ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ Залог недвижимости

Одна из важнейших 
причин развития преждевременного старения
– недостаточность мышечной деятельности.
вот почему эффективным средством 
борьбы за долгую и активную жизнь 
являются систематические, правильно 
организованные занятия физическими 
упражнениями, использование естественных
сил природы с целью закаливания,
организация рационального режима
деятельности и отдыха.

Физкультура для пожилых 
людей имеет свои, вполне понятные,
особенности. Ведь в пожилом возрасте
наступают изменения в работе
сердца, системе дыхания, мышечном и 
связочном аппарате, нервной и 
всех других системах. Поэтому физкультура 
для пожилых людей должна быть
более щадящая, полностью исключать 
возможность травм, должна учитывать 
скорость восстановления организма 
после нагрузок в этом возрасте.

Физкультура для пожилых людей 
отдает предпочтение таким физическим
упражнениям, которые предъявляют 
невысокие требования к организму 
и легко дозируются по нагрузке.
Физкультура для пожилых людей 
делает упор на повышение общей выносливости,
гибкости, координации движений, упражнения
на развитие силы и скорости имеют 
намного меньшее значение.

Однако физкультура для 
пожилых людей должна быть непременно.
Научно доказано, что физкультура 
для пожилых людей, даже начатая 
впервые в преклонном возрасте, все 
равно помогает существенно снизить 
угрозу сердечно-сосудистых заболеваний,
улучшает состояние иммунной системы.

Установлено, что под влиянием
систематических занятий физическими 
упражнениями улучшаются процессы обмена
веществ, что, в частности, приводит
к снижению избыточного веса тела.

Занятия физическими упражнениями
оказывают положительное влияние 
на центральную нервную систему,
усиливая работоспособность нервных 
клеток. Значительно улучшается функциональное
состояние сердечно-сосудистой системы,
сердечной мышцы, кровяного давления,
уменьшаются склеротические процессы
в сосудистых стенках, что проявляется
в повышении эластичности сосудов.

В процессе занятий нормализуются 
ритм и амплитуда дыхательных 
движений, возрастает жизненная емкость 
легких.

Значительные благоприятные 
изменения испытывает и опорно-двигательный
аппарат, непосредственно осуществляющий
мышечную деятельность.

В результате занятий физическими 
упражнениями усиливается сопротивляемость
организма к развитию простудных
заболеваний. Улучшается самочувствие,
настроение, появляются чувство бодрости,
хороший аппетит и сон.

Рациональный двигательный
режим людей среднего и пожилого
возраста включает утреннюю гигиеническую 
гимнастику, физические упражнения в 
процессе трудовой деятельности (физкультпаузы
и физкультминутки), одними из самых популярных
упражнений, рекомендованных для профилактики,
оздоровления являются бег, ходьба, плавание.

Утренняя гигиеническая 
гимнастика – одна из наиболее доступных 
форм занятий физическими упражнениями.
Она имеет особое значение для 
лиц пожилого возраста потому, что 
именно после сна деятельность функциональных
систем престарелого организма сильно
заторможена.

Немаловажно отметить, что 
физкультура для пожилых людей 
уделяет большое внимание самоконтролю
и врачебному контролю в процессе
занятий. Самоконтроль основывается на
субъективной оценке самочувствия, сна 
аппетита, пульса, веса, дыхания. Необходимо
обязательно следить за этим.

Старение населения

Долголетие – социально-биологическое 
явление, доживание человека до высоких
возрастных рубежей. В его основе изменчивость
нормальной продолжительности человеческой
жизни. Порогом долголетия обычно считается
достижение 80 лет и более, зависящее от
многих факторов – наследственности,
социально-экономических условий, природных
воздействий, трудовой деятельности, двигательной
активности и других.

Долгожителями обычно становятся
люди, у которых существует оптимальный 
уровень функционирования большинства 
важнейших физиологических систем;
им свойственны широкие адаптивные
возможности, что является предпосылкой
здоровья и жизнедеятельности.

Проблема долголетия всегда
волновала людей.

Сегодня в России продолжительность 
жизни составляет в среднем 66 лет,
что на три года меньше, чем в 1992
году. Причем ожидаемая продолжительность 
жизни у мужчин будет на 12 лет 
меньше, чем у женщин, а уровень 
смертности — в 4 раза выше.

При сохранении существующего 
уровня смертности населения (самого высокого
в Европе — 15 чел. на 1000) из сегодняшних 
допризывников доживут до 60 лет,
то есть до пенсионного возраста, лишь
55 из 100.

По прогнозу Госкомстата 
России, население страны к 2021 году
сократится на 10,4 млн человек и составит
всего 134,4 млн чел. Дело в том, что рост
смертности сопровождается у нас снижением
рождаемости. Сегодня на 100 женщин приходится
всего 120 рождений, в то время как для простого
воспроизводства их надо 215, то есть почти
в 2 раза больше.

В 2000 г. людей старше 60 лет на
Земле было 590 млн.; к 2021 г. их будет уже
1 млрд. 100 млн. В России сейчас около 30 млн.
пожилых: 4,3 % из них — это люди старше 75
лет.

Значительное и непрерывное 
снижение рождаемости и уменьшение
средней продолжительности жизни 
человека неизбежно приводят к старению
населения, которое в дальнейшем
будет еще более заметным. Миграция
молодежи в те или иные регионы 
может привести к еще более 
интенсивному старению некоторых регионов
страны.

У нас такими районами стали 
деревни нечерноземной части 
России, где нередко в целой 
деревне можно встретить лишь
одних стариков, так как почти 
вся молодежь уехала в другие регионы 
или даже в другие республики. Но
самое существенное, что мы имеем 
сегодня и что ожидает нас в будущем, —
это так называемое «постарение» общества.

Стремясь к увеличению продолжительности
жизни людей, общество обязано должным
образом заботиться о тех, кто достигает
преклонного возраста, не рассматривая
таких членов общества как балласт, а думая
о том, какую пользу могут принести престарелые
люди, если подойти к этой проблеме по-государственному
и в то же время с доброжелательным, душевным
отношением к людям, которые всю жизнь
беззаветно служили обществу.

Ослабление физических и 
психических возможностей организма 
при старении происходит постепенно
и невозможно точно указать, когда 
оно начинается, тем более что 
оно зависит не только от индивидуальных
особенностей организма, но и от социальных
условий, в которых живет человек,
а также от степени его активности,
образа жизни, питания и т. д.

Проблема старения общества
должна привлечь внимание правительств
всех стран, ибо во всем мире растет число
пожилых людей. Но главной целью общества,
государства и его граждан в этом деле
должно быть, очевидно, создание условий
и предпосылок именно для активного, творческого,
профессионального долголетия.

Физкультура – залог здоровья и долголетия

«Легче предупредить, чем лечить»

(Древнегреческий афоризм)

Модернизация России — главное направление спасения от вымирания населения в стране. Эта тенденция установилась и на Вятской земле. Даже несколько хуже. В перспективе: кто будет работать через десятки лет и сохранять громадные территории России? По продолжительности жизни РФ занимает 133-е место в мире, а Кировская область — 36-е среди регионов страны.

Интенсивное экономическое развитие в странах мира и у нас способствовало глубоким изменениям наиболее существенных черт заболеваемости населения: сокращению удельного веса инфекционных и, соответственно, возрастанию сердечно-сосудистых болезней, злокачественных опухолей, неспецифических заболеваний дыхательных путей и травматизма.

Исследованиями ученых физиологов установлено, что мышцы являются источником мощных влияний на все ткани, органы, функциональные системы организма. Эти влияния, получившие название моторно — висцеральных рефлексов, передаются через центральную нервную систему и представляют собой одно из самых важных условий нормальной жизнедеятельности организма.

В наши дни систематические тренировочные нагрузки стали жизненной необходимостью для большинства людей. Обходиться без них могут лишь немногие люди, которые генетически от ближайших предков получили устойчивую к гипокинезии наследственную информацию. Таких людей, чья жизнь естественно связана с интенсивной мышечной деятельностью, способной повысить сопротивляемость организмов их детей неблагоприятному образу жизни, становится все меньше.

Без специально организованных и систематических занятий физическими упражнениями у детей закономерно нарушается здоровье, развиваются ожирение, неправильное телосложение и осанка, простудные заболевания.

В пожилом и старческом возрасте стимулирующее влияние физической тренировки буквально преображает организм и личность.

Здоровый образ жизни современного человека — это выполнение постоянных правил и требований, это условия и ограничения, которые включают обязательные положения:

— двигательную активность, соответствующую возрасту и состоянию здоровья;

— рациональное питание с учетом категории труда и индивидуальности человека;

— соблюдение режима сна, труда, отдыха на основе суточного биоритма;

— сознательное отношение к личной и общественной гигиене, в т.ч. использование естественных факторов природы, закаливания, парной бани, борьбы с вредными привычками, самоконтроля;

— психо-эмоциональная устойчивость, умение снимать нервное напряжение, нравственное, морально-волевое воспитание.

Наше здоровье зависит, прежде всего, от нас самих, от нашего образа жизни.

Сколько же надо двигаться человеку сегодня, чтобы обеспечить свое здоровье, работоспособность и долголетие?

Необходимый недельный объем по рекомендации ВНИИФКа:

— дошкольники — 21-28,

— школьники — 14-21,

— служащие — 6-10 часов.

Как же использовать физическую культуру в течение недели, в частности лицам среднего и пожилого возраста:

1. УТРО начинать с гигиенической гимнастики-зарядки — это выполнение физических упражнений после сна.

Задачи зарядки:

-активизировать сердечно-сосудистую систему, способствовать устранению застойных явлений в организме;

-поддерживать эластичность мышечно-связочного аппарата, подвижность суставов;

-как пусковой механизм режима дня, сокращать время готовности человека к работе после сна, поднимать настроение и волевое усилие к ЗОЖ.

Зарядка проводится до завтрака продолжительностью 10-15 мин. Каждое упражнение комплекса повторяется 12-20 раз.

В выходные дни зарядку от 20 до 30 мин. можно проводить в «микротренировке», используя тренажеры.

После зарядки ее органическим продолжением являются водные процедуры, самомассаж.

Объем УГГ в неделю составляет 1-2 часа. Для многих она в течение жизни остается главным резервом здоровья.

Кто делает зарядку? Что мешает?

Регулярно делают УГГ по данным исследователей 1985 г. (на 100 работающих) в РСФСР:

-научные работники — 12,5%,

-представители медицинской профессии — 11,6%,

-служащие — 8%,

-педагоги — 4,5%.

Ссылаются на нехватку времени, собственную пассивность, лень. Но реально — это подсознательная неуверенность, что зарядка дает ощутимую пользу. Это не жизненный порок, а заложенная природой установка: не трать без крайней нужды силы. Преодолеть эту естественную, но весьма негативную с современной точки зрений инертность, могут помочь веские побудительные причины.

2. ДНЕМ: в режиме рабочего дня рекомендуется проводить производственную гимнастику. Ее выполняют с учетом характера труда, непосредственно на рабочих местах при появлении утомления, когда возникает потребность в отдыхе. Это физкультурные паузы 8-10 мин., физкультминутки 3-4 мин. или микропаузы 1-2 мин. на 2-3 упражнения.

Восстановлению сил и повышению работоспособности способствует не пассивный отдых, а эффект чередования работы различных групп мышц или характера движений. Поэтому производственная гимнастика проводится в виде специально подобранных физических упражнений.

Активный отдых дает моментальный результат. Рефлекторно погашается нарушение сердечно-сосудистой системы, повышается КПД органов, снижается на 15-20 мм артериальное давление. Активный отдых вместо перекуров — мечта гигиенистов.

3. В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ: в выходные дни, в послерабочее время в течение недели необходимо, в частности жителям городов, получать тренировочные нагрузки для возмещения недостающих энергозатрат, для повышения функциональных возможностей организма.

Двигательный режим менее 2 часов в неделю не оказывает существенного влияния на человека. Только занятия свыше 2 часов со средней интенсивностью (частота пульса 110-14О в мин.) начинают отчетливо отражаться на физическом состоянии организма. Следовательно, используя в выходные дни 2-4 часа в виде активного отдыха, мы получаем минимальный объем двигательной активности. Если добавить к этому еще 2-3 часа недельных нагрузочных занятий самостоятельно или в группах — то составится уровень необходимого предела.

Пожилые люди должны начинать систематические тренировочные занятия с самого доступного вида — ходьбы. Ни в чем не следует преступать черту умеренности. Удобно иметь прибор «Шагомер». Скорость ходьбы определяется по самочувствию, пульс 90-110 ударов в мин. Время ходьбы доводится до 1-2 часов в день.

Для всех начинающих любителей оздоровительного бега предварительно необходим медицинский осмотр с проведением функциональной пробы и записью ЭКГ.

После освоения подготовительного периода и продолжения использовать оздоровительный бег как основной вид, для мужчин минимальный объем нагрузки в неделю составит около 15 км, пульс 130-140 уд. в мин. или 3 тренировки по 30 мин.; у женщин доза бега снижается до 12 км в неделю. В зимний период используются лыжи.

Для аэробной тренировки проще выполнять многократно движения циклического характера невысокой интенсивности, вовлекая в работу крупные мышечные группы. Такие движения характерны для бега, лыжных гонок, велосипеда, плавания, использования тренажеров и т.д. К более сложным относятся: ритмическая гимнастика, спортивные игры, танцы и пр.

Открыта широкая сеть фитнес-клубов, где групповые программы занятий включают в себя аэробную часть в виде различных направлений аэробики 30-40 мин., проработки мышечных групп с использованием оборудования, направления танцевальной аэробики и др. программы.

Полезный физический труд, применяемый на садовом участке — это часть двигательной активности или энерготраты в недельном цикле здоровья. Он проходит на свежем воздухе, при мышечном напряжении. Его можно осуществлять, как и физические упражнения, в аэробном режиме, если сами движения, двигательные акты будут циклического характера, с длительной равномерной нагрузкой (на повышенном пульсе). Они создают аэробный эффект. Например, пилить и строгать, косить и грести, копать и окучивать, грузить и разгружать и также с учетом состояния здоровья.

Полезно сочетать 1 раз в неделю сауну, парную баню, как оздоровительно-восстановительную процедуру с ее тренировочно-закаливающим эффектом.

§

Физической культуры и спорта,

Член ВО РГО Ю. И. Баранов

За гуманистическую борьбу с коррупцией

1 июля 2009 года вятское отделение Российского гуманистического общества и Клуб молодых политиков провели круглый стол по проблеме коррупции и учредительное собрание общественного движения противодействия коррупции. Что символично и показательно. Кто есть что?

Как политически показательно участие или неучастие в этих двух мероприятиях. Приглашались представители власти и правоохранительных органов (проигнорировали), политических партий (были «Справедливая Россия», ЛДПР и «Яблоко»), общественных объединений (поддержали правозащитники), бизнеса (в круглом столе участвовали трое, а в учредительном собрании – один), СМИ (не заинтересовались, в т.ч. газета «Прецедент», кричащая о борьбе с коррупцией). Всего в круглом столе участвовали 15 человек и собрании – 11, больше всего молодых политиков. Это инициатива граждан и гражданского общества в городе.

На круглом столе участники попытались дойти до сути коррупции, выявить ее причины и масштабы и предложить пути эффективной борьбы с коррупцией.

Коррупция(с латыни – подкуп, растление) – преступление, означающее использование своего служебного положения (власти) в целях личного обогащения, характерное и массовое для нынешнего либерально-бюрократического политического режима России. Наша страна превратилась в коррумпированное общество и государство. По международным исследованиям, по антикоррумпированности РФ находилась в 2007г на 143 месте из 180 обследуемых стран, а эффективность борьбы с коррупцией оценена всего в 15% (Германия – 93%). По оценкам экспертов, на взятки и т.п. уходит до ½ валового внутреннего продукта (ВВП) России, и эти «бешеные деньги» идут не в реальную экономику, не в государственные и муниципальные бюджеты, т.е. не на развитие народа, а в «теневую экономику» (преступную). В Кировской области таких исследований, если не считать заказные скандальные опросы «Молодой гвардии», не проводилось. В связи с этим на круглом столе прозвучало предложение областному правительству: регулярно проводить оценки проблемы коррупции как в области в целом, так и городах и районах (научные методики есть и применяются). Были и общие предложения (нужна новая идеология и подготовка нового типа чиновников, лучше, когда оппозиция во главе контрольных органов) и конкретные (например, гласные информации депутатов Кировской городской Думы об использовании средств, выделяемых им для работы с избирателями – по 500, 400 тыс. руб.). Общий вывод: коррупцию можно уменьшить в активном взаимодействии правового государства и гражданского общества.

На учредительном собрании принято решение о создании областного общественного объединения «Вятское антикоррупционное движение» (ООО «ВАД»). Утверждены 7 основных задач и направлений деятельности: от выработки эффективных путей и предложений, правового образования и нравственного воспитания граждан и чиновников, и общественной экспертизы на антикоррупционность законопроектов и кадровых назначений, до постоянного мониторинга проблемы коррупции в области. Кстати, звучали сомнения в назначении зам. губернатора Э. Носкова, виновника замятого ДТП (дорожно-транспортного происшествия).

И.о. председателя движения избран политолог Шутов А.С., подполковник милиции на пенсии. Он же рекомендован от движения в формирующуюся Общественную палату Кировской области. Прозвучало и предложение о гласном выдвижении и обсуждении кандидатур в эту Палату. Для этого решено использовать Интернет, в котором открыт сайт «ВАД».

В добрый путь, новое Вятское движение гражданского общества. Для нас, гуманистов, борьба с коррупцией – это принципиально профилактическая работа с антигуманизмом, один из путей к будущему гуманистическому обществу и государству без коррупции.

Общественные болезни

Информация к сведению: В 1996 г. в г. Тюмень вышла книга.
Автор: д. юр. н., проф. Ольков Сергей Геннадьевич
Название: Общественные болезни. Тираж: 350 экз. Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом Тюменской высшей школы МВД РФ. Усл. п. л.: 19.15.
Содержание:

· Существующее и необходимость

· Сознание

· Уровень сознания

· Воплощенное бытие

· Сущность человека: оль, душа и психика

· Сущность общественного здоровья и болезней

· Детерминация общественных болезней

· Профилактика и лечение общественных болезней

«Я часто вспоминаю эпизод из своего раннего детства. Тогда мне было года три, и я жил с родителями в Мурманской области. Я куда-то шел с матерью, еще кем-то и, вдруг, задумался, как же я попал в этот мир. Как будто какой-то солнечный зайчик сверкнул в моей голове, но я не получил ответа» (с. 64).

Ab ovo

Разум — одна из высших форм проявления воли. В сути своей все многообразие интеллектуальных ответов на всевозможные вопросы сводимо к четырем: — да; — нет; — да и нет; — ни да, ни нет. Главное орудие в борьбе за выживание — интеллект, ум, мудрость. Homo Sapiens уверенно побеждает все прочие виды и ведет жесткую внутреннюю схватку, ставшую, похоже, угрозой для жизни на Земле.

С точки зрения дарвинистских и неодарвинистских воззрений лучший признак сегодняшнего выживания — это изобретение ядерного, водородного и других все более изощренных способов ведения войны. Таким образом, дарвинистская схема устремляется к абсурду. Поэтому-то я не люблю Дарвина, позициями других всемирно известных ученых, не доверяя никаким шаблонам. На этом, однако, достоинства книги только начинаются. Сила логики, неожиданные и искрометные выводы, хорошая научная романтика — дадут пищу для размышления любому ученому и практику, интересующемуся одновременно философией, психологией, социологией, юриспруденцией и др. общественными, гуманитарными науками.

Сознание

Простой взгляд на слово «сознание» порождает уверенную ассоциацию чего-то наделенного знанием — со-знание, со-знанием, со-знанием дела. В свою очередь знания, согласно распространенному мнению — это результаты познания, то есть, грубо говоря, процесса по производству, выработке знаний, а также информация, сведения об окружающей и внутренней среде. В понятии «сознание» усматривается два основных признака: совокупность знаний (понятий, представлений, образов) и процесс по производству этих представлений, образов.

Первый уровень сознания — это интеллектуальное пространство от Всемирного разума до архетипов.

Второй уровень сознания — базовые перинатальные матрицы, инграммы, предрассудочное сознание и моральное состояние духа.

Третий уровень сознания — сиюминутное, фиксированное сознание — здесь и сейчас. Стараниями многих философов, психологов и других ученых понятие «сознание» сильно опошлили, размыли. Взгляд автора на сознание оригинален, достоин уважения за попытку воскресить, конкретизировать это понятие. С другой стороны, надо отметить, что сознание не может не быть ключевым понятием темы общественных болезней. Как биологическая болезнь сужает сознание человека, заставляет его думать о своих болячках — так и общественные болезни сужают, перестраивают сознание людей, ограничивают в духовной жизни, самореализации. Любой больной прежде всего фиксируется на негативе. И после книги Олькова можно даже сделать широкое обобщение: фиксация на негативе — является необходимым и достаточным признаком болезни человека.

Оль, душа и психика

Оль — это то Солнце, вокруг которого вертится наш мир, стержень, нанизывающий все в личностно-индивидуальном и социальном мире, основание общественной схемы, под которое нельзя подвести нечто исходное.

«Солнышко» спрятано внутри всякого здравствующего человека. Оно высвечивает во всех его действиях. Куда бы мы не обратили взор, какое бы состояние не анализировали, вокруг него вертится наш мир.

Пояснения термина «эгоизм», данные в различных словарях и прочно вошедшие в обиход не отвечают научным целям, ибо содержат три крупных нелепости:

1. Себялюбие расценивается как нечто негативное, плохое;

2. Четким следствием себялюбия рассматривается отрицательное отношение к другим;

3. Противоположностью эгоизму считается альтруизм.

Себялюбие — это не плохо, а необходимо, хорошо и полезно. Оно совершенно не означает обязательно отрицательное отношение индивида к другим.

«Война, иные всевозможные конфликты, различные формы общественных, психосоматических, соматических болезней и т.п. — тоже способ естественного отбора» (с. 150). Эта цитата, очевидно, олицетворяет очень и очень интересный момент. Автор (случайно или нарочито) поставил в один ряд объективно связанные феномены: 1.Соматические болезни (болезни тела); 2. Психосоматические болезни (болезни тела души); 3. Общественные болезни; 4.Всевозможные конфликты; 5. Война. На наш взгляд, гипотезой серьезного научного труда может стать системность этой схемы, доказательство адекватности использования ее при рассмотрении широкого спектра проблем. Очевидно, что и конфликты, и войну можно и нужно рассматривать как болезни. Согласно Советскому энциклопедическому словарю «Болезнь — нарушение нормальной жизнедеятельности организма, обусловленное функциональными или (и) морфологическими изменениями». В этом определении даже не надо ничего менять для того, чтобы распространить его на 3, 4 и 5 пункты. Достаточно представить общество, человечество как пресловутый организм. Следует обратить внимание, что конфликты и война не могут являться вариантом общественных болезней. Общественные болезни охватывают общество, своеобразный большой виртуальный коллектив. Конфликты охватывают две и более группировки, имеющих расхождение по ряду вопросов. Война тоже охватывает две и более группировки. Расхождения в последнем случае настолько велики, что каждая из сторон допускает физическое уничтожение противника. То есть отсутствует желание иметь что-либо общего с противником, даже жизнь.

В этой схеме крайние позиции (соматические болезни и война) являются наиболее летальногенными, т.е. способными вызывать смерть: Сказанное совсем не означает, что не умирает людей в результате конфликтов (бытовых драк, например), психосоматических болезней (язва, диабет, неврозы), общественных болезней (криминализация общества, аддиктивность и т.п.). Но все-таки во время военных действий, тяжелых болезней — смерть наступает как более логичное следствие. Можно сказать, что смерть является сутью, неизбежным спутником этих процессов.

Схема удобна для рассматривания динамики многих политических процессов. Очевидно, что соседние элементы схемы наиболее тесно связаны друг с другом, друг друга возбуждают, притормаживают. И, если у «организма» слабый иммунитет — воспаление передается на соседние уровни. И при наличии осложнений, отягчающих обстоятельств — могут «заполыхать» все 5 уровней.

Постараемся проиллюстрировать сказанное на примере истории нашей страны начала 20 –го века:

На наш взгляд, катаклизмы начала века провоцировались двумя важнейшими факторами: 1. Война; 2. Низкий иммунитет нации.

Именно второй фактор позволил войне иррадиировать (распространиться) на остальные 4 уровня. Низкий иммунитет нации объясняется в свою очередь многочисленными другими факторами:

· Наука того времени была не в состоянии дать мало-мальски пригодную интерпретацию происходящих (психолого-) политических процессов, в результате чего большое значение приобрели ненаучные интерпретации;

· Культура и искусство не повышали, а понижали иммунитет нации;

· На протяжении короткого промежутка времени распространилось большое количество «зараз»: большевизм, черносотенство, сионизм и т.п., вместе которые общество не смогло преодолеть;

· «Гнилая голова»;

· и др.

«Цель научного познания — это не просто пассивное приспособление к окружающему и внутреннему миру, а попытка организовать его, научиться управлять средой» (с. 59).

Общественное здоровье и болезни

В идеале общественное здоровье тождественно понятию счастье — максимально благоприятная жизнь максимального количества людей в максимально благоприятных условиях. Конкретные жизненные явления необходимо рассматривать в трех аспектах: Необходимость — эволюционно-исторический, естественный аспект; Счастье — соответствие этому высшему благу; Образец — конкретная система нравственных, юридических, медицинских, технических и т.п. координат.

«В качестве эталонов, икон вывешиваются определенные образы, например, Иисус Христос, Мухаммед, Будда или Владимир Ленин, Арнольд Шварценегер и т.п. Я бы в качестве эталона вывесил символ человека, прожившего максимально долгую жизнь, уже хотя бы по этому признаку.» «Сразу отметим, что в истории человечества еще никому не удавалось создать научную мораль и, насколько мне известно, впервые цель создания такой морали поставил автор настоящей работы, признав, что все предшествующие морально-нравственные линии, лежащие и в основе общественной науки — антинаучны, вредны для здоровья человечества, ибо всеми силами толкают его в могилу». Вопрос состоит в том, насколько совершенны те или иные эталоны в смысле полезности для прогрессивного, счастливого развития человечества. Автор отмечает, что «можно достаточно часто услышать залихватские песни о ворах, грабителях, насильниках. Реже поют про самоубийц, но и тех, в большинстве своем, мы относим к нормальным, здоровым. Никто не слагает песен про больного раком, СПИДом или ангиной». Все это — феномены одного порядка, болезни.

Таким образом, Ольков предлагает оценивать с моральной точки зрения все болезни одинаково: рак, СПИД, (само)убийство. Тем временем, есть один тонкий момент, который автор упустил из виду. Как он точно подмечает, обычные болезни не несут в себе и малейшего нравственного престижа. Но они и не осуждаются обществом. Люди, болеющие гриппом, не подвергаются обструкции. Если следовать логике автора, относясь к (само)убийствам как к обычным болезням, мы будем вынуждены признать (само)убийства вариантом нормы, нормального бытия людей. Ибо что может быть нормальнее для современного человека как поболеть?! Да и ядро нашего населения составляют ипохондрики, люди-болезни. Именно на этот психологический тип, кстати, опирается большинство современных политиков, в первую очередь региональных.

На наш взгляд, было бы слишком прямолинейно — интерпретировать противоправное поведение исключительно как общественную болезнь. Хотя бы потому, что подобное воззрение никогда не приживется в массах. Для обывателя болезнь-это нормально; преступление — плохо; и вместе им не сойтись!

«Не дай мне бог сойти с ума — уж лучше посох да сума»

Болезнь болезни — рознь. И некоторые болезни совершенно не престижны. В первую очередь это касается психических расстройств. За исключением неврозов все остальные психические расстройства совершенно «не котируются». «Шизофреник», «Параноик», «Олигофрен» и т.п. ярлыки очень стойки, действенны. Добровольно обращаться к психиатру — стыдно; человек, побывавший у психиатра, обычно сталкивается с проблемами в общении, предвзятостью. Кусочек «славы» психиатров достался и психологам. Половина вины лежит и на психиатрах, в большинстве своем убежденных в неизлечимости до конца психических заболеваний, поэтому не пропагандирующие возможности своей науки. Тем не менее, очень и очень много психических расстройств корректируемо. Корректируемо и большинство психологических проблем, с которыми приходят на прием к психологу.

Очевидно, что всеобщее признание излечиваемости психических расстройств, равноправия их с обычными заболеваниями даст больший эффект, чем обычная констатация больного общества. Обычно человек не дает себе даже подумать о том, что у него больная душа, ему страшно представить себя на консультации психолога или психиатра. Если больной простудой человек не хочет идти на прием к врачу он занимается самолечением (с разным успехом). Человек с расстроенной психикой даже не стремится заняться самопомощью. В лучшем случае он ограничивается приемом алкоголя и других наркотиков, что и помощью себе как правило не является. Таким образом, если действие травмирующего фактора не остановлено рациональными способами, остается уповать на последний бастион психического здоровья — механизмы психологической защиты. Когда и она не выдерживает — начинает происходить бурное развитие расстройства, с непредсказуемым исходом. К психиатрам и психологам клиенты попадают чаще всего на этой острой фазе, когда уже недостаточно избавиться от действия одного-нескольких травмирующих факторов. Психическое расстройство быстро и решительно приобретает системный характер. Чем раньше человек обращается к психологу или психиатру (самостоятельно использует методы психокоррекции) — тем легче преодолевается проблема. Может показаться парадоксальным, но без «моды» на психические расстройства говорить о духовном здоровьи общества не представляется возможным.

Показатели общественного здоровья и болезней:

1. Господствующая в обществе мораль (количество моральных школ и степень конфликтов между ними), соответствующая ей мировоззренческая позиция индивидов и формы поведения, ориентация права и правоохранительной деятельности; степень развитости науки.

2. Средняя продолжительность жизни населения и его численность.

3. Степень сплоченности индивидов в обществе (группе).

4. Количество уничтожаемых лиц в ходе правоохранительной деятельности государства.

5. Количество уничтожаемых лиц в ходе революций.

6. Наличие межгосударственных и крупных внутригосударственных вооруженных конфликтов.

7. Преступность.

8. Самоубийства (дифференцировано).

9. Наполняемость тюрем и иных мест лишения свободы.

10. Число судимых лиц, отбывающих и отбывавших наказание в виде лишения свободы.

11. Количество задерживаемых по подозрению в совершении преступления и арестованных.

12. Число ранее осужденных к иным мерам уголовного наказания кроме лишения свободы.

13. Число рецидивистов.

14. Качество обращения с преступниками.

15. Нарушения закона со стороны лиц, обеспечивающих законность.

16. Общее число правонарушений.

17. Число психически больных.

18. Число алкоголиков и наркоманов.

19. Степень распространенности пьянства.

20. Число катастроф: а) дорожно-транспортные происшествия; б) воздушные, морские, наземные и т.п.

21. Наличие экономических кризисов, в том числе голод.

22. Число больных неизлечимыми соматическими заболеваниями.

23. Число больных соматическими заболеваниями и степень их излечимости.

24. Проявление склонности к физическому насилию, садизму у населения.

25. Качество обращения с детьми.

26. Частота конфликтных ситуаций: а) с применением физического насилия; б) без применения физического насилия.

27. Уровень загрязнения окружающей среды и солнцедеятельность.

Автор отмечает, что это примерный список признаков, которые могут быть использованы при диагностике общественных болезней.

Профилактика и лечение

«Так, один молодой парижский конторщик, истомившись жизнью под бременем грустных мыслей, обуревавших его, решил утопиться. По пути следования к месту самоубийства, встретил двух приятелей, выяснивших у него насчет предстоящих намерений. По словам очевидцев, оба стали отговаривать будущего самоубийцу, а через несколько минут утопились все трое».

При введении нозологических форм, диагностике, профилактике и лечении любых болезней следует ориентироваться, прежде всего, на ключевые детерминанты, видеть «корни» и влиять на них. В сущности, лечение и профилактика общественных болезней — это стремление к счастью. Чем совершеннее инструментальное сознание, чем качественнее система общественных стандартов, чем разумнее и безопаснее социальное управление, тем ниже уровень общественной патологии.

«К сожалению, мы еще не научились лечить общественную патологию, а только гоняем ее из одной формы в другую, порождая все более сложные и опасные виды таких болезней, потворствуя развитию их эпидемического, и все возрастающего характера. … Всякое принимаемое решение, особенно, касающееся введения государственных стандартов и норм, должно быть теоретически взвешенным. Необходимо основательно пересмотреть систему существующих норм с точки зрения ее полезности для общественного здоровья. Организовать надлежащий эффективный сбор информации о патологических процессах, их детерминантах и антидетерминантах, ее строгий учет; искать пути качественного лечения и профилактики всевозможных болезней. Четко отслеживать последствия принимаемых политико-правовых решений с точки зрения вреда и полезности для здоровья народонаселения. … Обществом, его структурно-функциональными единицами должны править научные организации. Их следует разделять по вертикали и горизонтали с элементами строгой централизации и подчинения низших «интеллектуальных центров» высшим; подразделить их функции, установить надежную систему воспитания, подбора, расстановки и увольнения кадров. … Сторонники низших форм нравственности, особенно «криминальной» не могут претендовать на какие-либо позиции в аппарате власти.»

Azps.ru

Национальный вопрос: свои и чужие

Тема сегодняшнего обсуждения — национальные отношения и национальная политика. Тема эта очень живая, актуальная и касается буквально каждого из нас. В Конституции народ России назван многонациональным. Но как соотносятся эти два понятия — национальность и народ? Может ли народ быть многонациональным?

Национальность, как и вероисповедание, восходит к самым глубинным, важным, неотъемлемым, базовым ощущениям и позиционированию каждого человека в мире. Увы, тема эта тема связана и с проблемами расизма, нацизма, фашизма. И все мы хорошо знаем, какое горе людям, странам, человечеству, народам принесли эти явления. Откуда они возникают, почему? В чем непреодолимая природная сущность появления конфликтов на национальной и этнической почве? В чем, собственно, должна заключаться тогда национальная политика? И что это такое? Об этом — эксперты Центра проблемного анализа.

В.Э.Багдасарян
Нация — это не традиционный институт бытия народов. Нация — это продуктнового времени. В России сам термин начали использовать только с XVIII века. Что же было до этого? До нации были этносы, были народы, как некие органические общности, вышедшие из родовых структур и адаптировавшиеся в том природном ареале, где они, собственно, и формировались. Этносы взаимодействовали друг с другом, эти взаимодействия вытекали в формирование нового сообщества — уже цивилизационного. Вообще, идентичность, то есть осознание своей принадлежности к некой группе, общности, имеет несколько уровней. Она может быть цивилизационной, этнической, клановой. Эти уровни не являются взаимоисключающими. В масштабе цивилизации имеет место как цивилизационная, так и клановая, этническая, семейная идентичность. Можно быть финном, немцем, великороссом, белорусом в рамках этничности, и одновременно быть русским. Более того, цивилизационная идентичность не может сложиться на основе лишь одного народа: чтобы выйти за рамки этнической принадлежности, народов по определению должно быть несколько. Цивилизация иначе рассыпалась бы, как единая общность.

Между народами, формирующими единую цивилизацию, складывались особые отношения, основанные, как правило, на взаимном уважении и взаимной выгоде. При этом в подобных «цивилизационных» семействах всегда были народы, которые брали на себя осевую функцию по отношению к другим этносам. В мусульманской цивилизации были арабы, в китайской — народ Хань, в русской — великороссы. Все прекрасно понимали, что если эта осевая структура исчезнет, то рассыплется вся цивилизация, погибнут все народы её составляющие. Такая система существовала веками.

Но вот возникает категория нации. Само её выдвижение связано с контекстом генезиса западной цивилизации, с выдвижением идеи абсолютизма — этническая раздробленность мешала становлению жёсткой государственной власти. Чтобы нейтрализовать этнический раскол, необходимо было сформировать «единую» нацию, а в перспективе и гражданское общество.

Показательна в этом плане французская история. Французская нация формировалась из компонентов многих культур: германской, романской, кельтской. Еще в XVIII веке французы говорили на патуа, и представители различных этнических групп очень плохо понимали друг друга. Несколько столетий было потрачено на то, чтобы сгладить раскол между бретонцами, гасконцами, бургундцами. В той ситуации нация была не продолжением этноса, но конфликтной категорией по отношению к нему.

С появлением понятия нации возник и национальный вопрос. Что это такое и какова его природа? В значительной степени, это сопротивление традиционных структур этноса гомогенизации, установлению монистического принципа нации. Возможна также и ситуация, когда один из этносов берёт на себя функцию нации, оттесняя при этом другие народы. И это уже не органическая сущность, подобная этносу, это сконструированная, механическая формация.

Таким образом, нации можно конструировать, а можно, соответственно, и деконструировать. Показательный опыт в этом смысле — создание Советского Союза: при формировании государства возникла группа наций никогда ранее не существовавших. Сейчас этот процесс конструктивистского нациестроительства продолжается. Достаточно просмотреть учебники истории в странах постсоветского пространства. Многие из них приводят данные о том, что нации, которых не существовало и в начале ХХ века, ведут свое начало от древнейших времён…

Для меня удивительны события на Манежной площади. Еще в советское время 17% заключаемых браков ежегодно были межэтническими. Это значит, что, так или иначе, народы смешивались, сливались. Следовательно, определять свою принадлежность к некой нации лишь по крови — ошибочно. Нация в этом контексте — это определённый конструкт, которым очень легко манипулировать. На наших глазах происходит конструирование новой нации — кавказской. Казалось бы, в религиозном, культурном, языковом плане сложно найти более пёстрый регион. Тем не менее, усилия по формированию этой новой псевдонациональной общности очевидны: выделение Северокавказского федерального округа, Манежная площадь… Что последует в третьем акте этой пьесы — догадаться не трудно.

Сейчас сам институт нации превращается в инструмент информационной войны. И чтобы понять назначение этого инструмента, необходимо установить, какие цели преследуются при выдвижении той или иной национальной категории.

С.С.Сулакшин

Сама природа этничности, которая очень близка и созвучна теме нации, национальных отношений, восходит, конечно, к природной сущности человека, к его биологическому и к его социальному началу. Это идентичность человека, которая продуцирует очень важное позиционирование: свой — близкий и далёкий — чужой. Подобная дихотомичность в производстве ощущений, мотива и действия и есть тот важнейший базис в формировании нашего поведения в обществе, который называется национальными отношениями.

При этом национальными могут быть самые разные межчеловеческие взаимодействия, но, одновременно, и самые обыденные: отношения с работодателем, со второй половинкой, в очереди. Это обычные отношения между людьми, в которых, так или иначе, присутствует этот внутренний классификатор: свой — чужой. Не трудно понять, что, если государственная политика содействует объединению своих граждан вне зависимости от разреза глаз и цвета кожи, значит, она хороша и успешна: «В моём государстве все «свои». Если же она направлена на то, чтобы школьники выходили на Манежную площадь, объявляя себя националистами, то не избежать катастрофы. Манипулировать огромным потенциалом этой этнической природы человеческих отношений очень легко, в том числе и в неблаговидных целях.

Национальные отношения — тяжёлая, болезненная тема. Однако, когда понимаешь, в чем суть зла, легче увидеть путь к добру. Сегодня в нашем медиа-пространстве происходит важная смысловая подмена. С экранов телевизора звучит лозунг: «Россия — для русских!». Этот призыв осуждают, за него охаживают дубинками и сажают в КПЗ. В нём слышат агрессивный национализм, граничащий с фашизмом. Так зачастую думают и те, из чьих уст звучит этот лозунг. Однако какую альтернативу можно предложить этому, в общем-то, логически непротиворечивому призыву? «Россия — для нерусских»? «Не Россия — для русских»? «Не Россия — для нерусских»? Звучит смешно, тем более что в призыве «Россия для русских» содержится несколько иной смысл. В составе многонационального народонаселения нашей страны доля русского народа — 80%. Но дело даже не в этом. Русский — это житель России. В английском языке, к примеру, нет разделения на русских и россиян, но есть короткое и ёмкое — Russian. Russian — это и гражданин России, и русский, как национальность. Нас же заставляют остро чувствовать разницу в определениях «русский» и «российский», да еще и обвиняют в фашизме. Я твёрдо уверен, что Русским человеком является тот, кто живет в стране, кто относит себя к цивилизационной общности, называемой «Россия», кто говорит на русском языке, кто гордится историей страны, кто гордится её героями — академиками Ландау, Иоффе, Курчатовым, генералами Багдасаряном и Жуковым. Русский — это цивилизационная принадлежность всех жителей нашей большой страны, пусть и принадлежащих к разным этносам. В этом смысле все мы — русские. В этом смысле Россия — действительно для русских.

Россия складывалась как особая страна, особый тип цивилизации. Это не колониальная империя, но собирающая. Народы шли под флаг России, под защиту её царей, потому что самый терпимый народ в мире — это русский народ. Поэтому мне очень трудно поверить в то, что мальчишки, вскидывающие руки в гитлеровском приветствии, сегодня вкладывают в слова «Россия — для русских!» какой-то ущербный смысл. Я считаю это специальной провокативной тактикой, нацеленной на то, чтобы столкнуть всех нас, живущих в России, тактикой, нацеленной в итоге на гибель страны.

Можно ли противостоять этому? Думаю, да. История России может служить тому примером. Современный опыт Соединенных Штатов Америки, также доказывает, что государственная политика, направленная против расовой сегрегации, даёт значимые результаты.

Но для этого государственная политика в сфере национальных отношений должна иметь место. В России же на нашей памяти распущено Министерство по делам национальностей. В СМИ разжигаются межэтнические конфликты, никто не стремится хотя бы заморозить национальную агрессию в её нынешнем состоянии, не допуская эскалации экстремистских настроений, стремления к мести. Эта взрывоопасная ситуация — один из признаков болезни современной системы, современной России. Но по многим данным время излечения не за горами.

