24. Залог и его формы. Римское право: Шпаргалка

Залоговое право

Залог наряду с сервитутами, суперфицием и эмфитевзисом является разновидностью прав на чужие вещи, т.е. институтом вещного права. Одновременно залог — это одно из главных средств обеспечения обязательств, т.е. институт обязательственного права.

Нумерий Негидий по договору обязан передать Авлу Агерию некую вещь. Но он не выполнил своего обязательства, и дарит эту вещь другому лицу. Авл Агерий в этом случае не может принудить Нумерия Негидия к исполнению обязательства, он может лишь взыскать с Нумерия Негидия сумму понесенного ущерба. Но взыскание возможно лишь при условии, что ко времени присуждения взыскания имущество Нумерия Негидия будет достаточным для удовлетворения требования Авлу Агерию. Для того, чтобы Авл Агерий был уверен в будущем удовлетворении своего требования, из имущества Нумерия Негидия заранее, при установлении обязательства, выделяется определенная вещь, которая станет источником удовлетворения Авла Агерия независимо от того, останется ли эта вещь ко времени присуждения взыскания в имуществе Нумерия Негидия или будет передана третьему лицу, а также независимо от того, должен ли Нумерий Негидий еще кому-то или нет.

Залоговое право — это право обращения взыскания в случае неисполнения обязательства на заранее определенную вещь, независимо от того, продолжает ли она принадлежать должнику или нет и предпочтительно перед всеми остальными требованиями. Другими словами, залоговое право пользовалось абсолютной защитой (иск давался против любого лица, у которого вещь оказывалась во владении). Поскольку залоговое право носит акцессорный (т.е. придаточный) характер, оно существует лишь постольку, поскольку существует обеспечиваемое этим залогом обязательство.

Единого римского термина для обозначения залога нет, разные исторические виды именуют по-разному. Можно лишь сказать в самом общем смысле, что залог — это связанная вещьres obligata. Перейдем к рассмотрению основных форм залога, известных римскому праву.

I. Первичной формой залога была так называемая фидуция (fiducia cum creditore, дословно «доверительный акт с кредитором»). При фиду- ции происходит перенос квиритской собственности на вещь от должника к кредитору в обеспечение обязательства с оговоркой, что в случае удовлетворения по обязательству кредитор передаст вещь обратно в собственность должника. Фидуция совершалась посредством ман- ципации или процедуры in jure cessio. Первоначально возврат обеспечивался только честностью, верностью своему слову кредитора, с одной стороны, и доверием ему должника — с другой (/ides). Позднее должнику, исполнившему договор, стали давать специальный иск из фидуции (actio fiduciae) против доверительного собственника, если последний вопреки соглашению отказывался вернуть вещь. С другой стороны, доверительный собственник имел обратный иск из фидуции (actio fiduciae contrariaj для возмещения издержек и убытков, причиной которых стала манципированная вещь. Впрочем, фидуциарий (т.е. доверительный собственник, он же кредитор) часто оставлял владение заложенной вещью фидуцианту (доверитель, он же должник), особенно если это была земля; в таких случаях фидуциант после исполнения своего обязательства мог вернуть собственность на вещь не только с помощью формальных актов манципации или injure cessio, но и путем давностного владения, которое именовалось узурецепцией (usureceptio; см.: Gaj. 2. 59—61). Уже из названия видно, что институт узурецепции аналогичен узукапии (usucapio; см. § 90 «Оригинальное приобретение собственности», п. VI). В отличие от последней, срок давности при узурецепции исчислялся 1 годом даже для недвижимостей.

Если должник не исполнял своего обязательства, кредитор имел право продать фидуцированную вещь (это так называемое jus distrahendi). Первоначально такое правомочие возникало лишь по специальному о том соглашению (пакту); позднее наоборот — исключение этого права нужно было оговаривать в дополнительном соглашении при установлении фидуции.

Невыгодность положения должника заключалась в том, что кредитор, превратившись в квиритского собственника, мог переуступить это цивильное право постороннему лицу, которое не имело никаких обязательств (ни моральных, ни цивильных) перед должником ни по поводу реституции собственности, ни по поводу передачи вещи в фактическое обладание. В таком случае доверитель после уплаты долга кредитору мог добиться от него лишь возмещения ущерба с помощью упомянутой уже actio fiduciae. [1][2]

В Юстиниановом праве фидуция как разновидность залога уже не существовала. Компиляторы при составлении «Дигест» старательно удалили сам термин «fiducia cum creditore» из всех обработанных ими классических текстов, заменив его на термин «pignus» (см. далее).

И. Ручной заклад, пигнус (pignus) — передача вещи от должника кредитору в фактическое обладание в обеспечение обязательства с оговоркой, что вещь по исполнении должна быть возвращена (тот же термин означает и саму вещь, переданную в заклад). Соглашение о закладе считалось заключенным в момент передачи вещи от должника кредитору. Пигнус не предполагал передачи собственности кредитору; последний лишь держал ее у себя до полного удовлетворения своих требований. В течение этого периода он имел посессорную защиту в виде владельческих интердиктов (одна из форм так называемого производного владения).

Залогодержатель не обладал правом пользования заложенной вещью; в противном случае он совершал кражу пользования (furtum usus) и, соответственно, считался вором (Inst., 4. 1. 6). Что касается извлечения доходов из пигнуса (например, сбора плодов, сдачи в аренду, получения эмфитевтической ренты и пр.), то кредитор уполномочен на это, но с тем только условием, что все эти доходы идут сначала в погашение процентов, а все, что сверх того — в погашение основного долга (D., 20. 1. 23 в нач.; D., 36. 4. 5. 21). (Вопрос о доходах с заложенной вещи решался иначе, если в заклад отдавались недвижимости с помощью так называемого антихрезиса; см. ниже.)

Залогодатель мог вчинить иск (acdo pigneraticia directa) кредитору по поводу возвращения пигнуса, если полностью выплатил долг или если обязательство было погашено каким-нибудь другим способом. С помощью обратного иска (actio pigneraticia contraria) залогодержатель добивался возмещения затрат на содержание и охрану вещи, а также компенсации возникшего от нее вреда. В случае неисполнения обязательства кредитор имел jus distrahendi (как и доверительный собственник в случае с фидуцией; см. выше).

