Понятие и сущность акцессорных обязательств в гражданском праве российской Федерации – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Акцессорные и неакцессорные способы обеспечения исполнения обязательств

Способы обеспечения исполнения обязательств подразделяются на:

  • акцессорные(дополнительные):
    1. неустойка;
    2. за­даток;
    3. поручительство;
    4. залог;
    5. (удержание):
    6. обеспечительный платеж.
  1. независимая гарантия.

Со­глашение об установлении какого-либо акцессорного обеспечения исполнения обязательств порождает принадлежностное, акцессорное (obligationes accessoriae) обязательство, призванное обес­печить исполнение главного, основного (obligationes principals) обяза­тельства.

Акцессорные обязательства, обеспечивающие исполнение основного обязательства, могут возникать также непосредственноиз предписаний закона при наступлении определенных юридических фактов. Так, в силу закона при наличии условий, предусмотренных п. 3 ст. 334 ГК, может возникнуть право залога.

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательства име­ет черты сходства с акцессорными способами обеспечения исполнения обязательств. Из нормы п. 1 ст. 359 ГК вытекает, что право на удержа­ние не может существовать помимо обязательства, исполнение кото­рого оно обеспечивает.

Акцессорность характера обязательства, обеспечивающего испол­нение основного обязательства, означает:

    1. не­действительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 329 ГК);
    2. недействительность соглашения об обеспе­чении исполнения обязательства не влечет недействительности обеспе­чиваемого обязательства (основного обязательства) (п. 2 ст. 329 ГК);
    3. при замене кредитора в обеспечиваемом обязательстве, если иное не установлено законом, соглашением сторон или не противоре­чит существу средства обеспечения исполнения обязательства, к ново­му кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение основно­го обязательства (переданного права требования) (ст. 384 ГК).

К неакцессорным способам обеспечения исполнения обязательств относится независимая гарантия, так как предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром (лицом, которому предназначен денежный платеж, получатель денег, выгоды, прибыли, доходов) не зависит в от­ношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК). Иначе говоря, обязательст­во гаранта перед бенефициаром сохраняется даже в случае недействи­тельности основного обязательства (п. 2 ст. 376 ГК).

Подробнее

Обязательства, обеспечивающие исполнение основных обязательств, но не носящие характер акцессорных, являются просто взаимосвязанны­ми с основными обязательствами. В случаях, когда имеет место простая, т.е. без признаков акцессорности, взаимосвязь основного и обеспечи­тельного обязательств, действительность обеспечительного обязатель­ства может сохраниться даже в случае признания недействительности основного обязательства. Неакцессорным характером помимо банков­ской гарантии обладают и некоторые другие способы обеспечения ис­полнения обязательства, отнесенные законом к иным.

Обеспечительный характер всех способов обеспечения надлежаще­го исполнения обязательств и их взаимосвязь с основным обязатель­ством означают, что соглашения об их установлении должны иметьместо до факта неисполнения (ненадлежащего исполнения) основно­го обязательства. Если такие соглашения совершаются после наруше­ния обязательства и исполняются с целью удовлетворения требований кредитора, то чаще всего такие сделки являются притворными со все­ми вытекающими последствиями. Например, соглашение о неустой­ке, заключенное после факта неисполнения основного обязательства, фактически прикрывает сделку об отступном, а договор поручительст­ва, заключенный после факта неисполнения основного обязательства и исполненный поручителем, в действительности прикрывает сделку возложения исполнения нарушенного обязательства на третье лицо. Если соглашение о залоге совершается после факта неисполнения или ненадлежащего исполнения денежного обязательства с целью предос­тавления кредитору преимущественного права перед другими креди­торами, то оно должно быть признано недействительным как проти­воречащее закону (ст. 168 ГК) и нарушающее права третьих лиц.

Иные, нормативно не описанные в гл. 23 ГК, способы обеспечения надлежащего исполнения обязательств:

  • сделки, совер­шенные под отлагательным условием;
  • предварительные договоры.

98 99 100.Понятие и особенности гражданско-правовой ответственности за неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательств. Отличие мер защиты от мер ответственности.

Гражданско-правовая ответственность — это предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения имущественного характера, применяемая в целях восстановления нарушенного состояния и удовлетворения потерпевшего за счет правонарушителя.

Гражданско-правовая ответственность является видом юридической ответственности, поэтому обладает всеми качествами юридической ответственности.

Назначение гражданско-правовой ответственности:

    • обеспечение восстановления имущественных прав потерпевшего за счет лица, отвечающего за их наступление.

Как отмечал С.Н. Братусь, именно восстановительная (компенсационная) функция наиболее полно выражает социальную сущность имущественной ответственности, ее стоимостную природу.

Характерные черты гражданско-правовой ответственности:

1) она призвана восстановить имущественный статус потерпевшего:

    • в отличие от уголовной, не имеет карательной направленности (поскольку воздействует на имущественную сферу правонарушителя, но никак не на его личность);
    • даже при нарушении личных неимущественных прав применяются меры имущественного, а не личного характера.

2) это ответственность правонарушителя перед потерпевшим:

    • размер мер гражданско-правовой ответственности должен соответствовать понесенным потерпевшим (кредитором) убыткам и не допускать его неосновательное обогащение;
    • восстановление имущественных прав потерпевшего производится за счет лица, отвечающего за наступление вреда (убытков).

3) меры гражданско-правовой ответственности могут быть как предусмотрены в законодательстве, так и установлены самими участниками оборота (только в области деликтных обязательств правила об ответственности носят императивный характер и по общему правилу не могут быть изменены соглашением сторон).

Подробнее

Меры гражданско-правовой ответственности обладают имущественным содержанием и воплощаются в уплате определенных денежных сумм или предоставлении имущества в натуре.

Однако не любая имущественная мера государственно-принудительного характера, установленная Гражданским кодексом, применяемая к правонарушителю, может рассматриваться как гражданско-правовая ответственность. К мерам гражданско-правовой ответственности можно отнести только те, которые влекут для него неблагоприятные имущественные последствия, которые не наступили бы, если бы не его неправомерное поведение.