Грядёт революция

Тема настоящего выпуска «Обретение смыслов» начинает волновать, тревожить, будоражить все больше умов в современной России. Всё чаще задаётся вопрос: а не идет ли страна к своей очередной революции? Многие серьёзные учёные прогнозируют очень масштабные и стремительные изменения в жизни страны. Современная нежизнеспособная модель — политическая, экономическая, социальная — неизбежно должна измениться. Если эти изменения не произойдут эволюционным путём, то переход к модели, которая раскроет перспективы успеха нашей родины, выльется в очередной бунт, несущий потери и страдания.

С.Г.Кара-Мурза
Все революции имеют общую основу — это разрыв непрерывности, перемены глубокие и быстрые. Упрощённо можно определить это явление как глубокое изменение сразу всех основных систем жизнеустройства. Прежде всего, конечно, это изменение политической системы государства, его идеологии, изменение общественного строя, жизнеустройства людей, хозяйства, социальной структуры, изменение культуры и изменение того вектора развития, которому до этого следовала страна.

По движущим силам, по социальной базе, по целям и технологиям революции очень различны. Всякая крупная революция — это, по сути, уникальное явление. Английская буржуазная революция не была похожа на французскую. Социалистические революции в России и в Китае также имеют крайне мало общего. Наше образование очень сильно заузило весь спектр революционных проявлений. Если бы мы смогли взглянуть на картины разных революций и увидеть в них частное и общее, то очень многое бы поняли в русской революции, смогли бы встроить её в общемировой контекст.

История XX века изобилует революциями, которых мы тоже не изучали. А ведь все умелые революционеры обязательно используют опыт своих предшественников. Так, после русской революции грянули китайские события, из которых и вырос современный Китай. Ненасильственная революция Ганди, освободившая Индию без войны; Иранская революция, организованная мусульманским клиром; «бархатная» революция конца 80-х годов — это высокие достижения культуры и технологий. К ним относятся и оранжевые революции, кардинально изменившие вектор развития многих стран, их культуру, идеологию.

Для нас, конечно, очень важна августовская революция 91-го года. Но и её мы не изучили по-настоящему. Мы даже не видели, не ощущали её вызревания, а ведь готовилась она как минимум 30 лет… События начала 90-х воплощали совершенно иную теорию революции, основанную на концепции молекулярной агрессии в сознании. Эта теория не обращалась ни к классовому чутью, ни к бедствиям. Но вследствие постепенного воздействия на общественное сознание люди начали если не аплодировать, то, по крайней мере, апатично смотреть на действия революционеров.

Наше сознание, взращенное всё-таки на традиционной русской культуре, на православии, на просвещении, не подготовлено к тому, чтобы заметить это воздействие. Но, тем не менее, необходимо понимать, что всем революциям предшествует более или менее длительный период культурной подготовки, которую можно условно охарактеризовать как подрыв легитимности власти. Это необходимо знать и государству, которое должно обороняться против воздействий, подрывающих его авторитет в обществе. Это надо изучать и той оппозиции, которая собирается заменить или свергнуть власть.

Что касается возможности грядущей революции в России, я настроен скептически. Не состояние общества важно для революции, но восприятие и осмысление этого состояния самим обществом, то есть буквально: готово ли общество терпеть? В Индии люди могли веками терпеть бесправие, голод, массовую бедность, пока им не объяснили, как это оскорбительно для индийской культуры и нации. Всё же, осмысление этого состояния и выработка соответствующей картины мира, представления о жизни — это не дело индивидов. Это следствие постоянного внутреннего диалога в общности. Наши люди не собраны в такую систему, которая могла бы генерировать картину мира, способную объяснить народу и современное состояние России, и те угрозы, которые из него вытекают. На основании этой картины и можно было бы вырабатывать проект революции не только ненасильственной, но и в принципе незаметной, но гарантирующей быстрое переформатирование доктрины и организации государства, власти, самого общества. Именно такой проект был реализован в Белоруссии.

§

Игорь Кондрашин — философ

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ Его можно было бы начать с напоминания о статье 14 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Вместе с тем, известно, что половина бед человечества происходит из-за отсутствия информации. Отсутствие информации ведёт к непониманию текущей ситуации, это и становится причиной беды. К непониманию ситуации может привести также неполное знание (то же отсутствие информации) всех значений слов-омонимов, т.е. слов, имеющих одинаковое звучание, но различное значение, таких, например, как: коса — орудие для косьбы, коса — из волос и коса — участок суши в море (прибрежная коса), или ключ — к двери, ключ — воды и гаечный ключ, или гусеница — насекомое и гусеница трактора.

Незнание одного из значений таких слов может исказить смысл сказанного, что и ведёт к непониманию. Так, слово-омоним мир имеет как минимум три значения: мир — состояние невойны, мир — общество (от местного до всепланетного) и мир — Вселенная (хотя есть и другие, например, внутренний мир человека и т.д.). В лозунге «Миру мир!» как раз и использованы два значения этого слова. До сих пор также существует непонимание, какое из этих трёх основных значений слова мир великий писатель Лев Толстой подразумевал в названии своего философско-исторического романа «Война и мир». К словам-омонимам относятся слова нация и национальный, имеющие в русском языке по два значения — 1) этнос и 2) всё население государства в целом — и слова цивилизация и цивилизованный, имеющее три значения: 1) человеческая цивилизация как элемент Вселенной; 2) культурно-историческая цивилизация и 3) наиболее развитая и прогрессивная — цивилизованная — часть поколения человечества. Непонимание наличия этой множественности значений вело не раз к неразрешимым проблемам во многих странах мира.

К бедам и конфликтам в истории человечества ведёт, к сожалению, также одно из трагических заблуждений в умах людей — незнание или непонимание того, что слово человек тоже является словом-омонимом. Существует три основных значения термина человек. Во-первых, человек — это биологический вид, живая особь, одна из разновидностей животного мира — Homo sapience (человек разумный), являющаяся в то же время его биологической вершиной.

Другое значение термина человек — статусное. Это звание действительно разумного во всех отношениях индивида, которогоможно назвать человеком лишь по его общественному статусу — Homo sapience sapience, подразумевая второе значение этого слова-омонима. Уже Владимир Даль именно так трактовал понятие человек — как «высшее из земных созданий, одарённых разумом и волей, нравственными понятиями и совестью». Это означает, что по своей природе человек обязан быть существом разумным, а по предназначению, еще и существом нравственным. Только в этом случае он может претендовать на нравственно-статусное звание — быть собственно человеком и добавить к Homo sapience плюс ещё одно sapience.

Третье значение термина человек — обезличенно-общественное, означающее безликую единицу общества. Например, на собрании присутствовало 75 человек, на заводе работает шестьсот человек. Его можно считать ближе к первому, чем ко второму значению.

И вот этой-то разницы между тремя значениями слова-омонима человек многие и не понимают, что приводит часто к печальным жизненным ситуациям. Поэтому для облегчения понимания существующей разницы выработаны специальные вспомогательные термины. Третьему значению слова-омонима человек никто почти не уделяет серьезного внимания, т.к. оно стоит в одном ряду с такими простыми словами как: единиц, штук, пассажиров, жителей и т.п. В первом значении человека чаще всего называют индивидом или индивидуумом. Сам термин человек знающие и правильно понимающие разницу все же стараются использовать только в нравственно-статусном значении этого слова, поскольку в обществе помимо существует ещё очень много индивидов-нечеловеков. И действительно, можно быть человеком-индивидуумом в первом значении слова и за всю свою даже долгую жизнь никогда не достичь второго уровня, нравственно-статусного значения человека. Очень важно как можно большему числу жителей Землипонять и усвоить эту разницу, ибо её непонимание ведёт к путанице даже во многих законах и международных документах.

Даже о фразе «Бог создал человека» можно долго спорить, какой из смыслов подразумевается под словом человек, и после рассуждения выходит, что первый, т.е. «Бог создал индивида», т.к. по миру ходит полно преступников, олигархов, убийц и мошенников, а статусный человек, как известно, таковым быть не может по определению и создаётся из индивида посредством его воспитания и образования.

Так или иначе, но каждый человек(в первом значении этого термина) по своей сути является существом индивидуальным, и поэтому в момент рождения он в любом случае получает первое свое статусное звание — индивидуум. Чтобы достичь второго нравственно-статусного звания — собственно человекиндивидууму необходимо проделать большую и серьёзную работу над своим сознанием, а это не всегда ему удаётся в силу тех или иных обстоятельств или причин.

Таким образом, ВСЕ должны понимать, в чём именно заключаются основные различия между людьми, чем отличается человек от индивидуума и какую практическую работу с момента своего самоосознания каждому индивиду надлежит в обязательном порядке проделать над собой, чтобы возвыситься над своим изначальным состоянием и стать статусным человеком.

Всем известно, что с давних времён главным органом человека-индивида считается его головной мозг. Установлено, что для его питания ежеминутно в мозг перекачивается около одного литра крови. Но этот орган всего лишь материальная основа разума и морали, так называемый процессор и контролёр сознания. Чтобы получить искомый результат, необходимо загрузить память этого живого процессора соответствующими программами, привести его в рабочее состояние.

И действительно, ум (разум) человека, его нравственные качества — это плод деятельности, результат функционирования правильно настроенного, добротно загруженного головного мозга человека. Именно поэтому во все времена вокруг головы всех святых на иконах рисовался светлый, часто позолоченный нимб — символ святости, божественности. Это означало, что именно свет (разум и добродетельность) должен исходить из головы, а точнее, из головного мозга нормального человека (а не из груди или откуда ещё) и почитаться более всего. Вспомним хотя бы известное изречение: «Учение — свет, а неучение — тьма»

Таким образом, разум является первым, основным значением слова свет, означающего помимо этого также истину, правильное учение, науку, просвещение (В.И. Даль). Однако здесь следует помнить, что ум, как и свет, это не статическое состояние организма, это деятельность (добродетельность), разумная и полезная активность человека, инициируемая импульсами его головного мозга.

В то же время по мере своего исторического развития человек, будучи существом индивидуальным — индивидуумом, становился существом всё более коллективным, всё более общественным (полисным — по Аристотелю). А в нормальном обществе ум и добродетельность (а не деньги), как правило, ценятся превыше всего, а значит, пользуются уважением и все те люди, кто несёт другим свет, т.е. действующие, живущие разумно, делающие добрые и полезные дела для общей пользы.

Поэтому общество разумных, добродетельных людей со временем стало называться светским обществом, а самые разумные и добродетельные в нём — цветом (светом) общества или великосветским обществом, аристократией (от греческого aristos — лучший). Так, светом постепенно стали называть общество, мир, Земной шар, всю Вселенную, подразумевая, стараясь подчеркнуть, что со временем добродетельный РАЗУМ с помощью человека через просвещение будет распространяться все шире, проникая во все новые области пространства: «Да здравствует разум, да скроется тьма

Таким образом, с момента своего рождения, т.е. появления на свет, на Земле, человеку предопределено большую часть своей жизни проводить, находиться в обществе (в миру, в свете). Вот почему и поведение его должно быть прежде всего общественным, светским, а значит, разумным, нравственным, добродетельным. Это означает, что оно должно строиться таким образом, чтобы им учитывались как свои индивидуальные — собственные интересы, так и принимались во внимание разумные интересы и желания других людей, образующих общество, свет. При этом понимается, что общество является вполне нормальным, т.е. таким, в котором превалируют действительно порядочные, честные, разумные, добродетельные и благопристойные люди, благодаря кому общество и названо светом, или просвещённым обществом.

Те же общественные образования, где наблюдаются и допускаются акты недостойного, аморального поведения, такие как воровство, насилие, мошенничество, шарлатанство, коррупция, вандализм, рейдерство и т.п. непристойные явления, ассоциируемые с невежеством, мраком, тьмой, обществом, и тем более светским обществом, ни в коим случае называть нельзя. Эти болезненные, варварские общественные формирования называют ОПГ (организованные преступные группировки), кланы, мафии, группы фанатиков и т.д. Если нормальное общество по своей природе стремиться быть светским, просвещённым (ноосферным, т.е. где властвует добродетельныйразум), то в ненормальном общественном образовании должное просвещение отсутствует, свет затухает, оно заполняется негодяями, выродками, варварами, становитсянегативным, негасферным, т.е. средоточием мрака, мракобесия.

За долгий период своего развития человечество прошло различные этапы и стадии становления человеческого сознания. В результате накопившегося исторического наследия всё человеческое общество в настоящее время разделено на множество разных по численности общественных групп с различным, порою прямо противоположным, сознанием.

Поэтому вполне естественно, что индивиды, входящие в эти группы, значительно разнятся между собой по пониманию жизни, мироощущениям и, как следствие, групповому и индивидуальному поведению. Именно эти различия и становятся всё чаще причинами большинства споров и конфликтов как внутри государств, так и на международном уровне. И если раньше от их остроты и масштабов зависела судьба лишь отдельных народов и наций, иногда цивилизаций, не затрагивая человечества в целом, то сейчас, в эпоху всё большего распространения оружия массового уничтожения, любой конфликт даже местного значения может привести к глобальной катастрофе и уничтожению всего живого на Земле.

В зависимости от уровня развития (или недоразвитости) сознания индивида и прочих жизненных обстоятельств (традиции его семьи, местожительство, круг общения), люди в наше время могут быть как верующими, так и неверующими, а верующие, в свою очередь, быть либо людьми религиозными, верить в одну из известных мифологем (например, в Бога, в Аллаха, в Создателя и т.п.) и находиться под влиянием какой-либо традиционной религиозной конфессии или одной из многочисленных нетрадиционных сект, либо быть просвещёнными атеистами, т.е. полагаться на разум и верить вестественные законы объективно развивающейся материи, в её диалектику, которые изучаются научной философией и прочими науками и в наибольшей мере соответствуют свободе совести и вероисповедания.

Среди неверующих наиболее многочисленную группу составляют неискренне верующие, т.е. верующие только для вида — мимикрирующие верующие, а также невежественные атеисты, отпетые анархисты, прочие социально потерянные элементы.

Чем же отличается научно-атеистическое мировоззрение от любого религиозного? Прежде всего тем, что оно использует глубокие научные знания для понимания законов развития бытия, общества в целом, поведения индивидуума в нём. Религиозные же и сектантские учения, как правило, строятся на ортодоксальных схоластических догмах, отрывая индивидуума от света, от общества, от знания законов природы, поощряя в нём невежество, сосредотачивают внимание на его собственных, индивидуалистических чувствах и тревогах, лишают его чувства реальности, зомбируют, вызывая у него мистические ощущения, пытаясь овладеть его сознанием, привязать его к тому или иному религиозному или сектантскому учению с соответствующими ритуалами поведения, наставлениями, обрядами, а значит, возможностями манипулировать его искажённым сознанием и действиями, извлекая из этого соответствующую коммерческую, социальную или политическую выгоду.

Вот почему религиозно-сектантские учения собирают в ряды своих искренних и показушных последователей представителей диаметрально противоположных слоёв населения: людей в преклонном возрасте (обычно с низким уровнем научного образования и интеллекта), совсем юных и прочих невежд, фанатиков с ментальными отклонениями сознания, олигархов и недобросовестных чиновников, пытающихся таким способом реабилитировать себя, а также всех тех, кто увидел возможность как-то подзаработать на этом или «замолить» свои многочисленные «грехи».

С учётом этого, если просвещённое атеистическое мировоззрение благотворно влияет на психику и манеры поведения людей, то у подпавших под зомбирующее влияние той или иной конфессиональной или сектантской идеологии поведение частично или значительно меняется, подчиняясь учениям, нормам, уставам, обрядам и правилам соответствующей конфессии, секты или общины. Это влияние может быть иногда благодатным, но чаще негативным, а то и просто опасным для окружающих, для нормального общества (взрывы, отравления, убийства). В любом случае такое поведение перестаёт быть светским. Только просвещённые атеисты могут демонстрировать благовоспитанное светское поведение и его можно считать своеобразным эталоном современного,цивилизованного человеческого поведения.

В то же время религиозные и сектантские проповедники в большинстве своём всячески стараются максимально вторгнуться в частную жизнь прихожан и максимально видоизменить поведение подпавших под их влияние людей, начиная от принудительных рекомендаций о внесении изменений в одежде (обязывая носить чадру, платочки, крестики, шапочки и т.п.), в пище (не есть того, не есть этого, есть только постное, кошерное и т.д.), в особенностях её приёма («посты», рамадан), в ритуалах и заканчивая изменениями в мышлении, в сознании человека.

Вместе с тем, члены некоторых сект могут и не выделяться в одежде или в пище, поскольку от них требуют главным образом лишь выполнения специальных ритуалов и следят за изменениями в их сознании, которых добиваются их наставники, чтобы усилить своё влияние на последователей данного набора религиозно-сектантских догм.

Исходя из того, что в настоящее время существует великое множество (сотни) религиозных конфессий и сект, поведение последователей которых регламентируется специальными предписаниями и наставлениями религиозных и прочих наставников, для оценки положительных и отрицательных сторон вносимых ими в поведение людей изменений требуется специальное исследование — Описание несветского поведения.

Здесь же достаточно лишь констатировать, что результаты этих изменений в общественном поведении людей могут быть самыми различными: от надевания невинных платочков и крестиков до ношения поясов шахидов и убийства по религиозным мотивам ни в чём не повинных людей самого разного возраста. Поэтому именно несветское поведение чаще всего становится благодатной почвой для тирании, коррупции, алкоголизма и наркомании, террористических и иных актов насилия, не считая массового искажения или недоразвития сознания больших групп населения.

С учётом этого следует констатировать, что в настоящее время в мире существует три разновидности государств: светские (абсолютное большинство в мире), теократические (церковные) и полусветские (в которых существует государственная церковь). В теократическихгосударствах руководство страной осуществляется конфессиональными иерархами: римским папой в Ватикане, аятоллой, имамом в исламском государстве, далай-ламой в буддистском государстве и т.д.

В светском государстве церковь напрочь отделяется от участия в управлении государством в законодательном порядке и её иерархи не могут и не должны влиять на принятие государственных решений, на светскую, т.е. общественную жизнь вообще. В то же время государство обеспечивает свободу совести, право исповедывать любую религию или не исповедывать никакой, право вести антирелигиозную пропаганду и запрещает пропаганду любой религии. Власть церковных проповедников простирается только на тех прихожан, сознанием которых они сумели овладеть и способны манипулировать, да и то только на их территории, т.е. внутри, в пределах их культовых помещений. Вне этих помещений вся их власть и влияние должны заканчиваться.

В то же время в светском государстве должна иметься в наличии чётко сформулированная и внятная светская идеология (светская библия), существовать общеизвестный достойный светский лидер — СОВЕСТЬ нации, или ещё лучше, обширная светская элита (аристократия, т.е. лучшие из лучших) — носители общественного разума, светской духовности, проповедующие элементы светской нравственности и общечеловеческих ценностей взамен отделённых от государства разного рода религиозных идеологий.

Если этого нет, то на практике это ведёт к образованию полусветскихполуцерковных государств, в которых, как правило, отсутствует какая-либо разумная государственная идеология, существует половинчатое, нечёткое, двусмысленное законодательство, основанное на философском невежестве правящей верхушки, конфессиональные цензы. Так, в Великобритании, например, главой государства может быть только лицо, принадлежащее к англиканской протестантской церкви, в Швеции — к лютеранской, а в Сирии — лицо, исповедующее ислам и т.д.

Институт государственной (официальной) религии существует в таких странах, как Норвегия, Дания, Исландия (лютеранство), Испания, Парагвай, (католицизм), Греция и других государствах.

Церковь в таких странах, с одной стороны, формально может быть отделена от государства, но продолжать пользоваться в силу установившихся традиций определённым влиянием на власть. В школах могут изучаться теологические учения какой-либо из традиционных конфессий, по телевидению передаваться соответствующие проповеди и наставления, а религиозные праздники отмечаться как государственные.

Всё это является извращениями светского характера светских государств и должно находить правильную правовую и этическую оценку у населения, у законодателей страны и категорически запрещаться законодательным путём. В любом случае, полусветские государства наиболее уязвимы для межконфессиональных и, как следствие, для межнациональных конфликтов, для процветания клановости, невежества и терроризма, подвержены коррупции и криминалу, воровству и мошенничеству.

Данный курс лекций сосредоточен на особенностях именно светского поведения людей, в знании которых ощущается гораздо больший дефицит, чем в знании тех или иных религиозных обрядов, имеющих давние устоявшиеся традиции. Относительная историческая «новизна» и малодоступность светских знаний не способствуют пока их широкому распространению, чем и можно объяснить очевидное философское невежество большинства нынешних светских правителей — руководителей светских государств, которые часто даже Присягу нации дают, положив руку не на Конституцию, а, как, например, в США, на Библию (естественно не светскую). В США, светской стране, вообще на каждой долларовой банкноте любого достоинства почему-то помещена надпись «In God we trust» — «Мы верим в Бога».

В полусветских государствах сплошь и рядом игнорируются интересы и права атеистов, а значит, не принимаются во внимание ноосферные аспекты научной философии. Их власти не заботятся о светском воспитании граждан страны так же ревностно, как это делают религиозные и сектантские наставники в отношении своих прихожан или последователей.

Строго говоря, в настоящем светском государстве священнослужители не должны даже появляться в культовых одеждах в общественных местах, религиозные службы из культовых учреждений не должны передаваться по широкому, и тем более, государственному телевещанию. Для сравнения можно привести такие примеры: ведь артисты театра или цирка не носят свои наряды вне театра или цирка, как работники прокуратуры или пожарные не носят повсюду свою форму, а врачи вне рабочего времени не ходят по улицам в своих белых халатах. Почему же священнослужители злоупотребляют ношением спецодежды в общественных местах в «светских» государствах?

Итак, вроде бы не требуется каких-то дополнительных доказательств, что важнейшей чертой индивидуального и национального поведения граждан чисто светских государств должна быть их светскость, являющаяся своего рода идеологией общества разумных и нравственных людей. Однако в чём заключаются особенности именно светского поведения не знает, например, подавляющее большинство граждан нашей страны, даже несмотря на то, что основные законы государства (Конституция Российской Федерации и закон РФ «Об образовании») указывают, что «Российская Федерация — светское государство» и что государственная политика в области образования основывается на светском характере образования. Вместе с тем, ни в одном документе случайно или с умыслом почему-то не раскрывается суть самого термина «светскость».

Возникает правовая проблема: закон призывает исполнять то, что не определено. По опыту истории мы знаем, что в такой ситуации всегда находятся недобросовестные исполнители, которые в атмосфере всеобщего невежества истолковывают такую неопределённость в свою пользу с выгодой для себя и с ущербом для общества.

Пытаясь разобраться в смысле понятия «светскость», приходится констатировать, что современные словари такого понятия не содержат. Ближайшим к нему является слово «светский», которое обозначает нечто относящееся к свету (как части общества), или мирское, нецерковное. Словарь Владимира Даля, к примеру, говорит: «Светский, ко свету (миру) в разных значениях относящийся, земной, мирской, суетный; или гражданский». В статье «Образование» Большой Советской Энциклопедии светский характер образования трактуется как «исключающий влияние религии». Таким образом, хотя бы становится понятно, что несовместимость с религией характерна для всех толкований «светскости».

Обратимся к закону РФ «Об образовании». Статья 14 определяет содержание образования: оно должно обеспечить «формирование у обучающегося адекватной современному уровню знаний картины мира», «интеграцию личности в национальную и мировую культуру». Примечателен также пункт 1 ст. 18: «Родители являются первыми педагогами. Они обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности ребёнка в раннем детском возрасте».

Однако разумную картину мира, адекватную современному уровню знаний научной философии, у большинства граждан России так никто и не формирует, а нравственный, физический и интеллектуальный уровень большинства самих родителей в полусветском государстве вследствие низкого уровня образования их самих и частого злоупотребления ими ещё и алкоголем столь низок, что педагогами по этой причине они просто не могут быть, как бы этого не желать. Поэтому многие и не воспитывают, а «основы развития личности» соответственно не закладывают, порой сами не зная, что это такое.

История свидетельствует, что впервые принцип светскости и свободы совести был провозглашён во Франции в статье 10 Декларации прав человека и гражданина (1789 г.), в которой речь идёт о том, что никто не может быть преследуем за свои убеждения, даже религиозные, при условии, что их обнародование не угрожает общественному порядку.

Неудивительно, что это случилось именно во Франции, стране, находившейся в это время под влиянием идей крупнейшего мыслителя французского Просвещения философа Вольтера, который в своих произведениях показывал несостоятельность религии как системы. По его мнению, источником религии являются невежество и обман. Он полагал, что религия возникла тогда, когда повстречались мошенник и глупец.

Другой французский философ Гельвеций примерно в то же время также выступал против отождествления нравственности с религией, против религиозного фанатизма. Добродетельное поведение, по его мнению, необходимо основывать не на принципах религии, а на принципах личного и общественного интересов.

Не менее активно против догматов церкви выступил ещё один французский философ той же эпохи — Дидро, который критически относился к христианскому вероучению. Он поставил под сомнение «боговдохновенность» Библии, полагая, что все книги Библии написаны священнослужителями в разное время. Он писал, что во ВСЕХ религиях от имени Бога говорили люди. Резко критиковал чудеса, о которых сообщает Библия. Указывал, что чудеса — нелепость, доказываемая с помощью противоестественного явления. Верующие в силу своей религиозности принимают ожидаемое за действительное; чудеса происходят там, где в них верят. Он называл чудеса мифами, которые подобны мифам языческих религий. Остро критиковал христианское учение об аде и муках, полагая, что религиозные догматы лишь запугивают людей, терроризируют их. В этой связи он писал: «Отнимите у христианина страх перед адом, и вы отнимете у него веру».

Особенно резко Дидро выступал против религиозной нетерпимости: «Нет такого уголка в мире, где различие в религиозных воззрениях не орошало бы землю кровью». В то же время он полагал, что религия не является опорой нравственности. Необходимо целенаправленное распространение нравственных принципов. Он не считал, что человек от рождения наделён злом и пороками, и был убеждён, что справедливое общество, опирающееся на справедливые законы, является предпосылкой утверждения нравственности.

Такого рода идеи были характерны не только для Франции. Примерно в те же годы видный представитель шотландского Просвещения Фрэнсис Хатчесон тоже отрицал какую-либо связь между религией и нравственностью и полагал, что моральное чувство не основывается на религии. Он приводил примеры, когда высокоморальные люди не проявляли особого религиозного рвения, и, наоборот, религиозная нетерпимость и фанатизм приводили к злу.

Вслед за ним крупнейший английский философ Дэвид Юм отверг доказательства существования Бога, основывающиеся на несовершенстве человека или на целесообразном устройстве мира. Он был не согласен с тем, что религия основывается на доводах разума или что в ней очень нуждаются, и писал по этому поводу: «Первоначально религия человечества порождается главным образом тревожным страхом за будущее».

Ещё ранее другой английский философ-моралист Антони Шефтсбери утверждал, что религия не является основой морали и отрицал всякую связь религии и нравственности. По его мнению, по-настоящему добродетельное поведение определяется не выгодой, не пользой, не получением какой-либо награды или наказания, а тем, что наличие добродетели — само по себе является вознаграждением человека, которое делает его счастливым.

И действительно, если строить своё поведение только на учениях церкви, на религиозных догматах, то можно всегда зайти в ситуативный тупик в поисках правильного решения, либо найти оправдание любым действиям, часто прямо противоположным. Так, если следовать наставлениям церкви, когда с одной стороны она учит: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего» (Ветхий Завет), с другой — «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас» (Новый Завет), то человеку неизвестно, как ему все же поступить в той или иной жизненной ситуации. Или ещё один пример, когда с одной стороны: «Око за око, зуб за зуб» (Ветхий Завет), с другой — «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Новый Завет). Вот и получается полная неразбериха в отношениях людей, ведущая к серьёзным даже межгосударственным конфликтам, когда одни живут по одним наставлениям и им внушают, что именно так правильно, другие — по другим. Отсюда также и вытекает одно из теоретических обоснований всё шире распространяющейся системы «двойных стандартов», которую так удачно приспособили для оправдания своих собственных интересов и действий многие политиканы, особенно нынешние.

Так или иначе, но термин «светскость» как существительное впервые появился в «Педагогическом словаре» Фернана Бюиссона (1887 г.). До этого момента этот термин использовался лишь как прилагательное («светская школа», «светская мораль», «светское государство»). Другой французский энциклопедист Эмиль Литтре в словаре французского языка (1973 г.) определил светскость как признак государства, которое «нейтрально относится ко всем культам, является независимым от духовенства и свободным от любой теологической концепции».

Начиная с XVII и XVIII вв. быть светским человеком всегда означало быть антиклерикальным человеком, т.е. противостоять церкви и духовенству. Но, как известно, светскость не исчерпывается антиклерикальной борьбой, она связана и с формированием морали (светской), развитием разумных идей, знаний и их распространением в таких важных социальных институтах как, например, школа.

Актом становления светскости, практически одним из первых актов секуляризации во Франции следует считать введение в этой стране в 1792 г. гражданского брака, который становился обязательным условием религиозного брака. Наконец, в 1795 г. было положено начало отмежеванию церкви от государства. Таким образом, можно сказать, что во времена Французской революции были сформулированы важнейшие принципы светскости.

Сегментом общества, где гражданам стали прививать основы светскости, становится школа, в которой уроки нравственного и религиозного воспитания были заменены дисциплинами, утверждавшими автономность нравственности по отношению к религии. В это время (1881-1882 гг.) были введены так называемые «законы Ферри», которые определяли принципы построения светской школы и преподавания в ней нравственности на светских принципах. Официально, как провозгласил Жюль Ферри, отныне «нравственность держится за счёт собственного авторитета».

Концепция светской морали акцентировала внимание на двух моментах: понятии человеческого достоинства, постулирующем фундаментальное равенство человеческих существ, и на понятии солидарности, главным для которого являются связи, которые существуют между людьми во времени и пространстве. Связь между людьми, ранее гарантируемая религией, превратилась в неотъемлемую и автономную черту самой человеческой природы.

В 1905 г. было ратифицировано отделение церкви от государства, в результате чего был положен конец режиму признанных французским государством религий, обеспечена гарантия свободы совести и вероисповедания. Так обстояли дела со светскостью во Франции.

В то же время в США в 60-х годах двадцатого столетия времен разгула маккартизма на уровне решений сената и Президента была предпринята попытка ввести в общеобразовательные школы преподавание Закона божьего, уроки сопровождать молитвами, развесить в классах религиозные символы (кресты, иконы, плакаты цитат из Библии), устранить изучение дарвинизма и других «дурно пахнущих безбожием» наук.

Против всего этого выступила мать двух школьников Мадэлин Мюррей О’Хайэр (Madalyn Murray O’Hair) и подала в суд в защиту первой статьи Конституции США (Первая статья Конституции США гарантирует всем своим гражданам свободу совести). Судебный процесс вызвал большой резонанс в стране. В поддержку Мадэлин Мюррей О’Хайэр было создано мощное общественное движение, названное «Американские атеисты» (American atheists). В результате — в школах США прекратилось преподавание Закона божьего, священники перестали быть преподавателями в школе, из классов устранены все религиозные атрибуты.

Возникшее движение «Американские атеисты», первым президентом которого была сама Мадэлин Мюррей, до сих пор является одним из наиболее последовательных пропагандистов атеизма и эффективным борцом с религиозным влиянием в США. Отделения движения объединены в масштабах всей страны, оно имеет свои филиалы в каждом штате и в каждом крупном городе; издаёт газеты, книги, проводит публичные диспуты, создаёт тематические художественные кинофильмы.

Наряду с движением «Американские атеисты» в США в настоящее время активно проводят свою работу ряд других атеистических массовых организаций, объединяющих крупнейших ученых мира. Они подвергают беспристрастному и строго научному исследованию и разоблачению различные «чудеса», пророчества, телепатию, летающие тарелки и прочие так называемые паранормальные явления. Вся работа проводится публично, результаты проверок демонстрируются через телевидение, в прессе.

До сих пор не подтверждена ни одна достоверность «чуда». Среди прочего было дано экспертное заключение по Туринской плащанице и публично доказано несостоятельность её претензий на «чудо». Проверить «чудо» Иерусалимского огня на Гробе Господнем не разрешают церковники. Недавно возникло мощное движение «Freedom From Religion Foundation» (FFRF — За свободу от религиозного фундаментализма; вызвано к жизни новой попыткой Сената и Президента Клинтона ввести молитвы, религиозную атрибутику и обучение Закону Божьему в школах). Указанные общества проводят огромную пропагандисткою, научную и культурную работу. Каждое из них издаёт свои газеты, журналы и книги; проводят публичные диспуты, имеют по несколько своих страниц в сети Интернет, ежедневно дают ответы посетителям их страничек на самые разнообразные вопросы, проводят экспертизу всех так называемых паранормальных явлений и церковных чудес. Огромная заслуга атеистов США в ликвидации расовых предрассудков, в утверждении светской школы, в борьбе за мир между народами и просвещение. Подобные атеистические организации и движения существуют и активно публично действуют во всех развитых западных странах.

Диссонансом всему этому звучат бравурные заявления и отчёты о возрождении религии в странах бывшего Советского Союза. В самом деле, со времен горбачёвской «перестройки» на просторах СНГ построено и восстановлено несколько тысяч церквей. В эти события средневековья уж очень симфонично вписывается на каждую открытую церковь ликвида

§

Еще в начале 2000-х годов слово «русский», выражаясь модно, находилось под запретом в общественно-политическом дискурсе. Большинство граждан придерживались такой формы самоидентификации: «мама — русская, папа — русский, а я — россиянин». Примерно в 2003 году у соотечественников как будто что-то лопнуло в сознании. Стало ясно, что наднациональный проект «Россияне» проваливается в бездну. Что придет ему на смену? Русский проект? Реален ли «русский проект» в масштабах нынешней России или ее ждет распад и сужение до размеров московского княжества? На эти «неудобные темы» мы решили поговорить на радио «КП» с президентом Института национальной стратегии политологом Михаилом Витальевичем Ремизовым:

— Я боюсь, что Россия не для русских не сможет существовать.

— Любимый тезис противников «русской России»: «А как же другие народы?»

— Я поддерживаю формулу «Россия как союз народов». Но для того чтобы мы могли этот союз выстраивать, главный участник, субъект этого союза — русский — должен просто о себе заявить как о стержневом народе государства. Он должен быть признан. И тогда мы сможем договариваться со всеми российскими народами об условиях совместного сосуществования.

Севастополь до сих пор наш!

— После распада СССР все бывшие республики попытались воплотить в жизнь свои национальные проекты. И только Россия продолжила свой интернациональный путь. Кто был автором этой концепции? Как получилось, что русские вдруг исчезли из всех правоустанавливающих документов?

— Я помню, как этим летом, во время подготовки Ярославского форума, вполне себе русский профессор, который все понимает, перед лицом высокого чиновника не может сказать словосочетание «Русская правда Ярослава Мудрого». Он говорит «Российская правда». Хотя это кодекс законов ранней Руси, когда слова «Россия» еще не было. Я думаю, что это табу сегодня преодолевается.

Многонациональный народ РФ — это калька с многонационального народа Советского Союза. И отличие от оригинала в худшую сторону. Многонациональный народ СССР — это народ, который был объединен достаточно мощной наднациональной идеей, гражданским культом, как говорят политологи, в основе которого лежали Октябрьская революция, индустриализация, великая война, полет человека в космос, строительство соцлагеря. Наднациональная идея была. Худо-бедно, но она была налицо, она позволяла воспитывать граждан.

— А что есть сейчас?

— Такой же мощной, стягивающей, интегрирующей идеи просто нет.

— А патриотизм?

— Патриотизм — это же не наднациональная идея! Это национальная идея. Родина — это то, что связывает людей одной нации. Одно из возможных определений нации состоит в том, что это люди, у которых общая родина.

Родина — это культурно освоенное пространство. Это пространство, которое народ полил своими потом и кровью, которое он переживает как свое. Это не пространство госграниц. Поэтому, да, идея патриотизма важна. Но получается, что с идеей патриотизма мы строим нацию исключительно в границах страны. А мы считаем своим Севастополь. Мы считаем своими соотечественниками тех русских, которые остались за рубежом. Потому что они оказались за рубежом совершенно не по своей воле. А идея единой территориальной нации в существующих границах отсекает этих людей от нашей общности, сужает наше пространство.

Формула русского

— Одна из главных проблем, с которой сталкиваются все строители «русского национального государства», — как опознать русского? Либералы справедливо боятся, что начнутся измерения черепов, носов… и так далее. Как?

— Германия, Израиль, они и без записей в паспорте умеют при выдаче гражданства определять этническое происхождение. Я думаю, что и Российское государство тоже может при желании учитывать этническое происхождение, не внося графу «национальность» в паспорт. Мне этот вопрос не кажется принципиальным.

Я бы считал очень полезным привыкание к такому культурному и языковому критерию национальной общности — «родной язык». Это вещь непроизвольная, не субъективная, это вещь очень важная. Человек, для которого родной язык русский, имеет все основания считать себя русским. Просто даже на уровне этническом. Но, помимо этого уровня самоидентификации, есть еще и нация как политический проект, как проект совместного будущего, как совместное государственное строительство.

Русские и кавказские

— Как будут развиваться межнациональные отношения в России в ближайшие двадцать лет?

— Отдельные трения, межэтнические конфликты — это только некие симптомы достаточно глобальных изменений. Движение людей с юга на север, в ходе которого они несут с собой свои привычки и свои общественные связи. Вроде бы они проголосовали ногами против того уклада, который у них был дома, но волей-неволей они перевозят этот уклад вместе с собой. Они его экспортируют в принимающую страну. Другой процесс — проблема интеграции наших коренных народов Кавказа. Одна из причин того, что называют «покорением Кавказа», состояла в том, что в какой-то момент наши земли на фронтире столкнулись со своеобразным изданием набеговой экономики. Ситуация, при которой какие-то сообщества горцев нападают на людей равнины, практикуют выкупы, грабежи. Выстраивают своеобразные экономические отношения.

— Это было очень давно…

— Прямых аналогий сейчас нет. Но сохранившаяся родоплеменная структура у некоторых народов Кавказа — это идеальная матрица для организованной преступности. Чисто социологически неправда, что преступность не имеет национальности. По разным причинам она ее может иметь, потому что этнические связи, особенно сильные родоплеменные, клановые связи — это прекрасная основа для формирования организованных преступных группировок. Не учитывая этого фактора, невозможно эффективно противодействовать организованной преступности.

Другой мегапроцесс — это процесс демографических смещений. Активный демографический юг и ослабленный демографический север. Это комплекс вызовов.

Занимательное клановедение

— О событиях на Манежке мы слышали интересное мнение — что у убитого болельщика Егора Свиридова оказался очень сильный – клан. Он оказался в каком-то смысле такой русский чеченец. А у большинства горожан нет кланов. А если нет кланов, должно быть государство. Поэтому в конечном счете наш вопрос — это создание эффективного национального государства.

— Что будет с Кавказом? Удастся ли вобрать Кавказ в русскую нацию? Или он так и останется обособленным краем?

— Наши руководители говорят о строительстве гражданской нации. Что для этого необходимо? Чтобы на всей территории страны была единая правовая и политическая культура. Чтобы гражданские законы везде имели верховенство. В том числе верховенство над законами гор. Поэтому основная преграда на пути строительства гражданской нации — то, что для существенной части нашего общества законы гор или законы шариата выше гражданских законов. Просто потому, что они действительно, объективно выше. Они эмоционально вызывают очень серьезную привязанность и лояльность. И в этой ситуации гражданская нация невозможна. Если единая гражданская нация, значит, нужно ставить задачу перемалывания этих родоплеменных структур, отношений, понятий. Удастся ли это по отношению к Кавказу? Я очень сильно сомневаюсь.

Поэтому эта территория всегда будет особой. Это не значит, что она не может быть вообще интегрирована. Просто условия ее интеграции должны учитывать эти особенности. Там должен существовать особый режим управления, особый правовой режим. Их особость не была поводом для шантажа федерального центра. Федеральный центр должен установить с ними новый пакт взаимоотношений. Пакт о том, что там обеспечивается мир, стабильность, устойчивость. В обмен на это федеральный центр оказывает необходимую поддержку. Сегодня этот пакт работает в другую сторону. Потому что именно нестабильность является идеальным инструментом шантажа федерального центра. Именно продолжающиеся взрывы, работа подполья являются способом шантажировать федеральный центр и выбивать все новые дотации и преференции.

Бюрократы против нации

— Сколько займет времени в современных условиях формирование новой, хоть сколько-нибудь монолитной гражданской нации? За сколько может произойти этногенез русского народа в информационный век, когда письмо идет одну секунду от Москвы до Красноярска?

— Нации создаются, строятся, развиваются с опорой на механизмы массовой коммуникации. Это школьное образование, это СМИ, это массовая культура. Если через эти механизмы провести линию формирования национальной идентичности, то результат будет колоссальным. Начнется оздоровление общественного организма, те самые центробежные силы сразу дадут о себе знать. Мы снова будем ощущать Россию как единое целое. Но для этого необходим и софт — программное обеспечение для процессов национального строительства, и железо, то есть вот эти самые машины, через которые это программное обеспечение будет работать. Школа, армия, государственная бюрократия, средства массовой информации. Сегодня у нас софта нет и железо немножко поломанное.

