПП ВС 45, где говорится, что поручитель, исполнивший договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства, вправе требовать возмещения уплаченной суммы как с должника, так и с остальных поручителей только после наступления срока исполнения основного обязательства (статьи 361 и 363 ГК РФ). Этого положения в ПП ВАС 42 не было. В этом пункте, на мой взгляд, более важно само утверждение, что поручитель может исполнить договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства. 

Важное с практической точки зрения дополнение содержится в п. 32 ПП ВС 45. В сравнении с п. 21 ПП ВАС 42, при ликвидации должника поручительство не прекратится не только, если кредитор успел до ликвидации подать к поручителю иск, но и если он успел направить претензию. У этого подхода могут возникнуть проблемы на практике, ведь для того, чтобы доказать направление претензии достаточно предоставить в суд любую почтовую квитанцию с нужным адресатом. Суд не будет устанавливать, что реально было направлено этим почтовым отправлением. С другой стороны, правило о том, что до ликвидации должника поручитель должен успеть предъявить требование к поручителю, на мой взгляд, обосновано скорее догматикой и принципом аксессорности (обеспечение не может существовать в отсутствие основного обязательства). Может вообще и не следует требовать от кредитора успеть предъявить требование к поручителю до ликвидации должника? Насколько я помню, до ПП ВАС 42 практика была ещё более сурова – если должник ликвидировался, то поручительство прекращалось, даже если иск к поручителю был подан (так и должно быть с точки зрения догматики).

Еще про залог:  Кредит под залог в Москве | Кредит в банках Москвы под залог от 9.3 %

В п. 35, абз. 2 п. 36 ПП ВС 45 указано, что смерть должника не прекращает поручительство, а в отношениях с кредитором поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников должника. Такого же подхода придерживался ВАС в абз. 2-3 п. 20 ПП ВАС 42. Ранее ВС в п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2021 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» придерживался противоположного подхода, но эта правовая позиция теперь отменена.

В п. 46 ПП ВС 45 указано на такой способ защиты прав должника и поручителя как признание обязательства прекращенным. В ПП ВАС 42 об этом не говорилось. Но возможность прибегнуть к такому способу защиты прав, мне кажется, не должна была вызывать сомнений.

Практически важным является п. 47 ПП ВС 45, где сказано, что при признании недействительным договора поручительства, поручитель может потребовать ранее уплаченное не только от самого кредитора, но и от должника. В ПП ВАС 42 этого не было. Напротив, в п. 40 ПП ВАС 42 говорится, что иск в этом случае может быть заявлен только к кредитору.

В п. 49 ПП ВС 45 указано, что кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю либо только к одному или другому. В последнем случае суд вправе привлечь поручителя или должника для участия в деле в качестве третьего лица как по их ходатайству, так и по собственной инициативе. Эти правила были и в п. 7 ПП ВАС 42.

Но интересная правовая позиция, которая содержалась в абз. 2 п. 7 ПП ВАС 42, в ПП ВС 45 не попала. Дело в том, что судебный акт по делу о взыскании задолженности с поручителя, к участию в котором не был привлечён должник (в качестве соответчика или третьего лица), не будет иметь преюдициарного значения в деле, в котором будет рассматриваться обратный иск поручителя к должнику. Поэтому возможна такая ситуация, когда кредитор взыщет долг с поручителя, а в обратном иске поручителя к должнику будет отказано полностью или частично. В п. 15 ПП ВС 45 содержится примерный перечень возражений поручителя, но большинством из них может воспользоваться и должник.

Например, одним из таких возражений является заявление о снижение неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. Допустим, кредитор взыскивает с поручителя неустойку. Должник не привлечен для участия в деле, но сообщает поручителю свои возражения, в частности о несоразмерности неустойки. Поручитель заявляет о несоразмерности неустойки, но суд, тем не менее, взыскивает неустойку полностью. Поручитель после этого обращается с обратным иском к должнику. Поскольку должник не участвовал в первом деле, то суд по заявлению должника будет иметь право снизить неустойку. В такой ситуации, часть неустойки, выплаченной кредитору, поручитель вернуть не сможет.