III. Особый случай представляет собой та форма залогового права, которая называлась греческим словом антихрезис (дословно с греческого «в замен на употребление» — имеется в виду, что проценты заменяются правом использовать и извлекать доходы). Антихрезис устанавливался на недвижимости путем заключения специального соглашения (пакта), по которому кредитор вступал во владение заложенным имуществом (имением или постройкой) и получал право пользоваться вещью и извлекать из нее плоды (как естественные, так и цивильные), не погашая ими ни процентов, ни основного капитала кредита. Понятно, что при этом он не обязан был давать собственнику никакого отчета по поводу извлеченной прибыли.

Юрист Марциан: «В случае установления антихрезиса тот, кто допущен на земельный участок или в здание, непрерывно удерживает владение (ими), как если бы это был пигнус, покуда ему не будут выплачены деньги, причем вместо процентов он извлекает доходы: либо сдавая в наем, либо извлекая плоды для самого себя и проживая в доме» (D., 20. 1. 11.1).

В императорскую эпоху, когда размер кредитных процентов ограничивался законодательно (см. выше, § 120 «Предмет в обязательстве»), антихрезис мог использоваться именно для того, чтобы обойти максимумы, установленные высшей властью; однако такая закладная была недействительной (С., 4. 32. 26. 1).

Если кредит предоставлялся на безвозмездной основе (т.е. на капитал не начислялись проценты), и при этом в заклад отдавалась плодоприносящая вещь, тогда кредитор мог извлекать из нее плоды до размера процентов, установленных законом (D., 20. 2. 8). В современной науке такой заклад называется «антихрезисом по умолчанию» (antichresis tacita).

Должник, исполнивший обязательство, для возвращения своей недвижимости имел уже знакомый нам залоговый иск — actio pigneraticia; «поскольку это залог, то можно воспользоваться этим словом» — поясняет Марциан (D., 13. 7. 33).

IV. Наиболее развитой формой реального обеспечения в римском праве была ипотека, сложившаяся в преторском эдикте под влиянием греко-египетского права. Ипотека(hypotheca) — это договор о залоге, при котором вещь оставалась и в собственности, и во владении должника. Кредитору в случае неисполнения обязательства давалось право истребовать заложенную вещь, у кого бы она ко времени присуждения ни оказалась, продать ее с торгов и из вырученной суммы покрыть свое требование к должнику.

Первоначально ипотека возникла как соглашение, по которому съемщик жилья или арендатор земли для обеспечения своих обязательств обременял залогом все то имущество, которое он принес в съемное жилье или на арендуемый участок (мебель, орудия труда, рабы, рабочий скот и т.п.). При этом в договор найма (аренды) включался особый пункт, согласно которому все «приведенное, привезенное, принесенное» (inducta, invecta, illata) не будет выведено, вывезено, вынесено до тех пор, пока не выплачена арендная плата, определенная тем же договором. Таким образом, это имущество служило реальным залогом в обеспечение исполнения обязательства должника. В случае неуплаты ренты арендодатель мог получить владение вещами, обремененными ипотекой, с помощью специального Сальвиева интердикта (interdictum Salvianum-, придуман претором Сальвием). Позднее для тех же целей претор Сервий ввел в эдикт особый иск (actio Serviana). По этому иску арендодатель мог истребовать вещи из состава хозяйственного инвентаря арендатора или мебель съемщика жилья от любого лица, в руках которого они оказались (т.е. Сервиев иск — это типичный пример вещного иска, actio in rem). Позднее правила, применяемые в actio Serviana, были по аналогии распространены на все другие залоговые случаи, когда заложенная вещь оставалась во владении должника. Сделано это

1

было путем включения в эдикт квази-Сервиановой формулы (actio quasi Serviana), которая получила обобщенное название — «залоговый иск» (actio hipothecaria).

Поскольку вещь, обремененная ипотекой, оставалась не только во владении, но и в собственности должника, он мог заложить ее несколько раз. Ранг залоговых прав при этом определялся по времени установления залога, согласно известному правилу «раньше по временисильнее в праве» (prior tempore potior jure).

При Юстиниане в залоговое право были внесены многочисленные изменения с целью унификации различных форм залога, так что термины «пигнус» и «ипотека» становятся синонимами (D., 20. 1; 3; 6; С.,

8. 13—35).

Casus 55

Залоговое право. исторические формы римского залога. возникновение и прекращение залогового права.

Залоговое право представляет собой разновидность прав на чужие вещи. Назначение этого права состоит в обеспечении исполнения обязательств.

Залоговое право было предназначено для того, чтобы обеспечить какое-то обязательство, то оно являлось правом придаточным (акцессорным) и существовало лишь постольку, поскольку существовало обеспечиваемое залогом обязательство.

Формы залога.Первоначальной формой залога была сделка fiducia cum creditore, состоявшая в следующем. Посредством манципации (или in iure cessio) должник передавал в обеспечение долга вещь на праве собственности с оговоркой, что в случае удовлетворения по обязательству, обеспеченному залогом, заложенная вещь должна быть передана обратно в собственность должника. В древнейшую эпоху эта оговорка имела только моральное значение: верность своему слову (fides, откуда и название сделки) требовала от лица, получившего таким образом вещь в залог, исполнения дополнительной оговорки. Позднее должнику, исполнившему обязательство, стали давать иск к кредитору (actiofiduciae) о возврате вещи. Однако положение должника оставалось чрезвычайно невыгодным: получивший вещь был ее собственником и потому мог ее передать третьему лицу; к третьему лицу должник предъявить иск не мог, от залогополучателя же должник по actio fiduciae не мог добиться возвращения вещи, а только мог получить возмещение ущерба. В случае неисполнения должником обязательства вещь оставалась в собственности лица, получившего ее, хотя бы сумма долга была значительно меньше стоимости заложенной вещи.

Другой формой залога служил pignus, называемый нередко «ручным закладом». При этой форме залога вещь передавалась не в собственность, а только во владение (точнее в держание, однако пользовавшееся в виде исключения владельческой защитой); при этой передаче добавлялось условие, что в случае удовлетворения по обязательству вещь должна быть возвращена обратно.

С развитием торгового оборота ни fiducia, ни pignus не могли удовлетворить потребностей жизни. При fiducia было слишком тяжело положение лица, отдавшего вещь в залог; при oignus было ненадежно положение получившего вещь: если вещь им утрачивалась, он не всегда имел возможность истребовать ее вновь. Наряду с этим интересы хозяйственной жизни требовали большей гибкости в регулировании отношения в течение времени от установления залога до наступления срока платежа, в частности того, чтобы должник не был лишен возможности пользоваться заложенной вещью, тем более что предоставление должнику такой возможности могло ему облегчить исполнение обязательства (например, заложена вещь, служащая для должника орудием его профессии; пользуясь ею, должник может заработать сумму, необходимую для выполнения обязательства).