Есть проект российской нации, но нет интегрирующей наднациональной идеи. Развалился СССР, возник какой-то кусок территории, возникла административная система. И административная система говорит: вы — наши люди, вы должны быть лояльны нам и этой территории. Вы — россияне. Это очень слабая формула. Это формула бюрократической нации, паспортной, казенной. Если мы как нация русские, то нам действительно около тысячи лет. Если мы признаем, что мы — русская нация, это не значит, что мы отталкиваем всех остальных. Ни в коей мере. Потому что, во-первых, мы признаем русскую национальность достаточно широким понятием. Это прежде всего родной язык и культура. Они боятся, что если начать говорить о русской нации, то все сразу начинают разбегаться. Странно… До этого русским удавалось договариваться о совместной жизни с татарами, с народами Кавказа. Давайте и дальше договариваться. Просто пора признать, что мы, русские, существуем. И, напротив, если мы говорим, что нас как бы нет, то и другим народам мы неинтересны. Выбор в какой-то степени между двумя вариантами. Либо мы в центр государства ставим административный аппарат и идею территориальной целостности, конституционного порядка, чего угодно. Либо мы в центр государства ставим тысячелетний цивилизационный русский проект. Проект действительно цивилизаторский, потому что именно этот европейский народ дошел до Тихого океана и все-таки превратил эту территорию в Европу в той или иной степени.

Владимир Путин. Россия: национальный вопрос

«Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром»

Для России – с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур – национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер. Любой ответственный политик, общественный деятель должен отдавать себе отчет в том, что одним из главных условий самого существования нашей страны является гражданское и межнациональное согласие.

Еще про залог:  Кредит под залог недвижимости

Мы видим, что происходит в мире, какие здесь копятся серьезнейшие риски. Реальность сегодняшнего дня – рост межэтнической и межконфессиональной напряженности. Национализм, религиозная нетерпимость становятся идеологической базой для самых радикальных группировок и течений. Разрушают, подтачивают государства и разделяют общества.

Колоссальные миграционные потоки – а есть все основания полагать, что они будут усиливаться, – уже называют новым «великим переселением народов», способным изменить привычный уклад и облик целых континентов. Миллионы людей в поисках лучшей жизни покидают регионы, страдающие от голода и хронических конфликтов, бедности и социальной неустроенности.

С «обострением национального вопроса» вплотную столкнулись самые развитые и благополучные страны, которые прежде гордились своей толерантностью. А сегодня – друг за другом объявляют о провале попыток интегрировать в общество инокультурный элемент, обеспечить неконфликтное, гармоничное взаимодействие различных культур, религий, этнических групп.

Плавильный котел» ассимиляции барахлит и чадит – и не способен «переварить» все возрастающий масштабный миграционный поток. Отражением этого в политике стал «мультикультурализм», отрицающий интеграцию через ассимиляцию. Он возводит в абсолют «право меньшинства на отличие» и при этом недостаточно уравновешивает это право – гражданскими, поведенческими и культурными обязанностями по отношению к коренному населению и обществу в целом.

Во многих странах складываются замкнутые национально-религиозные общины, которые не только ассимилироваться, но даже и адаптироваться отказываются. Известны кварталы и целые города, где уже поколения приезжих живут на социальные пособия и не говорят на языке страны пребывания. Ответная реакция на такую модель поведения – рост ксенофобии среди местного коренного населения, попытка жестко защитить свои интересы, рабочие места, социальные блага – от «чужеродных конкурентов». Люди шокированы агрессивным давлением на свои традиции, привычный жизненный уклад и всерьез опасаются угрозы утратить национально-государственную идентичность.

Вполне респектабельные европейские политики начинают говорить о провале «мультикультурного проекта». Чтобы сохранить свои позиции, эксплуатируют «национальную карту» – переходят на поле тех, кого ранее сами считали маргиналами и радикалами. Крайние силы, в свою очередь, резко набирают вес, всерьез претендуя на государственную власть. По сути, предлагается вести речь о принуждении к ассимиляции – на фоне «закрытости» и резкого ужесточения миграционных режимов. Носители другой культуры должны либо «раствориться в большинстве», либо остаться обособленным национальным меньшинством – пусть даже обеспеченным разнообразными правами и гарантиями. А фактически – оказаться отлученным от возможности успешной карьеры. Прямо скажу – от гражданина, поставленного в такие условия, трудно ожидать лояльности по отношению к своей стране.

За «провалом мультикультурного проекта» стоит кризис самой модели «национального государства» – государства, исторически строившегося исключительно на основе этнической идентичности. И это – серьезный вызов, с которым придется столкнуться и Европе, и многим другим регионам мира.

§

Сегодня граждан серьезно волнуют, а скажем прямо – раздражают, многие издержки, связанные с массовой миграцией – как внешней, так и внутрироссийской. Звучит и вопрос – не приведет ли создание Евразийского союза к усилению миграционных потоков, а значит, и к росту существующих здесь проблем. Считаю, что надо четко обозначить нашу позицию.

Во-первых, очевидно, что нам надо на порядок повысить качество миграционной политики государства. И мы будем решать эту задачу.

Нелегальная иммиграция никогда и нигде не может быть исключена полностью, но она должна и может быть, безусловно, минимизирована. И в этом плане – внятные полицейские функции и полномочия миграционных служб необходимо усилить.

Однако простое механическое ужесточение миграционной политики не даст результата. Во многих странах такое ужесточение приводит лишь к увеличению доли нелегальной миграции. Критерий миграционной политики заключается не в ее жесткости, а в ее эффективности.

В связи с этим должна быть предельно четко дифференцирована политика в отношении легальной миграции – как постоянной, так и временной. Что, в свою очередь, предполагает очевидные приоритеты и режимы благоприятствования в миграционной политике в пользу квалификации, компетентности, конкурентоспособности, культурной и поведенческой совместимости. Такая «положительная селекция» и конкуренция за качество миграции существуют во всем мире. Излишне говорить и о том, что такие мигранты интегрируются в принимающее общество намного лучше и легче.

Второе. У нас достаточно активно развивается внутренняя миграция, люди едут учиться, жить, работать в другие субъекты Федерации, в крупные города. Причем это полноправные граждане России.

Вместе с тем тот, кто приезжает в регионы с другими культурными, историческими традициями, должен с уважением относиться к местным обычаям. К обычаям русского и всех других народов России. Всякое другое – неадекватное, агрессивное, вызывающее, неуважительное – поведение должно встречать соответствующий законный, но жесткий ответ, и в первую очередь со стороны органов власти, которые сегодня часто просто бездействуют. Надо посмотреть, все ли необходимые для контроля такого поведения людей нормы содержатся в Административном и Уголовном кодексах, в регламентах органов внутренних дел. Речь идет об ужесточении права, введении уголовной ответственности за нарушение миграционных правил и норм регистрации. Иногда достаточно предупредить. Но если предупреждение будет опираться на конкретную правовую норму, оно будет более действенно. Его правильно поймут – не как мнение отдельного полицейского или чиновника, а именно как требование закона, одинакового для всех.

Во внутренней миграции также важны цивилизованные рамки. В том числе это необходимо для гармоничного развития социальной инфраструктуры, медицины, образования, рынка труда. Во многих «миграционно привлекательных» регионах и мегаполисах эти системы уже сейчас работают на пределе, что создает достаточно сложную ситуацию как для «коренных», так и для «приезжих».

Считаю, что следует пойти на ужесточение правил регистрации и санкций за их нарушение. Естественно, не ущемляя конституционных прав граждан на выбор места жительства.

Третье – это укрепление судебной системы и строительство эффективных правоохранительных органов. Это принципиально важно не только для внешней иммиграции, но, в нашем случае, и для внутренней, в частности миграции из регионов Северного Кавказа. Без этого никогда не могут быть обеспечены объективный арбитраж интересов различных сообществ (как принимающего большинства, так и мигрантов) и восприятие миграционной ситуации как безопасной и справедливой.

Более того, недееспособность или коррумпированность суда и полиции всегда будут вести не только к недовольству и радикализации принимающего мигрантов общества, но и к укоренению «разборок по понятиям» и теневой криминализованной экономики в самой среде мигрантов.

Нельзя допустить, чтобы у нас возникли замкнутые, обособленные национальные анклавы, в которых часто действуют не законы, а разного рода «понятия». И в первую очередь нарушаются права самих мигрантов – как со стороны собственных криминальных авторитетов, так и коррупционеров от власти.

Именно на коррупции расцветает этническая преступность. С правовой точки зрения преступные группировки, построенные по национальному, клановому принципу, ничем не лучше обычных банд. Но в наших условиях этническая преступность является проблемой не только криминальной, но и проблемой государственной безопасности. И к ней надо соответствующим образом относиться.

Четвертое – это проблема цивилизованной интеграции и социализации мигрантов. И здесь вновь необходимо вернуться к проблемам образования. Речь должна идти не столько о нацеленности образовательной системы на решение вопросов миграционной политики (это далеко не главная задача школы), но прежде всего о высоких стандартах отечественного образования как такового.

Привлекательность образования и его ценность – мощный рычаг, мотиватор интеграционного поведения для мигрантов в плане интеграции в общество. Тогда как низкое качество образования всегда провоцирует еще большую изоляцию и закрытость миграционных сообществ, только теперь уже долгосрочную, на уровне поколений.

Нам важно, чтобы мигранты могли нормально адаптироваться в обществе. Да, собственно, элементарным требованием к людям, желающим жить и работать в России, является их готовность освоить наши культуру и язык. Со следующего года необходимо сделать обязательным для приобретения или продления миграционного статуса экзамен по русскому языку, по истории России и русской литературе, по основам нашего государства и права. Наше государство, как и другие цивилизованные страны, готово сформировать и предоставить мигрантам соответствующие образовательные программы. В ряде случаев требуется обязательное дополнительное профессиональное обучение за счет работодателей.

И, наконец, пятое – это тесная интеграция на постсоветском пространстве как реальная альтернатива неконтролируемым миграционным потокам.

Объективные причины массовой миграции, и об этом уже говорилось выше, – колоссальное неравенство в развитии и условиях существования. Понятно, что логичным способом если не ликвидации, то хотя бы минимизации миграционных потоков, было бы сокращение такого неравенства. За это ратует огромное количество разного рода гуманитарных, левых активистов на Западе. Но, к сожалению, в глобальном масштабе эта красивая, этически безукоризненная позиция страдает очевидным утопизмом.

Однако нет никаких объективных препятствий для того, чтобы реализовать эту логику у нас, на нашем историческом пространстве. И одна из важнейших задач евразийской интеграции – создать для народов, миллионов людей на этом пространстве возможность достойно жить и развиваться.

Мы понимаем, что не от хорошей жизни люди уезжают за тридевять земель и зачастую далеко не в цивилизованных условиях зарабатывают себе и своей семье возможность человеческого существования.

С этой точки зрения задачи, которые мы ставим и внутри страны (создание новой экономики с эффективной занятостью, воссоздание профессиональных сообществ, равномерное развитие производительных сил и социальной инфраструктуры на всей территории страны), и задачи евразийской интеграции – это ключевой инструмент, благодаря которому можно ввести миграционные потоки в нормальное русло. По сути, с одной стороны, направить мигрантов туда, где они будут в наименьшей степени вызывать социальное напряжение. А с другой – чтобы люди в своих родных местах, на своей малой родине могли чувствовать себя нормально и комфортно. Надо просто дать возможность людям работать и нормально жить у себя дома, на родной земле, возможность, которой они сейчас во многом лишены. В национальной политике нет и не может быть простых решений. Ее элементы рассыпаны во всех сферах жизни государства и общества – в экономике, социалке, образовании, политической системе и внешней политике. Нам надо выстроить такую модель государства, цивилизационной общности с таким устройством, которая была бы абсолютно равно привлекательна и гармонична для всех, кто считает Россию своей Родиной.

Мы видим направления предстоящей работы. Понимаем, что у нас есть исторический опыт, которого нет ни у кого. У нас есть мощная опора в менталитете, в культуре, в идентичности, которой нет у других.

Мы будем укреплять наше «историческое государство», доставшееся нам от предков. Государство-цивилизацию, которое способно органично решать задачу интеграции различных этносов и конфессий.

Мы веками жили вместе. Вместе победили в самой страшной войне. И будем вместе жить и дальше. А тем, кто хочет или пытается разделить нас, могу сказать одно – не дождетесь.

Р.S. редактора: Глубокий анализ национального вопроса в современной России, но более поверхностный диагноз и текущий прогноз. Наша страна переживает несколько переходных периодов: главный от индустриального к информационному, интеллектуальному обществу с новым гуманным народом-нацией.

АНДРОН КОНЧАЛОВСКИЙ

§

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ
ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ
Мы поможем в написании ваших работ!

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ
Мы поможем в написании ваших работ!

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ
Мы поможем в написании ваших работ!

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Почему мы выросли разными в России?
   
Есть животрепещущая тема, которую удивительным образом игнорируют и социальная психология, и социальная философия. Речь о своеобразной бифуркации русского мира, о его расслоении на две огромные части.
Почему одни люди русской культуры (независимо от национальности) недовольны Родиной и в образец ей постоянно ставят далекие страны? Почему другие люди – той же самой культуры – всячески Родину обеляют и почитают ее образцом для далеких стран? Иной раз столь различные взгляды парадоксальным образом сливаются: «Еду я на родину, пусть кричат – уродина, а она нам нравится, спящая красавица».
Уродина или красавица – that is the question. Странное ведь дело, а? Носили одинаковые октябрятские звездочки, пионерские галстуки, комсомольские значки, зачастую еще и партийные билеты, а так разошлись в оценке своей страны, что оказались по противоположные стороны интеллектуальной баррикады. Как случился этот ментальный разлом, что стало его причиной?
Предупреждаем, что объективные пороки Отечества нам вполне известны: дураки, дороги, коррупция, монополии, головотяпство, чинопочитание, низкая производительность, неуважение к законам и техрегламентам, экстенсивное (нерачительное) отношение к пространству. Но посмотрите, как разделился народ на две части: назовем их условно россиефилами и россиефобами.
Одни готовы мириться с родными пороками, в то время как другие за те же пороки Родину ненавидят: мол, это наша страна – и мы ее с восторгом-таки добьем. Образчик добивания – протесты против строительства чего бы то ни было, которые назовем «вандализмом наоборот». Ах, новое жилье заслоняет москвичам солнце (диогены-то расплодились), старые развалюхи сносить не моги (исторические реликвии), прокладка скоростных трасс наносит невосполнимый урон полумифическим лесам, подготовка к Олимпийским играм уничтожает чрезвычайно ценные хижины в Сочи, заводы надо закрывать – они портят окружающую среду. И т.д., и т.п.
Знакомая нам оппозиционная журналистка призналась: «Власть по определению плоха, и мы должны встречать в штыки все, что бы она ни делала». Предлагаем в этой дивной фразе заменить «власть» на «Россия», и вы поймете авторов этих строк, читатель. Кстати, только что – 1 мая 2021 года – знакомая поэтесса Эвелина Ракитская прислала нам по электронке ироничное стихотворение «Полезный совет» (имитация под Григория Остера» с его «Вредными советами»). Приведем пару строф:
Есть рецепт простой и верныйчтобы быть приятным всем:нужно всё, что только видишь,обязательно ругать.…Нету хуже, чем Россия,На планете государств!Если думаешь иначе –значит, скрытый коммунист.
Протест ради протеста. То били в барабаны, требуя упростить регистрация партий, – теперь вопят, что получилось уж чересчур просто. Больше семи лет ныли про избрание губернаторов – оказывается, нужны какие-то иные выборы. Разве что об стены не бились, вымаливая «общественное» ТВ, – но и с его созданием не согласны. Нам не хочется давать здесь нравственных оценок: любить или не любить свою страну – личное дело каждого. Более того, у нас нет готового ответа на вынесенный в заголовок вопрос «Почему мы выросли разными»: важно его хотя бы сформулировать. Попробуем наметить русла возможных ответов, а поиск истины продолжится, возможно, еще долго.
Итак, первый, самый прямой путь к россиефобии. Подросток едет учиться на Запад и там вдруг осознает, что Родина отстала навсегда – и по потребительскому изобилию, и по комфорту среды обитания. Итог – подросток страстно влюбляется в чужой мир. Вот пронзительно искренний рассказ Ким Чен Нама (старшего сына покойного северокорейского лидера Ким Чен Ира): «Я… из-за многолетней учебы за границей превратился в капиталистического парня, и отец после этого сократил время, на которое посылал других своих детей в зарубежные школы».
Конечно, учеба за рубежом – прерогатива «элитных сынков», распространенной она в СССР не была, да и сейчас дело весьма редкое. Куда чаще за рубеж попадают взрослые и возвращаются в ошеломлении: ой, там красиво; ах, там вкусно; ух, там есть все. «А кока-колу пил?» – с придыханием спрашивает героиня Нины Гребешковой героя Юрия Никулина, который возвращается из круиза в фильме «Бриллиантовая рука».
Жертвой длительной загранпоездки – архитектором перестройки – стал профессиональный функционер КПСС Александр Яковлев.
«Яковлев сознательно делал то, что делал, – отмечает публицист Сергей Черняховский, один из участников наших круглых столов в московском Доме экономиста. – Разрушал. Страну, в которой родился. Строй, за служение которому официально получал деньги как партийный работник. Он жил за счет взносов тех, кто в данные идеалы верил, – и делал все, чтобы эти идеалы разрушать».
Еще один канал россиефобии – «вражьи голоса», как метко советские идеологи прозвали антироссийские коротковолновые СМИ.
«Никогда корреспонденты радио «Свобода» не упоминают Россию в своей рубрике «Борьба с терроризмом», – писал один из авторов этой статьи более 8 лет тому назад. – О борьбе России с этим злом рассказывает другая рубрика – «Чечня». Теплые голоса смакуют потери наших солдат и милиционеров, злорадствуют по поводу гибели чеченских чиновников, восторгаются безнаказанностью террористов. Впрочем, само это слово строго табуировано – так же как слова «бандиты» и «боевики». Вещающая из Праги станция именует их не иначе как «моджахеды», «партизаны», «повстанцы», «бойцы сопротивления», а уж сочетание «полевой командир» и вовсе произносится с благоговением».
Поскольку с полевыми командирами страна более или менее разобралась, у американской радиостанции теперь в героях так называемые оппозиционеры (среди которых зверская доля лузеров – неудачливых карьеристов). Несколько месяцев кряду «Свобода» с маниакальной навязчивостью демонизирует действующую власть, воспевая «честновыборных» площадных крикунов. Тема тошнотворно заезжена, у нормальных людей ею набита оскомина, но деньги из бюджета США надо отрабатывать, и радиодевочки с радиомальчиками буквально выбивают из гостей в студии антироссийские заявки [6]. Соглашаетесь с Владимиром Путиным, что распад СССР стал крупнейшей геополитической катастрофой XX века? За это «Свобода» подвергнет остракизму – краху родной страны надо непременно радоваться! Соответственно, особое раздражение вызывает у записных «свободолюбов» и победа СССР во Второй мировой войне.
В последние годы россиефобия приобрела дополнительные возможности по захвату умов посредством социальных сетей (тут слово включает в себя сразу два значения – сеть и компьютерная, и паучья). Правда, россиефилия также все шире пользуется этим инструментом, например, в «Живом журнале». Однако эффект гораздо выше от оголтелой ругани, что совершенно объяснимо с научной точки зрения: всегда проще объединяться на негативном (разрушительном, энтропийном) базисе, чем на базисе позитивном (созидательном, антиэнтропийном).
И все же для широкой россиефобии всего перечисленного недостаточно. Мало кто в информационную эпоху слушает «Свободу», в соцсетях общаются главным образом люди аполитичные («френдятся», «лайкаются» и занимаются тому подобной чепухой), за рубежом учатся единицы (ну ладно, пускай даже тысячи), загранпоездки для большинства россиян остаются экзотикой.
Нам представляется, что основной причиной россиефобии является западное превосходство по части товаров и услуг. Чего ж греха таить: автомобили мы предпочитаем немецкие, одежду – итальянскую, обувь – французскую и т.д. На химических предприятиях, если вышла вдруг из строя арматура (такой большой кран или вентиль на трубопроводе), первый вопрос: арматура импортная или «русская»? Затем сия проблема решается в строгой зависимости от ответа.
По-видимому, «товарная» россиефобия началась еще в средние века, когда задыхавшиеся от нехватки ресурсов западноевропейцы принялись создавать высококонкурентную экономику и правовое государство. Снимаем шляпы перед западноевропейцами, ибо уже Петр I затеял первую догоняющую модернизацию. Не изменилась ситуация и в ходе догоняющей модернизации Александра II, когда герой Тургенева восклицал: «Бьет он нас на всех пунктах, этот Запад, – а гнил! И хоть бы мы действительно его презирали, а то ведь это все фраза и ложь. Ругать-то мы его ругаем, а только его мнением и дорожим».
Затем состоялись догоняющие модернизации Столыпина и Сталина. Признаем, что советская попытка отгородиться железным занавесом отнюдь не была глупой, поскольку сплачивала неведением относительно товарного великолепия «новую историческую общность» – советский народ: меньше знаешь, крепче спишь. Но зараза тотального потребительства переметнулась в наши пределы прежде всего благодаря войне, в ходе которой предки познакомились с западной продукцией от тушенки до джипов. Ну, а уж когда Запад превратился в общество потребления, голодные советские идеалисты перековались в алчных реалистов: начались гонки за джинсами и кроссовками, телевизорами и холодильниками, мебелью и авто, перечень поистине бесконечен.
Ради достижения западных стандартов потребления поздний СССР затеял самоубийственный модернизационный рывок – перестройку СССР в подобие США. То была кульминация россиефобии по форме и самоненависти по существу. Отечественные и иностранные политики вместе с экспертами предполагали, что в отсутствие железного занавеса миллионы «этих русских» хлынут за товарным счастьем «за бугор», и Восточная Европа всерьез размышляла, как от них (т.е. от нас) отгораживаться: иммиграционными квотами, санитарными кордонами, регулярными войсками, спиралью Бруно либо как-то еще.
Потеряв половину населения и четверть территории, Россия кое-как выкарабкалась из передряги. Да, изрядно ощипанная, но все-таки непобежденная. Мы в них – западноевропейцев – в массе так и не превратились. А те, кто очень хотели ими стать (россиефобы) эмигрировали: скатертью дорога. Главный урок перестройки в том, что русскость не обменивается на вещи, духовность не обращается в товар. Проиллюстрируем эту мысль двумя примерами – столь же разными, сколь и близкими.
«Приезжая в молодости в какой-нибудь Париж на конференцию, он не шастал по магазинам, не осматривал достопримечательности, а сидел в номере и думал, – пишет публицист Игрицкий о выдающемся математике. – Получая в Беркли предложение назначить себе зарплату профессора, он заявлял, что американская еда ему не нравится, тут, дескать, нет такой рыбы, которую ему готовит мама, и спокойно валил восвояси, размышлять о потоках Риччи… Перельман… радикально противостоит современному потреблятству и навязанной диким капитализмом потерей национальной идентичности… Григорий Яковлевич… живет в мире, параллельном нашей скотской реальности, где главным мерилом исключительности является список Forbes… Перельман является образцом нормальности, в отличие от лопающихся от благополучия «хозяев жизни»».
В контексте нашей темы особенно значительными являются слова о нормальности. В далеком русском селе жила-была 19-летняя девушка, племянница одного из авторов этих строк. Ну и мы, добрые дяди, уговорили ее перебраться в Москву. Все придумали и просчитали «идеально»: будешь жить в семье (одного из нас) на всем готовом, учиться заочно в престижном университете (с деньгами за учебу поможем), на работу пойдешь в какой-нибудь фастфуд (старта ради). А в селе-то разве жизнь? Нет, прозябание. Что ж, прошлым летом девушка приехала, поступила в вуз, но оставаться не пожелала: «Домой поеду, там работу найду, буду приезжать на сессии». К концу семестра девушка вернулась в столицу сдавать сессию и… огорошила заявлением о том, что забирает документы – переведется «поближе к дому». Надо было видеть и слышать, как она всякий раз преображалась в день отъезда из Москвы. Молчаливое, хмурое и вялое создание начинало источать счастье, она без умолку рассказывала какие-то истории из жизни родного села, и чем ближе делался отход поезда, тем веселее звенел по квартире смех.
Понимаете ли вы, читатель, от какого лестного предложения отказалась наша героиня? Тряслась в удолбанных «жигулях», пересела было в новенький «мерседес» и прыгнула назад в «жигули». Не напоминает ли вам такое поведение «странностей» гениального Перельмана? Мы, добрые дяди, поначалу изумились, возмутились и даже обрушились было на девушку с критикой, но быстро одумались и решили… написать эту статью.
Мы вдруг осознали, что никакая россиефобия России не страшна. По крайней мере до тех пор, пока страна населена по большей части нормальными людьми.
Виктор Бирюков, Александр Черницкий

Р.S. от редактора:Спорная нормальность…

Почему умирают русские?

Николас Эберстадт – экономист и демограф, автор в общей сложности семнадцати книг. В течение последних тридцати пяти лет он пытается найти ответ на вопрос, почему жители Российской Федерации умирают в таких количествах и с такой скоростью, с которой не умирало население ни одной страны в мирное время. С каждым поколением продолжительность жизни россиян сокращается, хотя ей положено расти.

§

Власть намеренно превращает избирателя в люмпена и жиреет на рабском труде низкоквалифицированных мигрантов. «Новая газета», 07.07.2021, Юлия Латынина.

Каждый день, идя по улице, я слышу нерусскую речь и вижу смуглые азиатские лица. Я ощущаю себя, как белый плантатор на Ямайке в окружении чужих по языку и культуре рабов. Я совершенно точно знаю, что на Ямайке этот дармовой рабский труд кончился катастрофой — и для белых, и для рабов.

Что происходит с моей нацией? Она гибнет на моих глазах.

Согласно экспертам, писавшим «Стратегию-2020», в России к 2009-му насчитывалось 6,3 млн взрослых работоспособных мужчин, не желающих работать. У них формируется «особая субкультура бедности. 6,3 млн — это только мужчины. Прибавим к ним вполовину меньше женщин и получим около 10 млн человек трудоспособного возраста, которые не хотят работать. Это около 15% от общего числа трудоспособного населения России в 75,5 млн человек.

Сколько в России трудовых мигрантов? Те же 10 млн человек.

Пока 10 млн таджиков, киргизов, узбеков работают на стройках, метут московские улицы, водят такси — 10 млн русских спиваются и скалываются в глухих медвежьих углах вроде какого-нибудь Демьянова в Кировской области, где недавно случилась национальная свара между коренным населением и дагестанцем — хозяином лесопилки. Или села Марьяновка в Кировской районе Приморья, где, по словам одного из «приморских партизан», стоит роскошный терем главного наркоторговца — полицейского начальника и все село покупает у него его продукт и контролируется его людьми.

Во всем мире нищие из сел бегут в город. Это происходит в Индии, Кении, Боливии и даже Китае, где подобное довольно трудно. Почему русские не бегут из Марьяновки или Демьянова?

Или русский народ испортился? Индусы не испортились, кикуйю не испортились, кечуа не испортились — русские испортились? Некондиционными стали, в отличие от таджиков? В начале XXвека возле каждого дома стоял дворник с бляхой. Русских дворников больше нет? Мы все получили высшее образование? Почему улицы Москвы метут приезжие из Таджикистана, а не из Марьяновки?

Приглядимся поближе. Сколько зарабатывает таджик? Грузчиком в какой-нибудь «Пятерочке» — 700 долл. За эти деньги он живет вдесятером в вагончике и ест «Доширак».

Как живет наш житель Демьянова-Марьяновки? У него есть крыша над головой. Скорее всего, это отвратительная ободранная квартира в полуразваливающемся бетонном бараке; но все-таки крыша есть, за свет-газ-квартплату он просто не платит, он на это клал, дома есть телевизор, у магазина на лавочке — друзья, и еще у него есть пособие: или инвалидность, или на детей, или он пенсию забирает у матери — тысячи три в месяц выходит, на хлеб и водку хватает.

Продать он дом не может; он не выручит за него и копейку, сопоставимое по качеству жилье в столице будет стоить ему 300 долл., еда будет в два раза дороже, что он выиграет, если переберется в столицу и устроится в тот же супермаркет? Лишние 100 долларов?

Получается, дело не в «субкультуре бедности» и не в деградации русской нации. Дело в здравом смысле.

Как и белые бедняки на Ямайке, русский мужик не выдерживает конкуренции со стороны дармового рабского труда. Он сидит в Демьянове-Марьяновке, пьет, смотрит телевизор и голосует, разумеется, за великого Путина, потому что где еще, кроме как при Путине, он получит столько, ничего не делая?

Но, может быть, этот дармовой рабский труд удешевляет цену товара для потребителей?

Вряд ли. Возьмем свежий пример — мост на остров Русский. Неквалифицированные работы на нем, как водится, выполняли рабы-таджики, никакого заработка местному населению (из той же Марьяновки) не обломилось. Два моста общей длиной 2 км стоили 2 млрд долл., столько же, сколько в Китае стоил мост длиной 35,6 км. То есть мост стоил в 18 раз дороже, чем в Китае, и дельта, понятно, пошла не в карманы рабочих.

Еще пример: дворники. Профессия дворника в Москве на самом деле сейчас шикарно оплачивается. Реальная ставка — 500 долл. на двор. Как человек, который регулярно и с удовольствием чистит от снега, мусора, хвороста огромный участок, могу сказать, что при надобности я бы спокойно убирала этак три двора, и при этом у меня оставалось бы время и читать, и писать.

В чем же дело? Неужели в Москве не осталось студентов-пенсионеров, которые на не столь уж трудной работе могли бы получать 1000-1500 долл. в месяц? Неужели нет из села желающих приехать на эту работу, тем более что дворницкое жилье обычно есть?

Ответ в том, что по 500 долл. за двор получает чиновник. 450 из них он берет себе, а на оставшиеся нанимает раба-таджика. Он по определению не может нанять гражданина РФ, потому что тот начнет качать права.

И гражданин РФ остается в условной Марьяновке, колется и голосует за Путина, и даже если он голосует не за Путина, то считают его голоса те же прекрасные люди, которые продают ему героин, контролируют поселок и понимают, что ни при каком другом режиме, даже в Колумбии, должность начальника полиции и главного наркоторговца не получится совмещать. А таджик метет в Москве двор, и перед выборами ему спешно дают гражданство, сажают в автобус и везут голосовать за любимого Путина; и он тоже голосует с восторгом, поскольку среднеазиатский менталитет еще более приспособлен для почитания хана, чем русский.

Вы спросите меня: что же делать? Отвечаю: когда в России придет к власти новое правительство, оно должно немедленно отправить домой всех мигрантов, занимающихся рабским трудом, — тех, кто зарабатывает деньги чиновникам. Никаких разрешений на неквалифицированную работу в стране, где 10 млн жителей марьяновок и демьянова.

В стране, которая благодаря нефтяной бонанзе имеет 15 тыс. долл. среднедушевого ВВП в год (это с пенсионерами, грудничками, чиновниками, марьяновцами и таджиками), при уполовинивании халявы чиновников рабочий на стройке или в супермаркете вполне будет получать 1500—2000 долл. Это уже нормально, чтобы иметь стимул переехать туда, где есть работа, и чтобы содержать семью.

И не говорите мне, что отправлять домой будут несчастных людей. Ну и? Да, это несчастные люди, но моя страна называется Россия, и моя нация стоит на пороге гибели.

Я не верю, что нынешняя ситуация — растущий слой люмпенов там, где работы нет, и растущий слой мигрантов там, где работа есть, — случайна. Путинская власть намеренно превращает российских граждан в быдло и намеренно разбавляет их избирателями со среднеазиатским менталитетом.

Еще раз повторяю: того «приварка», который получит ВВП, если ликвидировать воровство, бюрократию, административные барьеры, бесполезных чиновников и пр., вполне хватит, чтобы поднять зарплату рабочего на стройке до 1500—2000 долл. И сделать конечный товар дешевле, а не дороже для потребителя.

А главное — превратить люмпена, за которого работают рабы (заработок которых присваивают воры), — в избирателя.

Это — вопрос выживания нации

Бедная религия

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯАлександр Генис: Судебный процесс над девушками из панк-группы “Пусси Райот” вызвал международный резонанс – и остро поставил вопрос о положении религии в современном обществе. Эту тему мы обсуждаем с философом Михаилом Эпштейном в нью-йоркской студии Радио Свобода. Михаил, вы работаете над новой книгой, которая связaна с очень горячей темой, темой пост-атеизма, которую можно определить очень просто. Когда-то Ницше сказал: “Бог умер”. И в 60-е годы модно было писать на стенах кампуса: “Бог умер”, и подпись: “Ницше”. А ниже написано: “Ницше умер”, и подпись: “Бог”. По-моему, это описывает ситуацию достаточно ярко. Расскажите о вашей книге.

Михаил Эпштейн: Мы живем в эпоху “после атеизма”. Атеизм был новым явлением в ХХ веке, такой массовый атеизм, государственный атеизм, каковым он проявился в Советском Союзе и в других странах социалистического блока.

Александр Генис: Но человек никогда без Бога не жил, в сущности, только в ХХ веке впервые поставили такой опыт.

Михаил Эпштейн: Первый раз. Но, конечно, это было не безбожие, а установление других богов, потому что человек, по природе своей, верующее существо, и такого обскурантизма и идолопоклонства, каковые были установлены в обществе массового безбожия, цивилизованный мир не знал. Поклонялись политическим и идейным идолам. Провозвестникам, вождям и соратникам. Отсюда кампании, скажем, против кибернетики, против квантовой механики, «лысенковщина», «марризм» и прочие суеверные мифологические конструкты псевдонауки. Условно говоря, человечество спустилось с вершины утонченных, усложненных монотеистических систем на уровень то ли анимизма, то ли фетишизма, то есть самых примитивных религий.

Александр Генис: Как мне говорил один мой верующий друг: “Если ты не веришь в Бога, ты веришь в черного козла”.

Михаил Эпштейн: Ну вот, выбор такой. Что-то стало происходить в 1970-е годы. Это стало называться религиозным возрождением. Оно шло не только по ранее проложенным руслам, как возвращение в православие, в ислам, в иудаизм. Это была, конечно, самая наглядная форма пост-атеистического возрождения религии, но далеко не единственная. Новые умонастроения, не сводимые к доатеистическим вероисповеданиям, я обозначаю термином “бедная религия”. В том же смысле, в каком был “бедным” театр великого польского режиссера Ежи Гротовского: театр без сцены, без масок, без костюмов, даже без ролей. «Бедный» — это не осудительное, не оценочное слово. Оно указывает, что эта религия рождается из того вакуума, той духовной пустоты, которая возникла в результате равного преследования, подавления, отрицания всех религиозных традиций в советское время. После двух или трех атеистических поколений вырастал молодой человек, который чувствовал какой-то голос свыше в своей душе. И куда бы он ни приходил — в православную церковь, в католический храм, к баптистам или адвентистам — он чувствовал, что это слишком узко, что его вера не вмещается в рамки какого-то вероисповедания. Вера вне вероисповедания — это и есть “бедная вера”, Она лишена обрядов, уставов, традиций.

Александр Генис: Сартр говорил, что “у каждого в душе есть дыра размером с бога”.

Михаил Эпштейн: Эта дыра может быть черной, т.е. уничтожать веру, как у самого Сартра, у атеистов. Но есть еще понятие белой дыры, менее известное в астрономии. Черная дыра поглощает любое вещество безвозвратно, а белая выталкивает, через нее проглоченное вещество выходит обратно из-за горизонта событий. В физике это объект пока гипотетический, а в культуре, в религии очень реальный. Белые дыры — те пустоты, зияния, из которых выталкивается новая энергия.

Александр Генис: И вот сейчас мы присутствуем при таком выталкивании? Этим и объясняется взрыв религиозных переживаний во всем мире?

Михаил Эпштейн: Да. Причем, когда изучают статистику по верующим и вероисповеданиям, часто не обращают внимание на то, как много верующих вне вероисповеданий, скажем, в современной России. Такая статистика публиковалась в начале 1990-х годов и, по разным подсчетам, там среди верующих было от 18 до 52 процентов тех, кто верил “бедно”, то есть прямо устанавливал свои отношения с Богом, вне традиций, вне храмов.

Александр Генис: Нечто подобное как раз описывает теория пост-атеизма, которая сегодня очень популярна в Америке. Речь идет о людях, которые, с одной стороны, верят в Бога, а с другой стороны, не имеют отношения ни к какой религии. И слово еще не придумали для такого понятия. Вот термин “пост-атеизм” это как раз попытка определить это понятие негативным путем.

Михаил Эпштейн: Когда я читаю курс по русской философии, от Чаадаева до конца 20 века, то одно из последних понятий, которые я ввожу — именно “бедная религия” или “minimal religion” по-английски. И оказывается, что из всего курса это ближе всего умонастроениям студентов. Они это по-разному называют – “spirituality“, в отличие от “religion”, или просто верой. Протестантский теолог Карл Барт различал веру и религию и говорил, что религия должна постоянно сокрушать себя, чтобы сохранить в чистоте веру, чтобы не поклоняться самой себе. И атеизм это — способ сокрушения религии. Это такое отрицательное или самоотрицающее начало в религии, которое очищает ее от идолов — от идолов вероисповедания, от идолов обряда, от веропоклонства, то есть поклонения самой вере, для того, чтобы вернуть ее к чистому источнику веры и прямому обращению верующего к Богу. Вот это и есть “бедная вера”.

Александр Генис: Недавно я слушал выступление Нила Фергюссона, (это крупный англо-американский историк), который сравнивал религиозную жизнь его родной Англии и Америки, где он сейчас преподает в Гарвардском университете. Фергюссон говорил, что ему даже трудно себя представить более разные страны в этом отношении. В Англии в церковь ходит от 3 до 6 процентов населения, в Америке — 80 процентов. Как может быть, что настолько разное отношение у близких народов? Он объясняет это только одним. В Европе религия, рано или поздно, в той или иной мере становилась государственной религией, в Америке, как еще говорил Адам Смит, рынок религии и конкуренция между разными верами приводит к бешеному взрыву религиозных эмоций, которые, как мы с вами знаем, в Америке чрезвычайно сильны. Это, пожалуй, самый большой сюрприз в моей американской жизни. До того, как перебрался в США, я и не подозревал, как много значит вера в жизни американцев.
Как вы считаете, что происходит в России с этой точки зрения?

Михаил Эпштейн: На днях я прочитал свежую статистику о том, что Россия (наряду со Словенией, почему-то) является страной, в которой быстрее всего тает атеистическое население. Еще 10 лет назад там было 20 процентов, а сейчас осталось только 6 процентов атеистов. И еще одну хотелось бы цифру привести, тоже новейшее исследование — весна 2021 года. Среди молодежи около трети (а среди студенческой молодежи почти половина) верующих — “бедные” верующие. То есть верующие, которые не ходят в церковь, которые не имеют определенного вероисповедания, но которые знают, что Бог есть, и находят какие-то пути общения с ним.

Александр Генис: Либо Бог есть, либо что-то сверху. “Чую”,- как говорил Ельцин, когда его спросили, есть ли Бог. Но не входят ли в эту бедную веру и суеверия? Я помню, как недавно приехал в Москву, сел в такси, хотел ремнем пристегнуться, а таксист говорит, что если икона в машине висит, то и пристегиваться не надо. Не значит ли, что “бедная вера” покрывает всяческое суеверие?

Михаил Эпштейн: Нет, я как раз думаю, что суеверие — это и есть атеизм. Эпоха атеизма была полна самых страшных суеверий. Скажем, за описку или опечатку в слове «Сталин» карали концлагерями, как будто это было покушение на самое святое. “Бедная религия”, напротив, это как бы крайний протестантизм. Помните, у Тютчева есть стихотворение «Я лютеран люблю богослуженье…» — о голых стенах храма. «Собравшися в дорогу, последний раз вам Вера предстоит. Ещё она не перешла порогу, Но дом ее уж пуст и гол стоит». Вот переступи порог — и она исчезнет. Но можно идти еще дальше, можно идти за стены храма, даже голого протестантского храма, можно идти в гущу мира, и эта гуща мира и есть “бедная вера”.

Я хотел бы обратить взимание на еще один пост-атеистический феномен. Это внезапный, резкий переход из одной крайности в другую, от атеизма к теократии. Я имею в виду клерикализацию современного российского общества. Интересно, что это было предсказано у Достоевского в “Великом инквизиторе”. Там Великий инквизитор обращается к Христу с упреком, что он мог бы сократить страдания человечества, если бы построил свое царство на земле. Его священники и его церкви не смогут накормить людей, поскольку он царствие Небесное поставил выше земного. И тогда они обратятся против него, его храмы будут разрушены и воцарится принцип сытости. И священники будут гонимы. Это — эпоха атеизма.

Александр Генис: Только сытости никакой не было. Меня всегда удивляет, что Достоевский считал, что сытость это просто. Нет, это не просто, квартирный вопрос решить гораздо сложнее, чем вопрос с Богом. Михаил Эпштейн: В том-то и дело. Дальше Великий инквизитор предсказывает, что и атеисты не накормят, и тогда люди придут за священниками, которые будут прятаться в катакомбах, и скажут: дайте нам телесную пищу, и мы примем духовную пищу от вас. И тогда воцарятся прежде гонимые и достроят ту Вавилонскую башню, которую не смогли построить люди без них. Вот эта Вавилонская башня, поставленная на храмах как своем основании, и есть тео-кратия. То есть, буквально — царство Бога на земле, осуществляемое силами духовенства.

