Научное значение трудов Адама Смита и неразвитость его теории | Пикабу

Научное значение трудов Адама Смита и неразвитость его теории | Пикабу Залог недвижимости

2. Принцип «невидимой руки» в рыночной экономике

Одна из ведущих идей «Богатства народов» — о «невидимой руке». Это афористическое выражение Смита вспоминают всякий раз, когда заходит речь о его главном труде, над которым он работал несколько лет, оставив преподавание.

Сама идея, по-моему, является довольно оригинально для XVIII в. и не могла быть не замечена современниками Смита. Тем не менее, уже в XVIII в. имела место идея природного равенства людей: каждому человеку, независимо от рождения и положения, должно быть предоставлено равное право преследовать свою выгоду, и от этого выиграет все общество.

Адам Смит развил эту идею и применил ее к политической экономии. Созданное ученым представление о природе человека и соотношении человека и общества легло в основу взглядов классической школы. Понятие «homo oeconomicus» («экономический человек») возникло несколько позже, но его изобретатели опирались на Смита.

Знаменитая формулировка о «невидимой руке», может быть, является чаще всего цитируемым местом из «Богатства народов». Адам Смит сумел угадать ту плодотворнейшую мысль, что при определенных общественных условиях, которые мы в наши дни описываем термином «работающая конкуренция», частные интересы действительно могут гармонически сочетаться с интересами общества.

«Невидимая рука» – это стихийное действие объективных экономических законов, которые действуют помимо воли людей. Введя в такой форме в науку понятие об экономическом законе, Смит сделал важный шаг вперед. Этим он, по существу, поставил политическую экономию на научную основу.

Условия, при которых наиболее эффективно осуществляется благотворное действие своекорыстного интереса и стихийных законов экономического развития, Смит называл естественным порядком. У Смита и у последующих поколений политикоэкономистов это понятие имеет как бы двойной смысл.

Подобно тому, как в физике были смоделированы «идеальные» газы и жидкости, Смит вводит в экономику понятие «экономического человека» и свободной (совершенной) конкуренции. Реальный человек не может быть сведен к своекорыстному интересу. Точно также при капитализме никогда не было и может быть абсолютно свободной конкуренции.

Однако наука не смогла бы изучать «массовидные» экономические явления и процессы, если бы она не делала известных допущений, которые упрощают, моделируют бесконечно сложную и разнообразную действительность, выделяют в ней важнейшие черты. С этой точки зрения абстракция «экономического человека» и свободной конкуренции была вполне оправданной и сыграла важнейшую роль в экономической науке (в особенности она соответствовала реальности XVIII – XIX столетий).

Рыночная экономика не управляется из единого центра, не подчиняется одному общему замыслу. Тем не менее, она функционирует по определенным правилам, следует известному порядку.

Каждый участник хозяйственной деятельности ищет лишь собственную выгоду. Влияние отдельного человека на реализацию нужд общества практически неощутимо. Но, преследуя свою выгоду, человек в итоге способствует увеличению общественного продукта, росту общественного блага.

Это достигается, как писал Смит, посредством «невидимой руки» рыночных законов. Стремление к личной выгоде ведет к общей выгоде, к развитию производства и прогрессу. Каждый в отдельности заботится о себе, а выигрывает общество. Преследуя свои собственные интересы, человек «часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это».

Что же не позволяет «жадным производителям» поднимать цены до той степени, когда покупатели не в состоянии заплатить больше?Ответ – конкуренция. Если производители поднимают свои цены слишком высоко, они создают возможность для одного или нескольких из своей среды получить прибыль, назначив более низкую цену и, следовательно, больше продав.

Еще про залог:  Problem Solving: как эффективно решать проблемы в команде? / Блог компании Hygger / Хабр

Таким образом, конкуренция смиряет эгоизм и регулирует цены. Одновременно она регулирует количество. Если покупатели хотят больше хлеба и меньше сыра, их спрос дает возможность пекарям назначать более высокую цену, и тогда доходы тех, кто печет хлеб, возрастут, а тех, кто делает сыр, упадут; трудовые усилия и капитал перельются из одной отрасли в другую.

Посмотрев на мир глазами Смита, можно вновь и вновь восхищаться этим могущественным механизмом и наслаждаться, как делал он, парадоксом, заключающимся в том, что частная выгода приносит пользу для общественного блага. Причем сегодня даже в большей мере, поскольку сделки, благодаря которым современный промышленный товар поступает к своим потребителям, гораздо сложнее тех, которые описывал Смит.