В классический период в преторском эдикте сложилась третья, наиболее развитая форма римского залога — ипотека (hypotheca), сложившаяся под влиянием восточного греко-египетского права, при которой предмет залога оставался и в собственности, и во владении должника, а субъекту залогового права давалось право в случае неисполнения обязательства истребовать заложенную вещь, у кого бы она к тому времени ни оказалась, продать ее и из вырученной суммы покрыть свое требование к должнику.

Ипотека развилась на почве найма сельскохозяйственных участков. В обеспечение своевременного взноса нанимателями наемной платы собственники земли требовали обыкновенно от нанимателей включения в договор особого пункта о том, что все «приведенное, привезенное, принесенное» (inducta, invecta, illata) на нанятый участок (сельскохозяйственный инвентарь, рабочий скот и пр.) не должно вывозиться нанимателем с участка, пока не будет погашена задолженность нанимателя по договору, т.е. перечисленные виды имущества должны были служить обеспечением долга нанимателя (по наемной плате). Если наниматель все же вывозил свое имущество, собственнику земельного участка претор стал давать специальное средство защиты (interdictum Salvianum), если же эти вещи уже перешли во владение третьего лица, стали давать иск и против него об истребовании полученных им вещей (actio Serviana). В результате применительно к договору найма земли и была создана форма залога, при которой закладываемые вещи не выходили немедленно из владения и пользования залогодателя, а кредитор имел абсолютный иск об истребовании вещи с целью ее продажи. Оставалось распространить сложившуюся форму залога с того специального случая (найма), в связи с которым она сложилась, на все другие случаи обязательств. Это было осуществлено посредством распространения actio Serviana по аналогии (actio quasi-Serviana, или actio hypothecaria).

После того как была введена в практику hypotheca как форма залога, не сопровождавшаяся передачей самой вещи тому, кому она закладывалась, причем в случае неисполнения обеспеченного залогом обязательства вещь не поступала в собственность залогопринимателя, а подлежала обязательной продаже, стало возможно установление на одну и ту же вещь нескольких последовательных залоговых прав: например, заложив земельный участок, стоивший 5 тыс. сестерциев, Тицию в обеспечение долга в сумме 1 тыс. сестерциев, собственник мог затем заложить тот же участок Флавию в обеспечение долга в сумме 800 сестерциев, Гаю — в сумме 600 сестерциев и т.п. Соотношение нескольких залоговых прав на одну и ту же вещь определялось их старшинством, т.е. временем установления залога (так называемый ранг залоговых прав). Право требовать продажи заложенной вещи признавалось только за первым залогопринимателем, второй, третий и т.д. удовлетворялись (в порядке очереди) из остатка (по удовлетворении первого залогопринимателя) суммы, вырученной от продажи заложенной вещи. Иногда нижестоящему (по рангу) залогопринимателю было важно получить право решать вопрос о продаже вещи, чтобы выбрать наиболее выгодный для продажи момент. Для этой цели каждый из нижестоящих залогопринимателей получал право предложить первому удовлетворение по его требованию, с тем, чтобы, занять его место. Происходивший переход первого ранга (старшинства) к лицу, удовлетворившему первого залогопринимателя, назывался ипотечным преемством.

Если суммы, вырученной от продажи заложенной вещи, не хватало на удовлетворение залогопринимателей, недополучившие имели обязательственный иск к должнику в общем порядке.

После того как нормальным способом реализации залогового права стала продажа предмета залога, наряду с залогом вещей признали возможным залог обязательства и вообще всего того, что может быть предметом продажи.

Для установления залогового права не требовалось какой-либо обязательной формы. Неформальность установления залога создавала неуверенность деловых отношений, так как лицо, желавшее обеспечить свое право требования залогом, не могло проверить, не была ли данная вещь уже заложена до этого кому-либо другому 1.

Кроме того, в ряде случаев залоговое право в Риме возникало в силу закона, причем такие законные залоги были привилегированными (в смысле первоочередности удовлетворения). Вследствие существования таких внеочередных законных залогов расчеты залогопринимателя на удовлетворение, совершенно правильные и осторожные, неожиданно могли быть опрокинуты в силу последующего возникновения привилегированного залога.

В период абсолютной монархии был издан рескрипт, в силу которого ипотека, установленная письменно в присутственном месте или перед тремя достоверными свидетелями, должна иметь предпочтение перед непублично установленной (хотя бы и раньше) ипотекой. Этим в известной мере уменьшались указанные выше неблагоприятные последствия неформального характера ипотеки.

Залоговое право прекращалось в случае: а) гибели предмета залога, б) слияния в одном лице залогового права и права собственности на заложенную вещь, в) прекращения обязательства, в обеспечение которого установлен залог.

Понятие обязательства и обязательственного права. Содержание, классификация и основания возникновения обязательств

В источниках римского права обязательство obligatio, определяется следующим образом:

(1) «Обязательство представляет собой правовые оковы, в силу которых мы принуждаемся что-нибудь исполнить согласно законам нашего государства» (1.3.13. рг.).

(2) «Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать нашим какой-нибудь телесный предмет или какой-нибудь сервитут, но чтобы связать перед нами другого в том отношении, чтобы он нам что-нибудь дал, сделал или предоставил» (Павел, D.44.7.3).

В обязательстве заключается, с одной стороны, «право требовать», с другой стороны, соответствующая этому праву «обязанность исполнить требование», или «долг».

Как отношение, рассчитанное на будущее время (при установлении обязательства действие обязанного лица еще не совершено), обязательство по своей природе представляет собой отношение, основанное на доверии, кредитное (от credo— верю). Поэтому сторона в обязательстве, имеющая право требования, именуется кредитором; сторона, на которой лежит обязанность исполнить требование кредитора, называется должником.

Обязательственное правоотношение с самого начала рассчитано на прекращение (нормально — путем исполнения); этим оно отличается от права собственности, устанавливаемого на неопределенное, длительное время.

В тех случаях, когда должник добровольно не исполняет лежащей на нем обязанности, кредитору дается средство принудительного осуществления своего права требования. Таким средством принуждения должника к удовлетворению кредитора по обязательству является иск (actio) и принудительное взыскание. В этом заключается, как принято выражаться, санкция обязательства. Юрист Модестин выразил приведенную мысль так, что должником считается тот, с кого можно взыскать против его воли (D. 50.16.168).