Александр Генис: Меня, конечно, эта перспектива пугает еще с того времени, когда Солженицын вернулся в Россию и сказал, что единственный способ спасти Россию это сделать ее по-настоящему христианской страной. Поскольку до сих пор настоящей христианской страны в мире не было, не хотелось бы, чтобы начинали с России — она и так много вынесла. Поэтому мне, конечно, сегодня не Достоевский вспоминается, а Войнович, который предсказывал в своем антиутопическом романе “Москва 2042” появление государственной религии в союзе с КГБ. Помните, у него были священники, которые не крестили, а “звездили”. Вот нечто похожее, думаю, происходит сегодня довольно часто, когда я вижу церковь на Лубянке. Это примерно из Войновича, а не из Достоевского.

Михаил Эпштейн: Опять-таки из логики Великого инквизитора следует, что от атеизма к теократии путь, на самом деле, очень короткий. Теократия сохраняет атеизм в своей бессознательной или полусознательной основе. Мы не можем доверить Богу править этим миром самому, мы, как церковь, должны взять бразды правления, мирскую власть в свои руки. Это — атеизм и теократия одновременно, атеократия.

В романе Достоевского это очень хорошо показывает эволюция Ивана Карамазова. Сначала он пишет статью о церковном суде, который должен вобрать в себя государственный, мирской суд, это как бы жест в сторону теократии; потом поэму о Великом инквизиторе; и наконец поэму “Геологический переворот”, где он провозглашает: «Где стану я, там будет место Бога». Атеизм лежит в подкладке любой теократии, поскольку мы не доверяем скрытому вмешательству Бога в дела земли, а берем эту власть в свои, человеческие руки. Я думаю — и боюсь! — что Россия, пережившая так тяжело атеизм в ХХ веке, может очень легко перепрыгнуть в обратную крайность, следуя этой логике — от атеизма к теократии. Здесь мы должны быть очень внимательны.

Александр Генис: Многие говорят о том, что каждой религии необходима реформация, и та религия, которая через нее не прошла, неизбежно стремится поглотить государство. В этом обвиняют католицизм, в этом обвиняют православие. Вы согласны с этой точкой зрения? Вы тоже считаете, что религии нужна реформация?

Михаил Эпштейн: Мне кажется, что в обществе должен быть представлен весь спектр религиозных взглядов и позиций. От фундаментализма, но мирного, не агрессивного, — и до самых реформаторских, либеральных, светски ориентированных верований. На мой взгляд, страшная беда России в том, что она не пережила в полной мере секуляризацию, то есть отделение государства от церкви. В советское время государство стало церковью. Сейчас церковь претендует на роль в государстве, пытается стать самой сильной, идеологически влиятельной составляющей государства.

Александр Генис: Вы считаете реальным вариант Ирана?

Михаил Эпштейн: Не дай Бог! Дело в том, что секуляризация — это не атеизм. Их иногда путают. Борьба с Богом, отрицание Бога, безбожие — это совсем другое. Секуляризация не воинствует с Богом, она вообще устанавливает зону нейтральную по отношению к таким понятиям, как сакральное и профанное. Это третья зона, зона естественного в человеке, не греховного и не святого. Дуальность русской культуры, о чем писали Юрий Лотман и Борис Успенский в своих замечательных статьях, к сожалению, не была преодолена. Русская культура остается до сих пор двоичной.

Александр Генис: А не троичной?

Михаил Эпштейн: Да. Дело в том, что секуляризация возникла исторически на почве христианства, потому что Христос был Бого-человек, и полнота человеческого входит в христианское представление о Бого-человеке. Соответственно, человеческое, естественное в человеке через Христа получило оправдание. Секуляризация Запада совершилась на христианской основе, о чем Георгий Федотов много писал.

Александр Генис: Вы знаете, если говорить о секуляризации, скажем, Америки, то я не знаю, двоичная или троичная тут система. Потому что, несмотря на полное отделение государства от религии, политика от религии отнюдь не отделена. И единственный человек, который не может стать американским президентом, единственный изъян, который безусловно вынимает любого из политической борьбы — это атеизм. Атеист, во всяком случае, при нашей жизни, никогда не станет американским президентом. И в этом смысле европейцы смотрят на Америку со страшным удивлением, потому что Европе это давно не та проблема, которая обсуждается в политической сфере. А в Америке без этого политика не может быть вообще. Так что можно ли считать, что секуляризация прошла в Америке?

Михаил Эпштейн: Секуляризация и атеизм — разные вещи. Мы уже привыкли не удивляться тому, что женщина может стать президентом в Америке, или небелый может стать президентом, это уже состоялось. В целиком секуляризованном обществе человек, не исповедующий никаких религиозных взглядов, тоже может стать президентом.

Александр Генис: Работая над такой темой, неизбежно вы должны спрашивать и себя, потому что вопрос религии начинается с вопроса о своей душе, а не о чужой, к каким выводам вы приходите для себя, когда вы изучаете религию, что это тема значит для ваших религиозных убеждений?

Михаил Эпштейн: Это, конечно, интимный вопрос. Речь о том, что человек отвечает за свою душу. Есть люди, которые могут перемещаться из одной церкви в другую, или находиться в средостении между разными церквями — как “бедные верующие”. Но бывают такие ситуации в человеческой жизни, которые напоминают пожар. Дом горит, и, хотя в доме есть много дверей и окон, ты выбираешь ближайшую дверь, чтобы выбежать из горящего дома и спастись. Тогда, если ты в Израиле, то становишься иудеем, если в России, то православным… Все зависит от конкретной ситуации — от того, какая дверь ближе.

Р. S. от редактора:Точное название статьи «Бедная религия» для бедных людей, а содержание?

В.А.Кувакин: Крайне безграмотные рассуждения о вере и религии, хотя есть и верные наблюдения.

§

Не являясь культурологом, я взялся за тему русскости, поскольку она заинтересовала меня с сугубо практической точки зрения. Я увидел массовость реакций в русской культуре, которые не описываются стандартными теориями.
В различных культурах граница между теми, кого носитель данной культуры признает людьми, равными ему самому, и всеми остальными, не признаваемыми людьми в социальном смысле этого слова, различна, — но, как правило, существует.
Хорошо известны и подробно описаны культуры, считающие людьми в полном смысле слова лишь кровных родственников. Интеллигенция обычно умиляется многочасовым выяснениям наличия или отсутствия исчезающе дальнего кровного родства, происходящим при встречах носителей таких культур, не понимая, что причиной этого трогательного ритуала часто является не сентиментальность, а жесткий прагматизм. Выясняя вопрос о кровном родстве, носители этой культуры прилагают огромные усилия не для того, чтобы при случае передать троюродной бабушке привет от внучатого племянника, но чтобы выяснить, кто сидит перед ними — человек или же биологический объект, которого можно без зазрения совести обмануть, а то и убить.
Общеизвестны культуры, не считающие людьми в полном смысле этого слова представителей другого народа, другой расы или другого вероисповедания. Последовательный кальвинизм отказывал и отказывает в праве быть полноправным человеком беднякам (и во многих в том числе даже и не кальвинистских странах бедняки долгое время не имели политических прав), а культура диктатуры пролетариата — богачам и священникам, а иногда и «буржуазной интеллигенции».
Современная американская политическая культура, насколько можно судить, считает полноценными людьми лишь три категории: живущих в условиях признаваемой США демократии, искренне (с точки зрения самих американцев) стремящихся к ней или же являющихся политическими союзниками США. Всех остальных можно произвольно объявлять врагами и «вбомбливать в каменный век».
История человеческой цивилизации до настоящего времени была связана с расширением круга признаваемых людьми; собственно, это медленное и сопровождающееся откатами, но неуклонное расширение и стало основным содержанием социального прогресса.
Русская культура является едва ли не единственной культурой современного мира, a priori воспринимающей как человека в социальном смысле слова любого, являющегося человеком биологически. Именно в этом наиболее выпукло и полно выражается ее всеобщий, всеохватывающий, космический характер.
Вероятно, данная особенность связана с многоплеменным, а по мере расширения и многонациональным характером русской культуры, а затем и самого русского этноса.
Именно всечеловечность русской культуры делает недопустимым вновь активизировавшиеся попытки урезать границы России до территории «чисто-русских», населенных этническими русскими регионов. Порочность этой идеи, интенсивно продвигаемой именно либеральными фундаменталистами и профессиональными «западниками», заключается даже не только в практических вопросах вроде того, к югу или к северу от Мурманска лежит граница Северного Кавказа и зачем России отдавать свою нефть и газ китайцам (которые неминуемо освоят азиатскую часть России при таком подходе).
Фундаментальная порочность идеи сжатия России до этнических границ (то есть много уже раньше границ XVI века) заключается в ее полном отрицании русской культуры, ее всечеловеческой сущности, не позволяющей, но прямо требующей считать «своим» любого, кто осознанной подлостью не доказал обратное.
Недаром справедливость является основополагающей чертой русского национального характера, высшей абстрактной, отделенной от практических интересов отдельной личности, ценностью. Носитель русской культуры готов внутренне примириться с практически любым ущербом для себя (вплоть до лишения самой жизни), если по тем или иным причинам будет считать это справедливым. Важным проявлением справедливости является требовательность к себе (размываемая ленью) и ближайшим окружающим; в русской культуре права человека имеет лишь тот, кто выполняет служебные обязанности. Пренебрегающий интересами других утрачивает, по крайней мере частично, свои права как человека. (Интересно, что эта требовательность не распространяется на «начальство», воспринимаемое как отделенное от отдельного обычного человека «явление природы».)
Другим выражением всечеловечности русской культуры служит, как представляется, принципиальное отсутствие в ней понятия абсолютного зла. У нас любое зло относительно, и даже с Бабой-Ягой в сказках добрый молодец прекрасно договаривается (и в итоге обманывает ее). Именно поэтому таким страшным потрясением стала Великая Отечественная война, в которой наша культура столкнулась именно с абсолютным по отношению к себе злом, самой возможности которого она попросту не предусматривала.
Человечное отношение к представителям других культур и народов и отсутствие представления об абсолютном зле обеспечивает носителям русской культуры высокую гибкость и способность не только вести плодотворные переговоры, но и вызывать к себе долговременную симпатию (особенно по контрасту с носителями качественно иных культур). Минусом этой черты является повышенная уязвимость в критических ситуациях.
Евразия и Азиопа в одном флаконе

Однако наиболее популярной специфической чертой нашей культуры является все же не ее всечеловечность (мы привыкли к ней, воспринимаем ее как нечто как само собой разумеющееся и потому обычно не замечаем ее), а противоречивое сочетание в ней европейских и азиатских черт.
Наиболее интересна в этом отношении борьба европейских «культурных» элементов, в первую очередь индивидуализма (а русские — значительно большие индивидуалисты, чем даже американцы), и азиатского «варварства», в первую очередь привычки к насильственному внешнему объединению и, более того, органической потребности в нем. Эта жесточайшая внутренняя борьба, в которой победа любого из двух начал дестабилизирует все общество и потому оказывается временной, является постоянной особенностью русской культуры и, вероятно, одной из фундаментальных движущих сил развития как ее, так и всего российского общества.
Ее происхождение исторически представляется достаточно очевидным.
С одной стороны, крестьянские хозяйства, в которых складывалась русская культура, с хозяйственной точки зрения были по-европейски самодостаточными, прекрасно могли обойтись без какой бы то ни было внешней помощи и были готовы поэтому стать первичной ячейкой, основой общества, как это произошло в развитых странах Европы.
С другой стороны, будучи самостоятельны внутренне, внешне эти же хозяйства были исключительно уязвимы, так как нападения кочевников и разбойников (которым большие пространства и растянутость транспортных путей давала намного больше шансов, чем в Европе), а затем и татаро-монгольское иго создавали необходимость их внешней защиты, были фактором постоянного принудительного объединения перед лицом внешних опасностей.
Принудительное внешнее объединение полностью свободных внутренне элементов — это и есть формула российского общества, наиболее четко выражающее движущее и развивающее ее органически присущее ей внутреннее противоречие.
Исключительно интересным и важным с практической точки зрения, хотя и, безусловно, частным проявлением этой особенности русской культуры является органическое, хотя и противоречивое сочетание ценностей конкуренции с солидарностью и коллективизмом как в группах, так и в отдельных личностях. Каждая организация, каждый коллектив, каждая неоформленная группа в российском обществе одновременно раздираются изнутри острейшей конкуренцией и являются скрепленным солидарностью монолитом в конкуренции с другими организациями, коллективами и группами. (В этом отношении исключительно интересна артель, являющаяся продуктом переноса в иные хозяйственные условия принципов крестьянской общины и представляющаяся органически соответствующей русской культуре исторической формой самоорганизации русского трудового процесса и российского общества в целом.)
Ситуация дополнительно усложняется тем, что один и тот же человек, как правило, является членом нескольких групп, которые конкурируют между собой, как минимум, за его силы и время. Это пространство сложно переплетенных и разнородных обязанностей, сфер ответственностей и конфликтов и образует социальную ткань российского общества, требующую от его члена постоянного принятия решений в условиях высокой неопределенности. Правда, решения эти принимаются, как правило, неосознанно и случайно, так как к осмысленному принятию и сознательной реализации своих собственных решений носитель русской культуры не приспособлен; ему значительно комфортнее плыть по течению, ситуативно реагируя, а лучше пассивно подчиняясь объективным обстоятельствам или, в крайнем случае, внешней воле.
Сочетание конкуренции и солидарности, делая общество внутреннее разнообразным, создает предпосылки для невиданной эффективности, но и предъявляет при этом весьма суровые требования к качеству управления, — значимость которого при этом многократно повышается из-за пассивности преобладающей части общества в «нормальных» обстоятельствах.

Терпение: соблазн и вызов

Легендарная пассивность носителей русской культуры, готовность терпеть до самой последней возможности, уклонение от открытого конфликта является не только следствием «власти пространств над русской душой» (в России, в отличие от Европы, редко «припирали к стенке» население, — почти всегда было куда бежать, и она расширялась именно за счет такого бегства) и наследием длительного жестокого угнетения. Важную роль в формировании этой черты играла и скудость ресурсов, крайне ограничивающая материальную базу любого сопротивления и тем самым делающая его исключительно рискованным, и европейское ощущение самоценности собственной личности и ценности своей жизни (рисковать которыми оказывалось значительно труднее, чем в слитно-роевых традиционных азиатских обществах). Терпение исторического русского и современного российского народов, продиктованное общей для них русской культурой, создает колоссальный соблазн и одновременно вызов любой системе управления. Она достаточно быстро обнаруживает, что управляемое ей общество прощает ей почти любые ошибки и притеснения и при этом почти не тратит сил (в силу не только пассивности, но и общей скудости ресурсов) не только на принуждение ее к нужным для него решениям, но и на простую обратную связь с нею. В результате у нее возникает ошибочное ощущение полной безнаказанности практически любого произвола по отношению к обществу, отлитое в начале 2000-х годов в классической формуле «Это быдло будет думать то, так и тогда, что, как и когда мы покажем ему по телевизору». Но это ловушка для системы управления в терпеливом обществе, которое остается для власти «вещью в себе». Практическая реализация этого ощущения ведет к подспудному нарастанию общественно недовольства, которое не проявляется в резкой и отчетливой форме до тех пор, пока не разряжается, — внезапно для правящей элиты и с крайней разрушительностью.

Разрушительность эта многократно усугубляется не только беспощадностью, но и точно зафиксированной тем же Пушкиным «бессмысленностью»: доведенное до крайности общество взрывается не осознанным и направленным на конкретные проблемы недостатки протестом, но принципиальным отказом подчиняться дискредитировавшей себя системе, в том числе и в тех сферах жизни, в которых она действовала разумно и никакого недовольства общества не вызывало.
Общим правилом является не только самоочевидное использование этого недовольства внешними конкурентами (от половцев до американцев), но и менее осознаваемое аналитиками неизбежное расслоение, внутреннее разделение и раздробление правящей элиты под действием обычно не осознаваемого ею весьма мощного «силового поля» растущего общественного недовольства. Это внутреннее раздробление управляющей системы и ее периферии многократно усугубляет разрушительность общественного взрыва (в том числе облегчением внешнего влияния), однако оно же обеспечивает управляющей системе необходимую гибкость и жизнеспособность, так как в ней еще до взрыва появляются не только идейные, но порой и организационные зачатки будущего, посткатастрофического устройства.
Принудительное внешнее объединение внутренне обособленных и самостоятельных единиц, вошедшее в плоть и кровь русской культуры, проявляется и как симбиоз ее носителя с государством, самоидентификация отдельной личности как части не только страны, но и государства, причем ее права воспринимаются как заведомо подчиненные интересам страны, воплощаемым в себе государством.
Симбиоз личности с государством, но не государства с личностьюГосударство воспринимается не как наемный управленец, но как ценность самостоятельная и высшая по отношению к обществу, которое оно скрепляет, спасает от опасностей и развивает.
Подобно тому, как глубоко религиозный человек, как правило, не является целостной, законченной личностью, так как добровольно делегирует часть своей личности на небеса, лишаясь тем самым этой части и суверенитета над собственной жизнью, — так и русский человек делегирует часть своего «Я», своего самоосознания государству и вообще «начальству», выступающему представителем и олицетворением последнего и устанавливаемых им порядков (даже в сугубо частных структурах).
Интересно, что сами слова «начальство» и «начальствовать», означающее буквально «давать начало», уже свидетельствует о непропорциональной роли всякого внешнего (относительно отдельно взятой личности) управления для россиян.
Симбиоз личности с государством исключительно важен для понимания практических особенностей нашей культуры.
Именно в этом заключается секрет колоссальной эффективности и жизнестойкости носителя русской культуры, действующего «заодно» со своим государством (в этих случаях, действительно, «нам нет преград ни в море, ни на суше»). Именно в этом заключается секрет его же полной беспомощности и неспособности даже к элементарной самоорганизации (русские — единственный народ мира, так и не создавший своей диаспоры в США) и самозащите в ситуациях «оставленности» государством, которые по своим трагическим последствиям напоминают последствия «богооставленности» для истово верующих. В ситуациях же, когда государство по тем или иным причинам становится врагом своего народа, носители русской культуры и вовсе оказываются абсолютно беспомощными до «последнего предела» (а порой и за ним); в этом одна из причин исключительно высокой роли инокультурных элементов в массовых (и особенно успешных) выступлениях против государства.
Ощущение государства, даже явно враждебного личности, тем не менее как «своего» — одна из самых поразительных особенностей русской культуры, носители которого с легкостью прощают руководителям страны (да и любым «начальникам») то, десятую долю чего они не прощают своим ближайшим родственникам и друзьям! Ярким проявлением этой особенности является привычка называть государство и чиновников словом «наши», которое в сочетании с площадной бранью в их адрес производит на следящего за смыслом произносимых слов слушателя поистине глубокое впечатление. Выражение «наши мерзавцы совсем обнаглели» в России никому не режет ухо.
Слитность, неразделенность личности с государством обуславливает среди прочего и объективную безнадежность пересаживания на российскую почву западных демократических институтов (и всех остальных институтов, основанных на отделенности личности от государства и от другой личности).
Отношение к труду: «сверхзадача», мотивация, «русский способ производства»Особенностью русской культуры является органическая неспособность ее носителя существовать без «сверхзадачи», без некоей цели, возвышающейся далеко над его повседневным существованием и придающей этому существованию философский смысл.
Если обращаться к известной притче, носитель русской культуры органически не способен не только «таскать эти треклятые камни», но даже и «зарабатывать на жизнь своей семье» — по-настоящему хорошо он может только «строить Руанский собор».
Потребность в «сверхзадаче» вместе с тягой к «справедливости» сформировали в рамках русской культуры весьма специфический тип трудовой мотивации, ориентированной на деньги лишь как символ этой справедливости.
Поэтому голое стимулирование работника рублем, что доказала вся практика последнего двадцатилетия (да и многие эксперименты с «хозрасчетом»), оказывается совершенно недостаточным, что многократно усложняет задачу системы управления. Простое для нее материальное стимулирование оказывается эффективным лишь при наличии внятно осознаваемой «сверхзадачи» (поэтому политические пропагандисты, а до них священники выполняли, по сути, непосредственно производственную функцию), но самое главное — его безусловная вторичность по сравнению с одобрением окружающих, являющимся непосредственным доказательством «справедливости» тех или иных действий одобряемого.
Практическим источником такой зависимости от мнения коллег по работе (равно как и общее для россиян стремление к «миру и согласию», пусть даже в ущерб собственным интересам) является соседский характер российской общины и в целом сельской жизни. Грубо говоря, ставший врагом сосед легко может сжечь ваш дом, тем самым уничтожив ваше благосостояние и пустив вас по миру, — поэтому с ним лучше ладить. Тысячелетняя жизнь в условиях практической реализации этой «доктрины гарантированного взаимоуничтожения», безусловно, наложила огромный отпечаток на русский национальный характер, — но как минимум не меньшее влияние на формирование трудовой мотивации наложила все же экзистенциальная тяга к справедливости.
Важной особенностью русской культуры, выявленной в начале ХХ века зарубежными социологами и впечатлившей их до такой степени, что они ввели термин «русский способ производства», является склонность к штучной уникальной работе, но не массовой монотонной. Это связано и с органической потребностью в «сверхзадаче», с идеей которой монотонная простая работа связывается намного труднее, чем с «подковыванием блохи», и к индивидуальному ремесленничеству крестьян (во время зимы или при отпуске «на оборок»).
Таким образом, еще до появления конвейера была выявлена неприспособленность к нему русской культуры: выполнять монотонные однородные операции просто скучно, и поэтому наша страна делала прекрасные сложные машины (вроде боевых самолетов) и хронически не справлялась с более массовым и более простым производством (условно говоря, штамповкой).
Интересно, что бригадный подряд (вводимый в 70-е годы не только в нашей стране, но и, например, в Японии и США), позволяя уйти от конвейера и расширить сферу компетенций каждого работника, сделав его труд более творческим (или хотя бы менее монотонным), соответствовал объективным потребностям русской культуры. При бригадном подряде характер труда приближался к традиционному для нас артельному.
«Русский способ производства» при правильном использовании выведет российское общество из положения заведомо непосильной для него конкуренции с Китаем (ибо мы как работники всегда будем стоить дороже и всегда будем менее организованными и трудолюбивыми) в положение гармонического дополнения его. Ведь культура Юго-Восточной Азии идеально соответствует потребностям именно конвейерного производства, — а русская культура позволяет развивать производство более сложных, «штучных» изделий.
Наши главные враги: боязнь счастья и авральностьКонечно, говоря о в целом позитивных особенностях нашей культуры (равно как и о сочетающих в себе позитивные и негативные последствия для общественного развития), нельзя закрывать глаза и на её, безусловно, вредные черты, на протяжении как минимум столетий мешающие нам нормально жить и развиваться.
Самая главный, едва ли не фатальный порок носителей русской культуры — боязнь счастья и инстинктивное бегство от него как от греха, неумение и, главное, искреннее нежелание любить себя и принимать себя такими, какими они являются. Это качество является прекрасным стимулом как для личного самосовершенствования, так и (при грамотном использовании со стороны управляющих систем) для общественной модернизации, однако оно же обрекает значительную часть народа на хроническое неблагополучие, как материальное, так и в первую очередь психологическое, которое, проявляясь в значительных масштабах, подрывает конкурентоспособность общества.
Названное выше уклонение от конфликта до последней черты, по достижении которой следует неожиданный для привыкшего к отсутствию сопротивления взрыв, в тактическом плане удобно для управляющей системы, но в стратегическом плане является колоссальной проблемой. Именно эта черта вкупе с получением нефтедолларов стала причиной окончательного отказа от построения в Советском Союзе общества массового потребления, — отказа, который и привел к его краху.
Несмотря на индустриализацию (и даже информатизацию), русская культура, российский образ жизни по своей природе остались глубоко сельскохозяйственными. Это проявляется не только в традиционных катастрофах и принятии стратегических решений в августе, не только в осеннем всплеске свадеб даже в крупных городах.
Крестьянин, подчиняясь естественной смене времен года, привыкает уже хотя бы в силу только этого к «внешнему управлению» — и весьма естественно переходит от подчинения природным силам к подчинению силам общественным (и даже иностранным).
Однако главное проявление сельского характера русской культуры — авральный, крайне неравномерный характер как труда, так и всей жизни в целом. Крестьянин привык, что периоды исключительно интенсивной работы (на посевной и особенно на уборке урожая, когда «один день год кормит») перемежаются с длительными периодами хронического безделья (например, зимой). В результате добросовестное планирование на любом уровне в нашей стране вынуждено учитывать, что трудовой цикл начинается с длительного периода раскачки, за которым следует нормальная работа «в охотку», сменяющаяся диким авралом, в ходе которого могут быть как значительно перевыполнены первоначальные задания, так и разрушено все, что можно разрушить, — от оборудования до человеческих отношений.
Однако внятный учет этой и других особенностей русской культуры позволяет, как многократно показывала практика, добиваться непредставимых для иных культур, поистине фантастических результатов. Но опять же это предъявляет особые требования к системе управления, которая должна быть не столько «сильной», сколько «умной».

Комментарии

Александр К новой гуманной, российской нации  

В РФ стихийно формируется новая российская нация. Нужно, чтоб это было: 1)гуманистическое формирование и 2)с ясной целью гуманной нации.

Андрей Логунов (Хабаровск):  

Странное дело выходит. Когда я, русский, находясь в своей стране, в которой 70% людей таких же как я, начинаю обсуждать национальную тематику, например, роль других этносов в истории России, их происхождение, современное положение дел, новейшие исследования в области генетики, меня сразу же одергивают, начинают дискредитировать, обзываясь и ругаясь, а мои аргументы сходу определяют как антисемитские, антинаучные и бог весть какие, а на некоторых сайтах, таких как odnako.org просто банят. Раз так происходит, то выводы следующие:
— русскоцентричные взгляды не приветствуются
— СМИ находятся в руках антирусски настроенных людей
— призывы вести полемику в рамках правил имеют двойное дно.

Заявляю вполне ответственно: сайт odnako.org — антирусский. А данные по ДНК-хронологии взяты из научных источников, находящихся в открытом доступе в инете.

Odysseus Na schet demokratii:  

Sama po sebe ideya demokratii ne plohaya, no kak i lubaya drugaya forma pravleniya nuzdayetsya v napravlayuschei sile, to yest’ v nalichii chetkih zakonov! A to, chto tak uporno segodnya hotyat vpihnut’ russkim pod nazvaniyem demokratii — chistoi vody anarhiya, bezzakoniye, kogda zakon tol’ko dlya teh, u kogo milliony, chtoby otakupitsya ot suda! I v evrope toze net demokratii kak ne bylo sitsializma v soyuze sovetov! Zapad ludshe tolko tem, chto u nih yest sredniy klass! Imenno poetomu mnogiye begut spravedlivo na zapad ponimaya, chto v Rossii ih bezzastenchivo grabyat!

Все написано правильно. С одной стороны наш народ готов «понять и простить» (ТМ) любого: хоть немца, хоть француза, хоть еврея. И без разницы что он/они до этого вытворяли. С другой стороны мы хронически готовы порвать друг другу глотки из-за чепухи. Общий уровень обоюдной ненависти зашкаливает. Это и разрывает русскую общность на ошметки, на атомы.
Раньше весь этот хаос сдерживало Православие. Та самая наднациональная сверх идея, которая заставляла кривичей и полян жить бок о бок и душить в себе эту гнусь ради общей глобальной и в тоже время индивидуальной цели. Сейчас дефакто Православие пало. Сдерживающих факторов нет. Понеслась.
Как обычно — выход из сложившейся ситуации только один: жесточайшее закручивание гаек, но для всех. Без исключения. Но это не самая главная проблема.
Что делать потом — вот это проблема. Долго держать гайки закрученными нельзя — Боливар не выдержит. Или сдохнет надорвавшись или будет еще более лютый бунт.
А как только открутишь — полезут худшие качества моего народа.
Держать систему в точке равновесия не возможно благодаря хаотичности российского бытия и как => управления, что блестяще вами описано.
Я не знаю решения этой проблемы.
Частичным решением было бы выведение человека 2.0, то чего хотели сделать при коммунизме. См. советскую фантастику.
Пока мы не убьем в себе и каждом — жлоба — все остальное бессмысленно. Раз за разом на одни и те же грабли.

Tasmanianangel Интересно:  

Вы достаточно полно описали проявления русской культуры, но не их генезис. Однако предлагаемые вами подходы вряд ли обеспечат ее выживание. Они как раз и привели туда, где Россия находится сейчас.
Думаю не уходить надо от западной демократии, а подобно Ататюрку создавать систему, к которой общество силой загнано в некомфортные для него условия западной демократии, и вынуждено привыкать и адаптироваться.

Русов, по духу практически невидно. «Кулаков» видно в избытке. «Бандеровцев» (казачков засланых) видно в избытке. «Русские» по крови, тоже вроде есть. А вот людей с русским духом! практически не видно. Где же они?
Важен не сам способ производства, а люди и их дух, создающих это производство. Т.е. проблема не в способе сейчас, а в том, что народ в целом стремиться к биомассе.

Андрей Логунов Про татаро-монгольское иго:  

Придется внести небольшой диссонанс в достаточно гармоничную картину нарисованную в статье. Ученые ДНК-хронологи утверждают (Клесов, Тюрин, пр.), что русский народ в своей массе относится к трём генетическим маркерам (гаплогруппам) — R1a1, N1c и I2a, а восточно славянский набор генетических маркеров (R1a1), которого у русских до 55%, пронизывает практически все народы Европы, включая норвежцев (23%), шведов (17%), немцев (12%), ашкенази (до 35-51%!!) (это евреи, по-видимому, потомки славян и хазар, жившие в Европе и говорящие на Идиш), татар (до 38%) и Индию (высшая каста брахманов, до 45%), Афганистан (пуштуны , 44%) и пр. Остальная часть маркеров у нас от северных (N1c1, 14-36%, в другой терминологии — финно-угорские народы, принявшие русскую культуру и говорящие на русском) и южных славян (I2a, 22%). Но что самое поразительное, у русских и татар нет монгольского набора маркеров под литерой С! А профессор А.Клесов, русский ученый, работающий в Великобритании, вполне определенно называет набор маркеров R1a1 арийским и предлагает заменить термин «индоевропейский» на «арийский». Из индийских летописей известно, что племена с севера, которые основали высшую касту Брахманов, называли себя ариями. Предварительные выводы по генетическим данным в работах Тюрина следующие: татарки являются ближайшими родственницами восточных славянок; мужчины татары являются ближайшими родственниками северных русских; татары в целом — это типичная популяция Северной Европы. Никаких генетических особенностей татар, отличающих их от русских и народов Волго-Уральского региона, не просматривается. Генетический портрет «титульной нации» Золотой Орды был идентичен генетическому портрету современных татар и русских.
Так было ли иго?? Если русские, украинцы, белорусы, татары имеют схожий набор генетических маркеров, и монгольский набор маркеров у них отсутствует, то следует однозначный вывод, что татаро-монгольское порабощение — это миф, мы НИКОГДА не были завоеваны, в отличие от той же Европы, где восточно-славянский маркер R1a1 отмечен практически у всех народов.

Сергей Русский народ и системная динамика:  

С удовольствием прочитал статью. Хотелось бы почитать цикл статей автора культурной направлености, «Будет ли в России революция вместо демократии», «Есть ли основания для культурной революции в России», «Артель и социальное предпринимательство — культурный фактор», «Влияние кризисов на русскую культуру».

§

Сегодня в сети и на некоторых СМИ широко цитируется пост http://immoralist.livejournal.com/1475402.html

Краткое содержание: Есть интеллигенция, или ее аналог, которому важны свободы, права и чувство собственного достоинства, и есть работяги и люмпены, основная часть населения, которой важно уметь прожить «на зарплату продавца в ларьке». И не надо первым лезть ко вторым с просвещением, дружбой и советами. Это разные миры, живите отдельно, и их не соединить.

Вчера я прочитал, и сначала, больше согласился, чем нет. Потому что действительно, у меня много знакомых из второй части общества, и все разговоры с ними, сложнее цен на пиво, заводят в никуда. Как только что-то касается слов инициатива, права, справедливость и т.д., начинается необратимая разница в подходах. Я хочу, чтобы не было путиноидов, пилящих страну, а они, в основном, хотят просто встать в их ряды и самим стать новым дворянством. Или просто голову в песок и мол, от нас ничего не зависит, бла-бла-бла. И, несмотря на то, что они тоже поливают Путина, Едро и всю вертикаль, пока я не придумал путей диалога, чтобы эти люди стали конструктивной политической силой. И не факт, что такая сила не утопит потом все в крови, как в 1917ом. Но что-то смущало, и это что-то сегодня материализовалось в данный пост.

Итак, первое. А как можно жить с такими людьми параллельно? Возможно, в Москве это реально при высоких доходах, потому что там уже есть целый пласт вип-сервиса, где ты никогда не увидишь невежливого человека без маникюра и с запахом пота. Но в провинции даже с очень высоким доходом ты все равно будешь в той инфраструктуре, включая и человеческую косность, серость и глупость. А ведь большое количество, так называемой интеллигенции, врачи, учителя, инженеры, ученые, исследователи и т.д.., не имеют высоких доходов, но имеют собственное достоинство и желание его отстаивать. Как им не пересекаться с продавцами, чиновниками, гаишниками, водителями, паркующимися на тротуаре и т.д… Поэтому, соприкасаться с ними придется в любом случае, и это как человеку 21 века выходить из дома и оказываться в средневековье с дерьмом на улицах, вшами в головах, и пьяными попами, жгущими научные книги. В любом случае включается либо брезгливость и желание уехать, либо желание проповедовать и изменить мир. А если уезжать не хочется? Или нельзя, здесь тяжелые родственники или другие обязательств а?

Второе. В каждом обществе есть 10% прогрессивных людей и 90% косной массы, которая всего боится, инертна, глупа и т.д.. И в нормальных обществах, которые думают о будущем и хотят развиваться вперед, а не назад, на эти 10% делается ставка. Рынок, наука и искусство, которые поддерживает или не мешает государство, создают социальные лифты, которые выводят этих талантов вверх. В этом заинтересованы все — и общество, получающее новые идеи, и бизнес, получающий на этих идеях доходы, и государство, становящееся более конкурентным за счет технологий и интеллекта. И эти социальные лифты выталкивают в истеблишмент умных, инициативных, честных, работоспособных, креативных, небезразличных, что, в свою очередь, двигает общество вперед. У нас же социальный лифт связан не с силой личности, а с глубиной отсоса. Или родне, или системе, или криминалу. Поэтому в истеблишменте у нас гэбэшники и попы, а не ученые, технологи, гении и мудрецы. Просто модель взаимодействия разных частей перевернута с ног на голову, лишь бы Путину усидеть еще пару лети дать друзьям допилить остатки страны.

Третье. Если эти части общества не интегрировать, то разница между ними будет расти. В итоге разница в потенциалов станет критической и произойдет реакция, искра, как было после Первой мировой войны, и чем воспользовались большевики. Эти 90%, точнее их представители, вошли в дворцы Питера, насиловали все, что движется, срали и плевали в амфоры и китайский фарфор, вытирали задницу картинами Эрмитажа, топили в Неве офицеров, аристократию и попов, не разбирая кто есть кто. Просто от осознания собственного рабства, которое спало и теперь можно все. Но не позитивное, а такое всё, которое может родить их недалекая душа. А недалекая она, потому что контакта между частями общества не было.

Есть и еще пункты, по которым в этом посте можно найти неувязочки. Например, безопасность, когда ты не знаешь, кто строил и кто принимал мост, по которому ты идешь. Или вымирание населения, где лучшая часть общества рожает меньше детей, чем окраины, Кавказ, пьяные люмпены и т.д… То есть, эти 10 процентов и так сокращаются, и кризис персоналий уже виден не только во власти, но и в оппозиции. И это следствие такой фильтрации, лучшие, кто уже не может выдерживать, уезжают, остальные плодятся, понижая айкью следующих поколений.

Что же получается? Либо автор поста тролль, желающий вызвать полемику умной части сети. Либо это кремлевская заказуха, чтобы «рассерженные горожане» перестали вовлекать работяг, пенсионеров и провинцию в политический процесс и в становление гражданского общества. Либо автор недалекий человек, что, судя по слогу, маловероятно. Выводы делайте сами. Константин Ворон

Без веры верующие
Социологи считают российское общество нерелигиозным

Подавляющее большинство россиян считают себя верующими, связывая веру с православием или иной религией, но российское общество целом остается нерелигиозным. К таким выводам по итогам опросов приходят эксперты ведущих социологических служб.

По данным ВЦИОМа, россияне признают влияние церкви на внутреннюю и международную политику, на духовно-нравственное состояние общества. Но менее всего, судя по опросам, церковь влияет на личную жизнь граждан (см. график). Влияние церкви на внутреннюю политику в разной степени ощущают порядка 50% опрошенных. 75% уверены, что церковь должна оставаться вне политики. И лишь 16-17% допускают активное участие религиозных институтов в общественной и политической жизни.

Когда граждан спрашивают о религиозной принадлежности, то порядка 80% называют себя православными. Но воцерквлены, как выяснил «Левада-центр», 14-15%. Тех, кто ходит в церковь каждую неделю,— 7%. А таких, кто регулярно, хотя бы раз месяц, принимает причастие,— не более 5%. Причем, среди тех, кто ходит в церковь, немало таких, которых сами церковные служители называют «захожане». «Люди приходят не на службу или литургию, а только затем, чтобы поставить свечку»,— пояснила «Ъ» ведущий научный сотрудник «Левада-центра» Наталья Зоркая. За последние 20 лет, по ее словам, никак не изменилась, оставаясь на уровне 10-15%, доля тех, в сознании которых проросли бы «главные религиозные представления о вечной жизни, спасении души, о царстве небесном». Да и по части соблюдения обрядов общество не проявляет особого энтузиазма: «Среди тех, кто состоит в браке, венчаны лишь 9%».

Подобное отношение к церкви и к религии связаны не с клерикализацией общества, считает госпожа Зоркая. Это лишь подчеркивает «дефицит национальной идентичности в современном позитивном смысле слова». Дефицит восполняется «этнорелигиозной традиционной идентификацией: русский — значит, православный». Кроме того, «для части граждан чувство принадлежности к православной церкви заменяет чувства гражданина, особенно когда им приходится противостоять государству, попирающему их права». Плюс «власть заигрывает с церковью, используя ее для дополнительной легитимации».

В результате приверженцев религии — подавляющее большинство населения, но «общество остается безрелигиозным». На самом деле в этом проявляется «постсоветский кризис ценностей», на фоне которого возникают вполне серьезные основания для беспокойства за судьбу светского государства. К примеру, общество без особых возражений приняло введение курса религиозной этики в школах. И не потому, что оно религиозно, считает Наталья Зоркая, а по «советской привычке перекладывать с семьи на школу проблемы любого воспитания — хоть духовного, хоть сексуального». Лишь малая группа людей осознает, что «это движение в сторону клерикализации».

Виктор Хамраев

§

1.Объективные: а) мировой глобальный (экономический, политический, социальный и идеологический) кризис по форме требует национального реагирования (закрытия), а по содержанию на переход от индустриального в информационное, интеллектуальное общество и к новой гуманистической идеологии и политике старые, традиционные, идейно- политические подходы «национализируются», даже интернациональный коммунизм; б) общее отставание современной России от западных более развитых демократических стран ( хорошо показывает ИРЧП: у путинской стабилизации это = минус 30 позиций, 65 место в мире из 230 стран, у Кировской области сохраняющееся 60-е место из 84 субъектов РФ). Российский современный авторитаризм- бюрократизм рождает не национально особенные, а национально ограниченные (адекватно органичные) идеологии: «суверенную демократию» (она не сработала) и теперь «российский консерватизм» (который маловероятно сработает); в) тенденция сокращения «чистокровных» русских в стране и наоборот увеличение нерусских, в т. ч., более успешных бизнесменов (Абрамович) и криминальных, теперь почти легальных «авторитетов», увеличение разных национальных диспропорций, в т. ч., миграционной, отсюда ДПНИ и т.п. националистические «цветочки».

2.Субъективные: а) больное постсоветское («ностальжи», великодержавное, реваншистское) и русское (расколотое, растерянное) национальное самосознание и самопознание в переходе к общероссийскому (постсоветского населения в российский народ) рождает разные формы реакционного национализма, в т. ч., парадоксального, типа скинхэдов («сон разума порождает чудовищ»); б) отсутствие демократических традиций и опыта у лидеров и народа, неразвитость гуманистической политологии и политической культуры в стране приводят к обезъяничанию у «Запада», что неизбежно вызывает тоже обезьянную националистическую преувеличенную реакцию (на русофобию — ксенофобия); в) наличие широкой социальной базы национализма – бюрократии («элиты»): для нее демократизация -гуманизация — реальная угроза во всем её завышенном статусе. Бюрократия, особенно местная, местячковая, в т.ч., кировская — это источник и инициатор разных националистических видов в своих корыстных, узких, главное, сохранение власти, интересов. В Кировской области яркий пример Добровольских: язычника- отца и главы района- сына. Не отсюда ли не любовь и предвзятость местных властей к радикальным антифашистам?

Политические опасности и уровень националистической реакции находятся в вилке от min- тормоза прогресса (до регресса нацизма слабы потенции, и время не то, и народ – интернационален) до max- ступеньки к нацизму (дудаевская Чечня, не единичные убийства «нерусских» и многочисленная бытовая ксенофобия, также великодержавный неосталинизм). Кировский националистический уровень равен среднероссийскому (условия и факты с добавкой кировского сталинизма).