То есть суды могут одни и те же обстоятельства оценить по разному и это не будет означать незаконность ни первого, ни второго судебного акта, потому что споры происходят между разными лицами. Конечно практически такая ситуация почти исключена, поскольку суды всегда придают важное значение другим судебным актам, даже когда формально преюдиция отсутствует. Тем не менее, для подобных ситуаций в абз. 2 п. 7 ПП ВАС 42 указывалось, что обстоятельства, установленные в деле по спору между кредитором и поручителем, хоть и не являются обязательными, но должны судом учитываться, а если суд придёт к иным выводам, то должен указать соответствующие мотивы. Теперь подобного правила нет.

В п. 50 ПП ВС 45 говорится о том, что исполнивший поручитель имеет право на процессуальное правопреемство. Об этом говорилось и в п. 8 ПП ВАС 42. Однако правые позиции ВАС и ВС сильно расходятся в деталях. Так из п. 8 ПП ВАС 42 следовало, что поручитель не просто вправе осуществить процессуальное правопреемство, а обязан это сделать, если он хочет реализовать своё обратное требование к должнику. Если исполнивший поручитель, при наличии принятого иска кредитора к должнику, подавал к должнику новый иск, то такой иск подлежал оставлению без рассмотрения.

В п. 50 ПП ВС 45 нет положения о том, что в такой ситуации иск поручителя подлежит оставлению без рассмотрения. То ли ВС счёл это и так понятным, то ли поручитель теперь вправе вместо правопреемства подать новый иск, неясно.

Интересно так же, что кредитор теперь может немотивированно возражать против правопреемства. В этом случае поручитель вправе вступить в дело, но в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями.

Раньше, как я понимаю, эти возражения должны были быть мотивированы. Например, кредитор мог возразить, что правопреемство не наступило, поскольку поручитель не исполнил обязательство (абз. 2 п. 8 ПП ВАС 42). Т.е. если суд устанавливал, что материальное правопреемство имело место, то обязательно следовало правопреемство процессуальное.

Надо отметить, что в пункте о правопреемстве ВС не решил важный для практики вопрос. Дело в том, что суды сейчас исходят из того, что правопреемство невозможно, если поручитель является соответчиком. Т.е. суды считают, что поручитель-соответчик не может стать истцом в том же процессе, если во время процесса им исполнено обязательство. Я не являясь большим знатоком доктрины процессуального права, но мне кажется, что такую возможность можно бы было допустить. Подача одного иска к должнику и поручителю как к соответчикам является скорее правилом, чем исключением, потому как это удобнее для кредитора. По крайней мере, если и поручитель и соответчик — юр. лица. В иной ситуации подача отдельных исков может объясняться нежеланием судится в суде общей юрисдикции.

Также правовая позиция о правопреемстве дополнена указанием на то, что процессуальное правопреемство возможно при частичном исполнении обязательства.

В п. 51 ВС придерживается той же позиции, что и раньше, согласно которой, если иск предъявляется к должнику и поручителю, который является физ. лицом и не является индивидуальным предпринимателем, то дело будет всегда подсудно суду общей юрисдикции. Позиция ВАС на этот счёт была иная. ВАС допускал, рассмотрение дела арбитражным судом, если выдача поручительства была обусловлена тем, что поручитель связан с предпринимательской деятельностью должника, например, если поручитель являлся учредителем, руководителем должника.

Вместе с тем, ВС сформулировал и новую правовую позицию о том, что при заявлении встречного иска, связанного с корпоративным спором, подсудным арбитражному суду, суд общей юрисдикции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135, статьей 137 ГПК РФ возвращает его в связи с подсудностью такого иска арбитражному суду. Можно предположить, что должники и поручители этим воспользуются. Обоснованность встречного иска суд общей юрисдикции проверять не может. Как минимум должник и поручитель смогут сильно затянуть процесс.

На мой взгляд, положения ПП ВС 45, которые стоило описать на этом заканчиваются. Ниже я кратко описал каждый пункт ПП ВС 45. В основном я преследовал цель сравнения с ПП ВАС 42, а также старался описать суть или что-то новое. Поэтому весь текст каждого пункта не комментировал.

Не исключаю, что какие-то интересные новые положения я мог упустить. Буду благодарен за комментарии.

  1. Поручитель не является должником в обеспеченном обязательстве. Его обязанность заключается не в том, чтобы исполнить основное обязательство, а в том, чтобы «нести ответственность» за должника в денежной форме. Поэтому, если поручительством обеспечено неденежное обязательство, например, поставить товар, то поручитель не обязан будет поставлять кредитору товар, а обязан будет вернуть аванс, возместить убытки, выплатить неустойку. Это правило повторяет п. 1 ПП ВАС № 42.