Так, не может рассматриваться мерой имущественной ответственности односторонняя реституция как последствие признания сделки недействительной, поскольку не влечет за собой никаких дополнительных имущественных лишений для правонарушителя. По тем же причинам не относится к имущественной ответственности принудительное изъятие вещи у должника и передача ее кредитору согласно ст. 398 ГК. В этих случаях применяемые принудительные меры связаны только с тем, что должник должен исполнить в силу самого обязательства и независимо от его нарушения. Не является ответственностью отказ кредитора от принятия утратившего для него интерес исполнения при просрочке должника.

Следующей характерной чертой гражданско-правовой ответственности является то, что это ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Гражданское право по общему правилу регулирует отношения юридически равных субъектов, которые не находятся в отношениях власти и подчинения, но неисполнение одними участниками своих обязанностей влечет нарушение прав и интересов других участников этих отношений, умаление их имущества. Необходимость восстановления имущественного положения потерпевшего обусловливает установление ответственности одного контрагента перед другим, правонарушителя перед потерпевшим, имущественные потери переносятся в имущественную сферу того, чье неправомерное поведение их вызвало. Посредством имущественной ответственности происходит восстановление имущественного статуса потерпевшего, и в то же время не допускается неосновательное обогащение одних субъектов за счет других.

Этим меры гражданско-правовой ответственности существенно отличаются от мер ответственности, применяемых в публично-правовых отраслях права (уголовном, административном), даже если те и носят имущественный характер, поскольку посредством таких мер обеспечивается взыскание в доход казны, т.е. защищаются публичные интересы. Немногочисленные, предусмотренные гражданским законодательством случаи взыскания в доход государства (ст. 169, 179, 243 ГК) связаны с нарушением публичных интересов и представляют собой исключения, которые не нарушают общего правила.

Размер мер гражданско-правовой ответственности должен соответствовать понесенным потерпевшим (кредитором) убыткам и не допускать его неосновательное обогащение. Наступившие убытки (вред) не только являются условием ответственности, но и выступают мерой ответственности в отличие от публичных отраслей права, где размер ответственности определяется степенью вины правонарушителя.

Гражданско-правовая ответственность обеспечивает ликвидацию потерь в имущественной сфере потерпевшего, наступивших в результате нарушений со стороны других участников гражданского оборота, посредством отнесения их на имущественную сферу правонарушителя. В этом и выражается назначение гражданско-правовой ответственности — обеспечение восстановления имущественных прав потерпевшего за счет лица, отвечающего за их наступление. Как отмечал С.Н. Братусь, именно восстановительная (компенсационная) функция наиболее полно выражает социальную сущность имущественной ответственности, ее стоимостную природу.

И наконец, диспозитивность гражданско-правового регулирования обусловливает то, что меры гражданско-правовой ответственности могут быть как предусмотрены в законодательстве, так и установлены самими участниками оборота. Форма и размер ответственности, установленные в договоре, зависят от усмотрения сторон и носят диспозитивный характер. Только в области деликтных обязательств правила об ответственности носят императивный характер и по общему правилу не могут быть изменены соглашением сторон.

Итак, гражданско-правовая ответственность — это предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения имущественного характера, применяемая в целях восстановления нарушенного состояния и удовлетворения потерпевшего за счет правонарушителя.

Меры гражданско-правовой ответственности обладают имущественным содержанием и воплощаются в уплате определенных денежных сумм или предоставлении имущества в натуре.

Однако не любая имущественная мера государственно-принудительного характера, установленная Гражданским кодексом, применяемая к правонарушителю, может рассматриваться как гражданско-правовая ответственность. К мерам гражданско-правовой ответственности можно отнести только те, которые влекут для него неблагоприятные имущественные последствия, которые не наступили бы, если бы не его неправомерное поведение.

Так, не может рассматриваться мерой имущественной ответственности односторонняя реституция как последствие признания сделки недействительной, поскольку не влечет за собой никаких дополнительных имущественных лишений для правонарушителя. По тем же причинам не относится к имущественной ответственности принудительное изъятие вещи у должника и передача ее кредитору согласно ст. 398 ГК. В этих случаях применяемые принудительные меры связаны только с тем, что должник должен исполнить в силу самого обязательства и независимо от его нарушения. Не является ответственностью отказ кредитора от принятия утратившего для него интерес исполнения при просрочке должника.

Следующей характерной чертой гражданско-правовой ответственности является то, что это ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Гражданское право по общему правилу регулирует отношения юридически равных субъектов, которые не находятся в отношениях власти и подчинения, но неисполнение одними участниками своих обязанностей влечет нарушение прав и интересов других участников этих отношений, умаление их имущества. Необходимость восстановления имущественного положения потерпевшего обусловливает установление ответственности одного контрагента перед другим, правонарушителя перед потерпевшим, имущественные потери переносятся в имущественную сферу того, чье неправомерное поведение их вызвало. Посредством имущественной ответственности происходит восстановление имущественного статуса потерпевшего, и в то же время не допускается неосновательное обогащение одних субъектов за счет других.

Этим меры гражданско-правовой ответственности существенно отличаются от мер ответственности, применяемых в публично-правовых отраслях права (уголовном, административном), даже если те и носят имущественный характер, поскольку посредством таких мер обеспечивается взыскание в доход казны, т.е. защищаются публичные интересы. Немногочисленные, предусмотренные гражданским законодательством случаи взыскания в доход государства (ст. 169, 179, 243 ГК) связаны с нарушением публичных интересов и представляют собой исключения, которые не нарушают общего правила.

Размер мер гражданско-правовой ответственности должен соответствовать понесенным потерпевшим (кредитором) убыткам и не допускать его неосновательное обогащение. Наступившие убытки (вред) не только являются условием ответственности, но и выступают мерой ответственности в отличие от публичных отраслей права, где размер ответственности определяется степенью вины правонарушителя.

Гражданско-правовая ответственность обеспечивает ликвидацию потерь в имущественной сфере потерпевшего, наступивших в результате нарушений со стороны других участников гражданского оборота, посредством отнесения их на имущественную сферу правонарушителя. В этом и выражается назначение гражданско-правовой ответственности — обеспечение восстановления имущественных прав потерпевшего за счет лица, отвечающего за их наступление. Как отмечал С.Н. Братусь, именно восстановительная (компенсационная) функция наиболее полно выражает социальную сущность имущественной ответственности, ее стоимостную природу.