В республиканскую эпоху это правило не имело исключений. Но в период принципата появились такие обязательства, которые не пользовались исковой защитой, но с которыми все-таки были связаны определенные правовые последствия. Первое упоминание о таких обязательствах встречается у Сенеки 1(при Нероне). Бывают суммы, говорит Сенека, которые «debentur non exiguntur», т.е. следуют, причитаются (кредитору) , а принудительно взысканы быть не могут. Обязательства, не пользующиеся исковой защитой, но имеющие все же юридическое значение, называются натуральными. Примером натурального обязательства может служить денежный заем, совершенный подвластным сыном без согласия домовладыки.

Правовые последствия натуральных обязательств были не для всех их видов одинаковы. Но одно юридическое последствие всегда имело место: именно платеж по натуральному обязательству признавался действительным, и обратное истребование уплаченного не допускалось, хотя бы платеж был произведен при незнании того, что иска кредитор не имеет. Это доказывает, что за натуральным обязательством признавалось юридическое значение; ибо когда кто-нибудь по ошибке платил по несуществующему обязательству, уплаченное можно было истребовать обратно.

§

Обязательство в понимании римских юристов представлялось строго личным отношением между двумя или несколькими определенными лицами. Оно рассматривалось как строго личная связь между кредитором и должником (несмотря на имущественный характер содержания обязательства).

Принципиальный взгляд на обязательство как на отношение строго личного характера получил практическое выражение в ряде конкретных норм.

С установлением обязательства связывались определенные юридические последствия исключительно для тех лиц, которые его установили. Поэтому, как правило, нельзя было вступить в обязательство через представителя.

По той же причине не получал юридической силы договор, по которому кредитор выговаривал нечто от должника в пользу третьего лица, не участвовавшего в заключении договора: кредитору в таком случае не давали иска потому, что он непосредственно не имел денежного интереса в договоре, а третье лицо не получало иска потому, что не участвовало в заключении договора. Тем более было недопустимо возложение какой-либо обязанности на третье лицо, не участвовавшее в заключении договора. Только в том случае, когда в заключаемом договоре был заинтересован наряду с третьим лицом также лично кредитор, договор получал юридическую силу.

Понимание обязательства как строго личного отношения между сторонами приводило также к тому, что обязательство первоначально признавалось абсолютно непередаваемым — ни на активной стороне (переход права требования от кредитора к другому лицу), ни на пассивной (замена одного должника другим).

С развитием хозяйственной жизни, с оживлением торговых отношений и внутри страны, и за ее пределами эти положения стали несколько смягчаться: было допущено, хотя и в ограниченных пределах, представительство; равным образом была признана возможной замена лица, участвовавшего в установлении обязательства, другим лицом.

Замена лиц в обязательстве

Переход обязательства по наследству. Переход права требования кредитора или обязанности должника в связи с их смертью на наследников был допущен очень рано. Признанию преемства наследника в правах и обязанностях, входивших в состав наследства, способствовал семейный характер собственности в древнейшую эпоху, по сути дела приводивший к тому, что и обязательства, в которые вступал домовладыка в качестве кредитора или должника, являлись общими для всей семьи.

Непосредственные подвластные домовладыки являлись даже его необходимыми наследниками: их согласие на принятие наследства после домовладыки не требовалось потому, что они и при жизни домовладыки были участниками семейной собственности, но в то время не могли проявить своих прав; домовладыка как бы заслонял их собою.

Римские юристы обосновывали смену лиц в обязательствах в случаях смерти кредитора или должника мистическим тезисом, что наследник является продолжателем личности наследодателя (personam defuncti sustinet, D. 41.1, 34).

Замена в обязательстве кредитора либо должника при их жизни другими лицами в древнереспубликанском Риме считалась абсолютно недопустимой.

Такое положение не было связано с особыми неудобствами, пока хозяйство было натуральным (или хотя бы в основном имело характер натурального) и обязательства не имели особого значения в хозяйственной жизни. По мере того как развивалась торговля, внутренняя и внешняя, заморская, такая неподвижность обязательства стала нетерпимой. Договоры стали повседневным явлением; обязательства заняли видное место в составе имущества римских граждан. Интересы развивавшейся торговли потребовали мобилизации обязательств.

Для удовлетворения этой потребности хозяйственной жизни, для целей передачи права требования довольно рано стали применять так называемую новацию, или обновление обязательства. Новация заключалась в том, что с общего согласия кредитора, должника и того лица, которому кредитор желал передать свое право требования, это последнее лицо заключало с должником договор того же самого содержания, какое было в первоначальном обязательстве, именно с целью новым обязательством заменить первоначальное.

Еще про залог:  Снять однокомнатную квартиру в Ватутинках на длительный срок от хозяев без посредников

Этот суррогат передачи права требования не мог, однако, удовлетворить потребностей хозяйственной жизни. Новация была неудобна тем, что она требовала согласия должника на замену одного кредитора другим и даже присутствия должника при совершении новации; а между тем должник как не заинтересованный в передаче кредитором своего права требования другому лицу не всегда проявлял готовность к заключению нового договора с целью замены одного кредитора другим. Помимо того, поскольку новация означала не передачу права требования, а прекращение одного обязательства и установление вместо него нового, постольку вместе с первоначальным обязательством новация прекращала и всякого рода обеспечения его, которые, быть может, были установлены (поручительство, залоговое право); если новый кредитор настаивал на обеспечении обязательства, приходилось заново договариваться с поручителем иди добиваться установления вновь залогового права, а получить согласие на это заинтересованных лиц (поручителя, залогодателя) не всегда удавалось.

Жизнь требовала допущения прямой уступки права требования (цессии). Для этой цели воспользовались институтом процессуального представительства. В римском формулярном процессе допускалось ведение судебного дела не лично истцом или ответчиком, а через представителя, который назывался cognitor, если назначался с соблюдением установленных формальностей, или procurator — в случаях неформального назначения.

Для того чтобы передать право требования другому лицу, кредитор, уступающий свое право (цедент), стал назначать то лицо, которому он желал уступить свое право (цессионария), своим представителем в процессе, с оговоркой, что этот представитель может оставить взысканное за собой (поэтому такой представитель и назывался procurator in rem suam).

С помощью такой обходной формы получался как будто необходимый результат: право требования первоначального кредитора поступало в имущество нового кредитора. Однако этот способ передачи права требования таил в себе существенные неудобства. В основе отношения между цедентом и цессионарием лежал договор поручения (mandatum agendi). Между тем договор поручения, как основанный на особом доверии, проявляемом одним контрагентом к другому, мог быть в любое время расторгнут односторонней волей доверителя. Помимо этого, смерть доверителя также прекращала договор ввиду особо личного характера отношения поручения. Получалось, таким образом, что, пока цессионарий не произвел взыскания по цедированному требованию, его положение не было прочным; стоило цеденту умереть или отменить данное цессионарию поручение, и цессия утрачивала значение. Другая опасность, подстерегавшая цессионария, заключалась в следующем. Поскольку для цели уступки своего права кредитор лишь назначал цессионария представителем на суде, платеж, произведенный должником первоначальному кредитору (цеденту), был вполне действительным и прекращал обязательство, а тем самым и право цессионария взыскивать с должника.

