Энциклопедия решений. Залог доли в уставном капитале ООО | ГАРАНТ

Энциклопедия решений. Залог доли в уставном капитале ООО | ГАРАНТ Залог недвижимости

Отдельные аспекты залога доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2021. № 4 (53). С. 75-82.

УДК 347

DOI 10.25513/1990-5173.2021.4.75-82

ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЗАЛОГА ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

CERTAIN ASPECTS OF THE DEPOSIT SHARE IN THE CHARTER CAPITAL

OF A LIMITED LIABILITY

Е. А. ГРЫЗЫХИНА (E. A. GRYZYKHINA)

Рассматриваются отдельные аспекты залога доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Ключевые слова: залог; доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью; обращение взыскания.

This article deals with the Euratom contribution to the strengthening of the radiation safety of the European Community. Analysis of the content of the Directives of the Council Euratom in the field of radiation protection of persons employed in production and population. It is concluded that in respect of nuclear safety in General within the framework of the Euratom legal regulation is limited, comprising only the recommendations on the application of the Euratom Treaty in this area.

Key words: pledge of rights, the share in the authorized capital, participant.

Залог доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью — новый, но достаточно востребованный институт в отечественном гражданском праве. При этом законодательство в этой сфере находится в стадии совершенствования, судебная практика не всегда единообразна, что предопределяет целесообразность обращения к теме. В рамках данной работы будут представлены теоретические аспекты и материалы судебной практики.

Согласно ст. 358.15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), вступившей в силу 1 июля 2021 г., залог прав акционера осуществляется посредством залога принадлежащих акционеру акций этого общества, залог прав участника общества с ограниченной ответственностью — посредством залога принадлежащей ему доли в уставном капитале общества в соответствии с правилами, установленными настоящим Кодексом и законами о хозяйственных обществах. Регулируется данный вид залога, та-

© Грызыхина Е. А., 2021

ким образом, наряду с законодательством о залоге, Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) [1], в частности ст. 22.

Участник общества вправе передать в залог принадлежащую ему долю или часть доли в уставном капитале общества: 1) другому участнику общества или 2) если это не запрещено уставом общества, с согласия общего собрания участников общества третьему лицу. Решение общего собрания участников общества о даче согласия на залог доли или части доли в уставном капитале общества, принадлежащих участнику общества, принимается большинством голосов всех участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена уставом общества. Голос участника общества, который намерен передать в залог свою долю или часть доли, при определении результатов голосования не учитывается. Процедурные

особенности подробно представлены в «Путеводителе по корпоративным процедурам. Порядок залога долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью» [2].

В случае, если договор залога доли заключён вопреки установленному в уставе общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО) запрету, это не влечёт недействительность сделки в форме ничтожности по ст. 168 ГК РФ, поскольку устав ООО не является тем правовым актом, несоответствие которому влечёт ничтожность сделки (Позиция изложена, в частности, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 июня 2021 г. № 09АП-4831/2021-ГК). В этом случае можно говорить об оспоримости такой сделки по ст. 174 ГК РФ как сделки, совершённой с превышением полномочий, доказывая при этом тот факт, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Если сделка совершена без одобрения общего собрания, можно было бы говорить о её оспоримости по ст. 173.1 ГК РФ. Однако согласно п. 90 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2021 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» «сделка может быть признана недействительной по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 173.1 ГК РФ, только тогда, когда получение согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (далее в этом пункте — третье лицо) на её совершение необходимо в силу указания закона (п. 2 ст. 3 ГК РФ).

Не может быть признана недействительной по этому основанию сделка, получение согласия на которую необходимо в силу предписания нормативного правового акта, не являющегося законом. По общему правилу последствием заключения такой сделки без необходимого согласия является возмещение соответствующему третьему лицу причинённых убытков (ст. 15 ГК РФ)».

Таким образом, договор залога без согласия общего собрания будет действительным (!), что, однако, в свете нотариального удостоверения сделки и ответственности но-

тариуса за законность сделки, на практике не должно иметь распространение.