И наконец, диспозитивность гражданско-правового регулирования обусловливает то, что меры гражданско-правовой ответственности могут быть как предусмотрены в законодательстве, так и установлены самими участниками оборота. Форма и размер ответственности, установленные в договоре, зависят от усмотрения сторон и носят диспозитивный характер. Только в области деликтных обязательств правила об ответственности носят императивный характер и по общему правилу не могут быть изменены соглашением сторон.

Итак, гражданско-правовая ответственность — это предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения имущественного характера, применяемая в целях восстановления нарушенного состояния и удовлетворения потерпевшего за счет правонарушителя.

Функции гражданско-правовой ответственности:

    1. восстановительная (компенсационная);
    2. предупредительно-воспитательная (стимулирующая);
    3. карательная (репрессивная).

2. Компенсационная функция наиболее характерна для гражданско-правовой ответственности, отличающей ее от иных мер государственного принуждения. Гражданско-правовая ответственность позволяет восстановить имущественное положение потерпевшего в то положение, в котором оно находилось до того, как его право было нарушено. Компенсация имущественных потерь потерпевшего осуществляется за счет имущества правонарушителя. Цель имущественной ответственности — ликвидация последствий правонарушения. Посредством гражданско-правовой ответственности имущественные потери переносятся в имущественную сферу правонарушителей, и одновременно не допускается их неосновательное обогащение за счет потерпевших. Именно в восстановительной (компенсационной) функции проявляется назначение гражданско-правовой ответственности.

3. Как и другие виды юридической ответственности, гражданско-правовая ответственность выполняет воспитательную функцию, поскольку предусматривает государственное осуждение неправомерного поведения и тем самым способствует предотвращению совершения правонарушений в будущем, стимулирует воздержание от совершения действий, нарушающих чужие права.

Еще про залог:  Лиды для кредитных брокеров (через фриланс): сколько стоят услуги специалиста по генерации лидов для кредитных брокеров у фрилансера

4. При отсутствии вины должника в нарушении обязательства отсутствует и государственное осуждение, но государство не может оставить без последствий такое нарушение, поскольку оно должно обеспечить максимальную охрану и восстановление нарушенного права потерпевшего. В этих случаях имущественная ответственность также способна в определенной степени стимулировать нужное поведение.

5. Имущественная ответственность не имеет непосредственного карательного характера, направленного на личность субъекта, привлекаемого к ответственности. Тем не менее, как и любая юридическая ответственность, она влечет для правонарушителя отрицательные последствия, а потому можно признать наличие у нее также карательной функции, которая в отличие от уголовной ответственности направлена не на личность правонарушителя, а на его имущество.

§

«Основание» — это то, что порождает какое-либо явление, фундамент, на который последнее опирается и который определяет его природу.

«Условие» — те признаки, которые характеризуют основание и без наличия которых явление не может возникнуть».

В соответствии с таким определением:

    • основание гражданско-правовой ответственности — правонарушение;
    • условия — признаки, которым должно отвечать это правонарушение.

Условия гражданско-правовой ответственности:

Убытки

Убытки в гражданском праве — это не только основная форма ответственности, но и необходимый элемент состава правонарушения, если результатом противоправного поведения стало их причинение потерпевшему. В гражданском праве убытки, как правило, выступают и как объективное условие ответственности, и как мера ответственности, что позволяет обеспечить полное их возмещение и тем самым восстановить имущественное положение потерпевшего в то состояние, в котором оно находилось до правонарушения.

Рассмотрение убытков в таком качестве позволяет избежать преувеличения роли карательной функции гражданско-правовой ответственности. Именно убытки, а не степень вины причинителя определяют размер гражданско-правовой ответственности. Из этого общего правила есть исключения. Так, ответственность солидарных сопричинителей вреда между собой строится в соответствии со степенью виновности. Учитывается степень вины при смешанной ответственности, когда вред возникает вследствие виновного поведения и кредитора, и должника. Вина кредитора соизмеряется с виной должника, и таким образом устанавливается размер убытков, подлежащих возмещению.

Противоправное поведение

Гражданский кодекс не содержит понятия ни противоправного, ни правомерного поведения. В юридической литературе наиболее распространено мнение, согласно которому противоправным признается поведение, нарушающее нормы объективного права.

Поскольку в гражданском праве права и обязанности участников имущественного оборота могут определяться условиями договоров, то противоправным следует считать нарушение договоров, не противоречащих законодательству.

В деликтных обязательствах противоправным следует рассматривать поведение, нарушающее чужие субъективные права, повлекшее причинение вреда, за исключением случаев, когда лицо управомочено на совершение таких действий.

Общепризнано, что нарушение субъективного права наступает в результате невыполнения юридической обязанности, поэтому такое поведение противоправно. Неиспользование субъективного права не может рассматриваться противоправным, а поэтому правомерно. Субъективное право, являясь мерой дозволенного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы своего осуществления, в пределах которых оно всегда правомерно. Выход за пределы осуществления права означает противоправность деяния. Противоправность выражается в нарушении как общей юридической обязанности не злоупотреблять правом, так и конкретной обязанности, содержащейся в нормах права, регулирующих конкретные отношения, или в договоре.

В обязательствах, возникающих из причинения вреда, любое причинение вреда рассматривается как противоправное, если в соответствии с законом лицо не управомочено на совершение действий, причиняющих вред. Так, правомерным будет считаться причинение вреда в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, реквизии, а также по просьбе или с согласия потерпевшего, при условии что действия причинителя не нарушают нравственных принципов общества, и другие случаи, прямо предусмотренные законом. Законодатель при регулировании таких отношений установил четкие границы, в рамках которых причинение вреда иным лицам признается правомерным. Так, чтобы причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего было правомерным, Гражданский кодекс устанавливает, что такое причинение вреда не должно нарушать нравственные принципы общества. Конечно, в этом случае действия причинителя вреда не должны противоречить общим началам и смыслу гражданского законодательства. Просьба или согласие на причинение вреда должны быть выражены добровольно и в пределах свободного распоряжения принадлежащими лицу благами. Не считается правомерным действие, совершенное с согласия недееспособного лица, с согласия, данного под влиянием обмана, насилия, угрозы. Повреждение здоровья гражданина, лишение его жизни всегда должны рассматриваться как противоправное поведение.