Нужно было внести такие поправки, которые обеспечивали бы реальность производимой цессии. Необходимые поправки свелись к следующему.

В классическом римском праве установился такой порядок, что должника стали уведомлять о происшедшей цессии уведомление, denuntiatio, обычно делал цессионарий, как заинтересованный в этом); уведомление имело то значение, что Должнику, получившему уведомление, не следовало платить первоначальному кредитору (цеденту); если же должник все-таки платил цеденту, его обязательство, несмотря на платеж, не погашалось и новый кредитор имел право требовать платежа ему (а должнику тогда предоставлялось только право требовать от первоначального кредитора возврата полученной суммы).

Для того чтобы интересы цессионария не пострадали в случае отмены поручения со стороны цедента либо его смерти цессионарий стал получать самостоятельный иск (тот же иск который принадлежал цеденту, по аналогии, причем в формуй лу иска вводилась фикция, будто цессионарий — наследник цедента).

Таким образом, хотя принципиально допустимость передачи права требования не была признана и после указанных поправок, однако цессионарию все-таки было гарантировано осуществление передаваемого права судебным порядком.

Цессия может быть произведена по самым различным основаниям, и ее действительность не зависит от осуществления основания, по которому цессия совершена (в этом смысле цессия абстрактна). Независимость цессии от ее основания упрощает положение должника: при платеже цессионарию для должника достаточно было удостовериться в действительности акта цессии, но не было надобности проверять основание, по которому цессия совершена.

Если цессия права требования производилась возмездно, цедент нес перед цессионарием ответственность за юридическую действительность передаваемого права (nomen veruffl esse), но не отвечал за фактическую осуществимость требования (nomen bonum esse). Если цессия совершалась с целью дарения, цедент не отвечал даже за юридическую обоснованность права требования.

Не допускалась цессия прав, неразрывно связанных с личностью данного кредитора, как-то: иски об алиментах, о личной обиде и т.п.; запрещено было переуступать права, по которым уже предъявлен иск; не допускалась цессия в пользу более влиятельных лиц (potentiores), последнее ограничение было установлено в императорский период в интересах должника, чтобы влиятельный кредитор не оказал давления на судью при взыскании по обязательству. Можно было сделать право требования не подлежащим передаче также путем специального о том соглашения.

3 Перевод долга. В обязательстве возможна и замена одного должника другим. Но если личность кредитора, по общему правилу, не имеет существенного значения для должника, так что о цессии права требования должника только ставят в известность а его согласия на цессию не спрашивают, то совсем иначе обстоит дело с заменой должника. Личность должника имеет для кредитора существенное значение, так как, вступая в обязательства, кредитор доверяет данному должнику, полагается на его исполнительность и платежеспособность, а новое лицо которое придет на смену должнику, может оказаться не внушающим кредитору доверия. Поэтому замена одного должника другим или перевод долга возможен не иначе как с согласия кредитора. Осуществлялся перевод долга в форме новации, т. е. путем заключения кредитором и новым должником нового договора, имевшего целью прекращение обязательства между данным кредитором и первоначальным должником.

§

Исполнение обязательства

По своей природе обязательство — отношение временное, нередко кратковременное, которое должно прекратиться. Нормальный способ прекращения обязательства — исполнение (применительно к денежным обязательствам употребляется также термин «платеж»).

Для того чтобы исполнение привело к освобождению должника от обязательства, необходимо было соблюдение ряда условий.

Во-первых, исполнение (платеж) должно быть произведено лицом, способным распоряжаться своим имуществом (по римскому выражению, способным ухудшать свое имущественное положение, J. I. 21. рг.). Личное исполнение должника требовалось только по тем обязательствам, содержание которых имеет строго личный характер (например, обязательство художника написать картину). Если личные свойства должника не имели существенного значения, исполнить обязательство мог не только должник, но и любое третье лицо (если третье лицо платит чужой долг по ошибке, ему давался иск для истребования уплаченного обратно).

Во-вторых, исполнение должно быть произведено лицу способному его принять. Таким лицом является: кредитор (если он признается способным распоряжаться своим имуществом), его законный представитель, поверенный, лицо, специально указанное в договоре как имеющее право принять исполнение.

В-третьих, исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства. Во всяком случае без согласия кредитора должник не имеет права исполнять обязательство по частям. По соглашению сторон взамен предмета обязательства можно было предоставить для погашения обязательства что-либо иное; это называлось datio in solutum (предоставление вместо платежа или замена исполнения). В связи с экономическим, в частности аграрным, кризисом позднейшей императорской эпохи Юстиниан разрешил должнику и без согласия кредитора погашать денежные долги путем передачи кредитору земельных участков соответствующей стоимости.

В-четвертых, примерно со II в. до н.э., когда с развитием средиземноморской торговли в практику вошли договоры между лицами, живущими в разных местах империи, и в отношении товаров, находящихся не там, где заключается договор (например, в Риме продается африканская пшеница), причем цены на продаваемые товары в разных местах были различны, получило важное значение место исполнения. Как правило, место исполнения определялось по тому месту, где можно предъявить иск из данного обязательства, а таким местом считалось местожительство должника или (по желанию одной из сторон) Рим.

В-пятых, обязательство должно быть исполнено в срок, предусмотренный в договоре или вытекающий из характера договора и обстоятельств его заключения (например, при продаже товара, находящегося в другом месте, должник, естественно, имел в своем распоряжении время, нормально необходимое для перевозки товара, и т.п.). Если ни содержанием договора, ни его характером срок исполнения не определялся, должник обязан был исполнять обязательство по первому требованию кредитора.

Досрочное исполнение обязательства допускалось только в том случае, если это не нарушало интересов кредитора; так, можно было досрочно вернуть вещь, полученную в бесплатное пользование, но досрочное возвращение вещи, принятой на бесплатное хранение, допускалось с согласия кредитора.