Также в п. 2 говорится о том, что обязательство поручителя может само быть обеспечено. На это указывалось и в п. 11 ПП ВАС № 42.

  1. О том, что поручительством можно обеспечивать внедоговорные обязательства, обязательства, которые возникнут в будущем, а также «просроченные» обязательства говорилось в п. 2, 3 ПП ВАС № 42.
  2. О том, что договор поручительства может быть заключён без согласия или уведомления должника говорилось в п. 5 ПП ВАС № 42. Вместе с тем, тут также указывается, что если договор поручительства заключён без согласия должника, то поручитель и кредитор обязаны солидарно возместить расходы, связанные в связи с переходом прав к поручителю.
  3. Повторяются положения закона о том, что договор поручительства должен быть заключен в письменной форме под страхом недействительности и что считается письменной формой.
  4. Этот пункт я разобрал выше. Правило о том, что не упоминание в договоре поручительства некоторых условий основного обязательства (срок, размер процентов и т.д.) не влечёт его незаключённость содержалось в п. 10 ПП ВАС № 42.
Еще про залог:  Дворянский банк — Большая советская энциклопедия

Вместе с тем в п. 10 ПП ВАС № 42 также говорилось, что если в договоре поручительства не указано, что поручитель отвечает и за иные обязательства должника помимо выплаты основного долга (например, по уплате процентов), то эти иные обязательства не являются обеспеченными поручительством, и поручитель отвечает только в части основного долга. Поскольку данное указание в п. 6 ПП ВС № 45 отсутствует, то становится неясно отвечает ли поручитель за иные обязательства (например, уплату процентов).

  1. О том, что обязанности поручителя перед кредитором (например, поддерживать определенный остаток на счётах в банке) возникают с момента заключения договора поручительства, но потребовать поручителя «отвечать» за неисполнение обязательства должником, можно лишь когда должник сам его не исполняет или исполняет не надлежаще, говорилось в п. 2 ПП ВАС № 42.
  2. О том, что договор поручительства может быть заключен под отлагательным или отменительным (например, признание недействительными или незаключёнными других обеспечительных сделок) условием говорилось в п. 4 ПП ВАС 42.
  3. Правило о том, что на поручителя распространяются гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 21 декабря 2021 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», естественно, в ПП ВАС РФ № 42 нет и быть не могло.
  4. Правило насчёт делькредере было в п. 41 ПП ВАС № 42. Повторено «буква в букву».
  5. О том, что при солидарном поручительстве кредитор не обязан доказывать, что он предпринимал попытки получить исполнение от должника, в частности направил претензию должнику, предъявил иск и т.п. (статья 323 ГК РФ) говорилось в п. 35 ПП ВАС № 42.
  6. О том, что при субсидиарном поручительстве необходимо доказать, что должник отказался (проигнорировал) требование исполнить обязательство и отсутствие возможности сделать зачёт или взыскать средства в бесспорном порядке говорилось в абз. 3 п. 35 ПП ВАС № 42. Точнее про зачёт и бесспорный порядок там не говорилось, но это, видимо, объясняется лишь тем, что в ПП ВС № 45 говорится об условиях удовлетворения иска кредитора, а в ПП ВАС № 42 — про условия предъявления кредитором требования к поручителю. Это различие прослеживается и в п. 1-2 ст. 399 ГК РФ.

Также в абз. 4 п. 12 ПП ВС № 45 говорится, что договором поручительства может быть предусмотрен иной порядок предъявления требования к субсидиарному поручителю. Не понятно почему это возможно только при субсидиарном поручительстве. В абз. 4 п. 35 ПП ВАС № 42 тоже говорится о том, что договором поручительства может быть предусмотрен такой иной порядок, например, что предъявление требования к поручителю возможно только после признания должника банкротом. Совершенно обосновано ВАС не ставил это в зависимость от солидарности или субсидиарности.