В более ранней судебной практике можно обнаружить иной подход. Так, Решением Арбитражного суда Воронежской области от 30 июня 2021 г. № А14-2021/2009 был признан недействительным договор о залоге доли в уставном капитале ООО, как противоречащий требованиям ст. 22 Закона об ООО. Из материалов дела следует, что решение общего собрания о представлении согласия на заключение договора о залоге Решением Арбитражного суда было признано недействительным, что явилось основанием для признания недействительным договора о залоге.

Договор залога доли или части доли в уставном капитале общества подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы указанной сделки влечёт за собой её недействительность. Нужно отметить, что теперь в п. 2 ст. 22 Закона об ООО содержится положение, прямо предусматривающее, что залог доли или части доли в уставном капитале ООО подлежит государственной регистрации в порядке, установленном п. 3 ст. 22, и возникает с момента такой государственной регистрации.

Договор должен содержать все традиционные существенные условия договора о залоге, кроме того в качестве одного из существенных условий договора необходимо идентифицировать ООО, доли которого закладываются. Согласно ст. 55 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате «при удостоверении сделок, направленных на отчуждение или залог имущества, права на которое подлежат государственной регистрации (ст. 8.1 ГК РФ), нотариус проверяет принадлежность данного имущества лицу, его отчуждающему или закладывающему, за исключением случаев, если в соответствии со сделкой на момент её совершения данное имущество ещё не принадлежит этому лицу» [3]. Следует отметить, что представленное в норме исключение подверглось критике в правовой литературе [4]. Безусловно, проверка принадлежности доли залогодателю -одно из ключевых условий действительности подобной сделки. Но вероятно, законодатель этой оговоркой имел в виду залог «будущей» доли.

К нотариальному удостоверению договора залога доли или части доли в уставном капитале общества, за исключением случаев, если на момент нотариального удостоверения договора залога доля или часть доли ещё не принадлежит залогодателю, применяются правила об отчуждении доли, в частности согласно п. 13 ст. 15 Закона об ООО нотариус, совершающий нотариальное удостове -рение сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, проверяет полномочие отчуждающего их лица на распоряжение такими долей или частью доли, а также удостоверяется в том, что отчуждаемые доля или часть доли полностью оплачены. Последняя новелла стала ответом на возникавшие в практике сложности в связи отсутствовавшим ранее запретом на залог неоплаченных долей и, как следствие, проблемы при обращении взыскания и удовлетворении требований кредиторов.

Еще про залог:  Верховный суд рассказал, какой суд прекратит ипотеку — Верховный Суд Российской Федерации

Дальнейший алгоритм действий подробно прописан. В течение двух рабочих дней со дня нотариального удостоверения договора залога доли или части доли в уставном капитале общества, за исключением случаев, если в соответствии с гражданским законодательством либо договором залога доли или части доли в уставном капитале общества залог возникнет в будущем, нотариус, удо -стоверивший договор залога, подаёт в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявление о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц. Заявление направляется в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса, удостоверившего договор залога доли или части доли в уставном капитале общества.

В случае, если залог доли или части доли в уставном капитале общества, в соответствии с гражданским законодательством либо договором залога доли или части доли, возникнет в будущем, заявление о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц подписывается и направляется в орган, осуществляющий го -сударственную регистрацию юридических лиц, залогодателем в срок не позднее чем

в течение трёх дней со дня выполнения всех условий и наступления всех сроков, необходимых для возникновения залога.

В заявлении о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц должны быть указаны сведения о залогодержателе и о договоре залога.

Запись в едином государственном реестре юридических лиц об обременении залогом доли или части доли в уставном капитале общества погашается на основании заявления залогодержателя (ранее требовалось совместное заявление залогодателя и залогодержателя) или на основании вступившего в законную силу решения суда.

Не позднее чем в течение двух рабочих дней с момента нотариального удостоверения договора залога доли или части доли в уставном капитале общества нотариус, совершивший нотариальное удостоверение договора залога, совершает нотариальное действие по передаче обществу, доля или часть доли в уставном капитале которого заложена, копии этого заявления. По соглашению сторон договора залога общество, доля или часть доли в уставном капитале которого закладывается, может быть уведомлено об этом одним из лиц, заключивших договор залога. В этом случае нотариус не несёт ответственность за неуведомление общества о заключении договора залога.