Просрочка исполнения

До последнего времени было общепризнано, что пропуск должником срока исполнения обязательства сам по себе не приводил в римском праве к какой-либо специальной, усиленной ответственности должника, если кредитор не сделал со своей стороны некоторых шагов к тому, что бы поставить должника в положение лица, находящегося в просрочке. В результате новейших исследований в области науки римского права можно считать доказанным, что классическому праву не было известно такое условие просрочки: в классическую эпоху должник считался «в просрочке», как только он не исполнил обязательства в надлежащее время. Только по законодательству Юстиниана одним из необходимых элементов просрочки должника являлась interpellatio, т.е. напоминание со стороны кредитора. Однако и тогда в некоторых случаях просрочка должника наступала независимо от напоминания; так, если в обязательстве содержался точный срок исполнения, то он сам по себе как бы напоминал должнику о необходимости платежа (dies interpellat pro homine, срок напоминает вместо человека), вор всегда считался просрочившим, так что interpellatio не требовалась, и т.д.

Кроме указанных элементов просрочки (наступление срока исполнения, напоминание со стороны кредитора, неисполнение обязательства) требовалось еще, чтобы неисполнение обязательства в надлежащее время произошло без уважительных для того причин.

Просрочка в исполнении обязательства влекла для должника неблагоприятные последствия, которые в общем сводились к тому, что кредитор вправе был требовать полного вознаграждения за весь тот ущерб, какой для него мог возникнуть вследствие неисполнения обязательства. Прежде всего римские юристы устанавливали общее положение, что вследствие просрочки должника обязательство «perpetuatur», т.е. становится постоянным, увековечивается. Раб, которого должник обязан был передать к такому-то сроку кредитору и передачу которого он просрочил, мог фактически умереть после наступления просрочки, притом без всякой вины должника; тем не менее это обстоятельство не освобождало должника; юристы образно выражали продолжающуюся ответственность должника словами, что раб должен быть передан и «мертвым» (как если бы он был жив, D. 45. 1. 82. 1), т.е. должна быть уплачена его стоимость. Это значит, что если до просрочки должник отвечал только за вину, но не за случайно наступивший вред, то, допустив просрочку, он становился ответственным и за случайный вред. В императорский период ответственность просрочившего должника смягчили в том отношении, что предоставили ему возможность доказывать, что и при своевременном исполнении обязательства кредитор не избежал бы понесенного вреда, так как предмет обязательства одинаково погиб бы и у кредитора. Практически доказать это, разумеется, было чрезвычайно трудно.

Другое неблагоприятное для должника последствие просрочки состояло в том, что при исчислении суммы возмещения в пользу кредитора возможное уменьшение стоимости предмета обязательства (к моменту присуждения) не уменьшало ответственности должника, тогда как, наоборот, вздорожание к этому времени предмета обязательства увеличивало сумму взыскания.

Однако наивысшую (за весь промежуток времени между наступлением просрочки и присуждением) цену вещи платил только вор; всякий другой должник, в частности просрочивший исполнение договорного обязательства, присуждался в таком размере лишь в том случае, если кредитор доказывал, что при своевременном исполнении обязательства он именно в тот момент, когда была наиболее высокая цена вещи, продал бы ее.

Наконец, за просрочку с должника взыскивались проценты.

Действие просрочки должника прекращалось, если он предлагал (реально, а не на словах) кредитору всю сумму долга с теми обременениями, которые возникли в результате просрочки; то же самое наступало в том случае, если стороны договаривались о продолжении обязательственных отношений (например, о новых сроках исполнения).

Прекращение действия просрочки не уничтожало, однако, уже возникших последствий просрочки.

Просрочка кредитора наступала, если он без уважительных причин не принимал исполнения обязательства, предложенного ему должником надлежащим образом.

Основание признания такого института заключалось в том, что хотя принятие исполнения — не обязанность кредитора, а только его право, однако должник не должен страдать от того, что кредитор без достаточного основания не принимает исполнения. Неблагоприятные последствия, проистекающие для должника от непринятия кредитором исполнения, могли бы выразиться в необходимости хранить предмет долга, нести ответственность за его целость и т.д.

Поэтому просрочка кредитора имела своим последствием прежде всего ослабление ответственности должника: если по характеру обязательства он отвечал бы даже за легкую неосторожность, то с момента просрочки кредитора должник отвечал только за умысел и грубую неосторожность; если долг был процентным, начисление процентов прекращалось. Далее, должнику предоставлялась возможность вообще освободиться от всяких забот о предмете долга, сдав его в помещение суда или храма. В древнереспубликанском праве разрешалось в этих случаях просто выбросить предмет долга; с развитием хозяйственной жизни такое бесцельное уничтожение имущесгвенных ценностей было признано недопустимым.

§

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства он нес ответственность перед кредитором.

Формы ответственности неисправных должников были неодинаковые в различные исторические периоды. В более отдаленные эпохи ответственность имела личный характер: в случаях неисполнения должником лежащей на нем обязанности к нему применялись (притом самим кредитором) меры воздействия, направленные непосредственно на его личность (заключение в тюрьму, продажа в рабство, даже лишение жизни).

Указания на такую личную ответственность содержатся еще в постановлениях XII таблиц. С течением времени формы ответственности были смягчены: за неисполнение обязательств должники стали отвечать не своей личностью, а имуществом (имущественная ответственность была установлена, хотя еще и не во всех случаях, законом Петелия в IV в. до н.э.). В развитом римском праве последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являлась обязанность должника возместить кредитору понесенный им ущерб.

Ответственность должника строилась в римском праве на принципе вины: должник отвечал только в том случае, если он виновен в возникшем для кредитора ущербе. Вина должника могла быть разной степени. Наиболее тяжкой и недопустимой формой вины признавалось умышленное причинение вреда — dolus, например лицо, обязанное передать другому лицу вещь, которая находилась у первого в пользовании, закладе, на хранении и т.п., портит или уничтожает эту вещь с целью причинить убыток ее собственнику. Другая форма вины — culpa — неосторожность, небрежность, различавшаяся по степени небрежности: грубая неосторожность (culpa lata) и легкая небрежность (culpa levis). Эти понятия определялись римскими юристами следующим образом. Считалось, что грубую небрежность допускает тот, кто не предусматривает, не понимает того, что предусматривает и понимает всякий средний человек. Легкой небрежностью признавалось такое поведение, какого не допустил бы хороший, заботливый хозяин. На должнике лежала обязанность соблюдать заботливость (diligentia); мера требуемой заботливости в разных договорах была разная; несоблюдение требуемой заботливости есть culpa, неосторожная вина. Частным видом заботливости являлась охрана вещи составляющей предмет обязательства; в этом смысле говорят, что должник обязан к custodia, охране вещи.