  1. О том, что сопоручители, по умолчанию, считаются обеспечившими основное обязательство каждый в своей части, говорилось в абз. 3 п. 13 ПП ВАС 42.
  2. То, что поручительство, данное несколькими лицами является, по умолчанию, раздельным, следовало из абз. 2 п. 27 ПП ВАС 42. Остальное, на мой взгляд, довольно очевидно, поэтому в комментировании не нуждается.
  3. При совместном поручительстве необходимо установить волю поручителей распределить долг между собой. В абз. 2 п. 27 ПП ВАС 42 было указано, что необходимо установить волеизъявление, т.е. одной лишь воли было недостаточно. Впрочем, судебная практика и до этого склонялась скорее к критерию воли, а не волеизъявления.

О том, что исполнивший обязательство сопоручитель получает к другому сопоручителю регрессное требование, а не суброгационное, говорилось в абз. 3 п. 27 ПП ВАС № 42. Далее в абз. 5 делается соответствующий вывод относительно срока исковой давности по требованию о «раскладке», чего в ПП ВАС № 42 не было.

О том, что совместно обеспечить обязательство могут не только несколько поручителей, но и поручитель и залогодатель, следовало из абз. 2 п. 14 ПП ВАС № 42.

Последние два абзаца довольно очевидны, повторяют положения ГК РФ и ПП ВАС № 42.

  1. Данный пункт отчасти повторяет п. 24 ПП ВАС 42, отчасти повторяет закон. В действующей редакции п. 5 ст. 364 ГК РФ сказано, что ограничение права поручителя на выдвижение возражений, которые мог бы представить должник, ничтожно. Это противоречит п. 1 этой же статьи. Видимо, ВС обозначил, что руководствоваться следует п. 5.
  2. В абз. 3 п. 24 ПП ВАС № 42 указывалось, что ограничение договором поручительства возражений поручителя, связанных с отношениями кредитора и поручителя, не допускается. В ПП ВС 45 указано, что такие ограничения ничтожны, но смысл, наверное, не меняется.
  3. Это, на мой взгляд, один из самых интересных пунктов всего постановления. О нём я уже писал выше.

В первом абзаце говорится о том, что поручитель, исполнивший обязательство, может требовать от должника выплаты договорных процентов (и неустоек) за период после исполнения обязательства. Ранее у поручителя такого права фактически не было, хотя по внутренней логике ПП ВАС 42, согласно которой поручитель становится на место кредитора (суброгация) оно должно было быть. Всё объясняется п. 17 принятого ранее ПП ВС/ВАС № 13/14, где было прямо указано, что поручитель после исполнения им обязательства не вправе начислять договорные проценты, а только проценты по ст. 395 ГК РФ.

Вместе с тем, во втором абзаце говорится о том, что поручитель, если захочет, может действовать так как прежде, т.е. потребовать взыскания процентов на основании ст. 395 ГК РФ. Вообще при чтении второго абзаца создается впечатление, что ВС хотел более существенно изменить подход к обратному требованию поручителя, а именно предоставить ему возможность на своё усмотрение воспользоваться как суброгационным, так и (новым) регрессным требованием. Как известно, такой подход основан на римском праве и принят сегодня в европейских правопорядках

Так во втором абзаце п. 18 говорится, что вместо суммы, определенной в указанном выше порядке, поручитель вправе потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору. Читая второй абзац складывается впечатление, что поручитель может либо воспользоваться суброгацией и стать на место кредитора, либо просто потребовать сумму фактически выплаченного, что будет новым требованием, при котом нет правопреемства.

Но из третьего абзаца следует, что и в первый и во втором случае происходит правопреемство.

Получается довольно странно, потому что требование о возврате суммы фактического уплаченного не связано с правопреемством. Вероятно, это нужно только для того, чтобы обосновать возможность начисления процентов по ст. 395 ГК РФ.