Заложив долю, залогодатель несёт традиционные обязанности залогодателя: совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности заложенной доли; не совершать уступки заложенной доли; не совершать действий, влекущих прекращения существования заложенной доли или уменьшение её стоимости; принимать меры, необходимые для защиты заложенной доли от посягательств со стороны третьих лиц; сообщать залогодержателю сведения об изменениях, касающихся доли, о нарушениях и о притязаниях со стороны третьих лиц в отношении заложенной доли.

В свете обязательного нотариального удостоверения сделки, безусловно, количество подобных случаев предельно минимизировано, поскольку законность сделки обеспечивается в том числе её обязательным нотариальным удостоверением.

Поскольку договор залога доли подлежит нотариальному удостоверению, то и все дополнительные сделки к нему также подлежат нотариальному удостоверению.

Так, руководствуясь ст. 163, 168, 384, 389 ГК РФ, п. 2 ст. 22 Закона об ООО и разъяснениями, изложенными в п. 100 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2021 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд, установив, что в нарушение требований действующего законодательства договор уступки прав (требований) заключён в простой письменной форме, тогда как договор о залоге доли в уставном капитале Общества, лежащий в основании произведённой уступки права, нотариально удостоверен, признал недействительным договор уступки права (Определение Верховного суда РФ от 1 августа 2021 г. по делу № А73-18000/2021; аналогичная позиция представлена в Определении Верховного Суда РФ от 30 ноября 2021 г. № 308-ЭС16-15621 по делу № А32-20473/2021). Суд при этом не принял во внимание то обстоятельство, что предметом оспариваемого соглашения об уступке являлись права, возникшие из нескольких сделок и прежде всего из кредитного договора, не требующего нотариального удостоверения.

Особого внимания требует предусмотренное абз. 2 п. 2 ст. 358.15 ГК РФ положение: если иное не предусмотрено договором залога доли в уставном капитале ООО, до момента прекращения залога права участника общества осуществляются залогодержателем. Таким образом, права осуществляет залогодержатель, а обязанности несёт залогодатель.

Какие именно права осуществляет залогодержатель при том, что залог не есть переход доли к другому лицу, а участником общества по-прежнему является залогодатель?

В связи с этим можно обратиться к судебной практике, представленной в Письме ФНС РФ от 30 декабря 2021 г. № ГД-4-14/23331 «О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 4 (2021)» (п. 2.5).

Как следует из материалов дела, на основании договора купли-продажи доли

в уставном капитале продавец передал покупателю долю в уставном капитале Общества номинальной стоимостью 5 000 руб., составляющую 50 % от суммы уставного капитала Общества. В силу п. 3.1.3 договора передаваемая доля находится в залоге у продавца до момента полной её оплаты. Основываясь на возникшем в силу закона залоге и применяя положения ст. 358.15, залогодержатель полагал, что до прекращения залога права участника Общества должны осуществляться залогодержателем доли, и оспаривал внесение изменений в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) о лице, имеющем право действовать от имени общества без доверенности на основании решения участника общества, обладающего до отчуждения 100 % долей общества.

В данном споре истцу отказали в удовлетворении требований по двум основаниям:

1. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что оспариваемая запись в ЕГРЮЛ нарушает права и законные интересы истца в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на него какие-либо обязанности, создаёт иные препятствия для осуществления им предпринимательской и иной экономической деятельности.

2. Статья 358.15 введена в ГК РФ Федеральным законом от 21 декабря 2021 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее — Закон № 367-ФЗ). Названный закон вступает в силу с 1 июля 2021 г. В силу ст. 3 Закона № 367-ФЗ положения ГК РФ (в редакции названного закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу Закона № 367-ФЗ.

Поскольку договор от 29 декабря 2021 г. купли-продажи доли в уставном капитале Общества, на основании которого истец является залогодержателем проданной доли, заключён до 1 июля 2021 г., к правам залогодержателя в рассматриваемом споре положения ст. 358.15 ГК РФ применению не подлежат. В ранее действовавшем законодательстве аналогичная норма отсутствовала.