Противоправное поведение может выражаться в форме как действия, так и бездействия. Действие признается противоправным, если оно запрещено или противоречит закону, иному нормативному акту, сделке, договору. Бездействие будет противоправным лишь в случае, если осуществление соответствующих действий входило в обязанность лица, а кроме того, лицо не только должно было, но и могло совершить эти действия. Если у лица нет возможности совершения таких действий, то его поведение (бездействие) не является противоправным. Неисполнение обязанности и обусловливает противоправность поведения. Обязанность совершать определенные действия может вытекать из закона (нормативного акта) или договора. Например, несоблюдение правил техники безопасности может рассматриваться как противоправное поведение. Бездействие родителей (опекунов), выразившееся в неосуществлении воспитания и (или) в ненадлежащем надзоре за малолетним, будет противоправным и является основанием для возложения на них обязанности по возмещению убытков в случае причинения вреда малолетним.

Причинная связь

Статья 393 ГК устанавливает, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств. Иными словами, хотя законодатель и не использует термин «причинная связь», однако должник может быть привлечен к ответственности только при наличии причинной связи между его неправомерным поведением и наступившими убытками.

Порой при рассмотрении конкретных судебных дел установление причинной связи между нарушением обязательства и возникшими убытками не вызывает трудностей. Однако возможны ситуации, когда установление причинной связи вызывает большие сложности. Необходимость установления взаимосвязи между поведением должника и наступившими убытками обусловлена тем, что законодательство возлагает ответственность только на того, чье поведение вызвало, «причинило» убытки. В жизни возможны различные случаи, когда убытки вызваны либо природными явлениями (и тогда об ответственности вообще не может быть речи); либо действиями какого-либо другого субъекта, а не лица, привлекаемого к ответственности; либо поведением не одного, а нескольких лиц, которые выступают в качестве сопричинителей. Поэтому при установлении причинной связи должны быть использованы определенные научные критерии, позволяющие ответить на вопрос о ее наличии или отсутствии.

Проблема причинной связи в праве должна решаться на основе общефилософских категорий с учетом того, что причинная связь в цивилистике — одна из разновидностей взаимосвязи явлений. Следует помнить, что исследуемые отношения возникают между людьми, конкретное поведение которых вызывается множеством социальных и иных причин. В тоже время причинная связь — это объективная связь между явлениями, она существует в действительности независимо от субъективного восприятия ее людьми.

Причинная связь в самом упрощенном представлении состоит из двух явлений — причины и следствия, в которых причина всегда предшествует следствию и вызывает его, а следствие всегда является результатом действия причины.

Причинная связь всегда носит конкретный характер и может быть привязана только к определенной жизненной ситуации, поскольку только в ней можно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие значение для конкретного дела. Создание абстрактной возможности результата не порождает юридически значимой причинной связи.

Причинная связь как элемент гражданско-правовой ответственности за убытки возможна не только при совершении противоправного действия, но и при неправомерном бездействии, когда убытки у кредитора наступают в результате непредотвращения вредоносных явлений обязательными, должными действиями должника.

Поэтому в самом общем виде причинную связь можно определить как объективную конкретную взаимосвязь двух явлений, одно из которых — причина предшествует другому и вызывает его, а другое — следствие является результатом действия первого.

Причинная связь, в отличие от вины, не презюмируется и поэтому должна быть доказана истцом. При отсутствии причинной связи ответчик не подлежит привлечению к ответственности.

Вина

В данном субъективном условии юридической ответственности находит выражение психическое отношение лица к совершенному противоправному поведению, его наступившим последствиям.

В гражданском праве отсутствует определение форм вины. Это связано с тем, что вина, как уже отмечалось, не является мерой ответственности: для компенсации убытков участникам гражданского оборота не имеет значения субъективное отношение лица к своему противоправному поведению. Для применения гражданско-правовой ответственности к правонарушителю достаточно, как правило, любой формы вины с его стороны. Форма вины принимается во внимание только в случаях, прямо указанных в законе или в договоре. Так, при определении ответственности сторон по договору хранения во внимание принимаются умысел или грубая неосторожность поклажедателя (ст. 901 ГК). Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности при умысле потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК). Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Гражданское законодательство различает две формы вины:

    • умысел;
    • неосторожность (п. 1 ст. 401 ГК).

При вине в форме умысла нарушитель действует намеренно независимо от того, желает он или не желает наступления неблагоприятных последствий таких действий. Умысел при совершении гражданско-правовых правонарушений встречается достаточно редко. Гораздо шире распространены правонарушения, совершаемые по неосторожности.

Неосторожности свойственно несоблюдение требований внимательности и осмотрительности, которые предъявляются к осуществляемому виду деятельности и их субъекту.

Неосторожность, в свою очередь, подразделяется на простую и грубую, однако законодательство не содержит их определения. В юридической литературе предложены критерии их разграничения. Так, лицо, действующее с простой неосторожностью, соблюдает минимальные, но не все необходимые требования, а лицо, действующее с грубой неосторожностью, не считается с минимальными требованиями осмотрительности и внимательности. При разграничении форм вины могут быть использованы рекомендации Верховного Суда РФ: вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств. В качестве примера грубой неосторожности в постановлении приводится нетрезвое состояние потерпевшего.

Понятие вины применимо как к физическим, так и к юридическим лицам. Но поскольку юридические лица — коллективные образования, возложение на них ответственности связано с определенными особенностями. Вина юридического лица выражается в виновных действиях его работников при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей. Действия работников должника, связанные с исполнением его обязательства, считаются действиями должника. Должники отвечают за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 402 ГК). Вина должника может выражаться в ненадлежащей организации производственно-хозяйственной деятельности, в отсутствии должного контроля, а также в выборе недостаточно квалифицированного работника. В обязательствах, возникающих из причинения вреда, действует правило, что юридическое лицо возмещает вред, причиненный работником при исполнении трудовых, служебных или должностных обязанностей (ст. 1068 ГК), т.е. для возложения ответственности необходимо, чтобы вред был причинен работником, во-первых, юридического лица, во-вторых, при исполнении им трудовых, служебных или должностных обязанностей.