Каждая сделка носит добровольный характер. Своекорыстный интерес и конкуренция создают механизм, который и перерабатывает головокружительные объемы информации и направляет поток товаров, услуг, капиталов и труда – точно так же, как и в гораздо более простом мире Смита.

«Невидимая рука» рыночных законов направляет к цели, которая совсем и не входила в намерения отдельного человека.

Если, к примеру, поднимается спрос на какой-либо продукт, допустим, хлеб, то пекари повышают цену на него. Их доходы растут. Трудовые усилия и капиталы перемещаются из одной отрасли в другую, в данном случае — в хлебопекарную промышленность. Производство хлеба увеличивается, и цены снова поползут вниз. Смит показал силу и значимость личного интереса как внутренней пружины конкуренции и хозяйственного механизма.

Экономический мир — огромная мастерская, где разворачивается соперничество между различными видами труда по созданию общественного богатства. Мнение меркантилистов об особом значении драгоценных металлов, денег ошибочно. Если целью служит накопление денег и они останутся лежать без движения, то это приведет к тому, что сократится количество изделий или сооружений, которые можно было бы произвести или купить на эти деньги1.

Парадокс или сущность рыночного механизма состоит в том, что частный интерес и стремление к собственной выгоде приносит пользу обществу, обеспечивает достижение общего блага. В рыночной экономике (в рыночном механизме) действует «невидимая рука» рыночных сил, рыночных законов.

В XVIII в. был широко распространен предрассудок, согласно которому любое действие, совершаемое ради частного интереса, по одной этой причине идет вразрез с интересами общества. Даже сегодня некоторые представители идей социализма утверждают, что свободная рыночная экономика не может служить интересам общества.

Смит снял с себя бремя доказательств и создал постулат: децентрализованная, атомистическая конкуренция в определенном смысле обеспечивает «максимальное удовлетворение потребностей». Несомненно, Смит не дал полного и удовлетворительного объяснения своему постулату.

Иногда даже может показаться, что этот постулат держится только на соображении о том, что степени удовлетворения индивидуальных потребностей поддаются арифметическому сложению: если, имея полную свободу, каждый добивается полного удовлетворения индивидуальных потребностей, то общий режим максимальной свободы обеспечит максимальное удовлетворение потребностей общества.

Но на самом деле, пишет М. Блауг, Смит дал гораздо более глубокое обоснование своей доктрины «максимального удовлетворения потребностей»1. В седьмой главе книги I он показал, что свободная конкуренция стремится приравнивать цены к издержкам производства, оптимизируя распределение ресурсов внутри отраслей.

Еще про залог:  Английский язык: Переведите предложения, выделяя сказуемые в страдательном залоге. 1. Significant variance...

В десятой главе книги I он показал, что свободная конкуренция на рынках факторов производства стремится уравнивать «чистые преимущества этих факторов во всех отраслях и тем самым устанавливает оптимальное распределение ресурсов между отраслями». Он не говорил о том, что различные факторы будут в оптимальных пропорциях сочетаться в производстве или что товары будут оптимально распределяться между потребителями.

Он не говорил и о том, что экономия от масштаба и побочные эффекты производства нередко мешают достижению конкурентного оптимума, хотя существо этого явления отражено в рассуждениях об общественных работах. Но он действительно сделал первый шаг к теории оптимального распределения данных ресурсов в условиях совершенной конкуренции, что особенно интересно в свете рассматриваемого нами вопроса.

Другими словами, «невидимая рука» независимо от воли и намерений индивида — «экономического человека» — направляет его и всех людей к наилучшим результатам, выгоде и к более высоким целям общества, оправдывая как бы тем самым стремление человека-эгоиста ставить личный интерес выше общественного.

Таким образом, смитовская «невидимая рука» предполагает такое соотношение между «экономическим человеком» и обществом, т. е. «видимой рукой» государственного управления, когда последняя, не противодействуя объективным законам экономики, перестанет ограничивать экспорт и импорт и выступать искусственной преградой «естественному» рыночному порядку.

Стало быть, рыночный механизм хозяйствования, а по Смиту — «очевидная и простая система естественной свободы», благодаря «невидимой руке» всегда будет автоматически уравновешиваться. Государству же для достижения правовых и институциональных гарантий и обозначения границ своего невмешательства остаются «три весьма важные обязанности».

К ним он относит: издержки на общественные работы (чтобы «создавать и содержать определенные общественные сооружения и общественные учреждения», обеспечивать вознаграждение преподавателей, судей, чиновников, священников и других, кто служит интересам «государя или государства»); издержки на обеспечение военной безопасности; издержки на отправление правосудия, включая сюда охрану прав собственности.