В существующем российском и кировском положении (при статус- кво, без реакции профилактического ответа на реакцию) национализм будет расти и множиться в видах. Гуманно-патриотическая народная альтернативная тенденция стихийна, не идеологична, слабо организована (пример «вятизации»- возвращения имени городу и области. К слову, от Кирова остались многие шовинистические тени, в т. ч., военное установление большевистской власти на Кавказе взамен национальных республик. И не случайно там многочисленные названия «Киров» заменены нормально национальными). Профилактика власти не достаточна (общие социальные корни и недооценка опасности детских игр с огнем, почти как в кайзеровской Германии, например, введение сверху нового государственного пронационалистического праздника — Дня народного единства взамен даты Октябрьской социалистической революции или использование популистско – националистического, у которого мать- русская, а отец- юрист, Жириновского с ЛДПР в борьбе с коммунизмом. А сейчас его власть перестала поддерживать и получила реакционную смычку элдэпээровцев с капээрэфниками .Но, конечно, до фюрера ВВЖ уже не дорос).

Еще про залог:  Право пожизненного наследуемого владения земельным участком – что такое ПВН на землю

В целом государственная и общественная работа по разоблачению национализма- нацизма, в том числе сталинского малоэффективна и непрофилактична, противоречива и не прогрессивна: взаимозамена шила консерватизма на мыло капитализма, которые являются идейно-политическими основаниями 20-го века. Необходим патриотический гуманизм 21-го столетия. И он нами разрабатывается (проект «Гуманистическая альтернатива России»).

В качестве вывода:что такое современный русский национализм?В многонациональной(180 наций и народностей) России в условиях перехода постсоветского населения в новый российский народ ( кировского — в вятский ) это опасная консервная националистическая болезнь и детище «русской» бюрократии и «новых русских» разнопланового агрессивного характера и вида (от теневого «российского консерватизма» через «бедных русских» до русского скинхэдства- нацизма и ксенофобии) защиты национальной русской (исторически вчерашней) особости, исключительности и превосходства (самозащиты в итоге) против сегодняшних глобализации и космополитизма и завтрашнего интеллектуализма- гуманизма.

Нет такого понятия «рашка»

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯkasanof

Мы живем в динамично меняющемся мире. Подумать только, еще год назад многие темы, которые сейчас считаются актуальными, ходовыми и стоят на повестке дня были совершенно не известны или обсуждаемы очень в очень узких кругах. Вместе с миром вокруг меняется и терминология, язык, мировоззрение, в обиход вводятся новые слова и понятия. Очень часто применительно к стране, в которой я родился, вырос, живу, надеюсь, буду жить, я слышу такое слово как «рашка». Употребляется оно обычно в таких речевых конструкциях как «пора валить из рашки», «чего вы хотите это ж рашка», «рашка-парашка» и т.д.

Мне противно и больно, когда я читаю это слово или даже слышу его. Противно и больно. Мне кажется, оно укоренилось в нашем сознании в последний год, особенно с прошлого декабря, когда наше общество начало стремительно делиться по политическим мотивам. Однако с моей точки зрения, никакая политическая позиция не позволяет называть свою страну таким позорным и отвратительным словом. Если конечно Вы не конченый русофоб, но это уже совсем другая история.

Вы, конечно, можете сказать, что я, как говорится, «раздуваю из мухи слона». Мало ли кто и что говорит, ну рашка и рашка. Но на самом деле все не так просто и нам стоит серьезно призадуматься. Ведь от нашего отношения к месту, где мы живем, работаем, воспитываем детей, к Родине, как большой, так и малой очень многое зависит. То есть, если ты относишься к ней как к «рашке», как к чему-то грязному, вонючему, отвратительному, к сборищу отрицательных, неопрятных людей с водкой и селедкой в руках, то едва ли можно ожидать тебя каких-то благих намерений и свершений на этой земле. Ты уже просто не воспринимаешь ее своей, не чувствуешь себя соединенным с ней единым целым, одним большим механизмом, в котором некоторые детали могут ломаться или скрипеть, но без всех их невозможна его работа.

В твиттере на этой неделе я провел небольшой опрос по поводу того, является ли термин «рашка» оскорбительным. Многие соглашались со мной, а один молодой человек написал «Путинская-рашка, а Родина – Россия». В связи с этим, я вспомнил, что однажды был на творческом вечере одного популярного на истфаке ВятГГУ преподавателя. Он вошел в зал, увидел небольшую тумбу, накрытую красным полотном. На куске материи стоял граненый стакан водки, огурец и бюст какого-то из классиков. Преподаватель ухмыльнулся и изрек: «Это что образ путинской России?». Было это года 4 назад. За прошедшее с тех пор время «путинская Россия» превратилась в «путинскую рашку». Понятно, что недовольство, неприязнь, переходящая в ненависть лично к Путину, проецируется и на страну в целом. Допустим, Путин не идеален и к нему действительно есть ряд претензий, у кого-то их больше, у кого-то меньше. С этим невозможно не согласиться. Но чем виновата наша страна? Что случилось в сознании людей, что за короткий срок «Россия» скукожилось до неприглядной и отвратительной «рашки», откуда многим хочется свалить или забыться в пабе при просмотре канала «Дождь»? С моей точки зрения, (конечно не претендующей на объективность) сыграла свою роль именно политическая протестная составляющая. Говоря просто – русофобская либеральная пропаганда.

В этой связи вспоминается недавняя история, когда Антона ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯdolboeb Носика, который, как известно, давно и осмысленно находится в оппозиции, и не скрывает своих взглядов, в Кремле наградил по какому-то поводу медалью лично президент В.В. Путин. В ответ на это руководитель консервативно-центристкого интернет-канала Russia.ру Константин Рыков написал у себя в твиттере, что это оскорбление для всех патриотов. Получается, что те, кто за существующую политическую систему – патриоты, а те, кто против – нет. Но вот тут и кроется ошибка, какая-то подмена понятий. Потому, что патриот это не тот, кто поддерживает какого-либо политического лидера, а тот, кто любит, уважает свою страну и готов работать во благо ее и лично своей семьи. Патриот – это не политическое, а мировоззренческое понятие, это некая непреходящая ценность, универсальная для всех поколений и слоев общества.

Алексей ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯa_malysheff Малышев написал статью на тему патриотизма, которая мне очень понравилась и с большинством тезисов я согласен. Но особенно с тем, что патриотизм — это в первую очередь ответственность перед следующими поколениями за то, что мы оставим им в наследство. Но если мы, взрослые люди, думающие, активные россияне формируем такую повестку дня, такую систему ценностей, в которой наша страна представляет из себя какую-то там «рашку», то, что останется грядущим далее поколениям? Ключ к патриотизму, к созиданию, к взаимному пониманию, к консолидации общества лежит, на мой взгляд, именно в уважении к своей собственной стране. Элементарном уважении, это вроде бы очень просто. Но на практике невероятно тяжело. Да, в стране может быть много проблем, не все прекрасно, но идеальных моделей приемлемых для всех не бывает. Это фикция, мечты, грезы. В одночасье добиться желаемого невозможно. Такого не было и не будет. Мы живем в реальном мире и нужно понимать, что гражданское общество, цивилизованная модель отношений строится по кирпичикам. Это как долгострой: меняются подрядчики, рабочие, прорабы, но здание все равно строится. Но если здание будет называться каким-то отвратительным словом с уничижительным оттенком, то построится, скорее всего, совсем не то, что задумывали.

Народное единство трещит по швам

Во многом это делается усилиями властей

На этих выходных Россия в очередной раз отметила праздник «народного единства», но сделала это в состоянии куда менее едином, чем прежде. За последний год масса проблем, ранее не казавшихся значительными, перешли в разряд первоочередных и становится ясно, что при том уровне компетентности, который существует в российских политических элитах, они могут с легкостью превратиться во взрывоопасные.

Россия — страна многонациональная и многоконфессиональная. Политика России в значительной мере одномерная в национальном и религиозном отношении.

В 1990-е годы православная церковь стала институтом, вызывающим у граждан наибольшее доверие. Не столько потому, что она была святой и безгрешной, сколько оттого, что все вокруг было слишком порочно и грязно.

В 2000-е Россия, встающая с колен, в первый раз за многие годы задумалась о своей идентичности, и следствием стал ренессанс национальных чувств, во многом вызванный сомнительным ощущением превосходства над представителями многих других народов, населяющих нашу страну.

Власть сочла православие своим союзником, а национализм — аналогом новой объединяющей идеи. Церковь получила большие экономические привилегии и значительную собственность; организации, так или иначе зависевшие от правительства Москвы, стали «добровольно» перечислять миллионы на чудовищный новодел — храм Христа Спасителя — со всеми его автомойками и лавочками; потом началось введение уроков религиозного воспитания в школах, призывы патриарха голосовать за всем известного кандидата в президенты и подмена статей Уголовного кодекса выдержками из решений Трулльского собора. Националисты были вознаграждены праздником 4 ноября, демонстративно заменившим 7 ноября с его интернационально-коммунистическим подтекстом; «русскими маршами»; популяризацией идей «русскаго мiра» и усилением риторики враждебности остальному миру в российском внешнеполитическом дискурсе.

Этот выбор представляется ошибочным по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, церковь в новой России имела относительно высокий моральный авторитет не потому, что наш народ очень богобоязнен (соблюдают православную обрядность и регулярно ходят в храм не более 2% граждан), а потому, что ее долгое время считали гонимой государством общностью. До 70% населения относились к церкви позитивно или умеренно позитивно; сомневающихся было не более 20–25%. Однако когда стало понятно, что Московский патриархат — это не более чем ОАО «РПЦ», в котором 50% 1 акция принадлежат Администрации Президента, оппоненты растущего влияния церкви в обществе серьезно радикализировались. Судя по всему, процесс этот будет иметь продолжение, и церковникам их союз с властью сулит больше неприятностей, чем выгод. Национализм в России также никогда не был в чести — даже последние исследования Центра стратегических разработок указывают, что большинство граждан опасаются националистов, понимая, что политических проблем они не решат, а вот обострить социальные могут очень даже успешно. И по мере того как этот скепсис растет, власть продолжает привечать националистов и допускать «русские марши» в самый центр Москвы. Дальнейшее развитие данных трендов рискует превратить в глазах значительной части общества священников в мракобесов, а сторонников русской идентичности — в фашистов. В итоге институт и идея, имевшие «объединительный» потенциал, станут фактором разобщенности.

Во-вторых, и это намного опаснее, «огосударствление» одной религии и идеологии не может не вызвать контрреакции со стороны других конфессий и национальных идеологем. Патриарх Кирилл, будучи митрополитом Смоленским и Калининградским, в 2002 г. заявил: «Мы должны вообще забыть расхожий термин „многоконфессиональная страна“: Россия — это православная страна с национальными и религиозными меньшинствами». Но эти меньшинства не так уж и малочисленны, и не следует ждать, что они не будут себя проявлять. Сейчас часто выражается недовольство тем, что в Курбан-байрам московские мусульмане, собираясь вокруг своей соборной мечети, мешают движению транспорта в районе проспекта Мира. А никому не мешали десятитысячные очереди к Покрову Богородицы, на неделю парализовавшие жизнь всего района Хамовники? И если московские власти намерены возвести в столице 200 храмов «шаговой доступности», у них не может быть аргументов против строительства 40–50 новых мечетей, так как от пятой части до четверти постоянно проживающих в столице жителей не являются христианами. А уж если наши попы хотят запрещать постановки пьес из-за их «антиправославной» направленности и учить детей в школах христианской духовности, то можно не сомневаться, что в южных республиках страны скоро появятся мусульманские дресс-коды, законы шариата заменят Конституцию, а из школ будут выходить такие же специалисты по исламу, каких сейчас готовят разве что в медресе. И, что характерно, у радетелей религиозных ценностей и национальных идентичностей не будет никакого морального права осуждать эти явления и тенденции.

На протяжении 70 лет Советский Союз был одной из самых могущественных империй. Чем была обусловлена его сила? Среди многих других факторов нельзя не заметить двух обстоятельств.

С одной стороны, в стране существовала мощная идеологема интернационализма, а позднее — идея «новой исторической общности людей», советского народа. В борьбе с фашизмом советские люди боролись именно с идеологией национальной исключительности, которая в тот момент угрожала существованию всей нашей страны. Наша победа была не только победой России над Германией, но и победой нового общества над уродливым пережитком прошлых веков. Успешность империи зависит от того, в какой степени ведущий народ способен создавать у периферийных ощущение уважения их обычаев и готовности на словах отказаться от манифестации собственной исключительности. До поры до времени в советском обществе это делалось отлично. Но потом мы задумались о «русскости» — и вскоре после того как российские коммунисты создали Компартию РСФСР, развалилась вся политическая конструкция Советского Союза. Мы не хотим извлечь никаких уроков?

С другой стороны, Советский Союз был официально атеистической страной. И я думаю, что только подавление религиозных практик позволило СССР просуществовать почти три четверти века. Комиссары в Советской Армии оказались более действенными в годы Великой Отечественной войны, чем попы в годы Первой мировой. Сегодня же мы хотим на основе православия утвердить религиозный мир в многонациональной и многоконфессиональной стране.

Мы всерьез верим в такую возможность?

На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Но хочется привести одно интересное замечание, которое я нашел в книге моего коллеги и друга, также колумниста «Московского комсомольца». Этот проницательный джентльмен проанализировал священные тексты Ветхого и Нового заветов на предмет упоминания в них частей и органов тела, а также физиологических процессов человека. Статистика поражает: единственным человеческим органом, ни разу не упомянутым в Библии, является… мозг. И мне порой кажется, что в нашей жизни он занимает не больше места, чем в этой священной книге. Возможно, здесь-то и скрыто объяснение происходящему.

§

Кировская область входит в число самых алкоголизированных регионов России. С диагнозом «алкогольная зависимость» состоит на учете около 30 тыс. человек или 2191 (более 2х тысяч человек) на 100 тыс. населения (в Приволжском федеральном округе – 1636,9, эта цифра составляет немногим более 1600) в России – 1486 (чуть менее 1500 тысяч). Ежегодно в области регистрируется более 1000 случаев отравления алкоголем и его суррогатами.

В структуре смертности от последствий внешних причин в Кировской области 18,6% (почти 19%) приходится на смертность от алкогольных отравлений, 21,2% (более 20%) — на смертность от самоубийств, 10,8% — на смертность в результате дорожно-транспортных происшествий, 7,4% — на смертность от убийств, 42,0% — на смертность от прочих несчастных случаев, отравлений и травм. При этом большинство этих смертей связаны с употреблением алкоголя.

Особенностями алкоголизма в Кировской области, по мнению экспертов, являются:

· Высокая популярность алкоголя среди сельского населения;

· Пивной алкоголизм;

· Снижение возраста первой пробы алкоголя;

· Низкий уровень развития области способствует увеличению числа алкозависимых людей;

· Употребление спиртосодержащих жидкостей низкого качества и различных суррогатов.

Алкоголь – главный фактор катастрофической убыли населения России. В современной России злоупотребление алкоголем приводит к преждевременной смерти около полумиллиона (!) человек ежегодно.

Каждая четвертая смерть в России прямо или косвенно связана с алкоголем – около 30% смертности среди мужчин и 15% среди женщин.

Последствия злоупотребления алкоголем – это отставленные дети, разводы, дорожно-транспортные происшествия, убийства и самоубийства, алкоголизация детей, экономические потери.

Опросы показывают, что современное российское общество поддерживает меры, направленные на борьбу со злоупотреблением алкоголем.Опрос ВЦИОМ показал, что 58% респондентов поддержали бы реализацию антиалкогольной программы, подобной той которую проводило государство в 1985–1990 гг., а 28% россиян выступают за то, чтобы в России ввели полный запрет на производство и торговлю спиртными напитками. Ведь если верить статистике, за годы антиалкогольной кампании смертность снизилась на 181 тысячу человек в год (а это более чем на 10 %) вследствие лишь того, что употребление алкоголя упало с 15до 11 л. в год у мужчин и с 11 до 9,5л. у женщин.

По мнению специалистов, основные причины чрезмерного употребления алкоголя кроются в следующем:

На сегодняшний момент этанол в водке для российского потребителя в 4 раза дешевле, чем в пиве, и в 2,6 раза дешевле, чем в вине, что вынуждает население выбирать крепкие напитки

1. Ошибки государственного регулирования

2. Рост доступности водки, спровоцированные стремлением правящих элит избежать политических рисков в период после 1987 г

3. Ценовая, круглосуточная и шаговая доступность алкоголя, в том числе несовершеннолетним

4. Политика государства должна иметь в качестве основного приоритета защиту национальных интересов, жизни и здоровья граждан,а не защиту и продвижение частных интересов бизнеса

5. Доступность нелегального алкоголя вследствие недостатков Российского законодательства

6. Недостатки системы медицинской помощи алкоголезависимым людям

7. Социально-культурная приемлемость злоупотребления алкоголем

Проведенные при помощи математической модели, разработанной учеными Вычислительного центра Российской Академии наук, расчеты показывают, что при инерционном сценарии (т.е. если ситуация в России, включая алкогольную ситуацию, никак не изменится) к 2050 г. население России сократится со 140 до 93 млн. человек. При этом, если верх возьмет алкогольное лобби с его проектами «народной водки», снижения акцизов и т.п., то численность населения нашей страны может аж до уровня ниже 80 млн. чел.

Таким образом, необходимость предотвращения негативного сценария следует считать основной и первоочередной задачей. Распитие алкоголя должно стать в обществе и, особенно, в молодежной среде «немодным» и порицаемым.

А что происходит на самом деле?? ещё детьми многие видят как «взрослые» собираются все вместе и что-то пьют из красивых бутылочек, а потом весело хохочут и общаются. А на вопрос «налейте мне тоже» — в ответ слышим тебе пока нельзя, ты ещё маленький! И это самая большая ошибка, ведь любой ребёнок, становясь подростком, уже считает себя взрослым и именно это, зачастую и становиться его визуализатором собственной «взрослости» (к слову сказать, этот механизм взяли на вооружение некоторые рекламные кампании по производству пива и сигарет).

Если говорить о подростковом злоупотреблении алкоголем, то, по мнению специалистов, основными социальными причинами можно выделить следующие:

§ Неправильные установки в семье «Пока ты ещё маленький» (особенно у подростков позиционирование себя взрослым)

§ Невозможность самореализации

§ Необходимость принадлежности к группе

§ Свободное время

§ Незанятость

Если на первую причину общественной организации воздействовать достаточно сложно, то остальные, полностью являются приоритетными задачами. Студенческие отряды, как организация, работающая с молодёжью, очень чётко определяет своё отношение к употреблению алкоголя в молодёжной среде. Мы не говорим, хорошо это или плохо. В интервью одному печатному изданию Губернатор Кировской области сказал, что он сторонник жестких мер по отношению к употреблению алкоголя, но заметил, что «…например бутылка водки, выпитая ночью в песочнице с «догоном» и эта же бутылка дома в кругу друзей имеют разное социальное значение», — конец цитаты. Надо понимать, что запретный плод сладок, особенно в молодёжной среде.

Кировский региональный Штаб Студенческих отрядов, помимо летнего трудоустройства молодёжи ведёт постоянную работу по выше обозначенным направлениям. Практически каждый месяц организуются мероприятия: спортивные, творческие, психологические, направленные на знакомство ребят, общение, сближение.

Таким образом, частично снимается проблема самореализации, занятости и свободного времени студентов – вместо «баночки пива с друзьями» надо готовиться к мероприятию – писать сценарий, репетировать. Плюсом к этому, проблема общения и принадлежности к группе, также решается сама собой. Вследствие того, что все праздники и сборы, всегда проходят в рамках «сухого закона», об употреблении алкоголя речь вообще не идёт, так же как и сам рабочий процесс, в летний период.

Ещё несколько лет назад, были неприятные моменты, связанные с удалением ребят с мероприятий или увольнения с работы в летний период, по причине нарушения «сухого закона», но чем дольше мы работаем, тем меньше приходиться уделять внимание этому фактору. У «стройотрядовцев» уже на стадии вхождения в организацию приходит чёткое понимание «сухого закона». А формулировка очень простая «у нас это не принято». И дело за каждым конкретным человеком – если хочешь быть в коллективе – принимай его правила. Безусловно, 2-3 рабочих летних месяца «сухого закона» это лишь малая часть вклада в здоровье молодёжи и нации в целом, но это уже результат, а если кто-то и вовсе откажется от употребления алкоголя – это будет самым положительным итогом.

Что касается пропаганды здорового образа жизни — ведётся и такая работа… Спектакли детских домах, в проекте школьные собрания. Цель таких встреч показать и донести, что «быть взрослым» это не значит пить, курить и ругаться матом, а в первую очередь — это способность принимать взвешенные решения и нести за них ответственность, как перед самим собой, так и перед обществом. Работа с ССУЗами и ВУЗами, со студенческими организациями, такими как Профком — школа вожатых ВГГУ, так же направлена на ориентацию человека как в профессиональном, так и в морально-этическом плане.

Эксперты Кировской области считают, что основными методами борьбы с алкоголизмом являются:

· Продолжить существующие меры ограничительного характера;

· Существенно увеличить цены на алкоголь;

· Значительно ужесточить меры за нарушения антиалкогольных законов;

· Выявление нарушений продажи алкоголя;

· Ограничение ввоза алкогольной продукции;

· Жестокая цензура СМИ.

· Организация доступного спорта, культурно-массовых мероприятий;

· Формирование у населения мотивации к ЗОЖ;

Мы сами реализуем эти меры и призываем все общественные организации поддержать нас в этом:

1) Формирование критериев «взрослости» у подростков;

2) Профилактические беседы в учебных заведениях.

3) Создание условий альтернативного досуга (секции, кружки, школьные, студенческие организации)

4) Обеспечение возможности самореализации и социальной адаптации.

5) Популяризация здорового образа жизни.

§

Денис Лубнин. 8-909-134-96-98.

Памятка российскому долгожителю

  1. Люби Родину. И защищай ее. Безродные долго не живут.
  2. Люби работу. И физическую тоже.
  3. Умей владеть собой. Не падай духом ни при каких обстоятельствах.
  4. Никогда не пей и не кури, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации.
  5. Люби свою семью. Умей отвечать за нее.
  6. Сохрани свой нормальный вес, чего бы тебе это не стоило. Не переедай!
  7. Будь осторожен на дороге. Сегодня это одно из самых опасных для жизни мест.
  8. Не бойся во время пойти к врачу.
  9. Избавь своих детей от разрушающей здоровье музыки.
  10. Режим труда и отдыха заложен в самой основе работы своего тела. Люби свое тело, щади его.
  11. Индивидуальное бессмертие недостижимо, но продолжительность твоей жизни во многом зависит от тебя самого.
  12. Делай добро. Зло, к сожалению, само получится.

Академик Федор Углов

Российская демократия не повод для гордости
Главные достижения страны граждане видят в прошлом

За последние девять лет граждане стали чаще говорить о том, что гордятся достижениями России, показывает опрос «Левада-центра». Прежде всего повод для этого дают российская история, литература и наука. Именно это «помогает сохранить гордость за страну», когда нет больших успехов в развитии экономики и политической системы, отметили социологи.

В прошлый раз «Левада-центр» опрашивал граждан на тему, в какой мере они гордятся достижениями России, в 2003 году. Когда такой же опрос социологи провели в октябре 2021 года, оказалось, что «гордость за страну» у граждан усиливается. Как показывают итоги очередного исследования, больше всего оснований для гордости гражданам традиционно дают российская история (80%), достижения в спорте (74%), литературе (73%), науке и технике (66%) и вооруженные силы страны (59%). Те, кто отказываются гордиться историей (17%), спортивными успехами (23%) и литературой (20%), оказываются в меньшинстве.

«Да, мы гордимся Пушкиным и Толстым, запустили человека в космос. Но все это скорее дань истории»,— заявил «Ъ» замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин. Эти успехи не имеют отношения к актуальным проблемам, отмечает эксперт, но напоминают про прошлые достижения. «Это помогает сохранить гордость за страну на фоне того, что нам нечем гордиться в области экономики, политической системы. Сейчас больше половины граждан испытывают стыд за то, что происходит в стране»,— говорит социолог.

Как показывает опрос «Левада-центра», число тех, кто гордится социальной справедливостью и уровнем соцзащиты в РФ, все же выросло за период с 2003-го по 2021 год с 11% до 23-24%. Увеличилась доля тех, кто гордится экономикой страны, с 14% до 33%, политическим влиянием РФ в мире — с 29% до 46% и даже «положением дел с демократией» — с 13% до 31%.

Это значит, что увеличилась «база поддержки режима», которая и обеспечивает «Единой России» электоральное преимущество, заявил «Ъ» секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов. «На такие вопросы люди отвечают не вдумчиво, руководствуясь общими чувствами, и передают общее ощущение того, в каком положении находится Россия»,— заявила «Ъ» эксперт Московского центра Карнеги Мария Липман. По ее словам, на общественное мнение здесь оказывают влияние несколько факторов. Прежде всего «общее повышение благосостояния россиян» и пропаганда, установки, что «мы поднимаемся с колен» и «даем ответ Западу». Некоторые основания для того, чтобы поменять отношение к достижениям страны есть, отметил Алексей Гражданкин, во всяком случае «за последние 12 лет проблема нищеты для значительной части населения отошла на второй план»: «Как говорил Жванецкий: «Они купили цветной телевизор — это значит, что жить стали лучше? Нет, смотреть стали лучше»».

Максим Иванов, Сергей Горяшко

76% населения гордятся российским гражданством; каждому второму за страну стыдно

Меньше всего гордости вызывают система социальной защиты и положение с равноправием групп населения.

1-19 октября 2021 года Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) провел опрос по репрезентативной выборке среди 1516 россиян. Данные исследования приводятся в процентах от числа всех опрошенных вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность данных не превышает 3,4%.

Гордость за страну

НАСКОЛЬКО ВЫ ГОРДИТЕСЬ ТЕМ, ЧТО ЯВЛЯЕТЕСЬ ГРАЖДАНИНОМ/ ГРАЖДАНКОЙ РОССИИ?

  июл.03 Апр.07 Мар.08 Июн.09 окт.12
Очень горжусь
В какой-то мере горжусь
Не очень горжусь
Совсем не горжусь
Затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ ПОЛОЖЕНИЕМ ДЕЛ С ДЕМОКРАТИЕЙ В РОССИИ?

  Июн.96 Июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ ВЛИЯНИЕМ В МИРЕ РОССИИ?

  Июн.96 Июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ ЭКОНОМИЧЕСКИМИ ДОСТИЖЕНИЯМИ РОССИИ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ СИСТЕМОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ НАУЧНЫМИ И ТЕХНИЧЕСКИМИ ДОСТИЖЕНИЯМИ РОССИИ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ ДОСТИЖЕНИЯМИ РОССИИ В СПОРТЕ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ ДОСТИЖЕНИЯМИ РОССИИ В ОБЛАСТИ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ РОССИЙСКИМИ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИЕЙ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ГОРДИТЕСЬ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ И РАВНОПРАВИЕМ ВСЕХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ?

  Июн.96 июл.03 окт.12
очень горжусь
в какой-то мере горжусь
не очень горжусь
совсем не горжусь
затрудняюсь ответить

Патриотические чувства и установки

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»В РОССИИ ПРОИСХОДИТ СЕЙЧАС ТАКИЕ ДЕЛА, ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ МЕНЯ ИСПЫТЫВАТЬ СТЫД ЗА НЕЕ»?

  Июн.96 Июл.03 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ ИЛИ НЕ СОГЛАСНЫ, ЧТО СИЛЬНЫЕ ПАТРИОТИЧЕСКИЕ НАСТРОЕНИЯ В РОССИИ УКРЕПЛЯЮТ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ В МИРЕ?

  окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»ДЛЯ МЕНЯ ЛУЧШЕ БЫТЬ ГРАЖДАНИНОМ РОССИИ, ЧЕМ ЛЮБОЙ ДРУГОЙ СТРАНЫ МИРА»?

  Июн.96 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»МИР СТАЛ БЫ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ БЫ ЛЮДИ В ДРУГИХ СТРАНАХ БЫЛИ БЫ БОЛЬШЕ ПОХОЖИ НА РОССИЯН»?

  Июн.96 июл.03 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»ГОВОРЯ В ЦЕЛОМ, РОССИЯ ЛУЧШЕ БОЛЬШИНСТВА ДРУГИХ СТРАН»?

  Июн.96 Июл.03 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»ЛЮДИ ДОЛЖНЫ ПОДДЕРЖИВАТЬ СВОЮ СТРАНУ, ДАЖЕ ЕСЛИ ОНА НЕПРАВА»?

  Июн.96 июл.03 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»КОГДА МОЯ СТРАНА ХОРОШО ВЫСТУПАЕТ НА МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРТИВНЫХ СОРЕВНОВАНИЯХ, Я ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧТО Я — РОССИЯНИН/РОССИЯНКА»?

  Июн.96 июл.03 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»МНЕ ПРИХОДИТСЯ ГОРДИТЬСЯ РОССИЕЙ РЕЖЕ, ЧЕМ МНЕ БЫ ЭТОГО ХОТЕЛОСЬ»?

  июл.03 окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ СОГЛАСНЫ С ВЫСКАЗЫВАНИЕМ:»МИР СТАЛ БЫ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ БЫ РОССИЯНЕ ПРИЗНАЛИ НЕДОСТАТКИ РОССИИ»?

  окт.12
полностью согласен
скорее, согласен
ни согласен, ни не согласен
скорее, не согласен
совершенно не согласен
затрудняюсь ответить

Рейтинг здоровья по странам

Экономическое информационное агентство Bloomberg опубликовало рейтинг самых здоровых стран мира. В рейтинг включены государства с населением не менее миллиона человек. Рейтинг строился с учетом продолжительности жизни, уровня детской смертности, анализа причин смертности (не включая ранения, связанные с военными действиями), доли курящего населения, уровня потребления алкоголя на душу населения, количество ВИЧ-инфицированных, доля страдающих ожирением, количество жителей с повышенным давлением или уровнем сахара и т.д.

Самой здоровой страной в мире признан Сингапур, набравший 89,45 балла при 3,07 штрафных баллов, дающихся за проблемы в сфере здравоохранения.

На втором месте оказалась Италия с оценкой в 89,07 баллов при 5,54 штрафных балла.

Третье место — у Австралии (88,33 и 4,86 балла соответственно).

Также в первую пятерку входят Швейцария и Япония.

Израиль набрал 85,97 балла при 6 штрафных баллах.

Следом идут Испания, Нидерланды, Швеция и замыкающая TOP-10 Германия.

Франция заняла 13-ю строку, Канада — 14-ю, Норвегия — 18-ю, Великобритания — 32-ю,

ОАЭ и Кувейт — 30-ю и 31-ю.

США с 66,84 балла и 6,12 штрафных баллов занимает лишь 33-ю позицию, лишь ненамного опережая Боснию и Герцеговину.

Иран находится на 76-й строчке, Белоруссия — на 91-й, Россия — на 97-й, Украина — на 99-й.

Замыкают список беднейшие государства Африки — Мозамбик, Чад, ДР Конго, Лесото и Свазиленд.

§

По исследованию 2005 года среди угроз России на 1-м месте – деградация государственности и в этой угрозе главной назвали – отсутствие национальной идеи (24% граждан). По исследованию 2001 года российский народ: 1) Это народ-освободитель – 80% россиян среднего возраста и 74% молодёжи, 2) Это народ-строитель – 72% людей старшего поколения, 70% среднего и 64% молодого, 3)Защитник народов – соответственно 65, 66и 61%. «Удастся ли достичь взаимопонимания между бедными и богатыми?»: 1) Нет – 53% населения в 1998 году и 45% в 2006 году и 2) Да – 19% и 22%.

Пламя из-под земли. Какой должна быть национальная идея России?

Андрей Столяров

Во времена перестройки президент России Борис Ельцин, видимо, по рекомендации одного из советников, неожиданно заявил, что России нужна национальная идея. Это заявление вызвало тогда шквал эмоций. Одни полагали, что никакой национальной идеи в природе нет и не может быть; разговоры о ней — демагогия, отвлекающая граждан страны от насущных проблем. Другие считали, что национальную идею выдвигает не власть, а народ, — она самозарождается в глубинах национального бытия. Третьи указывали, что национальная идея у России уже имеется — это построение демократии, или возрождение русской духовности, или создание великой державы, или формирование русского национального государства. Дискуссия ничем не закончилась. Однако с тех пор к теме национальной идеи сохранилось ироническое отношение. Стоит произнести эти слова, и у многих появляется скептическая усмешка. Дескать, о чем тут говорить? «Делом надо заниматься, дорогой». Вместе с тем национальная идея — это вовсе не кабинетные измышления. Это реальность, которая не раз проявляла себя в истории. Просто у национальной идеи есть свои четко очерченные параметры, и возникает она не в любой момент, а лишь при вполне определенных условиях.

Отличительной чертой национальной идеи является пассионарность. Это качество, в свою очередь, можно определить как способность нации к сверхусилию для достижения поставленной цели. Результат здесь иногда представляет собой настоящее чудо. Крохотная Голландия выигрывает войну против Испанской империи и обретает государственную независимость. Советские войска внезапно наносят Гитлеру поражение под Москвой. Польские войска в такой же трагической ситуации, когда падение Варшавы уже представляется неизбежным, наносят поражение Красной армии («чудо на Висле»). Примеров можно привести множество. Однако все они свидетельствуют о том, что в ситуации пассионарного максимума нация действует буквально, как один человек: коллективные интересы, безусловно, преобладают над личными, жертвенность становится нормой и открывает громадный ресурсный потенциал. Пассионарность — главный признак национальной идеи. В этом смысле набор национальных проектов, выдвинутых в свое время президентом Д.А. Медведевым (здравоохранение, образование, строительство жилья, что-то еще), на уровень национальной идеи явно не потянул, хотя его в это качество и пытались перевести. Не случайно об этих проектах давно забыли, точнее — списали на глобальный экономический кризис. Аналогично с идеей модернизации. Никакого энтузиазма у россиян эта идея не вызвала. Бытовой приговор был таков: ему (президенту) надо — пусть и модернизирует. И опять-таки не случайно, что о данной идее сейчас стараются не вспоминать.

Исторический анализ свидетельствует, что национальная идея «включается», как правило, в трех случаях. Во-первых, это создание нации: консолидация этнических сил, завоевание независимости, образование собственного государства. Во-вторых, это сохранение (спасение) нации: преодоление масштабной угрозы в виде войны, природной или социально-экономической катастрофы. И в-третьих, это преобразование нации: модернизация этносоциальной культуры, приведение ее в соответствие с конфигурацией нового времени. Заметим, что во всех трех случаях наличествует онтологический вызов, связанный с существованием/несуществованием нации. А в ответ на такой вызов осуществляется громадный общенациональный проект, требующий от нации напряжения всех ее сил. Причем сам вызов может присутствовать в двух разных формах — физической и метафизической.

Физический вызов представляет собой конкретную, ясно видимую угрозу — масштабная катастрофа или война. Однако, конечно, не всякая катастрофа и не любая война. Вызов влечет за собой пассионарный ответ лишь тогда, когда возникает действительная угроза: борьба британского флота против испанской «Непобедимой армады», породившая в Англии невиданный ранее национальный подъем; та же «битва за Англию» (сражение ВВС Великобритании с немецким люфтваффе, июль — октябрь 1940 г.); Великая Отечественная война СССР против фашизма.

Метафизический вызов, в свою очередь, представляет собой вызов будущего: нарастающее несоответствие форматов национального (государственного) бытия параметрам нового мира, и в отличие от физического, конкретного вызова долгое время существует в неявном, неотрефлектированном состоянии. Для его осознания необходимо интеллектуальное усилие национальных элит. Заметим, что этого, как правило, не происходит. Вызов будущего не осознали в свое время ни императорская Россия, ввергшаяся в катаклизм революции и Гражданской войны, ни многие другие страны, испытавшие аналогичные катастрофы. Рефлективный ступор, незамечание очевидного, как показывает история, обычно связаны с тем, что когнитивный уровень властных элит, особенно авторитарных, не слишком высок. Политики начинают осознавать необходимость реформ лишь тогда, когда стратегическая угроза обретает острую форму.

Теперь обратимся к России. В формальных координатах ее положение выглядит достаточно благополучным. Глобальный кризис Россия переживает без особенных потрясений, уровень жизни в стране хоть и не бог весть какой, но все же приемлем для большинства, внутреннюю ситуацию отличает стабильность: протестные всплески последних лет не поколебали властную вертикаль. Физического, явного и прямого вызова перед Россией нет. Зато метафизический вызов вполне очевиден. У России слабая экономика: основной доход в бюджет приносит экспорт сырья. У России неуклонно убывающее население: за Уралом, вплоть до Тихого океана, простирается антропологическая пустота. В России продолжается этническая сепарация: русские уходят из национальных республик и во многих из них уже стали этническим меньшинством. Сейчас модно обсуждать различные стратегические сценарии. Так вот, наиболее вероятный сценарий будущего России, на мой взгляд, таков: медленное протухание с последующим вялым распадом страны на национальные территории. Причем отпадет от России не только большинство национальных республик, но также — Сибирь и Дальний Восток. Россия в ее нынешнем виде перестанет существовать.

Осознает ли эту угрозу нынешняя российская власть? Даже если осознает, то никак это внешне не проявляет. Осознают ли эту угрозу интеллектуальные элиты страны? Нет, по крайней мере в массмедиа набат не звучит. Осознают ли ее россияне? Опять-таки нет: несмотря на недовольство коррупцией и ростом цен, россияне настроены достаточно благодушно. Большинство уверено в том, что всё как-нибудь образуется.

Обратим внимание на следующее обстоятельство. Метафизический вызов требует преобразования нации. Фактически в результате такой трансформации возникает «новый народ», обладающий высокой пассионарностью. Примеров здесь тоже сколько угодно. В хаосе раннего Средневековья возникла новая нация — рыцарство, которое господствовало в Европе несколько сотен лет. Причем это был именно единый «народ» — с единой религией (христианство), с единой культурой (рыцарский кодекс), с единым языком (лингва франка). Пассионарность рыцарства была весьма высока. Во времена крестовых походов рыцарские отряды дошли до Иерусалима, образовав там свое королевство. Ответом на религиозные войны XVI — XVII веков также стало образование новых наций. В Европе возникли первые национальные государства, тут же начавшие экспансию во внешний мир, создав империи гигантские. Новая национальная общность «советский народ», образовавшаяся в результате революционного Октября, так же демонстрирует высокий уровень пассионарности: индустриализация страны, победа в Великой Отечественной войне, создание атомной бомбы, выход человека в космос. Напомним также об «этнической революции» в Соединенных Штатах, осуществленной в 1960 — 1980 гг. Из нации расовой, имеющей ограниченное этническое ядро (белый, англосаксонец, протестант), американцы стали нацией мультикультуральной, «всеобщей» — энергия, порожденная этим метаморфозом, ощущается в Америке до сих пор.

И вот тут подчеркнем важный аспект. Во всех случаях преобразования нации идея, которая трансформировала исходный народ, была не экономической (наращивание материальных благ), а метафизической, создающей ценностный горизонт: христианизация мира, построение социализма, создание империи, мировое господство, равенство всех людей. То есть, ответ на метафизический вызов будущего тоже должен предстать в пространстве метафизических координат. Очевидно, что традиционный «экономический путь» приводит Россию в тупик. Это следует даже из самых общих соображений. В России более холодный климат, чем в Европе и США, а это ощутимо повышает стоимость производства. Если же к климатическому налогу добавить еще и транспортный, связанный со стоимостью более длинных и трудных коммуникаций, то становится ясным, что, делая «то же самое», — мы всегда будем отставать от западных стран. К тому же демографический кризис, в котором все глубже увязает страна, уже в ближайшем будущем приведет к тому, что заглохнут все инновационные направления. Сил еле-еле будет хватать, чтобы поддерживать текущий экономический уровень. Дистанция между Россией и западным миром будет расти. Единственная возможность ее сократить — это помимо ресурсов физических, которые уже на пределе, использовать ресурс метафизический, рождающий дополнительную энергетику. Говоря иными словами, россияне, чтобы выжить, должны превратиться в другой народ, перейти на качественно иной цивилизационный уровень. Ей требуется не модернизация экономики, подразумевающая улучшение быта, а модернизация бытия — создание нации, способной жить в современности. А инновационная экономика, как, впрочем, и гражданское общество, войдут неизбежными компонентами в этот метаморфоз.

Так какой же должна быть национальная идея России? В те же давние времена перестройки на одном из круглых столов мне был задан «американский вопрос»: «Если ты такой умный, почему же ты не богатый?» И, помнится, ответил я так: «Не всем быть богатым, кому-то надо быть умным». Быть может, в этом и состоит настоящая перспектива? Быть может, следует обратить внимание на данный инновационный аспект? Заметим также, что интеллектуальная рента, на которую вполне можно жить, тем и отличается от сырьевой, что создает уникальный продукт. Это, как выразился Александр Неклесса, своего рода «техно-версаче», который задает инновационную моду на несколько лет вперед. Правда, для этого потребуется аксиологическая трансформация. «Новый народ» всегда возникает на базе новых ценностных приоритетов. Сейчас социальными идеалами россиян являются чиновник и бизнесмен. А должны быть — ученый, изобретатель, интеллектуал. Или проще: уважают не того, кто богат, а того, кто образован, талантлив, умен. (Никогда этого на Руси не было: вспомним — если вы такие умные, то почему строем не ходите? Или это — больно умный, больше всех надо! — А.Локтев).

Труд, конечно, большой.

Своего рода «внутренняя революция».

Превратиться в новый народ.

Но, по-моему, оно того стоит.

Р.S. от редактора: Актуальная и толковая аналитическая статья, и синтез в правильном направлении, но не завершённый. Мы разрабатываем новый гуманизм-интеллектуализм, где национальная идея — российский патриотический гуманизм с девизом: «К гуманной России!» (народу, обществу и государству). Гуманисты, включайтесь в творческую гуманистическую работу.