Действующий Гражданский кодекс расширил понятие работника: таковым признается не только тот, кто выполняет работу на основании трудового договора (контракта), но и гражданин, выполняющий работу по гражданско-правовому договору — при условии, что он действовал или должен был действовать по заданию юридического лица и под его контролем. Ответственность юридического лица наступает как в тех случаях, когда элементы правонарушения соединены в поведении отдельного работника, так и тогда, когда элементы правонарушения рассредоточены в действиях различных работников, например, при загрязнении окружающей среды, причинении вреда профессиональным заболеванием.

Гражданский кодекс указывает также, что хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

В гражданском праве, в отличие от уголовного права, действует презумпция вины правонарушителя. Правонарушитель предполагается виновным, если не докажет отсутствие своей вины, «отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство» (п. 2 ст. 401 ГК).

Установление презумпции вины правонарушителя можно объяснить тем, что кредитор, как правило, не располагает данными о деятельности должника, и поэтому возложение на него обязанности доказывать вину должника стало бы непреодолимой преградой для привлечения последнего к ответственности и вело бы к необоснованному освобождению его от ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК).

Еще про залог:  Кредит под залог квартиры от 5,9%, 6 предложений банков Севастополя

Таким образом, невиновность, а соответственно и вина, рассматриваются как принятие или непринятие всех необходимых мер для надлежащего исполнения обязательства. Распределение бремени доказывания между истцом (кредитором) и ответчиком (должником) происходит следующим образом:

    • кредитор должен доказать наличие у него убытков, а также причинную связь между действиями должника и наступившим вредом;
    • должник, в свою очередь, должен доказать отсутствие в своих действиях противоправности и вины.

Отсутствие вины правонарушителя по общему правилу освобождает его от гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем, гражданское законодательство допускает наступление ответственности и при отсутствии вины правонарушителя, но только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Пункт 3 ст. 401 ГК устанавливает, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Ответственность индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций, как профессиональных участников коммерческого оборота, носит повышенный характер, они отвечают и за невиновное (случайное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Однако следует отметить, что повышенная ответственность предпринимателей возможна только при осуществлении ими предпринимательской деятельности. В иных случаях на них распространяются общие положения о гражданско-правовой ответственности. Случаи ответственности независимо от вины причинителя вреда предусмотрены и в деликтных обязательствах.

Меры ответственности и меры защиты предлагается различать по следующим параметрам. Меры ответственности применяются к лицу, которое своими виновными и противоправными действиями нарушило охраняемые законом права и интересы. Для применения же мер защиты не требуется наличия вины и противоправности в действиях лица, которое обязывается к возмещению вреда. Применение ответственности характеризуется государственным принуждением, отрицательными последствиями для правонарушителя и осуждением его поведения. Меры защиты также обеспечиваются государственным принуждением, и хотя их применение влечет отрицательные последствия для обязанного лица, но не сопровождается осуждением его поведения. Наконец, они различаются по основной направленности: ответственность обращена к правонарушителю, а меры защиты — к управомоченному. Меры защиты преследуют прежде всего правовосстановительные цели, которые направлены на защиту прав управомоченного и обеспечение его интересов; для мер ответственности также характерны эти цели, но кроме того, они направлены на наказание правонарушителя и тем самым на предупреждение правонарушений в будущем. И меры защиты, и меры ответственности обеспечивают защиту прав и интересов субъектов права.

Несмотря на широкое использование в юридической литературе такой категории, как меры защиты, они до сих пор не получили легального закрепления.

Для применения гражданско-правовой ответственности наличие всех этих условий является необходимым, если иное не установлено законом.

§

Обязательства прекращаются по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом, другими законами, иными нормативными актами или договором (п. 1 ст. 407).

Основание прекращения обязательств образуют правопрекращающие юридические факты:

1) возникающие по воле участников (сделки):

  • надлежащее исполнение;
  • отступное;
  • зачет;
  • новация;
  • прощение долга.

2) независящие от воли сторон:

  • совпадение должника и кредитора в одном лице;
  • невозможность исполнения:
    1. наступление отменительного условия (п. 2 ст. 157 ГК) или срока (например, истечение срока действия договора — п. 3 ст. 425 ГК).
    2. принятие специального акта государственного органа (юридическая невозможность исполнения);
    3. смерть гражданина (должника или кредитора), участвовавшего в обя­зательстве личного характера (физическая невозможность исполнения);
    4. ликвидация юридического лица.

Отдельные способы прекращения обязательств могут быть предусмотрены, помимо Гражданского кодекса, другими законами. Так, п. 9 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» (с последующими изм. и доп.) признает погашенными (прекращенными) требования кредиторов, не удовлетворенные в рамках конкурсного производства по причине недостаточности имущества должника. Пункт 2 ст. 120 СК в качестве оснований прекращения алиментных обязательств называет усыновление (удочерение) ребенка, на содержание которого взыскивались алименты, вступление бывшего супруга — получателя алиментов в новый брак и др.

Кроме того, законы и иные нормативные акты могут предусматривать особенности, касающиеся условий применения некоторых способов прекращения обязательств. Пункты 8 и 9 ст. 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливают особенности применения в рамках конкурсного производства таких способов прекращения обязательств, как отступное и зачет.

Действующий Гражданский кодекс предоставляет сторонам также возможность своим соглашением установить иные (непоименованные в законе) основания, а равно предусмотреть специальные условия и механизм прекращения обязательств. При этом свобода сторон в формулировании таких оснований ограничивается лишь необходимостью соблюдения императивных норм законодательства.

В случаях, предусмотренных законом или договором, прекращение обязательства допускается по требованию одной из сторон (п. 2 ст. 407 ГК).

Зачет (компенсация) представляет собой способ прекращения взаимных обязательств двух лиц, каждое из которых является одновременно и должником, и кредитором.

Сущность зачета зиждется на идеях рациональности и целесообразности. Интерес сторон «состоит скорее в том, чтобы не платить, чем в том, чтобы истребовать назад уплаченное». В этом смысле зачет заменяет результат взаимных исполнений, выступая в качестве их «суррогатов».