Еще про залог:  ГЛАВА 2. ВЫБОР ДОЛГОВОГО ИНСТРУМЕНТА ЭМИТЕНТОМ | Московская Биржа

Таким образом, при заключении договора о залоге доли после 1 июля 2021 г. решение может быть противоположным — и залогодержатель будет реализовывать свои права, в том числе принимая решение о назначении генерального директора. И что особо примечательно в этом примере, речь идёт о залоге в силу закона, возникающем при продаже доли в рассрочку (п. 5 ст. 488 ГК РФ).

Учитывая, что обеспечительная функция залога является ключевой и интересы кредитора при неисполнении обязательства должны удовлетворяться из стоимости заложенного имущества, вопросы обращения взыскания — это ещё один важный аспект, рассматриваемой проблематики. Обращение взыскания на долю возможно как в судебном, так и во внесудебном порядке.

Суд выносит решение об обращении взыскания на заложенную долю в уставном капитале ООО путём проведения открытых торгов в форме аукциона.

При этом первоначальная продажная цена в решении может быть:

а) не указана (например, Определение Томского областного суда от 30 июня 2021 г. № дела 33-1738/2021);

б) указана в размере номинальной стоимости доли соответствующей оценки доли сторонами при заключении договора о залоге (например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 декабря

2021 г. № дела А40-25493/2021; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2021 г. № дела А56-79194/2021, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 9 августа

2021 г. № дела А45-25794/2021, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 декабря 2021 г. № дела А40-25610/2021 (в последних двух примерах, должник безуспешно пытался оспорить установление продажной цены в размере оценки сторон при заключении договора, доказывая, что она существенно завышена)).

Согласно п. 2 ст. 25 Закона об ООО «в случае обращения взыскания на долю или часть доли участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества общество вправе выплатить кредиторам действительную стоимость доли или части доли участника общества». Однако за-

кон не определяет механизм реализации этого права при продаже с аукциона, в частности не решён ряд важных вопросов: должен ли кредитор обратиться с таким требованием к обществу либо общество решает выплатить действительную стоимость общества и обращается к кредитору? Как оформляется действие по выплате кредитору действительной стоимости доли общества? Достаточно ли перечисления денежных средств на счёт кредитора или размещения средств в соответствующий депозит? Требует ли такое действие согласия кредитора? Как влияет право общества на выплату действительной стоимости на ход исполнительного производства, в рамках которого назначаются и проводятся публичные торги по продаже доли? И др.

Несмотря на такую неопределённость, обществу, не выплатившему действительную стоимость доли, ссылаться впоследствии на пробел в законодательстве неэффективно.

В качестве примера можно привести Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 июля 2021 г. по делу № А40-5860/2021. Обстоятельства дела следующие. Один из участников общества заложил в обеспечение обязательств по кредитному договору 28 % долей общества, не исполнил обязательства по кредитному договору, вследствие чего было обращено взыскание на долю, первые и повторные торги по продаже которой признаны несостоявшимися, предмет залога передан взыскателю, на основании Постановления о передаче нереализованного имущества должника взыскателю от 22 ноября 2021 г. и Постановления о государственной регистрации имущества от 22 ноября 2021 г., вынесенных судебным приставом-исполнителем, Инспекция Федеральной налоговой службы (далее — ФНС) зарегистрировала изменения в ЕГРЮЛ. И только на этой стадии общество проявило свою позицию, направив в Инспекцию ФНС свои возражения, которые были оставлены без внимания. Следующим шагом было обращение в суд с иском к залогодержателю о признании права собственности на долю в уставном капитале, в удовлетворении которого было отказано.

Доводы общества при обращении с апелляционной жалобой (со ссылкой на п. 9, 10 ст. 21, пп. 5 п. 7 ст. 23 Закона об

ООО) о том, что Ответчик не направлял в адрес Истца обращение на переход к нему доли в размере 28 % уставного капитала Общества; оставление залогового имущества, не реализованного в рамках исполнительного производства, за Ответчиком не отличается от правового статуса победителя торгов; согласие на переход доли Ответчику участниками Общества в адрес Ответчика не направлялось, апелляционный суд счёл необоснованным и отклонил на основании следующего.