За dolus отвечали всегда независимо от характера договора; больше того, не признавались действительными соглашения, в которых лицо заранее отказывалось от своего права требовать возмещение умышленно причиненного вреда (уже причиненный умышленно вред может быть прощен потерпевшим). Равным образом и за грубую неосторожность должник отвечал по каждому договору (сложилась даже поговорка: «culpa lata doloaequiparatur», т.е. грубая неосторожность приравнивается к умыслу).

Более строгая ответственность, т.е. даже за легкую неосторожность, возлагалась на должника лишь в тех договорах, которые нельзя считать заключенными исключительно в интересах кредитора. Так, лицо, принимающее вещь на бесплатное хранение, само в этом договоре не заинтересовано; поэтому оно отвечало за порчу или уничтожение принятой вещи только тогда, когда его можно признать допустившим грубую неосторожность; за легкую неосторожность лицо, бесплатно хранившее вещь, не несло ответственности. Напротив, лицо, которому дали вещь в бесплатное пользование, отвечало даже за легкую небрежность, так как оно непосредственно заинтересовано в договоре. К неосторожности приравнивалась также imperitia, неопытность, неумение что-то совершить; например, лицо берется выполнить известную работу и по неопытности выполняет ее ненадлежащим образом; юрист возлагал на него ответственность ввиду того, что он взялся выполнить работу как мастер своего дела.

Из приведенного объяснения римскими юристами понятий грубой и легкой небрежности видно, что римские юристы устанавливали небрежность лица, руководствуясь абстрактным масштабом (хороший хозяин — не какой-либо конкретный, а вообще средний человек).

Были, однако, такие виды отношений, где договорная ответственность строилась не по абстрактному (поведение среднего человка, поведение хорошего хозяина), а по конкретному масштабу. Так, при договоре товарищества каждый из товарищей отвечал перед другим за так называемую culpa in concrete (конкретную вину), т.е. от каждого из участников товарищества требовалось проявление такой заботливости, внимательности и т.п. к общему имуществу, к общему делу, какие он (а не воображаемый хороший хозяин) прилагал (конкретно) к своим собственным делам, к собственному имуществу.

Как правило, каждый отвечал только за свою личную вину; за действия других лиц должник отвечал лишь тогда, когда можно было и ему поставить в вину или недостаточно осторожный выбор необходимого помощника и т. п., действием которого причинен ущерб кредитору, или недостаточно внимательное наблюдение за действиями такого помощника.

Если лицо проявляло полную внимательность, заботливость и т.п., а вред все-таки наступил, говорят о случайном вреде, за случай (casus) никто не отвечает. Практически это означало, что случайно наступивший ущерб приходится терпеть собственнику уничтоженного, испорченного и т.п. имущества (casum sentit dominus).

Лишь в некоторых особых категориях отношений, когда признавалось необходимым усилить ответственность, допускалась ответственность и за случай. Но и тогда должник все же мог освободиться от ответственности, если наступивший случай был исключительной, стихийной силой — cui resisti non potest (сопротивление которой невозможно) или так называемой vis maior (неодолимой силой).

Такая широкая ответственность была, например, возложена преторским эдиктом на содержателей трактиров, постоялых дворов, кораблей за вещи, принятые от их посетителей и путешественников.

§

Договор (contractus) — соглашение двух или более лиц, в котором одно или несколько лиц обязуются перед другим лицом или перед несколькими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо, т. е. такое соглашение, с которым связываются юридические последствия. В римском праве договор как основание возникновения обязательств имел место только в тех случаях, когда воля вступающих в договор сторон была направлена на установление обязательственных отношений.
Классификация договоров:
1) по предоставляемой защите:
а) контракты — договоры, которые признавались цивильным правом и пользовались исковой защитой;
б) пакты — неформальные соглашения различного содержания, которые, как правило, не пользовались исковой защитой (pacta nuda — «голые пакты»), но со временем некоторые из них получили судебную защиту (pacta vestita — «одетые пакты»);
2) по числу сторон:
а) односторонние, в которых обязательство устанавливалось в отношении только одной стороны;
б) двусторонние, в которых обязательство устанавливалось в отношении обеих сторон;
3) по форме:
а) вербальный — устный договор, который устанавливал обязательство, приобретающее юридическую силу посредством и с момента произнесения слов, как то: — стипуляция, т. е. взаимный обмен торжественными обещаниями, которым устанавливалось либо солидарное обязательство непрерывными вопросами нескольких кредиторов и одним ответом всем, или вопросами нескольким должникам и ответом всех, либо акцессорное, когда сначала одному вопрос и ответ, потом другому; — устные обещания без вопроса и ответа;
б) литтеральные — обязательства, возникающие путем составления письменного акта;

4) по моменту наступления обязательства:
а) реальные — обязательства, возникшие путем передачи вещи и для совершения которых не требовалось никаких формальностей:
— заем (mutuum), в котором займодатель передает заемщику денежную сумму или иные вещи в собственность с обязательством заемщика вернуть их;
— ссуда (commodatum), в которой ссудодатель передает ссудопринимателю вещь для временного безвозмездного пользования с обязательством ссудопринимателя вернуть ее в целости и сохранности;
— поклажа (depositum), в которой поклажедатель передает поклажепринимателю вещь для возмездного хранения;
б) консенсуальные — обязательства, возникающие с момента достижения согласия сторон.
Со временем в римском праве появились не подпадавшие под данную класс ификацию договоры. Поэтому они получили название безыменных (contractus innominati), которые приобретали юридическую силу после исполнения договора одной из сторон (договор мены).

Содержание договора и условия его действительности

В римском праве условия заключения договора были неодинаковыми и различались в зависимости от того, о каком договоре шла речь. Так, при заключении вербального контракта (стипуляции) необходимым условием являлось наличие инициативы от кредитора в форме вопроса к должнику, после ответа которого договор считался заключенным.

Для заключения консенсуального договора одна из сторон должна была сделать предложение заключить договор (оферту), а другая сторона – принять это предложение (акцепт). Для заключения литтерального договора требовалось соблюдение письменной формы договора, а для реального – передача вещи, составляющей предмет договора.

Условия действительности договоров:

1) обязательные, являвшиеся необходимыми для действительности любого договора:

а) согласие сторон

б) дееспособность

в) предмет договора

г) основание договора

д) соблюдение установленной формы договора

е) законность содержания договора

ж) наличие цели договора

2) факультативные, которые могли присутствовать или нет в зависимости от положений закона или содержания договора:

а) срок, указывающий на событие, которое должно непременно наступить

б) условие, т. е. оговорка в договоре, от которой зависят возникновение, существование и прекращение договора;

в) проценты;

г) способ заключения договора.