Статья 410 ГК определяет условия, при которых допускается зачет. Зачитываемые требования должны быть:

  1. встречными;
  2. однородными;
  3. способными к исполнению.

Встречность требований предполагает существование двух обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому и наоборот. Из условия встречности вытекают два общих правила:

  • должник может направить к зачету лишь такое требование, которое принадлежит исключительно и непосредственно ему (по этой причине главный должник не вправе представить к зачету того, что кредитор должен поручителю, а солидарный должник — того, что кредитор должен содолжнику);
  • требование, направленное должником к зачету, должно относиться непосредственно к самому кредитору (соответственно, он не может заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение).

В отдельных случаях закон допускает отступление от правила встречности. Так, в силу ст. 412 ГК должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое требование к первоначальному кредитору.

Зачитываемые требования должны быть способны к исполнению. Это прежде всего означает само их существование и действительность. Зачет недействительных или прекращенных (исполнением, предоставлением отступного или в силу иных обстоятельств) требований не допускается.

Способность требований к исполнению означает также наступление срока их исполнения. Закон допускает также зачет требований, срок исполнения которых не указан или определен моментом востребования.

Зачитываемые требования должны быть однородными. Условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но ни оснований их возникновения, ни их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т.п.), равно как и не предусматривает необходимости совпадения видовой характеристики зачитываемых требований. Таким образом, зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода.

В частности, допустим зачет договорного и внедоговорного денежных требований, а равно требований об уплате основного долга и взыскании неустойки.

Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь признание данного заявления недействительным и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта.

Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому данное заявление не может быть сделано под условием или с указанием срока. Не предусматривается также возможность отказа от совершенного зачета.

Возможность зачета может быть ограничена законом или договором. Зачет, совершенный в нарушение установленного запрета, является недействительным.

По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.) (ст. 409 ГК).

Наиболее обоснованным является взгляд на отступное как на основание прекращения обязательства со сложным юридическим составом, включающим два элемента:

  • соглашение сторон об отступном;
  • фактическую передачу отступного взамен исполнения.

Соглашение об отступном является консенсуальной сделкой, которая считается заключенной с момента согласования сторонами всех ее существенных условий. Однако, образуя незавершенный юридический состав, данное соглашение не влечет прекращения обязательства. Подобный эффект наступает лишь в момент фактического предоставления отступного.

Поскольку в большинстве случаев существует временной разрыв между моментом заключения соглашения об отступном и предоставлением отступного, правовая связь должника и кредитора должна быть охарактеризована как факультативное обязательство. Соответственно, кредитор имеет право требования лишь в отношении первоначального предмета исполнения, а должник обладает возможностью замены первоначального варианта исполнения предоставлением отступного. При неисполнении должником первоначального обязательства, а равно при его отказе от реализации права замены в отношении должника могут быть использованы меры защиты (ответственности), соответствующие только первоначальному предмету исполнения.

Соглашение об отступном может заключаться не только в ходе исполнения обязательства, но и непосредственно при его установлении.

В числе возможных предметов отступного закон называет уплату денег и передачу имущества. Учитывая открытый характер перечня ст. 409 ГК, не существует никаких препятствий для предоставления отступного в виде выполнения работ или оказания услуг. При этом закон не выдвигает требования эквивалентности размера отступного размеру первоначального предоставления.

При обнаружении в предоставленном предмете отступного недостатков первоначальное обязательство не восстанавливается, а должник несет ответственность за эти недостатки в зависимости от предмета отступного по правилам, аналогичным ответственности продавца (подрядчика, исполнителя).

Отступное как замену исполнения следует отличать от новации (замены обязательства), прекращающий эффект которой наступает уже в силу самого соглашения сторон.

Обязательство прекращается соглашением сторон о замене одного связывающего их обязательства каким-либо другим, новым обязательством (п. 1 ст. 414 ГК). В результате новации первоначальное обязательство прекращается, но участники не порывают правовых связей друг с другом, так как на базе прекращенного возникает согласованное между ними новое обязательство.

Для того чтобы новация считалась состоявшейся, необходимо:

  • существование первоначального обязательства;
  • соглашение сторон о замене этого обязательства другим;
  • новое обязательство;
  • намерение обновить;
  • допустимость замены первоначального обязательства новым.

Юридический эффект новации возможен лишь при существовании и действительности первоначального (новируемого) обязательства. Вместе с тем не требуется, чтобы новируемое обязательство непременно было связано с иском. Допустима новация натурального обязательства (например, задавненного или вытекающего из игры).

Первоначальное обязательство может носить и внедоговорный характер. Так, не существует препятствий к новации обязательства из причинения вреда имуществу или из неосновательного обогащения. Закон не исключает также и новации условного обязательства.

Существенными условиями новационного соглашения являются:

  1. указание на новируемое обязательство, достаточное для его идентификации (основание возникновения, характер, предмет);
  2. условие о цели — прекращении первоначального обязательства установлением нового;
  3. обозначение новирующего обязательства (его предмета и количественных характеристик).

В отдельных случаях, например при замене долга заемным обязательством, подобное обозначение должно также сопровождаться указанием на характер новирующего обязательства. По общему правилу не относится к обязательным указание на срок исполнения обязательства. Его отсутствие может быть восполнено с помощью положений п. 2 ст. 314 ГК. И лишь в ситуации, когда применение этой нормы невозможно (например, когда в качестве новирующего выступает обязательство передать товары отдельными партиями), срок исполнения выступает в качестве необходимой характеристики новирующего обязательства.

Поскольку ст. 414 ГК не содержит требований к форме соглашения о новации, к нему применяются общие правила о форме сделок (гл. 9 и 28 ГК). Относительно отдельных случаев новации закон прямо устанавливает специальные правила. Так, в силу п. 2 ст. 818 ГК соглашение о новации долга в заемное обязательство должно совершаться в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

Новационное соглашение является консенсуальной сделкой. Для ее вступления в силу не требуется передачи имущества, а достаточно лишь согласования воли сторон. Соответственно, первоначальное обязательство прекращается с момента заключения соглашения о новации.

Соглашение о новации способно породить правовые последствия, на которые оно направлено, лишь при соблюдении всех условий действительности сделок. Недействительность новационного соглашения означает, что новация не состоялась и стороны остались связанными первоначальным обязательством.