Согласно п. 10 ст. 21 Закона об ООО в случае, если настоящим Федеральным законом и (или) уставом общества предусмотрена необходимость получить согласие участников общества на переход доли или части доли в уставном капитале общества к третьему лицу, такое согласие считается полученным при условии, что всеми участниками общества в течение тридцати дней или иного определённого уставом срока со дня получения соответствующего обращения или оферты обществом в общество предоставлены составленные в письменной форме заявления о согласии на отчуждение доли или части доли на основании сделки или на переход доли или части доли к третьему лицу по иному основанию либо в течение указанного срока не представлены составленные в письменной форме заявления об отказе от дачи согласия на отчуждение или переход доли или части доли.

В случае, если уставом общества предусмотрена необходимость получить согласие общества на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества участникам общества или третьим лицам, такое согласие считается полученным участником общества, отчуждающим долю или часть доли, при условии, что в течение тридцати дней со дня обращения к обществу или в течение иного определённого уставом общества срока им получено согласие общества, выраженное в письменной форме, либо от общества не получен отказ в даче согласия на отчуждение доли или части доли, выраженный в письменной форме.

В рассматриваемой ситуации на договор о залоге доли ООО между одним из участников ООО (залогодателем) и Банком (залогодержателем) представлен Протокол общего собрания ООО о предоставлении согласия

участнику Общества на передачу в залог принадлежащей ему доли в уставном капитале Общества Банку. Тем самым факт предоставления участниками Общества соответствующего согласия на передачу права на долю в залог предполагает, что участники Общества знали, что в случае неисполнения обязанности по выплате кредита по кредитному договору Банком может быть обращено взыскание на заложенную долю путём проведения торгов и, как следствие, приобретение доли победителем торгов либо в случае признания торгов несостоявшимися — оставление доли за взыскателем (Ответчиком), т. е. фактически выразили волю на согласие на то, что в случае неисполнения в будущем кредитных обязательств в силу закона залогодержатель может стать участником общества на законных основаниях, что свидетельствует о соблюдении участниками общества лично-доверительного характера в управлении Общества, так как они дали своё согласие на передачу в залог доли именно этому залогодержателю.

Еще про залог:  Расписка в получении задатка за автомобиль - Образцы заявлений

Обстоятельствами, имеющими существенное значение для разрешения данного спора, стали два факта: 1) факт привлечения ООО к участию в деле о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество по договору залога доли в уставном капитале ООО; 2) факт уведомления кредитором-залогодержателем (эти действия оценены судом как добросовестные) ООО о проведении торгов по продаже 28 % доли уставного капитала ООО, а также об организаторе торгов и то, что эти уведомления были ООО получены.

При этом отмечено, что ООО в течение трёх месяцев с момента получения уведомления не выплатило залогодержателю действительную стоимость доли в уставном капитале, как требует п. 3. ст. 25 Закона об ООО, в связи с чем право на долю перешло на законных основаниях.

Однако далее в этом же акте содержится иное, значимое для практики толкование этой статьи: «В силу п. 3 ст. 25 Закона об ООО Истец либо его участники в течение трёх месяцев с момента предъявления Ответчиком (Банком) требования (искового заявления) в суд об обращении взыскания на заложенное

имущество вправе были выплатить действительную стоимость доли участника Общества, на которую обращается взыскание, однако таким правом не воспользовались, в связи с чем обращение взыскания на долю участника Общества было реализовано путём её продажи с публичных торгов». Таким образом, с момента подачи искового заявления ООО вправе было выплатить кредитору действительную стоимость доли. С такой позицией определения момента нельзя согласиться, поскольку, очевидно, исковое заявление кредитора может быть и не удовлетворено.

Кроме судебного порядка обращения взыскания возможен и внесудебный.

В п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2021 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» говорится, что условие о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество также не может содержаться в договоре залога доли (части доли) в уставном капитале ООО, заключённом одним из участников общества — физическим лицом (в том числе индивидуальным предпринимателем) с залогодержателем, не являющимся участником общества, поскольку такой залог возможен только с согласия общего собрания участников общества (п. 1 ст. 22 Закона об ООО). Таким образом, внесудебный порядок в отношениях с залогодателем — третьим лицом возможен, если такой порядок предусмотрен договором, на заключение которого получено согласие общего собрания, и общее собрание, таким образом, дало согласие на возможное отчуждение доли третьему лицу.