§

Александр Хавчин

«Разношерстные по этническому составу, верованиям и культурным традициям народы могут мирно уживаться лишь в том случае, если это всем выгодно и никто не чувствует себя ущемленным в правах. Иначе рано или поздно случится взрыв. Россия пока еще может этой трагедии избежать — если правительство переменит свою конфессиональную и национальную политику по отношению к тридцати миллионам мусульман, десяти миллионам католиков, шести миллионам иудеев и прочим «второсортным» и «третьесортным» обывателям. «.

Б.Акунин

Лев Николаевич Толстой совершенно антипатриотично писал, что русское правительство задушило Польшу, ограбило Туркестан, Китай и с особенным озлоблением душит Финляндию. Другими словами, царская Россия — тюрьма народов?

Граф был современником событий и поэтому ему, казалось бы, надо верить больше, чем нашим современным патриотам, уверяющим, что удивительно добрая Россия была для инородцев не тюрьмой, а богадельней.

Попробуем разобраться. Начнем с определения: тюрьма – это то место, которое нельзя покинуть при всем желании и где живут те, кто мог бы хотел бы жить на свободе.

Прежде всего, нужно отметить разнообразие, разнородность народов дореволюционной России и различие их отношений к имперской власти. А также историческую динамику: Россия, которая вначале воспринималась тем или иным народом как надежда, как спасительница, убежище, спустя какие-то 50-100 лет могла превратиться в грубого поработителя.

Отнюдь не была Россия тюрьмой для представителей народов, которые в любое время могли вернуться на свою историческую родину и которые составляли ядро административной, военной, культурной и научно-педагогической элиты. Это были «немцы» в широком смысле, т.е. выходцы из Западной Европы, включая не только собственно немцев и австрийцев, но и шведов, как генерал Маннергейм и адмирал Эссен, чехов, как Направник, французов, датчан и прочих.

Также скорее тюремщиками, чем заключенными надо считать сословие-субэтнос казаков и приравненных к ним калмыков, пользовавшихся определенными привилегиями по сравнению с остальными жителями империи и служившими военной опорой правления. Выходить из состава России они не рвались (если не говорить о чрезвычайных обстоятельствах Гражданской войны).

Не тюрьмой, а, скорее, интернатом для отсталых детей выступала Россия для некоторых окраинных народов, не имевшим своей государственности и не готовым к самостоятельному государственному существованию по причинам экономическим политическим и культурным. Другой вопрос, желало ли царское правительство скорейшего развития областей Крайнего Севера, Урала, Сибири и Дальнего Востока и многое ли делало для этого развития, но кое-что бесспорно делалось. Пребывание в составе России для малых народов Средней Азии и Дальнего Востока было для них благом, ибо под властью Китая или Японии им пришлось бы только хуже.

Грузия и Армения к началу ХIХ века «доросли» до независимости, но большой вопрос, не обернулась бы это «освобождение» чудовищной резней.

Для христианских народов Кавказа попасть под владычество Турции или Ирана означало бы тоже худшую участь. В Османской империи, где еще в 1870-х годах было провозглашено равноправие граждан независимо от национальности и вероисповедания, как и в России, сила действия законов была обратно пропорционально квадрату расстояния от столицы. Так что если Россия и была для грузин и армян тюрьмой, условия содержания были более мягкими, чем были бы в соседних империях, и перед представителями этих наций не были закрыты пути к самым верхним ступеням государственной карьеры. Как, кстати, и для поляков. Диалектика такова: народы жили, можно сказать, в тюрьме, тогда как многие их представители входили в элиту управления, т.е. являлись, так сказать, тюремщиками.

Некоторые народности севера Индии и северо-запада Китая не прочь были бы перейти «под руку Белого Царя», как заключенные не прочь сменить одну зону на более благоприятную, не обретя свободы.

Что касается народов мусульманских (Кавказ, Крым), они, как можно предположить, в составе Османской империи ассимилировались бы и потеряли бы культурную самобытность.

Двойственным было положение белорусов и украинцев. С одной стороны, не делалось различий между ними и великороссами, три восточнославянских православных народа, имевшие общие исторические корни в Киевской Руси, именовались «русскими», им был открыт доступ к образованию и карьере наравне с «имперским» народом. С другой стороны проводилась политика искусственной русификации, развитие национальных языков и культур сдерживалось, возможность получения образования на родном языке ограничивалась.

Любопытно, что существование черты оседлости, т.е. лишение евреев права на свободу передвижения и выбора места жительства оправдывалось необходимостью «защитить великорусское население от еврейской эксплуатации». Вопреки здравому смыслу и жизненным реалиям, православные области Юга и Запада империи такой защитой не обеспечивались, т.е. на деле украинцы и белорусы признавались гражданами менее ценными или, как минимум, отличающимися от русских.

Для евреев и цыган Россия, с формальной точки зрения, не была тюрьмой, ибо они, хоть и не были полноправными гражданами, подвергались, преследованиям и унижениям, не относились к автохтонным народам, завоеванным или насильственно удерживаемым Россией и не могли рассчитывать на восстановление /приобретение собственной государственности вне пределов России.

Итак, тюрьмой народов Россия была, прежде всего, для народов, желавших и могущих иметь свою суверенную государственность, что и было в дальнейшем доказано на практике, а именно: поляков и финнов, затем для эстонцев, латышей, литовцев.

Ссылки на то, что «финны и поляки пользовались широкой автономией» несостоятельны: заключенные могут быть расконвоированными и пользоваться некоторыми свободами, тюрьма с золотыми решетками не перестает быть тюрьмой. Московский улус пользовался широкой автономией в Золотой Орде, тем не менее Димитрий Донской решил повести войско на Куликово поле.

Также несостоятельны ссылки на то, что поляки, эти надменные и глупые пшеки, заслужили свою участь (узник оказавшийся в тюрьме не без собственной вины, все равно остается узником) и на то, Польша и Прибалтика были более «продвинутыми» частями Империи и жили богаче имперского народа: тюремщик может быть беднее арестанта и страдать от холода и голода больше, чем иной заключенный, но что это меняет в их статусе?

Не заслуживает серьезного обсуждения аргумент, что несколько народов вошли в состав России добровольно: тюрьма характеризуется не способом попадания в нее, а невозможностью из нее выйти.

Что касается народов Кавказа, Севера, Сибири и Дальнего Востока, не имевших своей государственности, то их пребывание в составе Российской империи можно сравнить, скорее, не с тюремным заточением, а с интернатом для отсталых детей: экономически, социально, культурно не доросли до состояния, неизбежно попали бы под власть не России, так Японии, не Турции, так Ирана, не Китая, так Англии, не Пруссии, так Швеции.

Объективности ради надо сказать, что русские, как и другие имперские народы, к народам подвластным относились с презрением, хотя и более добродушным, чем англичане, что нашло отражение в фольклоре:

«Ай молодца: широка лица, глаза узеньки, нос пятка» (о калмыках).

Бог создал Адама, а черт — молдавана.

Мордва полоротая.

На одного жида — два грека, на грека — два армянина, на одного армянина — два полтавских дворянина.

На русском хлебе отъелся (говорят о сытых или богатых иностранцах).

Неметчина хитрая, безверная, басурманская.

Нет проку в татарских очах.

Первого черемиса (марийца) леший родил, оттого они в лесу сидят.

Рыжего зырянина (коми) создал Бог, рыжего татарина — черт.

Семеро грузин мухоморов объелись.

Литва беззаконная; мякинники, гольтепа.

Татарин — свиное ухо. Бритая плешь. Ешь медведь татарина — оба ненадобны.

У мордвы две морды, а шкура одна (т. е. Два языка).

У немца (француза) ножки тоненьки, душа коротенька.

У поляка и приказ рассказ (rozkaz).

Упрям, как рыжий зырянин.

Цыган раз на веку правду скажет, да и то покается.

Цыгану без обману дня не прожить.

Что русскому здорово, то немцу смерть.

Чудь белоглазая.

Как видим, русский народ скорее дразнит инородца, чем глумится.

Заслуживает внимания такая историческая закономерность: почти все имперские народы (англичане, испанцы, португальцы, французы, голландцы, бельгийцы, русские) пережили этап завоевания, порабощения, вассальной зависимости.

И еще: никто так остро не переживает свое угнетенное состояние, как прежние угнетатели. Поляки, жалуясь на русских, считали вполне естественным угнетение православных. Венгры жаловались на австрийцев, сами держа в подчинении словаков и сербов. Русские, гордясь тем, что идут во главе всего социалистического лагеря, т.е. бесцеремонно навязывают свою волю народам Восточной Европы, очень возмущались тем, что США навязывают свою волю всем народам Запада, а сегодня очень болезненно относятся к любому намеку на то, что Россия выполняет команды из Вашингтона…

АНТИГУМАННОЕ В ЧЕЛОВЕКЕ

Всё живое в природе испытывает соперничество, и возможно поэтому – по самой природе человеку присущи такие негативные качества, способности или состояния, как ненависть, враждебность, злопамятство, мстительность, агрессивность, насилие, жестокость, издевательство, недоброжелательность, нетерпимость, фанатизм, одержимость, предательство, вероломство, лицемерие, лесть, лживость, хвастовство, зависть, ревность, подозрительность, вороватость, эгоизм, безответственность, угрюмость, уныние, равнодушие, инфантилизм, покорность.

Общей чертой этих способностей человека является их разрушительность. Они наносят ущерб как тем, на кого они направлены, так и самим носителям этих качеств. Само их наличие в человеке делает его потенциально антигуманным. Это значит, что никто из нас не должен строить иллюзий относительно самих себя. Неосмотрительно считать себя таким хорошим и совершенным, чтобы отвергать саму возможность совершить в жизни что-то плохое. В.А.Кувакин, философ.

Р.S. редактора: Насколькохарактерны и присущи эти отрицательные качества российскому народу?

§

Сколь ни велики потери в битве с «зелёным змием», но и они представляются мне несколько заниженными. Далеко не каждая семья отважится сказать про усопшего, мол, крепко попивал горемычный. Про покойника, как говорится, либо ничего, либо по-хорошему. Ушёл в мир иной ещё один мой знакомый – акурат после снятия похмельного синдрома. Частный лекарь ввёл препарат и уехал – никакой ответственности. А наутро сорокалетнему мужику стало плохо. Будь он в больничной палате под наблюдением, его попытались бы спасти. И сколько таких историй…

Многие не обращаются в наркологический диспансер, уповая на лечение спорадическое – от случая к случаю. До 2002 года домочадцы могли участкового нарколога вызвать, который бы направление выписал, коим можно было пристращать строптивого. Но Минздрав инициативу проявил, исходя из принципа: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. И исключил должность «врач-психиатр-нарколог участковый» из номенклатуры. Видимо, за ненадобностью. Типа, из Кремля виднее. Я, тем не менее, сделал запрос в прокуратуру: правомочно ли? Ответ пришёл из департамента здравоохранения: «в соответствии с приказами Минздрава и Минздравсоцразвития». Я вторично обратился с тем же вопросом. Мне посоветовали сходить к депутату.

Между тем, депутаты вот уже второй год собираются с мыслями – подкорректировать закон РФ от 1992 года, в том числе на предмет принудительного освидетельствования. Оно возможно и сейчас, но только в редких случаях, когда «лицо совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжёлого психического расстройства». То бишь пока «белочка» не прискачет. Если же вы не хотите, чтобы ваш родственник забился в конвульсиях с непредсказуемым исходом и начинаете лихорадочно звонить в «скорую», то беспристрастный голос диспетчера вас вмиг отрезвит: «Судорог нет? В окно не выбрасывается? Грозит проломить вам голову утюгом? Тогда вызывайте полицию». Полиция заберёт клиента в «обезьянник» – если тот продолжит буйствовать. И наутро выпустит. Но ежели милок поджал хвост и вполне миролюбиво ковыряет в носу, даже будучи в дупель датым? В наркологию его, один хрен, не свезут – сошлются на «добровольное согласие гражданина», в соответствии с законом РФ от 2021 года.

Даже если вашему сородичу станет плохо – а судорог всё ещё нет – и вы опять позвоните в «скорую», то там вам уже совсем безапелляционно заявят, что, оказывается, к пьяным они вообще-то не выезжают. Но как же быть, если человеку нужна экстренная медицинская помощь? «Звоните в полицию или в наркологический стационар». В стационаре вам говорят, что экстренной наркологической помощи они не оказывают: «Попробуйте ещё раз обратиться в «скорую»!». Замкнутый круг получается. Бабы слёзы у околоточного льют: ну, сделайте что-нибудь, пока не прибил! – а участковый уполномоченный лишь руками разводит: мол, на дворе демократия, обращайтесь, гражданочка, в суд. Только кто же в здравом уме в такой ситуации в суд пойдёт? В Америке тоже демократия. Но там подобные проблемы решаются элементарно. И гуманно.

У нас в очередной раз объявили пьянству бой. Ура, товарищи! Вот и генерал Солодовников призвал к здоровому и социально благополучному образу жизни. Правда, при этом никто не уточнил, сколько денег для этого «социального благополучия» надо. Например, тому же среднеарифметическому завсегдатаю рюмочных-закусочных. Не секрет, что из своей кровной «десятки» люмпен-пролетарий (охранник, пенсионер и пр.) львиную долю тратит на коммунальные услуги, жратву и проезд, а оставшиеся копейки «просаживает» с единомышленниками. Ну, выгоним мы его оттуда, он что – прямым ходом пойдёт к наркологу, а потом в элитный фитнес-клуб? Но его копеек ни на то, ни на другое не хватит. Так что он и дальше будут пить – если не дома, то в подворотне, на радость народной дружине и ППС. Большинство потому и пьёт, что просвета не видит. Летом – грибы, рыбалка, огород, пляжный волейбол. А зимой? Лыжи в Порошине – на час две сотни рублей, а туда ещё доехать надо!..

Секретарь Общественной палаты Кировской области Тахир Мамедов увязал проблему повального пьянства с парадигмой культурного уровня. Кто бы сомневался! Какой удар ниже пояса был нанесён социокультурной сфере в «лихие» девяностые, когда повсеместно закрывались Дома культуры, кинотеатры, спорткомплексы и турбазы, а в противовес им на каждом углу росли трактиры, распивочные, ломбарды, казино и прочие злачные заведения. Гарнизонный офицерский клуб превратили в торговую лавку. У сироток Дом малютки перепродали. Единственный в городе Дом моделей и Галерея современного искусства приказали долго жить. Дюжину профессиональных творческих союзов облапошили, экспроприировав у «вшивой интеллигенции» большую дворянскую усадьбу в центре города (якобы найдя худую досочку в мезонине), а для кучи – огромный Зал архитектуры и дизайна. Никто голос не подал в атмосфере тотального страха и мракобесия. Даже ведущий дизайнер города, который, как манны небесной, ждал возвращения Дома Витберга – или, на худой конец, крошечного кафе, где творческая интеллигенция могла бы встречаться в непринуждённой обстановке. Не дождался. Его тело нашли возле «родимой» рюмочной, где его, по слухам, траванули из-за муниципальной квартиры. Кстати, полиция в такие дела почему-то неохотно влезала.

Массовое нашествие «автопоилок» – чисто провинциальное явление с душком ханжества и лукавства. В Москве такого безобразия, отродясь не было, не говоря уже о «загнивающем» Западе, где питейных заведений куда больше, но они культурнее – и на любой карман. В Германии, например, помимо доступных пабов, масса клубов по интересам – от духовно-мистических до экстравагантно-импозантных. Одно другому не мешает. Лишь бы суррогатами не травились, на баррикады не лезли да с ума не сходили. Пьют, конечно, но оголтелого пьянства там не наблюдается. Как-то вот не принято. Лично мне кажется, что когда получаешь достойную зарплату, то и жить хочется достойно. По-человечески. У нас же иные работодатели придумали хитрую отговорку, что, мол, сколько вятскому мужику ни плати, он всё равно пропьёт. Абсурд – зато директорская совесть чиста и на содержание любовниц денег хватает. Неудивительно, что характерной чертой нашего менталитет стала озлобленность. И виной тому не только зависть или алчность, но и методичное угнетение базовых человеческих инстинктов – когда еда не еда, сон не сон и секс не секс.

Я это к тому, что нет смысла изобретать велосипед и биться с ветряными мельницами. Многовековой опыт цивилизованных стран показывает, что здоровый прагматизм – не фигня вопрос. Другое дело, если злонамеренно пускать соотечественникам пыль в глаза, мол, Запад нам не указ, секса у нас нет и, по-прежнему, быть не может и т.п. – хотя, к примеру, дискуссия о легализации проституции появилась вовсе не на пустом месте. Чего греха таить, ежели в дореволюционной России – во времена Священного Синода – легальных «домов терпимости» было отнюдь не меньше, чем богоугодных заведений? То есть даже сам царь-батюшка к проблеме относился толерантно. Сейчас-то кто мешает? Двуличная постсоветская мораль – или некое гомосексуальное лобби? Если так дело пойдёт, то наша озлобленность перерастёт в хронический синдром нетерпимости не только к физиологическим потребностям организма, но и к самому объекту вожделения по логике средневековых мракобесов, с упоением сжигавших на кострах молоденьких девушек только за то, что они будоражили общественное сознание своей бесовской смазливостью.

Российский холостяк может позволить себе воспользоваться интим-услугами в лучшем случае раз в месяц, тогда как житель цивилизованных стран – несколько. И при том – легально. В той же Германии секс-индустрия занимает достойное место в жизни не только холостяков – институт семьи от этого не страдает. Лично я знаю немало желающих походя снять стресс. Однако нам говорят, что общество-де «ещё не созрело» (как и в случае с выносом В.И. Ульянова из мавзолея). Доколь терпеть будем?

Отнюдь не призываю немедля перепрофилировать все закусочные и рюмочные в «номера». Но проблему пьянства надо решать комплексно и системно. А не спорадически – от случая к случаю».

Как и следовало ожидать, моя реплика (http://www.osobaya.net/3534) вызвала сумбурный резонанс. Одни – двумя руками «за» актуализацию щекотливых тем. Другие – двумя ногами и впредь готовы бить ниже пояса, чтобы неповадно было «вшивому интеллигенту» копаться в социальных корнях пьянства или разглагольствовать о легализации проституции. При этом оппоненты, лукаво жонглируя словами, уверяют, что автор-де «ратует за проституцию, которая запрещена законом, безнравственна и аморальна». Хотя, вообще-то, речь шла не совсем о том. Впрочем, если скабрёзному читателю угодно смещать акценты… Лично, я ратую за дискуссию. Ибо сказано: в споре рождается истина.

В наших дремучих краях не принято высовываться из болота. Того и гляди – по кумполу дадут или повесят на шею ярлык идиота, мол, тебе что – больше всех надо? Сей убойный аргумент свалит наповал любого рафинированного дилетанта, но только не прожжённого журналюгу, каковым в босоногом детстве я мечтал «иметь место быть». «Бесполезно! – добавят фатально дезориентированные скептики. – На Руси пили, пьют и будут пить», – а культуру пития, мол, надо культивировать веками. И, тем не менее, надо же с чего-то начинать. Если не мы, то кто? Великий Достоевский – и тот руку приложил, клеймя лавочников и трактирщиков, спаивающих Россию. До каких пор расхожей идентификационной триадой будут: водка, балалайка и медведь? Тогда как у битых нами французиков, например, – Наполеон, «Марсельеза» и Эйфелева башня. Чувствуете разницу?

Как ни прискорбно, но на Руси много чего не культивировалось – в отличие от закрепощённого витиеватыми путами и веригами сознания. Неслучайно доктор Антон Чехов настоятельно рекомендовал по капле выдавливать из себя раба. Не тут-то было: большевики накинули новое ярмо. Как только ни изощрялся агитпроп, хуля «мир капитала» и превознося райские ценности «лагеря социализма»! Когда я впервые вырвался «за бугор», то воочию убедился, что реальный социализм был там – в тесном симбиозе с капитализмом. А у нас, в СССР – просто «лагерь» с паханами, вертухаями и фраерами. Нам до сих пор вешают лапшу про ужасы империализма, в то время как чиновники и олигархи вовсю скупают там недвижимость для своих чад и домочадцев. Кто кого водит за нос?

Объявляя пьянству бой, мы втягиваем себя в длительную позиционную войну, в том числе – за своё конституционное право на достойную жизнь. А как же иначе? Большая часть населения по-прежнему балансирует на грани экстремального минимума, с трудом сводя концы с концами. Пряник с барского стола сам собой в рот не упадёт – его надо просить. Или требовать. Цивилизованно митинговать не получается: начинаем крушить пластиковые туалеты вместо того, чтобы предельно внятно возопить о своих нуждах и чаяниях к законодательной власти. То бишь к депутатам. Гражданская активность превращается в фарс, а мечты о чём-то большем – в утопию. Нам остаётся роптать по кухням, пока гром не грянет или Всевышний не услышит. Кстати, на Западе социальные преференции были дарованы не милостью Божьей, а в ходе изматывающей борьбы за место под солнцем.

«Смех-то смехом, а вот Авдотья Ивановна – кверху мехом», – шутил колхозный наставник нашей студенческой бригады. Судите сами: в развитых странах зажиточный «средний класс» – или бюргерство – колеблется в пределах 65% (у нас – втрое меньше). Именно он является тем локомотивом, который задаёт вектор общественного развития, диктует лейтмотив здорового и социально-благополучного образа жизни, заражая своим примером других, в том числе тех, кто пока что прохлаждается на пособии по безработице в социальной квартирке с пивком и кондиционером. Попробуйте попросить наше пособие в тысячу рублей – хотя бы на хлебушек с молочком. Вместо хлебушка вам всучат перечень низкоквалифицированных или не вашего профиля вакансий. Мой знакомый художник сдуру устроился дворником: ради трудового стажа – ну, и какой-то копеечки. Его терпения не хватило и на полгода: требований оказалось много больше, а гульденов – много меньше. Лично я в Германии не брезговал никакой работой, потому как везде платили сообразно элементарным человеческим потребностям и никто никого не чмарил – даже представителей иммигрантского контингента. У нас же везде чванливое хамство, и чуть ли не каждый норовит указать тебе на местечко у параши.

Кто у нас задаёт тон? Бандитские персонажи из фильма «Бригада». Под них все косят: и барыга, и торгаш, и хапуга, и нувориш, и оборотень-мент, и чиновник-коррупционер… В СССР лицемеров, бюрократов и прохиндеев всех мастей от души чихвостили на всю страну, а сейчас – пока генпрокурор отмашку не даст? Даже в авторитарно-тоталитарной Совдепии был Комитет народного контроля. И не только. Была масса рычагов воздействия на давшую сбой номенклатуру. Насколько эффективно? Это другой вопрос – но это было. Почему бы не возродить прежнюю практику?

Россия – страна парадоксов. Одни говорят – демократия. Другие – дикий капитализм. Третьи – длительный переходный период от старой формации к новой. Я бы сказал, что это – экспериментальная лаборатория, где люди служат вспомогательным ресурсом – наряду с природными, экономическими и прочими. Иные управленцы рвутся во власть, с целью закрепиться и удержаться, а затем хапнуть кусок пожирнее. Это в цивилизованных странах номенклатура служит народу и закону, а у нас – в основном – своим амбициям. За примерами далеко ходить не надо, когда их в нашей вятской вотчине – как дерьма за колхозной баней.

Неудивительно, что говорить о социальной справедливости стало немодно и зазорно: мешает навязанное извне чувство стыдливости. Провинциальные «креативщики» воруют с чёрно-юморного плаката (с дерьмом и мухами) слоган «Жизнь удалась», цепляя его на подозрительно жизнерадостные физиономии тинейджеров и обвешивая сим «позитивом» весь город, как это было на Вятке несколько лет тому назад в разгар депрессии и разгула криминала. Подростки ещё в жизнь не вступили, а она уже «удалась»! Чудеса, да и только. Вместо пищи для размышления – синтетическая жвачка. Типа, «живи себе в кайф и не парься».

Облдепздрав второй год антиалкогольную акцию устраивает, обменивая спиртное на всякие разности. Хорошее дело. Но почему бы до кучи ещё что-нибудь не замутить? Например – общественные приёмные по проблемам, связанным с наркоманией и алкоголизмом, где бы бесплатно и анонимно вели приём адвокаты, психологи и психиатры-наркологи? Тем более, что подобные уже давно работают в других городах России. Видит Бог – назрело и у нас. Пока что анонимный приём ведётся только за деньги. Или на Вятке свои порядки? Я бы сказал – свои причуды. Недаром же Вятку хотят сделать столицей сказочных преданий и прочих чудес.

И напоследок – о сокровенном. По статистике, в Вятке – как и в целом по стране – более трети лиц мужского пола в дееспособном возрасте составляют холостяки и разведенцы. Много это или мало? В любом случае, они являют собой ту самую группу риска, в коей более всего копится психофизиологический стресс. Вопрос на засыпку: как его снять? Алло, умники и умницы, подскажите: чем одинокого мужика занять, чтобы в свободное от работы время к рюмке не лип и на стены не лез?

§

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ Александр Рар

Юбилейная встреча Валдайского клуба осталась позади, но главная тема этих дискуссий — идентичность России — по-прежнему выглядит как одна из самых актуальных.

Что собой представляют Российское государство, общество и нация в современном мире? Иностранные политологи спорили с их российскими коллегами. Зачем посткоммунистической России вообще нужно ломать себе голову в поисках своей национальной идеи? Не разумнее ли просто подключиться к западной цивилизации и играть по «общепринятым» правилам глобализации?

Западному интеллектуалу непонятны поиски России. В его представлении ей в первую очередь надо стать демократической страной с гражданскими свободами и дееспособной правовой системой. Тогда все будет хорошо. Кстати, участвовавшие в конференции представители российской либеральной оппозиции пели ту же самую песню: мол, российское общество уже настолько проникнуто потребительской идеологией и жаждой самореализации, что традиционный лозунг «за царя, за родину и за веру», которым по-прежнему стараются оперировать консервативно настроенные элиты, превратился в музейный экспонат и не более.

Как раз против такого упрощенного подхода на валдайской встрече выступил Владимир Путин. Согласившись с тезисом, что власть должна более внимательно вести диалог с новым подрастающим поколением россиян, он в то же время высказался за сохранение в российском обществе традиционных ценностей и за отгораживание российского бытия от постмодернистского Запада.

Большинство россиян поддерживает «консервативную революцию» как способ отгородиться от Запада, не покидая Европу

Путин, как показалось валдайцам, старается угадать политическую тенденцию в собственном народе, в котором явно растет спрос на отличающуюся от Запада европейскую идентичность. После катаклизма 1990-х годов это придает чувство собственного достоинства. Большинство россиян поддерживает «консервативную революцию» как способ отгородиться от Запада, но не покидая Европу. Недостаток идеи заключается в том, что она пока основана сугубо на противостоянии «либеральному экстремизму» Запада.

Дискуссия об идентичности России велась достаточно широко, она коснулась и многокультурности, и многогранности страны. Выступавшие на разных «круглых столах» делили Россию на самые разные категории, такие как богатые регионы-доноры и бедные регионы-реципиенты. Другой пример: светское российское общество в городах и исламизация Северного Кавказа. Третий водораздел: по-европейски думающие горожане и консервативно настроенное сельское население страны. Четвертый: столица Москва против всех остальных. Один молодой российский мыслитель резюмировал: в России одна часть населения живет в XXI веке, другая — в XVI.

Какой Россия будет через пару лет? Валдайский форум не обошел вниманием феномен среднего класса. До недавнего времени средний класс существовал только на Западе. Сейчас он образовался повсюду. Он борется за большее участие в политике и за создание гражданского общества, в котором роль государства должна снизиться. Кто-то сравнил «революцию» среднего класса с попытками мировой пролетарской революции сто лет тому назад. Но валдайцы пришли к трезвому выводу, что мировая революция среднего класса — это миф. В России нет того революционного потенциала, как это могло показаться во время демонстраций на Болотной площади в 2021 году, а на геополитической карте Ближнего Востока, после гражданских протестов, усиливаются лишь позиции исламского экстремизма.

Запад считает, что защищает свободу и права человека; Россия тем временем охраняет устоявшиеся принципы международного права

Возрождается пресловутая геополитика, восстанавливаются забытые цивилизационные границы. Европа не принимает Евразийский союз, отказывается с ним сотрудничать. Россия, в свою очередь, готова наказать Украину торговой войной, если та уйдет в Евросоюз. Многие на Западе не доверяют российской дипломатии в Сирии, хотя именно она приостановила новую войну на Ближнем Востоке. Конфликты внутри Европы опять принимают идеологическую окраску — Запад считает, что защищает свободу и права человека; Россия тем временем охраняет устоявшиеся принципы международного права.

На валдайской площадке много спорили об имидже страны. Насколько этот имидж определяет статус государства в мировой политике? Западные эксперты привели в пример США и Германию — страны с наиболее высокими показателями в плане современного имиджа. А Россия пока не придумала, чем привлечь симпатии окружающего мира, в том числе из-за того, что недостаточно профессионально заботится о своем внешнем имидже. России надо самой выстроить привлекательную цивилизационную идею. Ее успех зависит от того, насколько в будущем Запад будет экономически и морально слабеть по отношению к России. И наоборот: если Россия не сможет создать «идентичность», при которой будут обеспечены модернизация экономики и здоровая социальная среда, маятник качнется опять в обратную сторону.

Р.S. редактора. Оцениваю статью и большинство комментариев — поверхностными, как вчера и сегодня без завтра, без видения перспективы формирования новой, гуманно-интеллектуальной российской нации 21 века, для которой нужна и новая, гуманистическая национальная идея.

§

Некоторым россиянам стыдно за свою страну, но таких немного, показал опрос

Более двух третей (78%) россиян считают, что лучше быть гражданином России, чем любой другой страны мира, а 86% гордятся тем, что живут в РФ, показал опрос, проведенный социологами»Левада-Центра» в конце октября 2021 г.

Чуть более половины (52%) респондентов заявили, что они не стыдятся за Россию из-за того, что в ней «происходят сейчас такие дела». В то же время каждый пятый участник опроса признался, что испытывает стыд за страну в этой связи. 23% опрошенных заняли нейтральную позицию — ни да, ни нет, остальные не смогли ответить на этот вопрос.

При этом ровно половина респондентов выразили уверенность, что «люди должны поддерживать свою страну, даже если она не права». Противоположной точки зрения придерживаются 16% опрошенных. 28% не высказали ни согласия, ни несогласия. Оставшиеся 7% воздержались.

Около четверти респондентов (24%) высказали мнение, что мир стал бы лучше, если бы россияне признали недостатки своей страны. В то же время 38% считают, что с таким признанием ничего бы в мире не изменилось. Еще 25% заняли нейтральную позицию, оставшиеся 13% затруднились ответить.

Гордятся современной Россией в той или иной степени 69% респондентов. 18% не испытывают подобных чувств, остальные затруднились с ответом. Почти две трети (64%) опрошенных выразили уверенность, что Россия лучше большинства других стран. Противоположную позицию обозначили 10% участников опроса, остальные не смогли определиться.

Свободными в современном российском обществе чувствуют себя 69% участников опроса, ограниченность в этом плане ощущают 22% респондентов, остальные затруднились ответить.

30% участников исследования считают, что за последние полгода Россию и русских стали больше бояться за границей. По мнению 24% опрошенных, «нас стали больше ненавидеть». 11% считают, что РФ и ее граждан за рубежом стали «больше понимать», 10% — «больше уважать», 9% — «больше презирать». И лишь 1% респондентов считает, что за границей «нас стали больше любить».

  • 545 42% Горжусь
  • 352 27% Не горжусь
  • 233 18% Горжусь ,но не согласен с некоторыми действиями руководства страны
  • 91 7% Не горжусь,но принимаю все как есть
  • 80 6% Иное мнение

Всего голосов: 1301

Александр Шутов Я за новую, гуманно-интеллектуальную Россию. Разработал проект гуманистической идеологии и создаю партию «Гуманная Россия».

Захар Прилепин: «Русские не европейцы…»

Русские не европейцы уже по тому, что после тысячелетней национальной истории мы всё ещё рассуждаем об этом: достаточно ли мы хороши, чтоб стать европейцами. Это как если бы какой-нибудь зверь, типа волка, прожил всю жизнь, имел в округе всех волчиц, жрал в округе по зайцу из каждой заячьей семьи, воровал из каждой деревне по телку, загрыз в тех же деревнях по дюжине собак — и вдруг задумался: а может я, бля, птица? Или я бык? Или я охотник? Или я травоядный? Или я рыба вообще? Идёт к обрыву и думает: сейчас прыгну и либо взлечу, либо в воду упаду, одно из двух, если взлечу — закаркаю, если в воду — сразу нерестись начну. Волк, блядь, не тупи. Ты волк. Лось, не тупи, ты лось.

Заяц, не шевели ушами, ты заяц. Итальянцу и французу не придёт в голову пытаться понять европеец он или нет. В России, как мы заметили, больше всего переживают, что «мы не Европа» не совсем русские люди. Русским вообще всё равно. Пусть в Эстонии переживают, Европа ли они. Пусть на Украине уверены, что они Европа. Не надо лезть в анекдот со своей щетиной.

Плюс русских какой? Русские могут на себя смотреть глазами европейца (это Галковский подметил). Европеец в принципе не умеет смотреть на себя глазами русского, он только своими глазами может на себя смотреть. Особенно гордиться не надо — потому что русский не может посмотреть на себя глазами китайца или японца. Русскому проще подумать, что у них вообще нет глаз. Но и европеец тоже не может, поэтому не будем огорчаться. Мы, зато, можем посмотреть на себя глазами татарина или якута, тут нам уже проще. Поэтому русский умеет (только не всегда хочет) почти всё то, что умеет европеец, плюс ещё может делать всякие личные национальные глупости (империя, Достоевский, Байканур, Сталинградская битва и прочие фокусы). Ещё русский любит переодеваться в европейца. Он тогда ходит и косится на себя в зеркало и думает: «…а не отличишь… Неужто не скажут лакею, что я ряженый? Неужто не турнут до самого фуршета?». На самом деле, если к самому важному в русском характере приставлять эпитет «европейский» — это звучит, скорей, унизительно.

«Европейский писатель Лев Толстой». Европе надо прыгать выше головы, чтоб Лев Толстой стал «европейский писатель». Выше головы — и то за бороду не уцепится.

«Европейская доблесть в России, европейские воинские навыки, европейская воцерковлённость, европейский иконописец Рублёв, династия истинно европейских правителей Рюриковичей, европейский поэт Есенин, европейский композитор Мусоргский, настоящая европейская песня «Ой, то не ветер, то не ветер» и другая настоящая европейская песня «Эх, дороги, пыль да туман…» Истинно европейская улыбка Гагарина…». Бесконечный список. Когда всё это произносишь — всем существом чувствуешь: какая всё это дурь, цеплять «Европу» к нашей тележке. Даже тошнит немного, когда этот список перечисляешь. Как будто пуговицу к живой коже пришиваешь.

Хотя, впрочем, есть и европейские вещи у нас. Европейский писатель Акунин. Европейский режиссёр Звягинцев. Ну, то есть, возможно, Акунину или Звягинцеву хотелось бы так о себе думать. Но даже их ноготком эдак поскрябаешь и вдруг воскликнешь: Вася, ты чо ли? А ты чо как вырядился? Вася, сыми это с себя, а то я тебя пугаюся.

Р. S. редактора: Интересное выделение и преувеличение особенностей русских и русскости.

Становление гражданской нации в современной России, или как возможна единая идеология в многообразии этнических культур

Чистякова О.В.

Статья посвящена анализу проблем взаимодействия этнокультурных

сообществ и государства в современный период формирования

общероссийской нации. Нация рассматривается автором как гражданское

и политическое объединение людей, независимое от их этнической

принадлежности и этнокультурной самоидентификации. Идея формирования

гражданской нации раскрывается в качестве основы единой государственной

идеологии России. Понимание идеологии соотносится, прежде всего,

с ценностными основаниями, нормами поведения, культурными потребностями людей, общими для всех граждан российской нации. Проводится идея деполитизации этничности и отказа от этнополитической модели государственного устройства для успешной реализации цели становления национального государства.

Ключевые слова:нация, этнокультурное сообщество, национализирующееся государство, гражданское нациестроительство,

консоциональная демократия.

Современная Россия рассматривается сегодня в качестве

«национализирующегося государства», которое только в перспективе

должно приобрести статус национального государства, а пока государственной властью и политическими элитами поставлена цель постепенного формирования гражданской нации на ее территории.

Автор статьи исходит из рассмотрения нации как гражданского

и политического союза людей, имеющих единую общекультурную

и ценностную основу, населяющих единую территорию, и независимую от

этнического принципа государственного устройства. Именно понимание нации как гражданско-политического союза разнообразных этносов, проживающих на территории России, и обуславливает возможность формирования государственной идеологии, объединяющей людей различных этнокультур. Другими словами, возможная единая идеология в нашей стране может базироваться на идее единой гражданской нации, включающей в себя

многообразие этнических культур различных народов России. При этом в сфере государственности и политики этническая составляющая не должна играть никакой роли. Этничность как принцип, объединяющий людей, в условиях гражданской нации имеет высочайшую ценность и значимость в культуре, языке, изучении истории своего народа, поддержании религиозных традиций и т. д., но не в политических процессах и государственных структурах. Каково же реальное воплощение цели формирования общегражданской нации в России в современных условиях?

Объективная составляющая этнической самоидентификации россиян

сегодня лишена (увы!) оптимистического официального заявления

в исторически устоявшемся многонацио/народном единстве. Нация как

согражданская данность в России не сформирована (именно поэтому она

определена в качестве цели движения общества к некоему прогрессивному

политико-культурному состоянию). Россия существует сегодня как множество народов/этносов, проживающих на территории, определенной

государственными границами, но, к сожалению, не скрепленных едиными

общегражданскими и культурными основаниями, ценностными и моральными принципами. На вопрос о национальной идентификации услышим ответ: русский, татарин, чеченец…, но редко кто ответит «россиянин». Сошлюсь на мысль российского ученого П.К. Гречко, который справедливо отмечает: «В действительности же, т. е. по факту, а не конституционной декларации, мы, россияне, представляем собой многонародную совокупность и только в перспективе — многонародную нацию». В связи с вышесказанным логичнее и корректнее было бы употребление в научном и политическом дискурсах терминов «многоэтничный народ» или «полиэтнокультурный народ» вместо провозглашенного понятия «многонациональный народ». Данное

уточнение касается официальной терминологии, которая явно противоречит

официально же поставленной фундаментальной цели движения к нации-

государству. Процесс «нациестроительства» в России выражается редкими научными дискуссиями, которые не приходят к целостному видению путей реализации этой фундаментальной цели. Налицо отсутствие научно разработанной модели «нация-государство» применительно для российской действительности. Государственной программы формирования национального государства, на равноправной основе включающего множество этносов, также не существует. Все эти и многие другие объективно существующие факторы препятствуют процессу становления российского национального государства. Подчеркнем, однако, что национальное государство наиболее полно выражает сущность цивилизационного движения западных государств и является будущим и для

России. Профессор из многоэтничного Дагестана М.И. Билалов справедливо

отмечает: — «Важнейшая тенденция современности состоит в том, что на

смену традиционным этносам идет становление гражданской нации (нации-

государства, политической нации)». В отечественной социальной науке противоречивостью отличается рефлексия самого термина «нация». Рассмотрение нации как гражданского сообщества множества этносов с характерным для нации территориальным и политическим единством до сих пор не является общепринятым. Ряд российских ученых и политиков настаивают на традиционном для советской науки этническом понимании нации. Необходимо отметить, что существует и противоположный последнему научный дискурс. Российские ученые М. Билалов, П. Гречко, Л. Дробижева, В. Малахов, В. Тишков и др. понятие «нация» рассматривают в гражданско-политическом значении и с 90-х гг. задают дискуссию о гражданском нациестроительстве. Конечно, условием движения страны к нации-государству является существование гражданского общества, обеспечивающее целенаправленные действия не только государственных, но и общественных институтов. (Сегодня мы признаем, однако, что и гражданское общество в России находится в начальной стадии формирования).

В политической сфере, как и политической науке, сохраняется (и даже

преобладает!) идеолого-концептуальное положение от советской эпохи,

утверждающее, что этничность есть основа государственности,

а соответствие между государственными и этническими границами

собственно и означает создание национального государства. Подобный

принцип порождает трудноразрешимую проблему соотнесения границ

территории одного государства и одного этноса, поскольку большинство

государств сейчас полиэтничны. Согласно позиции автора статьи, этничность не может служить основой для государственности и даже для внутригосударственной структуры, а тем более выступать доминирующим принципом в нациестроительстве. Иначе создается этнополитическая модель построения государственного организма, способствующая тому, что составляющие государство этнические сообщества начинают отождествлять себя прежде всего с собственным национально-государственным образованием, а не с государственной общностью в целом. В результате общегражданские/общенациональные начала оказываются ослабленными или вовсе прекращают существование. Этнополитическая модель государственности прямо противоречит процессу формирования нации, и, более того, при определенных объективных и субъективных условиях, может вызвать и разрушение государств. Национально-территориальный федерализм в современной России способствует не переходу к национальному государству, а, наоборот, вызреванию этнической идентичности и этнического самосознания народов (особенно, титульных или коренных) без интегрирующей все этносы идеи. Опасность здесь в том, что глубокая этническая идентичность одного этноса (зачастую мифологизированная, обрастающая искусственными историческими,

лингвистическими и религиозными аспектами), с абсолютизацией

противопоставленности другому этносу, может заявить о себе либо

Еще про залог:  Кредиты под залог доли в квартире в Красноярске: 20 банков, где можно взять кредит в залог части недвижимости

требованием отделения, либо конфликтами, спровоцированными, или

спонтанно возникшими. Таким образом, создание нации, как и национального

государства, на основе этнического принципа государственности, на наш

взгляд, практически невозможно. Кроме того, абсолютизация этничности как принципа созданиягосударства, может привести к еще одной серьезной проблеме переходных(национализирующихся) обществ — угрозе этнического национализма и возникновения на этой почве конфликтов, ксенофобии, экстремизма.Этнический национализм возникает тогда, когда проблематика культурно-этнической идентичности народа подменяется политической проблематикой суверенитета народа с требованием собственного государства для отдельновзятой этничности. Политическое поле в этом случает пересекается/совпадаетс культурным, этническим, а зачастую и подменяет последнее. (Актуальный пример подмены этнокультурных взаимоотношений народов политической

проблематикой — современные события на Украине).