Новое обязательство должно возникать между теми же сторонами и отличаться от первоначального иным предметом или способом исполнения.

Заключение нового обязательственного договора само по себе не служит указанием на то, что новое обязательство установлено взамен прежнего. Необходимым условием новации является animusnovandi, т.е. намерение сторон установлением нового обязательства прекратить первоначальное обязательство. Таким образом, принцип римского права «новация не предполагается» сохраняет свое значение и в настоящее время.

Еще про залог:  Аренда прицепа Москва: Заказ услуги с ценами / Аренда авто / Услуги Москва - объявления о услугах | страница 4 - - Услуджио, Услугио

Общее намерение сторон на прекращение ранее действующего обязательства и замену его новым может быть прямо оговорено. Вместе с тем соглашение следует считать новацией и в случае, когда подобная направленность общей воли сторон «ясно обнаруживается из акта или сопровождающих его обстоятельств», т.е. может быть выведена из соглашения путем его толкования.

Возможность новации может быть ограничена законом. В частности, п. 2 ст. 414 ГК исключает новацию обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, а также алиментных обязательств. Причины такого запрета кроются в строго целевом характере указанных обязательств, исключающем возможность их прекращения способом иным, нежели исполнение.

Основным последствием новации является прекращение первоначального обязательства, одновременно с которым прекращаются и все акцессорные по отношению к нему обязательства, если иное не предусмотрено соглашением сторон (п. 3 ст. 414 ГК). Однако возможность сторон предусмотреть «сохранение в силе» дополнительных обязательств касается только тех, которые существовали между ними. Соответственно, противоречит закону и является ничтожным условие соглашения о новации, которым предусмотрено сохранение дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником (п. 6 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ №103). Равным образом должны расцениваться как ничтожные положения новационного соглашения, предусматривающие «сохранение» поручительства, обеспечивавшего исполнение новируемого обязательства.

Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества должника (ст. 415 ГК).

Прощение долга относится к договорным способам прекращения обязательств и допускается только по соглашению между кредитором и должником.

Правовым основанием договора о прощении долга может служить и возмездная сделка (например, при взаимном прощении долгов либо прощении части долга в целях обеспечения исполнения остальной части). Необходимо иметь в виду, что распорядительный характер договора о прощении долга исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только лежащая в его основании обязательственная сделка, но не сам договор о прощении долга.

Предметом договора прощения долга может выступать, в принципе, любое обязательственное право (требование) как договорного, так и внедоговорного характера. Исключение составляют лишь требования, обладающие особым целевым назначением (о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, об уплате алиментов).Посмыслу закона они не могут прекратиться иным, нежели исполнение, способом.

Характер прощаемого требования остается безразличным. В частности, допустимо прощение требования, входящего в содержание натурального обязательства (например, задавненного или вытекающего из игры). Не исключается возможность прощения условного, а также будущего требования.

Статья 415 ГК не устанавливает правил относительно формы договора прощения долга. Поэтому данный договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок (абз. 1 п. 1 ст. 434 ГК).

Допустимой формой договора прощения долга может выступать расписка кредитора об отсутствии претензий, врученная им должнику.

Поскольку договор прощения долга может быть заключен устно, допустимо его совершение и путем конклюдентного поведения (п. 2 ст. 158 ГК). Так, наличие соглашения о прощении долга может быть констатировано в случае возвращения должнику долговой расписки или уничтожения ее в присутствии должника. Обязательство гаранта перед бенефициаром может быть прекращено путем отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту (подп. 3 п. 1 ст. 378 ГК).

Прощение долга предполагает явно выраженное волеизъявление обеих сторон прекратить обязательство. В силу этого не являются прощением долга и не влекут соответствующего правового эффекта:

  • непредъявление кредитором требования об исполнении обязательства;
  • принятие кредитором лишь части долга;
  • обещание кредитора не заявлять должнику существующие против него требования.

§

Гражданско-правовой договор – это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Функции гражданско-правового договора — это основные направления правового воздействия, отражающие роль договора в упорядочении общественных отношений. Основополагающей функции гражданско-правового договора является регулятивная функция, так как договор — есть способ регулирования отношений между частными лицами сообразно их индивидуальным интересам и потребностям.

Основные функции договора:

1)договор является формой установления хозяйственных связей между участниками экономического оборота и основанием возникновения их взаимных прав и обязанностей. Договор наполняет эти связи конкретным содержанием, должен обеспечивать их практическую реализацию и ответственность за исполнение принятых обязательств;

2)договор позволяет его участникам определить и согласовать их взаимные права и обязанности с учетом, как потребностей рынка, так и индивидуальных запросов и возможностей каждого из контрагентов. Эта функция обеспечивает обслуживание договором общественных нужд и потребностей;

3)заключение договора создает для сторон важные правовые гарантии. Это выражается в том, что договор подлежит обязательному исполнению (ст. 425 ГК РФ), одностороннее изменение его условий допускается только в определенных случаях и лишь по решению суда (ст. 450 ГК РФ), а нарушение принятых по договору обязательств влечет обязанность возместить причиненные этим убытки (ст. 15, 393 ГК РФ). Стороны могут предусмотреть в договоре и другие правовые средства обеспечения его исполнения: условие о неустойке, поручительство, гарантию. Сопутствующий договору механизм имущественной ответственности дополняется правом расторгнуть договор при его существенном нарушении контрагентом (ст. 450 ГК РФ). Договор выполняет также и функцию оценки результатов предпринимательской деятельности.

Значение договоров:

1)договор является основанием возникновения гражданских прав и обязанностей;

2)договор — основной способ оформления отношений участников гражданского оборота;

3)договором опосредствуется движение объектов гражданских прав от одних субъектов к другим (например, передача имущества);

4)договором определяется объем прав и обязанностей участников гражданских правоотношений, порядок и условия исполнения обязательства, ответственность за неисполнение или же ненадлежащее исполнение обязательств;

5)договоры позволяют выявить истинные потребности участников гражданского оборота в определенных товарах, работах, услугах.

106 — 110. Содержание договора: существенные условия, обычные, случайные. Соотношение понятий: « содержание договора» и « содержание обязательства».