Внесудебный порядок интересен сторонам исключительно возможностью упрощённой реализации предмета залога — без торгов. Но возможность использовать иные способы реализации, без публичных торгов, предусмотрены только для субъектов предпринимательской деятельности, т. е. и залогодатель, и залогодержатель должны быть предпринимателями. В этом случае согласно п. 2 ст. 350.1 ГК РФ реализация возможна путём:

— оставления залогодержателем предмета залога за собой, в том числе посредством поступления предмета залога в собственность залогодержателя, по цене и на иных условиях, которые определены ука-

занным соглашением, но не ниже рыночной стоимости;

— продажи предмета залога залогодержателем другому лицу по цене не ниже рыночной стоимости с удержанием из вырученных денег суммы обеспеченного залогом обязательства.

И даже если условие о внесудебном порядке обращения взыскания включено в договор без указания на возможный способ реализации, представляется, что это не должно влиять на возможности сторон и не требует дополнительного одобрения общего собрания на оставление доли в ООО за залогодержателем.

Если же внесудебный порядок не был предусмотрен в договоре о залоге, заключение соглашения о внесудебном порядке возможно в любой момент. Но если залогодержателем является другой участник общества, то на такое соглашение необходимо получить согласие общего собрания общества. Кроме того, такое соглашение подлежит нотариальному удостоверению.

Наличие условия о внесудебном порядке обращения взыскания исключает применение п. 2, 3 ст. 25 Закон об ООО (ред. от 3 июля 2021 г) в той части, в какой «в случае обращения взыскания на долю или часть доли участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества общество вправе выплатить кредиторам действительную стоимость доли или части доли участника общества». Далее предусмотрено, что «в случае, если в течение трёх месяцев с момента предъявления требования кредиторами общество или его участники не выплатят действительную стоимость всей доли или всей части доли участника общества, на которую обращается взыскание, обращение взыскания на долю или часть доли участника общества осуществляется путём её продажи с публичных торгов».

Статья 25 регулирует вопросы обращения взыскания на долю в целом, без учёта специфики залогового законодательства, которое в этом случае имеет приоритет. Таким образом, залоговый кредитор имеет и временное преимущество, поскольку иные кредиторы, обращая взыскания на долю, вынуждены в течение трёх месяцев ожидать возможного осуществления обществом своего

права на выплату действительной стоимости доли.

Ещё одно достоинство наличия условия о внесудебном порядке или заключения соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания — это возможность прибегнуть к исполнительной надписи нотариуса в случае уклонения одной из сторон от исполнения обязательств в связи с таким порядком. Исполнительная надпись нотариуса является исполнительным документом (ст. 78 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»), совершается в порядке, установленном Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, и позволяет существенно сократить сроки удовлетворения своих требований по сравнению с судебным порядком.

Если в начале становления института залога доли возникали недоразумения по поводу выплаты именно действительной, а не номинальной стоимости доли, то в настоящий момент неопределённость в этом вопросе, а также в порядке определения действительной стоимости доли разрешены.

В случае отсутствия соглашения сторон о внесудебном порядке обращение взыскания производится в судебном порядке. Общим последствием такого порядка является реализация предмета залога на публичных торгах.

Иной способ реализации возможен при заключении сторонами спора мирового соглашения, но заключение такого соглашения невозможно без учёта интересов общества и также требует одобрения на переход доли к третьим лицам.

Переход доли в уставном капитале в порядке обращения взыскания подчиняется общим правилам совершения сделок с долей, переход доли необходимо зарегистрировать в ЕГРЮЛ.

1. Об обществах с ограниченной ответственностью : Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ // Российская газета. -1998. — 17 февр.

2. Здесь и далее использована судебная практика справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

3. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате : (утв. ВС РФ 11 февраля 1993 г. № 4462-1) (в ред. от 13 июля 2021 г. № 259-ФЗ) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. -1993. — № 10. — Ст. 357.

4. См., например: Черемных Г. Г. Плюсы и минусы Федерального закона от 29 декабря 2021 г. № 457-ФЗ // Нотариус. — 2021. — № 4. -С. 3-8.

Оцените статью
Добавить комментарий