Причины смешения этнокультурной и политической сфер, а вслед за ним

и возникновения форм этнического национализма, частично объясняет в своих работах французский философ Клод Лефорт (1924–2021 гг.), который

сформулировал так называемый парадокс демократической легитимации.

С его точки зрения, отличие республики, т. е. демократии, от недемократических форм правления (монархии, например) заключается

в радикальном освобождении места власти. В династических обществах место власти зарезервировано за представителями определенного лица или рода. В демократических правлениях место власти потенциально пустует.

Уполномочивает занять это место только народ. Таким образом, единственным источником власти при демократии выступает народ или нация. Однако пустующее место власти в переходный период формирования

новых государств может быть занято не только демократическими порядками, но и тоталитарными, бюрократическими, националистическими. Политические этнические элиты с идеологией национализма при определенных условиях могут занять место власти и управления. Здесь на поверхность явлений и проступает важнейшая проблема межэтнических отношений в национализирующихся обществах: расцвет этнического национализма и, как следствие, возникновение конфликтов между народами, ксенофобия, экстремизм и даже фашизм. К сожалению, в современной России угроза возникновения конфликтов на этнической почве сохраняется, как и сохраняется возможность зарождения этнонационализма. Эта проблема актуальна (и останется таковой еще надолго), поскольку, в числе других причин, в России национально-административные образования по-прежнему составляют основу государственности. Политизация институциализированной этничности не только не исчезла, но находится в становлении. Федерация при этом характеризуется асимметричным социально-экономическим развитием регионов. Для решения проблем межэтнического характера в отдельных регионах России стали использоваться принципы консоциональной демократии (например, в Дагестане) с пропорциональным представительством этнокультурных групп при назначении на ключевые посты власти и управления. Консоциональная демократия призвана восполнить принцип справедливого распределения властных и административных ресурсов для представителей этнокультурных сообществ. Очевидно, однако, что такого типа демократия может сыграть

положительную роль лишь на определенном этапе «собирания воедино»

многочисленных этносов, проживающих на определенной территории. В формировании нации на гражданской, политической основе, наоборот,

необходим постепенный уход от принципа закрепления «своего места»

в органах власти по этническому принципу.

Нациестроительство — это длительный процесс консолидации. В этом

процессе этничность должна быть максимально деполитизирована, подчинена приоритету прав человека и свободы личности, общекультурным ценностям. Необходимо радикально изменить отношение к этничности и не оформлять ее государственно-политически. В государстве не должно осуществляться два принципа государственного устройства: этнически-территориальный и административно-территориальный, а только один — последний. Хотелось бы особо подчеркнуть, что автор не предлагает как-то бороться с этничностью. Факультативность, вынесенность этничности за пределы государственно-политического устройства не означает отрицания

необходимости развития этнокультур. Просто этничность нельзя оформлять

государственно, иначе это ведет к созданию этнократических государств, а не общенациональных. Ведь современный глобальный мир показывает нам

совершенно иные тенденции цивилизационного развития со взаимодействием народов различных этнических культур и религиозных идентификаций. Личностное ощущение принадлежности к тому или иному

этнокультурному сообществу не должно расходиться с ощущением

одновременной принадлежности к общегражданскому союзу, называемому

«нация». Одна идентификация (этническая) непротиворечиво дополняется

другой (общенациональной/общегражданской), базирующейся на

солидарности, гуманизме, общечеловеческих ценностях. Многообразие

идентификаций не упраздняет этническую культуру, язык, религиозные

предпосылки существования народа. Этнокультура в этих условиях развивается и пропагандируется. Однако в системе политических отношений этнический фактор не должен играть большой роли, а в идеале вообще может быть исключен из политической сферы как самостоятельный и самоценный.

В политике необходимы общечеловеческая и правовая доминанты.

Сохранение этнической культуры и возможность этнической идентификации людей — важнейшая задача на пути формирования нации в России. Это — цель всех регионов РФ, поскольку все они полиэтничны. В этом случае российская нация станет не просто «воображаемым сообществом» (как у Б. Андерсона), а реальным со-гражданским единством людей, объединенных не только территориальными рамками, но и общечеловеческими ценностями, моральными принципами бытия, общими языковыми и политическими факторами. Именно на такой основе и возможна единая идеология, объединяющая многообразие этносов с возможностями свободного выбора религиозной и культурной идентификаций.

Р.S. редактора: Диалектика и искусство идеологии и политики строится с учётом национально-исторических особенностей на основе гармонии общего (нации), особенного (народов) и частного (людей). Мы выдвигаем национальную идею = гуманизм патриотизм федерализм.

Что создали русские?

Меня поразил диалог, состоявшийся с почти 11-ти летним мальчиком. Данила, так зовут моего крестника, позвал меня к компьютеру, за которым он играл в какую-то игру, чтобы показать мне великолепие своего игрового танка, на котором он виртуально сражался. Взглянув на танк, я похвалил его за его победы в игре и пожурил за то, что он выбрал для себя модель «Абрамс», которая является американской, а не один из наших танков, которые по многим характеристикам превышают идентичные модели западных производителей.

На это мое замечание он ответил, что американские танки ему нравятся. Но не буду же я пускаться в сравнительно-описательные характеристики танковой техники, углубляясь в историю войн и военной промышленности из-за вкусовых предпочтений 11-ти летнего мальчишки в компьютерной игре. Поэтому, пожав плечами, я, возвращаясь к чтению какой-то книжки, решил промолчать. Однако уже когда я отходил от стола, за которым сидел Данила, совершенно неожиданно в моей памяти всплыл исторический факт об изобретении танка — англичанами. О чем я и сообщил своему юному крестнику.
Услышанное в ответ меня поразило, заставило вернуться и продолжить беседу.А сообщил он мне следующее. «Оказывается», все в мире придумано американцами и европейцами. Русские никогда ничего не создали и не в состоянии, что бы то ни было создать. Все самое лучшее и нужное создавали именно американцы и европейцы, а русские у них все только покупают. И так далее в том же духе.
На мой вопрос, а с чего он это взял и кто ему такое сказал, — он ответил, что это знают все и все так говорят. Я задумался, кто эти «все» в сознании 11-ти летнего ребенка: детский сад, школа, телевизор, друзья-товарищи, свои родители и чужие родители и вообще более взрослые люди, которым, как якобы много знающим, доверяют дети.
Конечно, я сразу же начал вспоминать великих русских ученых и изобретателей, перечислять их бесконечные заслуги. Менделеев, Попов, Сикорский, Королев, Пирогов и многие другие, о которых мог с ходу вспомнить. Ребенок слушал меня с открытым ртом, широко раскрытыми от изумления глазами, в которых проскальзывало недоверие и невероятный интерес. ОН ПРОСТО НЕ ПОДОЗРЕВАЛ ВСЕГО ЭТОГО! О чем мне и сообщил в конце разговора.
Через несколько дней в разговоре со своим другом, отцом Данилы, я вспомнил об этом случае и пересказал его родителю моего крестника. Подытоживая разговор, я предположил, что моему другу следует уделить более пристальное внимание воспитанию сына и постараться устранить эти ущербные пробелы в мировосприятии. Как оказалось, мой друг был искренне поражен моим пересказом, особенно в том, что танк изобрели англичане.
Такова предпосылка этой статьи, которую я хочу вам представить, а точнее, того перечня русских побед и вклада в мировую культуру, который вы найдете ниже. И это лишь малая часть.
П.Н. Яблочков и А.Н. Лодыгин — первая в мире электрическая лампочка.
А.С. Попов — радио.
В.К.Зворыкин — первый в мире электронный микроскоп, телевизор и телевещание.
А.Ф. Можайский — изобретатель первого в мире самолета.
И.И. Сикорский — великий авиаконструктор, создал первый в мире вертолет, первый в мире бомбардировщик.
А.М. Понятов — первый в мире видеомагнитофон.
С.П.Королев — первая в мире баллистическая ракета, космический корабль, первый спутник Земли.
А.М.Прохоров и Н.Г. Басов — первый в мире квантовый генератор — мазер.
С. В.Ковалевская (первая в мире женщина — профессор).
С.М. Прокудин-Горский — первая в мире цветная фотография.
А.А.Алексеев — создатель игольчатого экрана.
Ф.А. Пироцкий — первый в мире электрический трамвай.
Ф.А.Блинов — первый в мире гусеничный трактор.
В.А. Старевич — объемно-мультипликационное кино.
Е.М. Артамонов — изобрёл первый в мире велосипед с педалями, рулем, поворачивающимся колесом.
О.В. Лосев — первый в мире усилительный и генерирующий полупроводниковый прибор.
В.П. Мутилин — первый в мире навесной строительный комбайн.
А. Р. Власенко — первая в мире зерноуборочная машина.
В.П. Демихов — первым в мире осуществил пересадку легких и первым создал модель искусственного сердца.
А.П. Виноградов — создал новое направление в науке — геохимию изотопов.
И.И. Ползунов — первый в мире тепловой двигатель.
Г. Е. Котельников — первый ранцевый спасательный парашют.
И.В. Курчатов — первая в мире АЭС (Обнинская), также под его руководством была разработана первая в мире водородная бомба мощностью 400 кт, подорванная 12 августа 1953 года. Именно Курчатовский коллектив разработал термоядерную бомбу РДС-202 (Царь-бомба) рекордной мощности 52 000 кт.
М. О. Доливо-Добровольский — изобрёл систему трехфазного тока, построил трехфазный трансформатор, чем поставил точку в споре сторонников постоянного (Эдисон) и переменного тока.
В. П. Вологдин — первый в мире высоковольтный ртутный выпрямитель с жидким катодом, разработал индукционные печи для использования токов высокой частоты в промышленности.
С.О. Костович — создал в 1879 году первый в мире бензиновый двигатель.
В.П.Глушко — первый в мире эл/термический ракетный двигатель.
В. В. Петров — открыл явление дугового разряда.
Н. Г. Славянов — дуговая электросварка.
И. Ф. Александровский — изобрёл стереофотоаппарат.
Д.П. Григорович — создатель гидросамолета.
В.Г.Федоров — первый в мире автомат.
А.К.Нартов — построил первый в мире токарный станок с подвижным суппортом.
М.В.Ломоносов — впервые в науке сформулировал принцип сохранения материи и движения, впервые в мире начал читать курс физической химии, впервые обнаружил на Венере существование атмосферы.
И.П.Кулибин — механик, разработал проект первого в мире деревянного арочного однопролетного моста, изобретатель прожектора.
В.В.Петров — физик, разработал самую большую в мире гальваническую батарею; открыл электрическую дугу.
П.И.Прокопович — впервые в мире изобрёл рамочный улей, в котором применил магазин с рамками.
Н.И.Лобачевский — Математик, создатель «неевклидовой геометрии».
Д.А.Загряжский — изобрёл гусеничный ход.
Б.О.Якоби — изобрёл гальванопластику и первый в мире электродвигатель с непосредственным вращением рабочего вала.
П.П.Аносов — металлург, раскрыл тайну изготовления древних булатов.
Д.И.Журавский — впервые разработал теорию расчетов мостовых ферм, применяемую в настоящее время во всем мире.
Н.И.Пирогов — впервые в мире составил атлас “Топографическая анатомия”, не имеющий аналогов, изобрел наркоз, гипс и многое другое.
И.Р. Германн — впервые в мире составил сводку урановых минералов.
А.М.Бутлеров — впервые сформулировал основные положения теории строения органических соединений.
И.М.Сеченов — создатель эволюционной и других школ физиологии, опубликовал свой основной труд “Рефлексы головного мозга”.
Д.И.Менделеев — открыл периодический закон химических элементов, создатель одноименной таблицы.
М.А.Новинский — ветеринарный врач, заложил основы экспериментальной онкологии.
Г.Г.Игнатьев — впервые в мире разработал систему одновременного телефонирования и телеграфирования по одному кабелю.
К.С.Джевецкий — построил первую в мире подводную лодку с электродвигателем.
Н.И.Кибальчич — впервые в мире разработал схему ракетного летательного аппарата.
Н.Н.Бенардос — изобрёл электросварку.
В.В.Докучаев — заложил основы генетического почвоведения.
В.И.Срезневский — Инженер, изобрёл первый в мире аэрофотоаппарат.
А.Г.Столетов — физик, впервые в мире создал фотоэлемент, основанный на внешнем фотоэффекте.
П.Д.Кузьминский — построил первую в мире газовую турбину радиального действия
И.В. Болдырев — первая гибкая светочувствительная негорючая пленка, легла в основу создания кинематографа.
И.А.Тимченко — разработал первый в мире киноаппарат.
С.М.Апостолов-Бердичевский и М.Ф.Фрейденберг — создали первую в мире автоматическую телефонную станцию.
Н.Д.Пильчиков — физик, впервые в мире создал и успешно демонстрировал систему беспроводного управления.
В.А.Гассиев — инженер, построил первую в мире фотонаборную машину.
К.Э.Циолковский — основоположник космонавтики.
П.Н.Лебедев — физик, впервые в науке экспериментально доказал существование давления света на твердые тела.
И.П.Павлов — создатель науки о высшей нервной деятельности.
В.И.Вернадский — естествоиспытатель, создатель многих научных школ.
А.Н.Скрябин — композитор, впервые в мире использовал световые эффекты в симфонической поэме “Прометей”.
Н.Е.Жуковский — создатель аэродинамики.
С.В.Лебедев — впервые получил искусственный каучук.
Г.А.Тихов — астроном, впервые в мире установил, что Земля при наблюдении ее из космоса должна иметь голубой цвет. В дальнейшем, как известно, это подтвердилось при съемках нашей планеты из космоса.
Н.Д.Зелинский — разработал первый в мире угольный высокоэффективный противогаз.
Н.П. Дубинин — генетик, открыл делимость гена.
М.А. Капелюшников — изобрел турбобур в 1922 году.
Е.К. Завойский — открыл электрический парамагнитный резонанс.
Н.И. Лунин — доказал, что в организме живых существ есть витамины.
Н.П. Вагнер — открыл педогенез насекомых.
Святослав Федоров — первый в мире провёл операцию по лечению глаукомы.
С.С. Юдин — впервые применил в клинике переливание крови внезапно умерших людей.
А.В. Шубников — предсказал существование и впервые создал пьезоэлектрические текстуры.
Л.В. Шубников — эффект Шубникова-де Хааза (магнитные свойства сверхпроводников).
Н.А. Изгарышев — открыл явление пассивности металлов в неводных электролитах.
П.П. Лазарев — создатель ионной теории возбуждения.
П.А. Молчанов — метеоролог, создал первый в мире радиозонд.
Н.А. Умов — физик, уравнение движения энергии, понятие потока энергии; кстати, первым объяснил практически и без эфира заблуждения теории относительности.
Е.С. Федоров — основоположник кристаллографии.
Г.С. Петров — химик, первое в мире синтетическое моющее средство.
В.Ф. Петрушевский — ученый и генерал, изобрел дальномер для артиллеристов.
И.И. Орлов — изобрел способ изготовления тканых кредитных билетов и способ однопрогонной многократной печати (орловская печать).
Михаил Остроградский — математик, формула О (кратный интеграл).
П.Л. Чебышев — математик, многочлены Ч. (ортогональная система функций), параллелограмм.
П.А. Черенков — физик, излучение Ч. (новый оптический эффект), счетчик Ч. (детектор ядерных излучений в ядерной физике).
Д.К. Чернов — точки Ч. (критические точки фазовых превращений стали).
В.И. Калашников — это не тот Калашников, а другой, который первым в мире оснастил речные суда паровой машиной с многократным расширением пара.
А.В. Кирсанов — химик-органик, реакция К. (фосфозореакция).
А.М. Ляпунов — математик, создал теорию устойчивости, равновесия и движения механических систем с конечным числом параметров, а также теорему Л. (одна из предельных теорем теории вероятности).
Дмитрий Коновалов — химик, законы Коновалова (упругости парарастворов).
С.Н. Реформатский — химик-органик, реакция Реформатского.
В.А.Семенников — металлург, первым в мире осуществил бессемерование медного штейна и получил черновую медь.
И.Р. Пригожин — физик, теорема П. (термодинамика неравновесных процессов).
М.М. Протодьяконов — ученый, разработал общепринятую в мире шкалу крепости горных пород.
М.Ф. Шостаковский — химик-органик, бальзам Ш. (винилин).
М.С. Цвет — метод Цвета (хромотография пигментов растений).
А.Н. Туполев — сконструировал первый в мире реактивный пассажирский самолет и первый сверхзвуковой пассажирский самолет.
А.С. Фаминцын — физиолог растений, первым разработал метод осуществления фотосинтетических процессов при искусственном освещении.
Б.С. Стечкин — создал две великих теории — теплового расчета авиационных двигателей и воздушно-реактивных двигателей.
А.И. Лейпунский — физик, открыл явление передачи энергии возбужденными атомами и молекулами свободным электронам при столкновениях.
Д.Д. Максутов — оптик, телескоп М. (менисковая система оптических приборов).
Н.А. Меншуткин — химик, открыл влияние растворителя на скорость химической реакции.
И.И. Мечников — основоположник эволюционной эмбриологии.
С.Н. Виноградский — открыл хемосинтез.
В.С. Пятов — металлург, изобрел способ производства броневых плит прокатным методом.
А.И. Бахмутский — изобрел первый в мире угольный комбайн (для добычи угля).
А.Н. Белозерский — открыл ДНК в высших растениях.
С.С. Брюхоненко — физиолог, создал первый аппарат искусственного кровообращения в мире (автожектор).
Г.П. Георгиев — биохимик, открыл РНК в ядрах клеток животных.
E. А. Мурзин — изобрел первый в мире оптико-электронный синтезатор «АНС».
П.М. Голубицкий — русский изобретатель в области телефонии
В. Ф. Миткевич — впервые в мире предложил применять трехфазную дугу для сварки металлов.
Л.Н. Гобято — полковник, первый в мире миномет был изобретен в России в 1904 году.
В.Г. Шухов — изобретатель, первым в мире применил для строительства зданий и башен стальные сетчатые оболочки.
И.Ф.Крузенштерн и Ю.Ф.Лисянский — совершили первое русское кругосветное путешествие, изучили острова Тихого океана, описали жизнь Камчатки и о. Сахалин
Ф.Ф.Беллинсгаузен и М.П.Лазарев — открыли Антарктиду.
Первый в мире ледокол современного типа — пароход русского флота “Пайлот” (1864), первый арктический ледокол — “Ермак”, построен в 1899 под руководством С.О. Макарова.
В.Н. Щёлкачев — основоположник биогеоценологии, один из основоположников учения о фитоценозе, его структуре, классификации, динамике, взаимосвязях со средой и его животным населением.
Александр Hесмеянов, Александр Арбузов, Григорий Разуваев — создание химии элементоорганических соединений.
В.И. Левков — под его руководством впервые в мире были созданы аппараты на воздушной подушке.
Г.Н. Бабакин — русский конструктор, создатель советских луноходов.
П.Н. Нестеров — первым в мире выполнил на самолете замкнутую кривую в вертикальной плоскости, «мертвую петлю», названную впоследствии «петлей Нестерова».
Б. Б. Голицын — стал основателем новой науки сейсмологии.
И все это, лишь незначительная часть вклада русских в мировую науку и культуру. При этом здесь я не касаюсь вклада в искусство, в большую часть общественных наук, а это вклад далеко не маленький. И кроме всего прочего, существует вклад в виде явлений и предметов, который я не учитываю в этом исследовании. Таких, как «Автомат Калашникова», «Первый Космонавт», «Первый Экраноплан» и многие другие. Конечно же, перечислить всего невозможно. Но даже столь беглый взгляд, позволяет сделать нужные выводы…
Вот чему мы должны учить наших детей и что должны им постоянно объяснять и показывать. Сергей Лебедев.

§

Немецкий профессор Вальтер Шубарт утверждал: «Западноевропейский человек рассматривает жизнь, как рабыню, которой он наступил ногой на шею… Он не смотрит с преданностью на небо, а, полный властолюбия, злыми враждебными глазами глядит вниз, на землю. Русский человек одержим не волей к власти, а чувством примирения и любви. Он исполнен не гневом и ненавистью, а глубочайшим доверием к сущности мира. Он видит в человеке не врага, а брата».

Англичанин хочет видеть мир — как фабрику, француз — как салон, немец — как казарму, русский, — как церковь. Англичанин хочет добычи, француз – славы, немец – власти, русский – жертвы.

Англичанин хочет наживаться от ближнего, француз – импонировать ближнему, немец – командовать ближним, а русский ничего от него не хочет. Он не желает превращать ближнего в свое средство. Это братство русского сердца и русской идеи. И это есть Евангелие будущего. Русский всечеловек есть носитель нового солидаризма. Прометеевский человек уже обречен смерти. Наступает эпоха Иоанновского человека – человека любви и свободы. Таково будущее русского народа.

Запад движим неверием, страхом и себялюбием; русская душа движима верою, покоем и братством. Именно поэтому будущее принадлежит России…

У европейца — человек человеку волк, всяк за себя, всяк сам себе бог; поэтому все против всех и все против Бога; и героичность его есть очень часто эксцесс себялюбия и гордости — личной или национальной. Это корыстный и хищный героизм. Европеец доволен, когда ему завидуют, и терпеть не может, чтобы его жалели, — это унижение. Поэтому он скрытен, притворяется, чопорен, чванлив и театрально надут — и когда русский это видит, то у него щемит на сердце.

Русский подходит к своему ближнему непосредственно и тепло. Он сорадуется и сострадает. Он всегда склонен к расположению и доверию. Быстро сближается. Он естествен, и в этом его шарм. Он прост, интимен, склонен к откровенности, стремится быть полезным.

Новый человек Европы не заметил, как он прошел через иудаизацию христианства и утратил и Бога и Христа. В России иное понимание Евангелия.

Русские были христианами до своего обращения в христианство. Поэтому христианство распространилось в России не мечом, как у Карла Великого, а само, легко и быстро — избранием.

Русское сердце было открыто не Ветхому, а именно Новому Завету. Так оно и осталось; в русской душе есть данные, делающие русского человека самым верным сыном Христа.

Вот откуда русская национальная идея: спасение человечества придет из России. Это самая глубокая и самая широкая национальная идея из всех, имеющихся у других народов.

Основная социальная идея русского народа такова: общество как церковь, как духовная общность, как свободное многообразие в любовном единстве, как мистическое Тело Христа…

И ещё замечательно, что русское безбожие — иное, чем на Западе: оно не холодное сомнение, не безразличие, а огненный вызов Богу, трепещущее кощунство, восстание, жалоба на Бога, может быть, тоска по утерянном Боге. Самое безбожие носит у русских характер религиозного неистовства.

И самое понимание Евангелия в России иное, чем на Западе: западное христианство болеет властолюбием — оно насильственно обращает в христианство, это воинственное, милитаризованное учение о Боге, дающем победу; это искажение Евангелия Ветхим Заветом и естественный переход от Ветхого Завета к безбожию…

Можно сказать, что европеец — человек дела, а русский — человек души и сердца. И Европа есть страна деловитости, а Россия есть родина души.

Душевный человек вчувствуется в ближнего и воспринимает его интуитивно и чутко; ему не важно происхождение, образование, партийность, профессия, титул и орден.

И замечательно, когда неевропеец впервые приезжает в Россию, он бывает приятно изумлен и обрадован; а когда русский впервые приезжает в Европу — то он чувствует себя отрезвленным и разочарованным.

Кто узнает русского лично — тот полюбит его. Пока европейца знаешь по его заслугам — до тех пор он тебе импонирует.

Русский человек, может быть, и плохой делец, но братский человек. Он мастер давать и помогать — и дает с тактом и нежностью. Он гостеприимнее всех народов Земли. Он чувствует глубоко, умиляется и плачет. Русские люди и называют друг друга не по титулам и званиям — а просто по имени и отчеству.

Просты и скромны — русские ученые. Сердечны и отзывчивы русские писатели. У русского человека — человек человеку не волк, а Бог (Преп. Серафим говорил — «человек человеку радость»).

Русский человек — не одержим западным честолюбием и властолюбием: в глубине души он хочет угодить Богу, устоять пред Его лицом, а не пред человеками.

Эта русская братскость есть выражение веры и Царства Божия. Русский человек уверен — что любящий Бога будет любить и людей; и обратно. А любить — значит, уважать.

Русский человек — настолько укоренен в вечности, что способен наслаждаться настоящим мгновением. Для европейца характерно страхование жизни в страховых обществах; для русского — пренебрежение к скопидомству. Верным инстинктом русский чует, что капиталист — раб своего капитала и что жадность есть страх и безбожие. Отсюда же у русского — не историческое, а религиозно-метафизическое созерцание истории. В истории он стремится не ухватить все и все запомнить — а постигнуть религиозный смысл событий.

Русский человек творит свою историю религиозным ожиданием, сверхчеловеческою способностью страдать и терпеть. Поэтому русская культура есть метафизическая культура, а западная — техническая культура; и будущее принадлежит России.

Русский человек добр не из чувства долга, а потому, что это ему присуще, что он иначе не может. Это нравственность не рассудка, а сердца.

Воображение у русского человека — богато, дерзновенно и глубоко. Европеец — техник. Русский — романтик. Отсюда у него два особых дара: способность к чужим языкам и дар к сцене и театру. Русские актеры не играют, а живут на сцене. Перед русским театром — всякий европейский искусственен, натянут и дилетантичен.

Европейца тянет к специализации. Русского — к целостному созерцанию. Европеец — расчленяющий аналитик. Русский — всепримеряющий синтетик. Он стремится не побольше знать, а постигнуть связь вещей, уловить сущность. Русский способен как никто — слить поэзию, науку и религию; и в этом — будущее за ним, а он сам — человек будущего.

В России иное понимание Евангелия. У русского народа целый ряд христианских добродетелей является устойчивыми национальными добродетелями — христианство как бы врождено славянской душе. Русские были христианами до своего обращения в христианство. Поэтому христианство распространилось в России не мечом, как у Карла Великого, а само, легко и быстро — избранием.

Русское сердце было открыто не Ветхому, а именно Новому Завету. Так оно и осталось; в русской душе есть данные, делающие русского человека самым верным сыном Христа. Вот откуда русская национальная идея: спасение человечества придет из России.

Это самая глубокая и самая широкая национальная идея из всех, имеющихся у других народов.

Из книги: «Европа и душа Востока»

Александр Шутов Преувеличенная религиозность русского народа, он иначе: «На Бога надейся, да сам не плошай».

Палитра русской цивилизации Российский социум как цветовая криптограмма Александр Неклесса

Об авторе: Александр Иванович Неклесса – заведующий лабораторией «Север – Юг» Института Африки РАН; председатель Комиссии по социокультурным проблемам глобализации, член бюро научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН.

Тэги: русская цивилизация, российский социум, кризис идентичности, русь, россия, самодержавие, крепостничество, народы

В саду обитает больше

Растений, нежели посажено

Садовником.

Испанская пословица

Привычка осматриваться вокруг, вглядываясь с особым вниманием в европейское зеркало, привилась в России давно, что, впрочем, естественно: ведь христианская цивилизация на русские земли пришла из Европы (византийской и западной), но органичной частью Европы этот край не стал. Кризис идентичности – стимул и путеводная звезда национальной рефлексии. Где искать энигматичную тень отцовства, взыскание утрат и обретение надежд? Притворно-географические извилины и развилки психеи значили для русской идеи больше, нежели внятные контуры социальной мысли: консерватизм, национализм, либерализм. Славянофилы, западники, евразийцы свои размышления и споры вели именно в данном ключе. Интеллектуальная рефлексия дополнялась прямыми художественными интервенциями и откровениями… В русской душе странным образом уживались два противоположных чувства: смирение блудного сына, его тоска по дому и горделивость законного наследника-владельца.

Что такое Россия? Негативная диалектика Европы? Или ее псевдоморфозы следует сравнивать с азиатскими царствами? Оригинал русской идентичности так просто дешифровать не получается, однако для раскрытия сути и сущности есть реперные точки. Гуманитарная археология – своего рода апокатастасис – обращение к собственному оригиналу, главное, соблюсти пропорции, не переходя грань. Потерянный ищет в лицах, невидимый – в зеркалах, здесь же памятными вешками служит палитра исторических флагов Российской империи, цивилизационную криптограмму раскрасят пять цветов: белый, синий, красный, желтый и черный.

Страна на краю мира (белый)

«Сотни лет мы шли навстречу вьюгам с юга вдаль, на северо-восток» – в строчках Максимилиана Волошина зафиксированы два существенных тезиса. Во-первых, Россия опознана как страна пути, а во-вторых, отмечена экстремальность ее маршрута. Русь, затем Россия была соорганизована посредством пути, путепроводов речных и сухопутных.

Наиболее известна дорога «из варяг в греки», основание киевской державности, но это не единственная русская страна. Был еще и Великий Новгород – крупнейшее по территории государство, торговая республика, Господин Великий Новгород, со стороны Балтийского моря примыкавший к Ганзейскому союзу – разветвленной морской трассе. А по Ледовитому морю – к Гиперборейскому океану, каботажным путем и по суше, образуя «соболиный тракт». Территория уходила за Уральский хребет вплоть до златокипящей Мангазеи и еще дальше – за Енисей. Северный морской и речной путепровод делился на морские ходы поморов – Грумаланский, Мангазейский, Новоземельский, Енисейский. Были и «особливый янтарный путь», и «заволоцкий торговый путь», и транзитное «поволочье», объединявшее реки, поймы, озера, разного рода переправы в сложные торгово-инженерные системы. Посредством поволочья через озерно-речную систему протянулась торговая нить к Поволжью, образуя по Волге, с выходом к Хвалынскому (Каспийскому) морю, Великий серебряный путь к «персам», который влиял не только на российскую историю.

В подвижном евразийском пространстве возникали и исчезали ветви и радиации Великого шелкового пути, значительно позднее, уже в ином формате воссозданного в виде Великого сибирского пути – Транссибирской магистрали и Закаспийской железной дороги, достигавшей Ферганской долины. Сопряжение пространства торговых операций с военно-трофейной экономикой степи определило слияние в российской широте русской и кочевнической стихий.

Россия – белый, снежный стан, страна, северо-восточный вектор которой, достигнутые рубежи обрываются в слабозаселенных землях на Крайнем севере, где нет иных империй и государств, кроме царства Зимы. Заселяют же край ватаги купцов и странников – первопроходцы, которые не столько сражаются со странами и народами, изощряя военное и дипломатическое искусство, развивая социальные навыки и коммуникации, сколько пребывают в перманентном конфликте, немой борьбе с видимыми и невидимыми стихиями, шаг за шагом формируя тело империи – предельного царства северной Ромеи.

Климат, география, судьба – бесчувственные враги, основные оппоненты, с которыми ведется непрерывная тяжба. Это удел людей, уходивших из-под ярма, избиравших полуночные дороги, тяготы экзистенции в то время, когда другие шли вслед за теплом и солнцем на юг и запад. Особенность выбора континентального безбрежья, перманентное противостояние скорее с природой и роком, нежели с социумом, определили психологический тип и социальный модус. Зима смиряла жар беглой героики, по-своему приучая к лишениям и терпению.

Попробуем реконструировать качества этой динамичной популяции – российской закваски, ее архетип, в основе которого люди-одиночки, трансграничные отряды, рассеянные на огромной территории, сопротивляющиеся обстоятельствам непреодолимой природной силы, где холод, голод, безлюдье пестовали характер. События на западных и южных рубежах страны описаны достаточно подробно, маршрут же «решительного меньшинства» на северо-восток известен скорее в образах, нежели фактах, усвоен метафорически как не слишком внятная легендарная история мест, где жизнь требует максимальных усилий, ставя в ситуации отчаянного выбора. Где каждый день как последний, и развивается пренебрежение, даже презрение, к обыденности, размеренности. Нет особой разницы между действием и отдыхом, жизнь «вечный бой, покой нам только снится» – эта энергия пронизывает жизнь и культуру.

Европейские государства окружены другими странами, зажаты высокой плотностью населения, социальные коммуникации интенсивны как внутри, так и вовне страны. Политические конфигурации складываются в договорном и династическом континууме как баланс сил и интересов, где устойчиво перераспределяются владения и полномочия, действует частное и публичное право, а военные действия ведутся в соответствии с законами и правилами. Войны же на российской территории, не разделенной морями на метрополию и колонизируемые земли, это либо борьба с природой, либо гибридные и беспощадные. Некая аналогия прослеживается, но лишь отчасти, с историей Америки – продвижение в глубь континента, строительство острогов (фортов), поселений, частно-государственные, казацко-армейские битвы с туземцами: сибирью, чукчами, черкесами, другими. И война с внешними силами, но уж если на своей территории, то с участием третьей стороны – народной дубины.

§

Люди, если они и не ищут идеал в прошлом, все же мыслят будущее по его лекалам. Подсознательно, да и сознательно эпоха перемен воспринимается как транзит сквозь нестроения к новому сбалансированному статусу. Между тем равновесный мировой порядок, возможно, останется в прошлом, и новый статус мира – перманентно подвижное его существование. Новый мир – это жизнь с коротким циклом обновления, высоким уровнем риска, отсюда заметная роль инициативы в творящейся на глазах вселенной.

Существуют два способа освоения бытия: апофатический и катафатический. Речь идет не о богословии, хотя апофатика и катафатика – богословские понятия: постигать Творца и творения посредством определений или пытаться, подобно кожуре с плода, снимать покровы, удерживая суть, и, если удается удержать, прийти к постижению. Катафатический подход – позитивный, не позитивистский, а именно позитивный, конструктивный модус, по которому в полемике христианского мировидения с античным наследием строился мир западноевропейской культуры. Однако конструктивность, позитивность эффективны до определенного предела, пока не превышен некий градус сложности. Апофатическая форма богословия более характерна для восточного христианства, в западном она также присутствует, не будем упрощать картину, но речь идет о культуре. Подобное мировидение нисходит и растворяется в православной культуре, оно оказалось близким людям, живущим в экстремальных условиях, привыкшим к неустойчивости выстроенного и снятию покровов.

Народу пути свойственны психологизм мировидения, способность к длительному напряжению и сверхусилию, неприхотливость, стойкость, выносливость, героизм, жертвенность, суровость, мечтательность, экстатичность, интуиция, подвижничество, неформальность, непредсказуемость, изобретательность, новаторство, ряд иных свойств. Но одновременно в русском характере присутствуют стихийность, противоречивость, максимализм как особый перфекционизм, свирепая устремленность к идеалу, тяга к утопиям при малой склонности к планированию, пренебрежение социальностью, тенденция замещать реальность иллюзией, иррационализм, эсхатологизм, профессиональный дилетантизм, невежество, юродство, тоска, лихость, буйство, разгильдяйство, небрежность, неряшливость.

Человек пути готов к встрече с иным. Соответственно у русских людей, мира, культуры, идентичности есть свое окно в будущее, поскольку именно апофатичность когерентна сложному миру, который предполагает смену рефлексии, обновление методологии познания-действия. Экстремальность может стать жизненной прописью, из чего следует и хлебниковское «степь отпоет», и особый внутренний мир – русская культура психологически многомерна. Для русской классики важен не столько сюжет, сколько вопрошание к себе, судьбе, Творцу, и настоящая интрига может строиться вокруг вопля персонажа: «Кто я, тварь дрожащая или право имею?» – а судьба авторов порой сама становится произведением, причем нередко с трагическим финалом. У России при всех пертурбациях есть некая культурная преференция, золотой ключик – ее core competition: способность людей к рождению неудобных и поразительных идей, образов, смыслов, мемов, хотя не всегда сопровождающаяся удержанием и развитием. Тем более технологизацией. Россия могла бы быть творческим, а не нефтегазовым источником планеты людей. Могла бы…

…Киевский «Синопсис» XVII века так – то ли фантазийно, то ли провидчески – определил значение слова «Россия»: «Россiя від розсіяння свого прозвалися».

Р.S. редактора. И может. Сколько Идей рождено и опробовано в России! Мы разработали проект новой, гуманистической идеологии интеллигенции интеллектуального общества и национальной идеи России: гуманизм патриотизм федерализм, создаём для их реализации центристскую партию «Гуманная Россия». И, таким образом, сделано мировое гуманистическое открытие – новый гуманизм: научное в политологии и идеологическое в политике, перспективное для России XXI века.

Россия и Запад: кто моральнее? Андрей
Мовчан

Как-то так получилось, что почти одновременно (и не сговариваясь) с Александром Бауновым мне захотелось порассуждать, о каких традициях и какой морали сегодня идет речь в России. Сперва о том, какой морали у нас нет и не должно быть.

«Россия… – страна, которая стремится к построению справедливого общества, основанного прежде всего на моральных ценностях», – сказал семь лет назад В.В. Путин. Спустя шесть лет он же прямо противопоставил Западную Европу и Россию в смысле морали в послании Федеральному Собранию: «Разрушение традиционных ценностей сверху, которое мы наблюдаем во многих странах, губительно и проводится вопреки воле народного большинства. Нас все больше поддерживают в нашем стремлении сохранить традиционные ценности (курсив мой. – А.М.): ценности гуманизма, ценности традиционного мира, семьи и религиозные ценности». На Валдайском форуме в 2021 году Путин был еще более откровенен: «Мы видим, как многие евро-атлантические страны фактически пошли по пути отказа от… христианских ценностей. Отрицаются нравственные начала… Что еще может быть большим свидетельством морального кризиса человеческого социума, как не утрата способности к самовоспроизводству. А сегодня практически все развитые страны уже не могут воспроизводить себя. Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. И мы считаем естественным и правильным эти ценности отстаивать». Слова эти звучат возвышенно и привлекательно, но очень хочется проверить их фактами и цифрами. Только так мы сможем отделить пропаганду от реальной заботы о благе нации.

Начнем с определений. Казалось бы, можно надеяться, что Владимир Путин под «христианской моралью» традиционно понимает отказ от того, что, согласно Евангелию от Марка (7:19 – 7:23) делает человека «нечистым»: убийство, жестокость, кража, сексуальная развращенность, зависимость от страстей, зависть, обман, жадность, злые мысли и глупость. В этом случае президент был бы безусловно прав, придавая большое значение «христианской» морали. Мораль – важная составляющая прогресса страны. Многие экономисты (например, Пол Хайни или С. Майкл Крейвен) пишут о «высокой цене аморальности» для экономики. В атмосфере недоверия, вызванного аморальным поведением, стоимость всех транзакций значительно повышается, оборот денег замедляется, риски воспринимаются как более высокие, и не только скорость роста, но и сам рост во многих областях оказывается под вопросом. Более того, такие действия, как преступления, адюльтер, употребление наркотиков, сами по себе имеют существенную экономическую себестоимость, увеличивают издержки общества. Социологи напрямую связывают моральность общества с продолжительностью и качеством жизни. Уровень моральности общества влияет на все причины смертности, от насильственных и других преступлений до сердечно-сосудистых заболеваний, на эффективность всех служб – от полиции до скорой помощи, на равномерность распределения доходов и богатства в обществе, на субъективную оценку качества жизни.

Увы, версия о таком понимании морали российскими властями не проходит.

Что касается самовоспроизводства, можно предположить, что Владимир Владимирович погорячился. Во-первых, в сегодняшнем мире в лидерах по естественному приросту населения – Нигер, Уганда и сектор Газа. Трудно сказать, являются ли эти страны образцовыми в плане «ценностей морали и нравственности», но вряд ли даже Путин хотел бы видеть Россию в одном ряду с ними. Во-вторых, в России до 2021 года в течение 23 лет отмечалась естественная убыль населения. Только в 2021 году естественный прирост появился, да и то в ничтожных масштабах – 1,6 человека на 10 тысяч (к тому же демографы утверждают, что этот показатель нестабилен и в течение трех лет Россия опять «нырнет» в естественную убыль). С другой стороны, естественный прирост в странах ЕС-28 (без учета миграции) не был отрицательным с 1960-х годов, и сегодня он в два раза выше, чем в России. Небольшая убыль наблюдается в Германии, но только последние два года; в Великобритании и Франции прирост более чем 3 человека на 1000, естественный прирост в США – 5,5 человека на 1000. Да, демографы прогнозируют, что и в ЕС в дальнейшем естественный прирост, вероятно, будет сменяться естественной убылью, но если исходить из нынешних данных, то возникает большой вопрос, кто же «не способен на самовоспроизводство» и кому следует «сохранять традиционные ценности».

Апелляция к церкви как партнеру в «сохранении морали» настораживает еще больше. «У нас много очень направлений сотрудничества между государством и церковью. Церковь… естественный партнер для государства», – говорит Владимир Путин. А вот экономист и политолог Грег С. Пол в своих работах по сравнительному анализу религиозности и качества жизни в различных развитых странах (из выбранных стран, в частности, в США религиозными называют себя 60 процентов населения, в Германии – 48%, во Франции – 37%, в Австралии – 35%) ставит настораживающие вопросы. Неплохо бы нашим лидерам, которые видят развитие морали и рост религиозности в стране как взаимосвязанные процессы, прислушаться к следующим его словам: «Консервативная религиозная идеология является одной из вероятных причин социальной дисфункции… В частности, США являются [среди исследуемых стран] самой дисфункциональной с точки зрения убийств, количества заключенных, детской смертности, распространения гонорреи и сифилиса, абортов, подростковых беременностей, продолжительности брака, неравенства доходов, нищеты (и) средней продолжительности рабочего времени». Как утверждает Пол, цифры также достоверно свидетельствуют о том, что общества, в которых высока доля атеистов, являются существенно более «функциональными» – в смысле уровня преступности, асоциального поведения и уровня взаимного недоверия.