  1. О том, что поручитель не может осуществлять перешедшее к нему право во вред кредитору, получившему лишь частичное исполнение говорилось в абз. 2 п. 30 ПП ВАС 42.
  2. О том, что должник обязан сообщить поручителю обо всех имеющихся у него возражениях против требования кредитора следовало из п. 26 ПП ВАС 42, кроме того, это указано в п. 1 ст. 366 ГК РФ. Сказанное далее, на мой взгляд, тоже ничего нового не привносит.
  3. Об этом пункте я писал выше. Поручитель, исполнивший договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства, вправе требовать возмещения уплаченной суммы как с должника, так и с остальных поручителей только после наступления срока исполнения основного обязательства (статьи 361 и 363 ГК РФ). Этого положения в ПП ВАС 42 не было. В этом пункте, на мой взгляд, более важно само утверждение, что поручитель может исполнить договор поручительства до наступления срока исполнения основного обязательства. Мне кажется правильность такого подхода не однозначна, учитывая, что поручительство может быть выдано без согласия и даже без ведома должника.
  4. О том, что должник, исполнивший основное обязательство, обязан известить об этом известного ему поручителя немедленно, говорилось в п. 2 ст. 366 ГК РФ. О праве поручителя взыскать с недобросовестного кредитора иные убытки, помимо неосновательного обогащения, в ПП ВАС 42 не говорилось. На мой взгляд, обоснованность этого права сомнений не вызывает.
Еще про залог:  Договор купли-продажи квартиры с рассрочкой, отсрочкой платежа между физическими лицами - образец 2021 года

23-27 О том, что, при изменении основного обязательства, поручитель, которые не давал на это согласие, отвечает на прежних условиях, говорилось в п. 37 ПП ВАС № 42. Позже это правило попало в ГК (п. 2 ст. 367). Ранее, как мы помним, судебная практика исходила из того, что это влечёт ничтожность договора поручительства. Здесь и далее в этом разделе, на мой взгляд ничего принципиально нового нет.

  1. Поручительство прекращается по основаниям, предусмотренным законом или договором поручительства (статья 407 ГК РФ). Комментировать нечего.
  2. Если иное не предусмотрено договором поручительства, действие договора поручительства не зависит от отношений между должником и поручителем, в связи с которыми поручительство было выдано (пункт 3 статьи 308 и пункт 3 статьи 365 ГК РФ). Это следовало из п. 9 ПП ВАС 42.
  3. По общему правилу, прекращение основного обязательства влечет прекращение поручительства. Тут всё очевидно — принцип акцессорности.

Если обязательство должника было обеспечено поручительством частично, произведенный должником платеж прекращает основное обязательство в необеспеченной части. Это правило содержится в п. 32 ПП ВАС 42.

  1. О том, что после расторжения договора (основное обязательство) поручительство продолжает обеспечивать обязанности, которые сохраняются либо связаны с расторжением говорилось в п. 31 ПП ВАС 42.
  2. О том, что поручительство не прекращается при ликвидации должника, если кредитор успел предъявить своё требование к поручителю (предъявление иска, заявление требований ликвидационной комиссии, в деле о банкротстве) говорилось в п. 21 ПП ВАС 42. Интересно, что теперь в этот список добавилось направлении претензии.
  3. О том, что реорганизация должника — юридического лица не влечёт прекращения поручительства (пункт 4 статьи 367 ГК РФ), говорилось в п. 19 ПП ВАС 42.
  4. Принятие решения о признании должника банкротом не является основанием прекращения поручительства (статья 367 ГК РФ). Поскольку признание должника банкротом не означает ликвидацию, то это правило очевидно.
    1. Об этих пунктах я писал выше. О том, что смерть должника не прекращает поручительство говорилось в абз. 2 п. 20 ПП ВАС 42. Про ответственность наследников должника перед поручителем, исполнившим основное обязательство, говорилось в абз. 3 п. 20 ПП ВАС 42. Поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников.

В п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2021 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» был противоположный подход, но эта правовая позиция теперь отменена.

  1. О том, что обязанность поручителя переходит его наследникам говорится в абз. 3 п. 20 ПП ВАС 42.
  2. Описано как отвечают наследники, когда умер и должник и поручитель. На мой взгляд всё и так понятно исходя из правовых позиций об ответственности наследников, которые были ранее.
  3. Признание должника по основному обязательству недееспособным, ограниченным в дееспособности или безвестно отсутствующим в судебном порядке не прекращает поручительство. В ПП ВАС 42 такого правила не было. Но мне кажется, что нет оснований считать иначе. Возможно суды общей юрисдикции иногда считали иначе, поэтому это правило и появилось в ПП ВС 45.
  4. Поручитель вправе предложить кредитору надлежащее исполнение неденежного обязательства за должника, если из условий основного обязательства не вытекает, что оно должно быть исполнено лично должником. Об этом говорилось в абз. 2 п. 12 Постановления ВАС 42. Есть некоторые различия в формулировках, но учитывая, что неденежные обязательства поручительством практически не обеспечиваются, не будем уделять этому пункту внимание.
  5. О том, что прекращение иных обеспечений само по себе не влечёт прекращения поручительства говорилось в п. 36 ПП ВАС 42.
    1. Про срок, на который дано поручительство, в частности, что этот срок не является сроком исковой давности, говорилось в п. 33-34 ПП ВАС 42. По-моему, ничего нового в этом отношении нет.
  1. О том, что предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении основного обязательства не сокращает срок действия поручительства говорилось в п. 34 ПП ВАС 42.
  2. Если обязательство по уплате денежной суммы исполняется по частям, кредитор вправе требовать исполнения обязательства поручителем с момента неуплаты соответствующей части. В ПП ВАС 42 об этом не говорилось, но мне кажется, это очевидно.