Содержание договора — совокупность его условий, по которым достигнуто соглашение сторон.

К условиям относят: предмет, объект, цену договора, срок и место, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора.

Условия могут быть определены сторонами, законом (ст. 421 ГК РФ) либо обычаями делового оборота (ст. 309 ГК РФ).

Выделяют следующие виды условий договора:

1) существенные — условия, по которым сторонам необходимо достичь соглашения (в противном случае договор будет считаться недействительным — ст. 432 ГК РФ);

2) обычные — условия, не требующие согласования сторон;

3) случайные — условия, не характерные для договора данного вида.

Существенные условия:

• о предмете договора (предметом договора является то, на что направлен договор);

• названные в законе;

• по которым должно быть достигнуто соглашение сторон по заявлению одной из них.

Для каждого вида договора установлено свое сочетание существенных условий. Например, в договоре подряда к таким условиям относят предмет, цену договора и срок выполнения работы (ст. 708 ГК РФ).

Форма договора:

• договор может быть заключен в любой форме, установленной для сделок, если закон не установил определенной формы для данного вида договора;

• если стороны договорились заключить договор в определенной форме, соблюдение такой формы обязательно (п. 1 ст. 434 ГК РФ);

• договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, а также путем обмена документами (п. 2 ст. 434 ГК РФ) посредством факсимильной, почтовой, телеграфной, телетайпной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. При этом стороны вправе использовать факсимильное воспроизведение подписи, с помощью механического или иного копирования, а также электронную цифровую подпись;

• письменная форма договора считается соблюденной, если на письменное предложение заключить договор оферента акцептант совершил действия, предусмотренные договором (п. 3 ст. 434 ГК РФ);

• передача имущества, предусмотренного договором, должна оформляться с соблюдением той формы, что и договор (п. 2 ст. 433 ГК РФ);

• договоры могут быть зафиксированы на типовых бланках в це­лях сокращения времени их оформления;

• часть договоров, совершаемых в письменной или нотариальной форме, подлежит обязательной государственной регистрации (например, сделки по продаже недвижимости).

Договоры можно классифицировать на следующие виды:

1) возмездные и безвозмездные. В возмездном договоре исполнению своих обязанностей одним лицом противостоит встречное удовлетворение со стороны другой (в ГК РФ договор презюмируется возмездным, если из нормативного акта, договора или существующих обязательств не следует иное);

2) консенсуальные (договор начинает действовать с момента его заключения), когда для возникновения обязательства достаточно достижения соглашения между сторонами, и реальные (для вступления договора в силу простого соглашения мало), когда для возникновения обязательства помимо соглашения необходима передача вещи в натуре;

3) односторонние (когда у одной стороны имеются только права, а у другой — только обязанности) и взаимные (каждая сторона имеет обязанности и права);

4) каузальные и абстрактные. В основе каузального договора лежит основание (кауза), т.е. из сделки видно, какую цель она преследует. Абстрактное обязательство оторвано от своего основания.

Могут быть договоры в пользу их участников, а также в пользу третьих лиц.

Можно назвать группу так называемых фидуциарных (доверительных) сделок (договоров), которые основаны на особых, лич­но-доверительных отношениях сторон (например, договор поручения — как поверенный, так и доверитель вправе в любое время отказаться от его исполнения без указания мотивов).

Специфичную природу имеет так называемый публичный договор (ст. 426 ГК РФ). Публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ и оказанию услуг, которые такая организация должна осуществлять по характеру своей деятельности в отношении каждого, кто к ней обратится (в частности, розничная купля-продажа, транспортные услуги, бытовой подряд, прокат и т.д.).

Цели такого договора:

1) защита интересов слабой стороны (потребителя);

2) возможность упрощения, унификации условий, наиболее повторяющихся в договоре.

По публичному договору коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение какому-либо лицу, если иное не установлено в нормативном акте.

Цена по публичному договору должна быть одинакова для всех потребителей (например, скидка дается не конкретному лицу, а группе лиц — герои России, инвалиды одной группы и т.п.).

Отказ от заключения публичного договора допускается лишь в случае невозможности предоставления стороной товаров, услуг и т.п.

В случаях, предусмотренных законом, Правительство РФ может устанавливать типовые правила, обязательные для сторон публичного договора. Льготы для потребителей в публичном договоре устанавливаются только нормативным актом в виде закона, акта Правительства или Президента. Льготы могут касаться только определенной категории лиц.

Еще один специфичный вид гражданско-правового договора — это договор присоединения.

Договор присоединения (ст. 428 ГК РФ) — это договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе, как путем присоединения к договору в целом.

Важнейшими характеристиками этого вида договора являются необсуждаемость и цельность. Одна сторона не только диктует свои условия неопределенному количеству субъектов, но и связывает себя заведомой декларацией универсальных условий, при этом происходит максимальное упрощение процедуры заключения договора.

Сторона, присоединившаяся к договору, имеет право требовать расторжения или изменения договора по основаниям, которые не являются достаточными при других видах договора (ст. 428 ГК РФ), если:

• договор лишает присоединительную сторону прав, обычно предоставленных по договору данного вида;

• договор ограничивает ответственность другой стороны за нарушения обязательств;

• договор содержит условия, явно обременительные для присоединения стороны, которые она не приняла бы исходя из своих разумно понимаемых условий договора.

Выделяют еще один вид договора — предварительный.По нему стороны обязуются заключить в будущем договор, который именуется основным, на условиях, предусмотренных предварительным договором. Он заключается в форме, установленной для основного договора, если она не предусмотрена, то в письменной форме.

Срок заключения основного договора должен быть предусмотрен предварительным договором. Если срок не определен, то считают, что основной договор заключается в течение одного года с момента заключения предварительного договора.

Необоснованное уклонение одной из сторон предварительного договора от заключения основного влечет по требованию другой стороны обязанность заключить основной договор по решению суда. Уклоняющаяся сторона обязана возместить причиненные убытки.

Необходимым условием для этого является направление оферты (предложение заключить основной договор одной из сторон). Если оферта не направлена в установленный срок, то обязательства из предварительного договора прекращаются.

Оцените статью
Добавить комментарий