Pew Research Center на основании изучения более чем сотни стран утверждает, что между процентом граждан, считающих, что вера в бога является залогом морали, и ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, существует серьезная негативная корреляция – минус 0,76. (Согласно этой теории получается, что Китай, в котором только 15% населения утверждают так, заслуживает быстрого роста ВВП на душу населения, а США, в которых почти 60% населения объединяют мораль и веру, ждет падение ВВП.) Согласно исследованию Gallup, в 2021 году доля религиозных граждан превышала 55% лишь в странах со средним годовым доходом на душу населения менее $20 тысяч (за одним исключением). Развитые страны по этому показателю располагаются в промежутке от 20% до 55% религиозных граждан. В России сегодня годовой доход на душу населения как раз чуть выше 20 тысяч долларов – и 52% населения считают себя религиозными. Рост религиозности либо сделает Россию исключением из правила, либо скорее оттолкнет в зону более низкого подушевого дохода.

Ну и, наконец, чем же мораль в сегодняшней России, которую столь многие высокопоставленные лица хотят защищать от влияния «североатлантических стран», выгодно отличается от морали в странах Западной Европы – не на словах, а в цифрах? Увы, по всем параметрам, описанным в Евангелии от Марка, Россия не стоит даже близко со странами Североатлантического альянса. В России 10,2 умышленных убийства на 100 тысяч человек в год. В США – 4,2. В Германии – 0,8. Во Франции – 1,1. Это страшный разрыв даже с США, которые российские СМИ регулярно называют неспокойной страной с высоким уровнем преступности. Но еще страшнее детали. Так, например, в России за 15 лет погибло в 68 раз больше приемных детей, чем усыновленных за рубеж (за рубеж было усыновлено 34% всех детей). В России в детских домах официально живет 105 тысяч детей. (Эта цифра вызывает сомнения: по данным системы ЕМИСС, в год в России остаются без попечения примерно 88 тысяч детей. Кроме того, в России (по данным той же ЕМИСС) функционирует более 1340 детских домов. Вряд ли можно предположить, что в среднем в детском доме живет 7 воспитанников.) ЮНЕСКО оценивает количество сирот и детей без родительского присмотра в России в 700 тысяч. При этом треть усыновленных в России возвращают в детдом. В США (о которых выше мы говорили как о дисфункциональном обществе) нет детских домов в нашем понимании. Там созданы residential treatment centers (местные центры опеки), в каждом из которых находится всего несколько детей. Всего в этих центрах содержится сегодня до 50 тысяч детей, то есть в 4,5 раза меньше на душу населения, чем даже по официальным данным в России. В Швеции около 5000 детей находятся на социальном попечении государства, это даже по официальным данным в 1,7 раза ниже на душу населения, чем в России. Примерно такая же картина в Германии – в 2 раза меньше (по официальным данным).

О жестокости в отношении взрослых: в России 603 заключенных на 100 тысяч человек населения. В Германии – 95, во Франции – 85. В России уникально большое количество охранников – 700 тысяч человек (1 на 208 жителей). В Германии – 177 тысяч человек (1 на 480 жителей), во Франции – 159 тысяч (1 на 400 жителей), в Швеции – 13 500 (1 на 750 жителей). В России на 100 тысяч жителей приходится 975 полицейских, в Германии – 300.

Сексуальная аморальность Запада, на которую любят ссылаться наши идеологи, тоже вызывает сомнения, когда дело доходит до цифр. Хотя понятие это достаточно размыто (и существенно зависит от традиции), но и здесь можно найти более или менее объективные параметры. Вот только один пример: в мире на 100 родов в среднем приходится 22 аборта. В России – 73. В Европе – менее 20. По относительным показателям (на душу населения, на 1000 женщин, на 100 родов и пр.) Россия является мировым лидером по количеству абортов, причем с большим отрывом.

Не лучше и со страстями: согласно докладу ООН, 2% взрослых россиян употребляет инъекционные наркотики. По этому показателю Россия занимает второе место в мире после Азербайджана, деля его с Сейшельскими островами. Россия занимает первое место в мире по потреблению героина. Общее количество наркоманов в России составляет более 5 млн человек, или около 3,5% населения. Для сравнения: в ЕС уровень наркомании составляет 0,51% (в Германии – 0,25%, во Франции – 0,44%), и это притом, что в России существенно хуже поставлено выявление наркомании.

В России потребляется 15 литров алкоголя на взрослого человека в год, 51% выпиваемого – крепкие напитки. Во Франции – 12,2 л (23% – крепкие напитки), в Германии – 11,8 (18,6% – крепкие напитки).

В России от 1 до 2% взрослого населения (данные UNAIDS) инфицировано ВИЧ. В Германии и Франции – 0,1–0,5%.

С завистью и жадностью все тоже не очень хорошо. Соотношение доходов богатейших 10% к беднейшим 10% составляет в Германии 6,9, во Франции 9,1, в России – 12,7. 1% россиян владеют 71% национального богатства. В Европе тот же показатель – 32%. 5% самых богатых россиян владеют 82,5% национального частного богатства; 10% – 87,6%. Россия – лидер по неравенству распределения богатства в мире (даже с учетом Брунея и Саудовской Аравии!).

При этом объем благотворительности в России – порядка 0,075% ВВП, более половины – зарубежные пожертвования (это работают иностранные агенты, которые так не нравятся нашей власти). В России 59% населения считает, что помощь необеспеченным гражданам – дело не их, а государства. 55% россиян ничего не знают о деятельности благотворительных организаций. В США благотворительность составляет более 2% ВВП (в 120 раз больше в абсолютном выражении). 90% взрослых граждан США вовлечено в благотворительность. Такая ситуация не только в США. Лидерами по объемам международной благотворительности (помощи гражданам других стран) вслед за жителями США ($11,43 млрд в год) являются японцы ($9,85 млрд), немцы ($4,99 млрд), англичане ($4,5 млрд) и французы ($4,2 млрд). Для сравнения: общий объем благотворительности в России (внутренняя международная от россиян международная россиянам от иностранцев) едва достигает $1,5 млрд. В «cевероатлантических странах» средства, переданные на благотворительность, уменьшают налогооблагаемую базу без ограничений. В России это касается только средств, переданных в бюджетные организации.

Жадность у нас проявляется даже в отношении к собственной крови. В Европе на 1000 человек приходится 25–27 доноров, в России – 14, в Москве – менее 10.

Поговорим о «злых мыслях». В России сегодня около 200 организаций, исповедующих «национал-патриотизм» и «национал-социализм», базирующихся на ксенофобии, ненависти к приезжим, представителям других конфессий, классов, сексуальных ориентаций. По ряду оценок, количество сторонников радикальных националистических идей составляет в России около 2% населения (3 млн человек). Для сравнения: в Германии, по оценкам, около 220 тысяч человек поддерживают праворадикальные, в том числе националистические взгляды (это примерно 0,3% населения).

58% россиян считают оправданным применение смертной казни.

Сегодня почти 70% жителей России считают, что США и ЕС являются для России врагами. Более 70% жителей России приветствовали отторжение части суверенной территории другого государства; более 30% поддержали бы вооруженное вторжение России на Украину, которое неминуемо повлекло бы за собой убийство как русских, так и украинцев. Для сравнения: даже имеющую официально благородные цели кампанию в Афганистане поддерживало меньше 50% американцев.

На этом фоне последним из перечисленных в Евангелии грехов – глупостью – выглядят заявления о необходимости «охранить Россию от тлетворного влияния Запада». Судя по сухим цифрам статистики, Россия существенно отстала в моральном отношении от Западной Европы, и правильнее было бы сказать: России сегодня следует всеми возможными способами перенимать у Западной Европы тот уровень морали, который в ней на сегодня сформирован. Владимир Путин постоянно апеллирует к «сохранению традиционных христианских ценностей». Согласно Евангелию от Марка, две тысячи лет назад Иисус сказал (в английском варианте это звучит намного четче, чем в русском): «You have a fine way of setting aside the commands of God in order to observe your own traditions! Thus you nullify the word of God by your tradition that you have handed down. And you do many things like that».

Нет, как бы мы ни старались подвести базу под фразу, не о христианских традициях и не о евангельской морали говорит всенародно избранный лидер России. Но не будем отказывать ему в здравом смысле и логике. За его словами стоит серьезный смысл.

«Патриофобия, отрицание самобытности — это диагноз!» — уверен писатель Юрий Поляков.

Где тут злоба?

— По-моему, существует такое нравственно-интеллектуальное «заболевание». Я бы назвал его «патриофобия», или, если хотите, «отчизноедство». Болеют обычно люди неглупые и достаточно образованные. Симптомы: человек воспринимает в негативном ключе всё, связанное с родиной. Всё не такое: и климат, и язык, и народ…

В последнее время стало модно говорить, что русские хотят войны, что наматывание чьих-то кишок на гусеницы танка делает их счастливыми. Но это какая-то болезненная напраслина! Оглянитесь на нашу новейшую историю: мы 25 лет были до оторопи миролюбивы, в ущерб себе уступали, где можно и нельзя. В итоге нам стали наступать на ноги, размещать под боком базы и устраивать перевороты в странах, которые, по сути, есть части разорванной исторической России. Или та же спецоперация в Сирии. Наши геополитические оппоненты утратили чувство реальности, и Россия вынуждена напомнить, что не надо творить намеренный хаос в регионе, серьёзно затрагивающем наши экономические и политические интересы. Когда в соседней квартире изготавливают динамит, лучше вмешаться заранее. Да, мы сильная держава и не однажды, втянутые в войну, меняли карту мира и ход истории. Если не поставить на место оппонентов сейчас, война с Украины перекинется на Белгород, а из Сирии — в Среднюю Азию… Мы надеялись на разум консолидированного Запада, а столкнулись с тупой колониальной спесью. Я считаю наш ответ адекватным, хоть и запоздалым.

Не понимаю, в чём заключается зоологическая злоба и агрессия русских, о которой много говорят «отчизноеды». Я не знаю ни одного русского человека, который бы радовался бомбёжкам в Сирии. Все воспринимают их как тяжкую необходимость — не более и не менее. Ну да, люди с удовлетворением замечают, что мы в отличие от американцев бьём точно по целям. Что в этом плохого? Почему я должен стесняться отличного оружия, которое произведено на наших заводах нашими специалистами? Предлагаете гордиться американскими ракетами, что ли?!

Зачем истерики?

Рассуждения об отсутствии у нас оригинальной национальной культуры в категориях «матрёшки пришли в Россию из Японии» нелепы. А спутники пришли в Японию из СССР. И что? Америка, кстати, вообще целиком сформировалась на основе чужих культур, даже язык полностью позаимствовала. Хотел бы я посмотреть на американского интеллектуала, который упрекает США за то, что там говорят на английском. Да, в России в XIX веке дворяне говорили по-французски. Но и английский двор в своё время говорил по-французски. А европейская интеллектуальная элита говорила на латыни. И что?! Разве плохо, что русский язык обогатился за счёт творческого использования лексики других языков? Это хорошо! И неправда, что по-французски изъяснялись потому, что в русском языке не было нужных слов. До XVII века на русский переводили Гомера, Библию, весьма сложные теологические исследования. Конечно, после Петра наш верхний класс стал весьма космополитичен, чем отчасти и объясняется «отчизнофобия» части нашей интеллигенции. Но почему же тогда наши дворяне, воспитанные во французской традиции, насмерть бились на Бородинском поле с супостатами? Выпили бы вина, поболтали на языке Корнеляи разошлись… А возьмите чистый, прозрачный язык русских народных сказок. Кто их рассказывал? Французы?

Россия не раз доказывала, что она — сильная держава.

Что же касается измышлений о губительном влиянии на нашу историю христианства, то это очень напоминает лихой большевизм начала прошлого века. Оценка религии через политику как раз характерна была для таких агитаторов, какЕмельян Ярославский, возглавлявший журнал «Безбожник». И если уж речь зашла о начале XX века, то надо понимать, что политический ярлык «черносотенцы» применяли тогда в отношении всех политических движений и деятелей, которые ставили русские национальные ценности выше классовых и интернациональных.

Тысячи людей были записаны в черносотенцы и убиты только за то, что любили Россию и русский народ больше, чем, например, пролетариат Германии. Взять хотя бы выдающегося русского публициста Михаила Меньшикова, расстрелянного на глазах собственных детей. Да, у него были претензии к чрезмерному участию инородцев в революции. Но надо ли за это расстреливать? И что тогда делать с латышами, которые вообще объявили русских, искони живущих на балтийских берегах, людьми второго сорта? Но, увы, так далеко мысли «патриофобов» не залетают, предпочитая кружиться над отечественными помойками.

Впрочем, «отчизнофобия» не всегда болезнь, иногда это лишь кокетство — что-то вроде пожилой дамы с макияжем а-ля живопись Климта и мини-юбкой, переходящей в бикини…

Крах СССР как загадка века

Распад единого союзного государства не привел и к торжеству свободы. Согласно данным международной организации Freedom House, которую трудно заподозрить в симпатиях к российской политике, практически во всех постсоветских государственных образованиях в последние годы фиксируется упадок демократии, пишет Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета.

Двадцать четыре года назад, 8 декабря 1991 года были заключены Беловежские соглашения. Республики, подписавшие документ (Россия, Украина и Белоруссия), констатировали, что «Союз ССР, как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает свое существование».

Это событие до сих пор привлекает к себе большое внимание политиков и исследователей. По справедливому замечанию американского экономиста Лестера Туроу, «крах Советского Союза представляется одной из загадок, над постижением которой историки будут биться еще тысячу лет».

«Неправильные» плоды перестройки

Начиная с конца 1980-х – начала 1990-х гг. мы наблюдали интересный феномен. Военная сверхдержава, один из создателей и гарантов системы глобальной безопасности, член «ядерного клуба», стремительно меняет свою внешнюю и внутреннюю политику. Она отказывается от мобилизационной модели экономики, однопартийной политической системы, информационной закрытости, и пытается пойти по пути реформ, открыться миру и собственным гражданам.

На момент своего распада Союз ССР переживал целый ряд переходных процессов: от централизованного планирования к рыночной экономике, от авторитарной политической системы – к демократии, от гипертрофированной административной централизации – к развитию федерализма. Каждый из этих процессов в отдельности (и, тем более, все вместе) радикально менял установленные годами правила, и уже в силу этого провоцировал серьезные риски.

Но итогом этого стала не трансформация Советского Союза в демократическое федеративное государство, а поражение в холодной войне, погружение в пучину социальных конфликтов (ведущее место среди которых занимают межэтнические противоборства) и, в конечном итоге, его распад на 15 государств и несколько де-факто образований, не признанных международным сообществом. В известном смысле последние годы существования СССР подтвердили метафору известного философа Алексиса де Токвиля о том, что «худшие времена для дурного режима наступают тогда, когда он делает попытки исправиться».

Перестройка, которая многим в СССР и за его пределами в свое время казалась давно назревшей и желанной, дала совершенно не те плоды, на которые рассчитывали ее сторонники и активисты.

Почти за четверть века, прошедшие с момента распада СССР, на его бывшей территории произошло девять вооруженных конфликтов, которые привели к многочисленным человеческим жертвам и миллионам беженцев, разрушенной экономической инфраструктуре и прерванным контактам между людьми. Из пятнадцати бывших республик СССР у четырех нет дипломатических отношений друг с другом (у Армении и Азербайджана, России и Грузии). И хотя РФ и Украина, несмотря на конфликт в Донбассе и ситуацию вокруг Крыма, сохраняют посольства в Москве и в Киеве, отношения этих двух стран упали на самую низкую отметку с момента подписания Беловежских соглашений.

Распад единого союзного государства не привел и к торжеству свободы. Согласно данным международной организации Freedom House, которую трудно заподозрить в симпатиях к российской политике, практически во всех постсоветских государственных образованиях в последние годы фиксируется упадок демократии. Этот тренд никоим образом не способствует тому, чтобы разрешать многолетние проблемы на компромиссной основе, по формуле «победа-победа». А не «победа-поражение» или посредством «игры с нулевой суммой».

В этой связи правомерен вопрос: «Был ли распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ столетия» (как сказал президент России Владимир Путин), или он знаменовал собой «конец империи зла» (как определял это сороковой президент США Рональд Рейган)?»

§

Во Франции рождаемость снизилась в XIX-м веке – раньше, чем в других странах. После революции все эти традиционные нормы там утратили свою силу. Тогда как, допустим, в викторианской Англии, они еще были вовсю. И во Франции, которая была “белой вороной”, к концу XIX-го века сложилась очень сильная пронаталистская [поддерживающая повышение рождаемости] озабоченность.

В общеполитическом плане они прогадали. Потому что англосаксы колонизовали Америку, а у французов не было избыточного населения. В это время вся Европа, кроме Франции, переживала демографический взрыв, потому что смертность уже снижалась, а рождаемость оставалась еще высокой. Возник дисбаланс, и вот тогда население США сформировалось за счет эмиграции из Европы – скандинавских стран, Великобритании, немецкоязычных стран, но не из Франции, потому что во Франции как раз не было этой проблемы.

И вот во Франции сложилась такая мощная пронаталистская традиция, которая – это мое личное мнение – была воспринята многими странами, в том числе и Россией. Наши демографы они тоже были в каком-то смысле последователями, учениками этой традиции. Очень большое значение придается тому, что вот у нас низкая рождаемость и ее надо повысить.

Никто не задумывается над тем, что повышение рождаемости, о котором у нас официально говорят, оно ничтожно. Есть такой показатель “коэффициент суммарной рождаемости”, он часто неправильно трактуется, но при первом приближении – это число детей на одну женщину. У нас коэффициент 1,5, а ставится задача, чтобы он был 1,7.

Вот эти задачи ничего не решают. Ну, удастся поднять. По большому счету это ничего не решает. Население России не может расти за счет рождаемости сейчас.

О поколении 90-х

А. В.: В России ситуация усугубляется еще и тем, что у нас очень искореженная событиями XX-го века возрастная пирамида.

Мы сейчас входим в такую полосу, когда у нас будет быстро сокращаться число потенциальных родителей. Потому что это поколение родившихся в 90-е годы, там был провал. Число женщин уже начало сокращаться. Их сейчас значительно меньше, чем было 10 лет назад.

В 2000-е годы был подъем – это дети, рожденные в 80-е. В 90-е годы родилось мало детей, соответственно, родителей через 20 лет становится тоже мало. Образовалась яма, и эту яму нечем заполнить.

Би-би-си: А в 90-е годы что заставило людей меньше рожать, кризис?

А. В.: Конечно, кризис как-то влияет. Но нельзя сказать, что люди в этом виде поведения так уж зависимы от экономических кризисов.

Би-би-си: Есть миф, что раз денег нет, то не будем рожать…

А. В.: Понимаете, люди так не рассуждают. Такой миф существует, но он подтверждается только частично. .

Что касается 90-х, то тогда возникла еще одна тенденция, которую у нас плохо понимают. Дело в том, что на Западе уже в 70-е годы произошел очень большой сдвиг – женщины стали рожать после 25 и даже после 30 лет. Я думаю, что за этим стоят – в таких случаях никогда нельзя сказать наверняка – те самые перемены в жизни. Если не нужно рожать много детей, как это было всегда, то совсем не нужно рано начинать.

Раньше надо было в 17-18 лет начать рожать и потом трудиться, чтобы двое детей в среднем выжили. Сейчас это не нужно, почти все дети выживают. Была еще вторая проблема – раньше родители боялись, что они не доживут, пока поставят ребенка на ноги. Сейчас этого тоже нет, родители долго живут. Конечно, риск есть всегда, но он сейчас небольшой.

И получилось, что у людей образовалось некое временное пространство между взрослением и началом семейной жизни, когда они могут получить образование, добиться каких-то экономических достижений или просто пожить в свое удовольствие – перепробовать нескольких партнеров и так далее.

Поэтому брак в старом смысле откладывается и первое рождение тоже откладывается. Россия долго время не шла по этому пути. Этот поворот еще в 70-е годы произошел на Западе, а Россия попыталась пойти по этому пути в 80-е годы, судя по “кривым” [графики рождаемости], но в этом время у нас была пронаталистская кампания, и такое впечатление, что она сбила этот поворот.

Возобновился он только в 90-е годы, тогда у нас началось вот это откладывание рождений, которое приписывали тому, что был кризис. Но на самом деле, по-видимому, это был более фундаментальный поворот, имеющий ту же самую природу, что и на Западе. Просто другое расписание человеческой жизни устанавливается.

Президент России Владимир Путин не раз заявлял, что будет отстаивать “традиционные семейные ценности”.

Рождаемость в 90-е годы снизилась именно потому, что те рождения, которых можно было ожидать от женщин в возрасте 20-25 лет, не состоялись, они были отложены. Если посмотреть на повозрастные кривые рождаемости, то мы увидим, что падение прекратилось очень рано, и уже с середины 90-х годов у женщин в возрасте старше 25 лет рождаемость поползла вверх, а у женщин 20-24 лет – поползла вниз.

То есть было два движения – одно вниз, другое вверх. На какое-то время это образовало яму. А потом движение вверх укрепилось, и с этим связано повышение рождаемости в 2000-е годы. И если посмотреть на рождаемость женщин 20-29 лет, то до 2008 года главной была группа 20-24 года, а после 2008 года на первое место вышла группа 25-29 лет. Рост рождаемости в этой группе шел с середины 90-х годов. Мы говорили о снижении рождаемости, а в этой группе был рост.

Когда в 2007 году ввели материнский капитал, эти растущие кривые не дрогнули, они как росли, так и продолжали расти. Это говорит о том, что люди как хотели иметь какое-то число детей, так и продолжали хотеть. Опять же, это стихийно, была такая ориентация общекультурная и общечеловеческая. На самом деле люди просто выбирают, когда рожать – сейчас или позже.

Я не могу сказать, что они совершенно безразличны к тому, что происходит в экономике, но просто так на любое падение курса рубля или что-то в этом роде они так легко не реагируют. Есть масса соображений, которые сильнее денег. Переоценивать значение экономических факторов ни в ту, ни в другую сторону не следует.

Вся мотивационная основа поведения людей стала другой. И пытаться вот так примитивно, как наши депутаты, действовать “вот мы давайте заплатим, а они нам нарожают”, это все пустое, потому что поведением людей руководят глубинные мотивы.

О смертности

А. В.: В Европе смертность начала снижаться где-то в XVIII-м веке, но до России это докатилось позже. По сути у нас снижение произошло во второй половине XX-го века.

Би-би-си: Это заслуга медицины?

А. В.: В значительной степени – да. После революции и до войны были созданы довольно серьезные предпосылки для снижения смертности, потому что тогда несмотря ни на что уделялось довольно большое значение развитию здравоохранения – развивалось медицинское образование, фармацевтическая промышленность. Хотя это было противоречивое время, и тогда все это не принесло результата. Но после войны появились антибиотики, у нас создали свой или полукраденый пенициллин и так далее.

Вот тогда смертность стала быстро снижаться и где-то к середине 60-х годов мы приблизились к развитым странам. Не достигли их уровня, но приблизились. А вот все, что произошло дальше, это полнейший конфуз. По сути, те достижения, о которых говорят сейчас, это возврат к тому, что было в середине 60-х годов.

В середине 60-х годов прекратилось снижение смертности. Затем она стала даже повышаться иногда. При Горбачеве смертность сократилась. Это обычно связывают с антиалкогольной кампанией. Но в 90-е годы смертность снова пошла вверх. И все то, что мы делали на протяжении 2000-х годов – у нас только с 2004-го года снова началось снижение смертности – это по сути попытка восстановить тот уровень, который дважды достигался: в середине 60-х и во второй половине 80-х годов. За это время огромные изменения произошли в здравоохранении, в медицине и так далее. А мы все топчемся на месте.

В последние годы мы немного превзошли этот уровень. Но тут тоже все не так просто. Есть такой ключевой показатель – ожидаемая продолжительность жизни – он одной цифрой измеряет всю ситуацию со смертностью. Этот показатель недавно впервые превысил 71 год. Но это очень низкий показатель. Потому что в мире есть десятки стран – не меньше 30, – в которых продолжительность жизни больше 80 лет.

Это не достижение, а просто восстановление того уровня. Но вы понимаете, что за это время огромные изменения произошли в здравоохранении, в медицине и так далее. А мы все топчемся на месте. И сейчас, конечно, стоит вопрос о том, что будет дальше. Одно дело вернуться к тем показателям, которые мы уже имели, а другое дело – совершить прорыв. Для этого нужны какие-то новые условия, новые деньги.

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ

Смертность – корректный показатель, но не исчерпывающий. Еще надо смотреть на ситуацию в каждой возрастной группе. Так вот, во всех самых ценных возрастах (30-50 лет) – у мужчин, по крайней мере, мы даже не достигли того уровня смертности, который был в середине 60-х годов.

Результаты часто оценивают по числу смертей, которое в 2000-е годы сокращалось. Но у нас в 2001-м году через планку 60 лет стали проходить поколения, которые родились в 1941 году и позже. В эти годы родилось очень мало детей, соответственно у нас пополнение числа стариков на какое-то время резко сократилось.

А сейчас, наоборот, мы переходим к тому, что идет многочисленное послевоенное поколение. У нас не было такого бэби-бума как в других странах, но все-такие после войны рождаемость сильно повысилась. Тогда родилось много детей, и вот они сейчас заполняют нишу пожилых людей, соответственно будет большей людей умирать.

Абсолютные числа не служат измерителем собственно смертности. Чтобы судить о смертности или рождаемости, надо смотреть, сколько людей умерло или родилось в расчете на тысячу человек каждой возрастной группы. Но есть показатель, который важен – это естественный прирост населения, то есть разница между числом родившихся и числом умерших.

У нас на протяжении длительного времени – в 1993-2021 годах, если не ошибаюсь, – был отрицательный естественный прирост, то есть число родившихся было меньше числа умерших. В некоторые годы разница чуть не ли миллион человек была. Постепенно разница эта сокращалась и где-то в районе 2021-го года появился положительный прирост в 25 тысяч человек. Очень небольшой для такой страны, как Россия, но все-таки положительный прирост.

Но, скорее всего, даже на этом маленьком приросте нам удержаться не удастся, именно в силу изменений пропорций между разными возрастами. Будет нарастать число умирающих – независимо от смертности, а в силу того, что больше будет пожилых людей.

О миграции

А. В.: Все представления о миграции, которые сейчас существуют, я бы сказал, весьма примитивны. Можно рассуждать с точки зрения России, и тут можно сказать, что России было бы выгодно получать большое число мигрантов. Еще если бы удалось управлять их возрастными характеристиками, но тут и управлять-то особенно не нужно, потому что едут в основном молодые. Они могут заполнить вот эти ямы рождаемости.

Как вы понимаете, здесь есть много “но” и главное “но” – это отношение общества, которое везде, в том числе и в России, враждебно к миграции. И власть поддерживает такое отношение.

За всем этим стоят очень серьезные обстоятельства, которые никто не принимает во внимание – ни у нас, ни в Европе, ни, мне кажется, в США, хотя они принимают большое количество мигрантов. Население США растет за счет мигрантов, у нас тоже рост населения сейчас обеспечивают в основном мигранты.

Но есть одно обстоятельство, которое не на слуху – за вторую половину XX-го века произошел демографический взрыв, когда население мира за 50-60 лет увеличилось примерно на 5-6 млрд человек. Это колоссальный рост, которого никогда не было, и главное скорость роста такая, которой никогда раньше не было.

Если посмотреть на картинки, то видно, что над развитыми странами образовался огромный “навес” населения развивающихся стран.

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ

Население развививающихся стран (синий цвет) растет гораздо быстрее, чем население развитых стран (красный цвет). Данные и прогноз ООН

А если сравнить Россию с ее ближайшим регионом – с Азией, то Россию еле видно. В Азии к 2050-м году, как ожидается, будет 5 млрд человек. Уже сейчас две страны – Индия и Китай – почти 3 млрд. И Россия со своими 140 млн, ну будет 150 млн. Но на фоне миллиардов это ничто.

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ

Этот глобальный демографический взрыв не может не привести к миграционному взрыву. Мы сейчас видим отдельные его проявления, и нам кажется, что в каждом отдельном случае мы можем найти отдельное объяснение – сирийский кризис, например. Но это только мелкие брызги предстоящего обвала. Вот это не осознается.

Би-би-си: Для России это тоже угроза?

А. В.: Я думаю, да. Да тот же Китай. Существует представление о том, что китайцы не будут жить на севере и тому подобное. Глупости это все. У нас огромные ресурсы, Сибирь пустая, Дальний Восток пустой, у них все переполнено.

В одной Маньчжурии – в трех провинциях северо-восточного Китая – живет чуть ли не столько людей, сколько во всей России. И это только Китай, а есть еще и другие страны. У нас же все население уходит из Азии в европейскую часть. Соберутся все вокруг Москвы – это же с любой точки зрения невыгодно.

Би-би-си: Но власти пытаются это как-то исправить…

А. В.: Как?

Би-би-си: Гектар земли дают на Дальнем Востоке.

А. В.: Да кто поедет, гектар земли без всякой инфраструктуры. Переселят несколько тысяч человек, ну несколько сот тысяч, предположим. Что это решает? У нас за Уралом меньше 30 млн человек. Вся эта территория пустая. [Освоить] ее можно только за счет привлечения большого количества мигрантов. Тут важно, откуда они будут, как их привлекать, этим надо заниматься как первостепенной проблемой. Об этом никто не хочет даже говорить.

Би-би-си: Если бы вас позвали во власть и предложили решить эту проблему, как бы вы действовали?

А. В.: Это слишком большая и слишком важная проблема, чтобы сейчас, когда этим никто не занимается, на этот вопрос мог ответить один человек. Если вы поняли проблему, то вы создадите необходимые условия, проведете исследования, рассмотрите разные предложения. Кто же может, сидя в кабинете, все это продумать?

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ

Население мира растет в основном за счет развивающихся стран

Мы не знаем, даже европейцы, по-моему, не знают, кто лучше: африканские мигранты или азиатские с точки зрения их адаптации и так далее. Сейчас, когда начинаешь об этом говорить, вы ничего не услышите кроме “ислам, ислам, ислам … исламисты не нужны, это опасно”. Исламский мир тоже переживает демографический взрыв, он взбудоражен в значительной степени именно этим. Вся традиционная основа трещит, а ислам как и любая религия держится за традиционные основы, и в результате возникают политические напряжения. Все это надо учитывать.

Это проблема, которая должна решаться большим числом квалифицированных людей в разных странах. Необходимо взаимодействие и взаимопонимание всех стран-реципиентов, а это значит, что [России] надо как-то по-другому с Европой строить отношения, с Америкой. Потому что в этом смысле мы в одной лодке.

Допустим, поведение Ангелы Меркель оно более отзывчивое в плане миграции, но она же заявила о крахе мультикультурализма. Это равносильно признанию, что невозможно принимать мигрантов, а если возможно, то как, на какой основе? Если мультикультурализм не годится, если melting pot американский не годится, то над этим всем надо думать. Но этого нет.

Би-би-си: То есть вы думаете, что все только начинается?

А. В.: Я думаю, да. Достаточно посмотреть на картинку. Сегодня в мире на миллиард давят шесть миллиардов, а будет десять к концу века.

Би-би-си: Даже если закрыть границы…

А. В.: Ну как вы закроете границы? Был такой русский эмигрант, полковник царского Генерального штаба Евгений Месснер, который разработал концепцию “мятежвойна”. По его представлению, такой характер может иметь следующая война. Это будет не окопная война, линия фронта и так далее. Это будет что-то вроде городских партизанских действий.

То есть тот самый терроризм – это тоже следствие внутренних напряжений. Мигранты приезжают сюда, им плохо, они внутренне идеологически связаны с родиной. Если им плохо, они находят поддержку в том же воинствующем исламизме. Этот глобальный демографический взрыв не может не привести к миграционному взрыву

Проблема в том, что их миллиарды. Вы можете убить кого-то, вы можете посадить тысячу человек, сто тысяч человек, но не миллиард человек. Вы не можете с помощью атомного оружия остановить миллиарды людей. Атомное оружие может защитить от другой страны, но только если следующая война будет похожа на предыдущую, а генералы, как известно, всегда готовятся к прошлой войне.

У нас бахвальства много, но дело не в этом. Предположим даже, что у нас самые мощные ракеты, бомбы и так далее. Но в такой ситуации это не поможет. Как когда-то шутили, что если начнется война и китайцы просто начнут все сдаваться в плен, то уже мы проиграли.

Вот эта мировая демографическая реальность, она очень сложна. Сейчас много говорят об опасности климатических изменений, это хорошо известная тема. Я считаю, что потенциальный миграционный взрыв – не меньшая глобальная опасность. А кстати, она еще и связана с климатическими изменениями, потому что среди прочих причин миграции бывают экологические причины.

Сейчас экологические миграции небольшие, но если, например, повысится уровень мирового океана, то огромные массы населения, которые сосредоточены вдоль береговых территорий, они должны будут куда-нибудь мигрировать. Почему бы им не мигрировать сюда под вывеской того, что это же глобальная проблема, чего вы жметесь?

Тут целый узел проблем. Если рассматривать только внутренние проблемы, то самая острая – высокая смертность по сравнению со многими странами. Что касается миграции, то сейчас спад экономический, стало меньше мигрантов. Кто-то радуется, что теперь нам будет хватать, у нас будет меньше трудовых ресурсов, но нам больше и не нужно.

Но все это довольно мелкие проблемы на фоне реальных угроз, с которыми в течение XXI-го века столкнется Россия, как и все развитые страны. Они уже сталкиваются. Мы сейчас говорим о том, что миграционный кризис в Европе. Ну, хорошо, сейчас в Европе, потому что Европа побогаче, туда проще попасть, ближе, к нам так просто не попадешь. Но ситуация может поменяться, меняется техника, меняются экономические возможности развивающихся стран. Это узел проблем, которых в одиночку не решить.

Мы по Духу с Вами русские!

Мы по Духу с Вами русские,

А не по национальности.

Но суждения об этом узкие

Излагаем грубо, до банальности.

Судим русских за границею,

Коль родился там или уехал из России.

Кто летает вольной птицею –

Тот несёт судьбу мессии.

Русский – не расположение географическое

(И в России „неруси” – понятие живущее), –

А явление вселенское, космическое

Через сердце к небу от земли зовущее.

Сергей Юферов, Вятка.

ЗВЕЗДА, КРЕСТ И СОЛНЦЕ

Кресты над Россией. Всё больше крестов.

Вместо красно-кровавых, красно-кровавых звёзд.

На месте старых вождей — иконы богов.

Жалко бедный народ мой до боли, до слёз.

Кресты на живых и мёртвому крест, —

Всё больше крестов на России моей.

Радищев бы содрогнулся окрест

От неправды наших пасмурных дней,

От мистических этих идей.

Согласия нет моего для упадка Руси,

Я против снова Россию по — рабски крестить.

Лишь Солнце я в символ беру и для сил,

Чтоб сердцем гуманным светить и светить!

И я не хочу, чтоб в могиле меня

Придавливал божеский крест.

Лишь солнцем, сгоревшим с отдачей огня,

Остаться б для предковых мест. А.Шутов.

МОЙ ПАТРИОТИЗМ

О, Русь, люблю тебя с твоих родных истоков,

Со скифов, руссов, вотяков,

С твоей богатой кладовой историей,

Идущей с глубины седых веков.

Россия — родина с моих рожденья лет,

Люблю тебя с святых истоков детства,

С деревни, что уже на карте нет,

Но в сердце песней продолжает петься.

О, родина, люблю тебя как настоящий сын,

Как мать люблю, погасшую старушку.

Как будто у тебя на свете я один,

И без тебя мне душно, душно, душно.

О, родина, люблю тебя как верный муж,

Жене родной, что изменить не может.

Тебя храню от чужеземных разных стуж.

Ты для меня с сердечной песней схожа.

О, родина, люблю тебя я как отец,

Который дочь одну на свете оставляет.

И чем яснее вижу близкий свой конец,

Тем больше чувств прощальных изливаю.

И новый гуманизм я развиваю,

Народ российский вдохновляю

В земную дружбы граждан стаю,

Чем родину я выше поднимаю.

Гуманной вижу родину мою,

Счастливым вижу я народ России.

Всем сердцем я свою любовь пою,

Отдам тебе, страна, поэта силу.

9, 11 ноября 2021.

ВО РГО – развитие гуманизма

Вятское отделение Российского гуманистического общества (ВО РГО) создано 13 мая 2004 года 13-ю членами – учредителями и стало 13-м отделением РГО (сейчас 32 региональных отделения и более 500 членов). Российское гуманистическое общество действует с 1995 года, издает 1 раз в квартал журнал скептиков, оптимистов и гуманистов «Здравый смысл», выпустило в свет серию книг об истории, теории и практике гуманизма. Международное гуманистическое движение действует с 1933 года с семью Манифестами гуманизма. В настоящее время в Международный этический и гуманистический союз входят 101 организация из 36 стран с общей численностью более 5 млн. членов. Он ежеквартально выпускает журнал «Международные гуманистические новости». Работает Международная академия гуманизма. Гуманистический интернационал объединяет политические партии и движения 50 стран.

ФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯФИЗКУЛЬТУРА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ

С октября 2000 года выпускается вятская идейно-политическая газета «К гуманизму», «новому», «патриотическому» и с марта 2021 года «К гуманной России» (редактор А.С.Шутов): издано 35 номеров. А.Шутов был делегатом от РГО на Всероссийском гражданском конгрессе «Россия за демократию, против диктатуры» (г. Москва, 12 декабря 2004 г.), председателем отчётно-выборной конференции РГО (Дом гуманизма в Подмосковье, 19 июня 2021 г и выступал с докладом «Новый, идейно-политический гуманизм» на российском МДГ-2021. Р.Веснин закончил III международную школу гуманистов (г. Новосибирск, август 2006 г.) и международную гуманистическую школу в Университете штата Нью-Йорк (г. Амхёрст, США, лето 2007 г.). Новаторски разработаны «Альтернатива планетарного гуманизма» (Котов А.А.), «Новогуманистическая, патриотическая альтернатива России» (Шутов А.С.) и «Гуманистическая демократия для новой России» (Мусихин А.В.), которые апробированы на 40 международных, российских и областных научно-практических конференциях, а также в СМИ. Создан сайт организации в интернете (Веснин Р.Л.). Котов А.А. читает учебный курс «Основы современного гуманизма» в Вятском госуниверситете и ведет молодежный лекторий «Гуманизм или терроризм?». Читаются лекции о гуманизме. При содействии гуманистов созданы политический дискуссионный клуб, 10 молодежных просветительских клубов и 30 «молодежных государств» (проект «Кировское молодежное правовое демократическое федеративное государство»). ВО РГО – инициатор общественных движений «За всенародные выборы мэра города Кирова» и «За возвращение городу Кирову родного имени Вятка», «Вятского антикоррупционного движения», соучредитель «Народного Собрания Вятки». Проводятся бесплатные медицинские, психологические, юридические и политические консультации для населения. Создана Вятская организация молодых гуманистов.

В ВО РГО – 35 членов. Разработаны и изготовлены членские билет и значок гуманистического общества.

В 2009 году выпущено 6 гуманистических книжек: «Гуманистическая альтернатива», «Гуманистическая альтернатива России», «Гуманистические ответы…», «Различные гуманизмы», «Вятский гуманизм» и «За Вятку», доработанные и перепечатанные в 2021, 2021 г.г. В 2021 году ещё 5 гуманистических книжек: «Манифест партии «Гуманная Россия»», «Гуманистическое формирование новой российской нации», «Новый гуманизм: открытие, дискуссия и презентация», «К гуманистическим Конституции и символике России», «Против антигуманизма». В 2021 году изданы идеологическая программа и устав партии «Гуманная Россия», сборник стихов вятского гуманиста Пластинина В.В. Работает библиотечка гуманистической литературы, в том числе в Интернете.

Вятское гуманистическое общество — самое политизированное и второе в РГО по численности и активности (после Московского городского). Разработан проект гуманистической идеологии и национальной идеи России – мировое открытие: научное в политологии и идеологическое в политике.

Проводятся гуманистические исследования. В социологическом опросе в марте 2006 года в городе Кирове по теме: «Какую идеологию кировчане считают своей?» — впереди гуманизм (29% опрошенных).

Гуманистический ИРЧП человечества =0,624, России=0,719 (65-ое место из 233 стран мира и Кировской области=0,774 (63-ье место среди 83 субъектов РФ).

Организуются творческие коллективы по критике лженауки, анализу народных болезней и борьбе с антигуманизмом, разработке гуманистических проектов Конституции, гимна, герба и флага России, инициативная группа по созданию партии «Гуманная Россия» (сейчас в ней 52 участников из 23 субъектов РФ, в том числе 7 вятских), народный университет и клуб вятской интеллигенции.

Председатель ВО РГО – политолог А.С. Шутов, gumanizm-shutov@yandex.ru;

заместитель председателя – историк А.А. Котов, vukovar5@yandex.ru;

сайт: www.kgumanizmu.narod.ru

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В сборнике проведён разносторонний анализ переходного состояния российского народа в начале 21 века и высказаны соображения по его развитию. Для формирования гуманной нации предложен российский патриотический гуманизм в качестве национальной идеи, главным организатором будет партия «Гуманная Россия».

Оцените статью
Добавить комментарий