При согласовании между кредитором и должником условий об авансе обязанность поручителя отвечать перед кредитором возникает с момента невнесения должником основного платежа, а не аванса, если иное не вытекает из условия основного обязательства и договора поручительства. В ПП ВАС 42 об этом тоже говорилось. Но, как мне кажется, сказанное в этом пункте довольно очевидно в целом.

  1. О таком способе защиты прав должника и поручителя как признание обязательства прекращенным в ПП ВАС 42 не говорилось. Но возможность прибегнуть к такому способу защиты прав не вызывает сомнений.
  2. При признании недействительным договора поручительства, поручитель может потребовать ранее уплаченное не только от самого кредитора, но и от должника. В ПП ВАС 42 этого не было. Напротив, в п. 40 ПП ВАС 42 говорится, что иск в этом случае может быть заявлен только к кредитору.
  3. Недостаточность у поручителя имущества для исполнения договора поручительства на момент его заключения сама по себе не может служить основанием для признания договора поручительства недействительным. В ПП ВАС 42 этого не было.
  4. Об этом пункте я писал выше. О том, что кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю либо только к должнику или только к поручителю говорилось в п. 7 ПП ВАС 42. Но правовая позиция абз. 2 п. 7 ПП ВАС 42, в ПП ВС 45 не попала.
  5. Об этом пункте я писал выше. О том, что исполнивший поручитель имеет право на процессуальное правопреемство говорилось в п. 8 ПП ВАС 42. Однако правые позиции ВАС и ВС сильно расходятся в деталях. Так из п. 8 ПП ВАС 42 следовало, что поручитель не просто вправе осуществить процессуальное правопреемство, а обязан это сделать, если он хочет реализовать своё обратное требование к должнику. Если исполнивший поручитель, при наличии принятого иска кредитора к должнику, подавал к должнику новый иск, то такой иск подлежал оставлению без рассмотрения. В п. 50 ПП ВС 45 нет положения о том, что вновь поданный иск поручителя подлежит оставлению без рассмотрения.

Интересно, что кредитор теперь может немотивированно возражать против правопреемства. Раньше кредитор мог возражать против правопреемство только доводами о том, что правопреемство не наступило, например, что поручитель не исполнил обязательство.

В случае, если кредитор возражает в отношении правопреемства, то поручитель вправе вступить в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями.

Также правовая позиция о правопреемстве дополнена указанием на то, что процессуальное правопреемство возможно при частичном исполнении обязательства.

  1. Об этом пункте я писал выше. Если иск предъявляется к должнику и поручителю, который является физ лицом и не является индивидуальным предпринимателем, то дело будет всегда подсудно суду общей юрисдикции. ВС и раньше придерживался этой позиции. Позиция ВАС на этот счёт была иная. ВАС допускал, рассмотрение дела арбитражным судом, если выдача поручительства была обусловлена тем, что поручитель связан с предпринимательской деятельностью должника, например, если поручитель являлся учредителем, руководителем должника.

Вместе с тем, ВС сформулировал и новую правовую позицию о том, что при заявлении встречного иска, связанного с корпоративным спором, подсудным арбитражному суду, суд общей юрисдикции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135, статьей 137 ГПК РФ возвращает его в связи с подсудностью такого иска арбитражному суду.

  1. О том, что при недобросовестных действиях кредитора и поручителя с целью изменения подсудности подсудность устанавливается без учета поручительства говорилось в п. 5 ПП ВАС 42.
  2. О том, что кредитор может подать иск отдельно к должнику, а потом отдельно к поручителю говорилось в п. 7 ПП ВАС 42.
Оцените статью
Добавить комментарий