Итак, «в каждом цивилизованном обществе» действуют всесильные и неотвратимые экономические законы, — в этом лейтмотив методологии исследования А.Смита.

Непременным условием для того, чтобы экономические законы действовали, является, по убеждению А.Смита, свободная конкуренция. Только она, считает он, может лишить участников рынка власти над ценой, и чем больше продавцов, тем менее вероятен монополизм, ибо «монополисты, поддерживая постоянный недостаток продуктов на рынке и никогда не удовлетворяя полностью действительный спрос, продают свои товары намного дороже естественной цены и поднимают свои доходы…» 1.

В защиту идей свободной конкуренции А.Смит осуждает исключительные привилегии торговых компаний, законы об ученичестве, цеховые постановления, законы о бедных, полагая, что они (законы) ограничивают рынок труда, мобильность рабочей силы и масштабы конкурентной борьбы.

Справедливости ради следует заметить, что его собственная вера в преимущества «невидимой руки» меньше всего связана с соображениями об эффективности распределения ресурсов в статических условиях совершенной конкуренции. Децентрализованную систему цен он считал желательной потому, что она дает результаты в динамике: расширяет масштабы рынка, умножает преимущества, умножает преимущества, связанные с разделением труда, – короче, работает, как мощный мотор, обеспечивающий накопление капитала и рост доходов.

Еще про залог:  Английский язык: Помогите ! Passive voice . 1. Поставьте глаголы в верную форму пассивного или активного...

Одна из стержневых идей, положенных Смитом в основу развиваемой им системы, — теория стоимости и цены. Он утверждал: «Труд является единственным всеобщим, равно как и единственно точным, мерилом стоимости»3. Стоимость, по Смиту, определяется затраченным трудом, и не одного конкретного человека, а средним, необходимым для данного уровня развития производительных сил. Смит отмечал равнозначность всех видов производительного труда, участвующих в создании стоимости.

Рассматривая проблему ценообразования и сущность цены, Смит выдвинул два положения.

Первое гласит: цена товара определяется затраченным на него трудом. Но данное положение, по его мнению, применимо лишь на первых ступенях развития общества, в «примитивных обществах». И Смит выдвигает второе положение, согласно которому стоимость, а значит и цена складываются из затрат труда, прибыли, процента на капитал, земельной ренты, т.е. определяются издержками производства.

«Например, в цене хлеба одна ее доля идет на оплату ренты землевладельца, вторая — на заработную плату или содержание рабочих… и третья доля является прибылью фермера». Окончательного выбора между этими двумя концепциями Смит не сделал; его последователи, сторонники и противники могли придерживаться и первой, и второй концепции.

Вторая трактовка связана с попыткой Смита перейти от анализа простого товарного производства («примитивного общества») к рассмотрению товарно-капиталистического производства, в котором истинным источником стоимости перестает быть живой труд.

Раньше средства труда принадлежали работнику. В обществе, предшествовавшем накоплению капиталов и обращению земли в частную собственность, соотношение между количествами труда, необходимыми для приобретения разных предметов, было, по-видимому, единственным основанием, которое могло служить руководством для обмена их друг на друга.

В дальнейшем по мере накопления капиталов положение меняется. Стоимость товаров распадается на две части, одна из которых — заработная плата, другая — прибыльна капитал.

«При таком положении вещей работнику не всегда принадлежит весь Продукт его труда. В большинстве случаев он должен делить его с владельцем капитала, который нанимает его. В таком случае количество труда, обычно затрачиваемого на приобретение или производство какого-либо товара, не является единственным условием для определения количества труда, которое может быть куплено или получено в обмен на него»1.

Экономические понятия, категории, положения, развиваемые Смитом в его труде, как правило, взаимосвязаны. Стоимость создается только производительным трудом. Разделение труда — главная предпосылка повышения его производительности, увеличения богатства.

Смит стремился уточнить, упорядочить терминологию. От него вошли, к примеру, в обиход такие категории, как производительный и непроизводительный труд, основной и оборотный капитал, «естественная» и «рыночная» цена.

Смит считал, что рынок необходимо оградить от внешнего вмешательства. В связи с этим он полемизировал и с меркантилистами, и с физиократами, в частности, с Кенэ.

«Некоторые глубокомысленные врачи думали, что для здоровья; политического организма необходимы строгий режим диеты и регламентация», — иронизирует Смит. «Он, по-видимому, не помышлял, что в политическом организме естественное усилие, прилагаемое каждым человеком для улучшения своего положения, является принципом предохранения, способным предупредить и исправить во многих отношениях дурные действия какой-нибудь политической экономии, до известной степени пристрастной и стеснительной»2.

Оцените статью
Добавить комментарий