§

Договор ссуды (сommodatum) — реальный договор, по которому одна сторона (ссудодатель) передавала другой стороне (ссудополучателю) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование, а ссудополучатель принимал на себя обязанность вернуть по истечении срока договора туже самую вещь в неповрежденном состоянии.
Признаки договора ссуды:
1) реальность, так как договор ссуды считался заключенным с момента фактической передачи имущества в пользование;
2) наличие в качестве предмета договора индивидуально-определенной вещи;
3) передача вещи во временное пользование ссудополучателю;
4) обязанность ссудополучателя вернуть полученную вещь;
5) безвозмездность;
6) несение риска случайной гибели ссудодателем, так как он оставался собственником переданного имущества;
7) возможность возмещения ссудодателем вреда, который он причинил ссудополучателю;
8) наличие одностороннего обязательства, когда ссудодатель имел только права и никаких обязанностей, а ссудополучатель — только обязанность вернуть в установленный срок вещь. В договоре ссуды срок не являлся существенным условием, и договор мог заключаться на как определенное время, так и бессрочно. Причем в бессрочном договоре ссуды ссудодатель мог потребовать от ссудополучателя возвратить вещь в любой момент.
Обязанности сторон по договору ссуды:
1) ссудодателя:
а) предоставить вещь надлежащего качества и гарантирующую ее использование с выгодой для ссудополучателя;
б) вещи, в случае ненадлежащего качества привести в нормальное состояние либо возместить убытки, причиненные этой вещью;
2) ссудополучателя:
а) пользоваться вещью надлежащим образом и не передавать ее третьим лицам;
б) вернуть ту же вещь, которая была получена от ссудодателя;
в) возместить все возможные ухудшения вещи.
Ответственность сторон по договору ссуды:
1) ссудодатель отвечал только за умысел и грубую неосторожность. В тех случаях, когда ссудодатель передавал некачественную вещь, пользование которой приводило к возникновению убытков, ссудополучатель мог предъявить к нему обратный (встречный) иск из договора ссуды (actio commodati contraria);
2) ссудополучатель отвечал за любую форму вины, в том числе и легкую небрежность. При этом от ответственности за ущерб, который был причинен вещи, его освобождал только случай. Для защиты своих прав ссудодатель мог предъявить к ссудополучателю основной (прямой) иск из договора ссуды (actio commodati directa). В тех случаях, когда ссудополучатель не возвращал в установленный срок вещь, ссудодатель был вправе предъявить виндикационный иск. Если вещи был причинен ущерб, ссудодатель мог потребовать возмещения убытков.

Еще про залог:  Снять квартиру, на длительный срок, долгосрочно, без посредников от хозяина в Подмосковье, Реутове - 90

57. Договор хранения. Определение, признаки, предмет, стороны, порядок заключения и исполнения, ответственность.
Договор хранения (поклажи) (depositum) — реальный договор, по которому одна сторона (хранитель) принимала на себя обязательство хранить переданную ей другой стороной (поклажедателем) индивидуально-определенную вещь и возвратить ее в неизменном и неповрежденном виде по окончании срока хранения.
В договоре хранения (поклажи) хранитель являлся лишь держателем вещи, а не собственником и не владельцем переданной вещи.
Обязанности сторон по договору хранения (поклажи):
1)хранителя:
а)безвозмездное хранение;
б)обеспечение сохранности вещи в течение срока хранения;
в) своевременность возврата переданной вещи;
г) несение риска случайной гибели при иррегулярном хранении;
2) поклажедателя:
а) обеспечение непричинения вещью ущерба хранителю;
б) несение риска случайной гибели;
в) предупреждение хранителя об особых свойствах вещи.
Ответственность хранителя по договору хранения (поклажи) наступала за умысел и грубую неосторожность, причем легкая небрежность не влекла за собой ответственности.
В случаях, когда хранитель пользовался вещью или не возвращал ее в срок, поклаже-датель имел право предъявить к нему прямой иск из хранения (actio depositi directa), удовлетворение которого влекло за собой бесчестье (infamia). Если поклажедатель не сообщал об особых свойствах вещи, хранитель был вправе предъявить к нему обратный иск из хранения (actio depositi contraria) и взыскать компенсацию.
Специальные виды договора хранения (поклажи):
1) иррегулярное (необычное) хранение
(depositum irregularae) — хранение определенных родовыми признаками вещей, при котором переданные поклажедателем предметы смешивались с однородными вещами хранителя и обезличивались. Поклажедателю возвращались не те же самые вещи, а такое же количество однородных вещей;
2) вынужденное хранение (depositum mise-rabile) — хранение, которое возникало, когда поклажедатель был вынужден немедленно отдать свою вещь на хранение третьему лицу. При таком хранение хранитель нес повышенную ответственность за любую форму вины, а в случае гибели или повреждения переданной на хранение вещи отвечал в пределах двойной стоимости вещи;
3) секвестр (sequestratio) — хранение, при котором несколько лиц в случае спора отдавали вещь на хранение третьему лицу с условием, что она будет возвращена тому или другому лицу в зависимости от того, как сложатся вдальнейшем обстоятельства. По договоренности сторон вещь изымалась из владения и передавалась на хранение незаинтересованному лицу, у которого она находилась до разрешения спора. Хранитель держал вещь и юридически владел ею. Секвестр устанавливался по соглашению сторон или по решению суда.

Договор заклада.

1. В тех случаях, когда залог сопровождался передачей вещи так называемый заклад, между сторонами (наряду с залоговым правом) устанавливались договорные отношения, имеющие характер реального контракта.

Древнейшая форма залогового права — fiducia — сопровождалась для получившего вещь только моральной обязанностью вернуть вещь, после того как обеспеченное с помощью залога обязательство будет погашено; с течением времени эта обязанность стала признаваться юридической (давалась actio fiduciae).

При залоге в форме pignus устанавливалось двустороннее обязательство: залогодатель отвечал за возможный вред понесенный залогопринимателем от заложенной вещи (приводившийся выше пример: передано больное животное заразившее скот получателя); залогоприниматель обязан был относиться к вещи с заботливостью хорошего хозяина и после погашения обеспеченного залогом обязательства вернуть вещь. Залогодателю давалась actio pigneraticia directa, залогопринимателю — actio pigneraticia contraria.

59. Договор купли-продажи. Определение, признаки, предмет, стороны, порядок заключения и исполнения. Ответственность продавца за недостатки вещей. Эвикция

Договор купли-продажи (emptio-venditio) — консенсуальный контракт, по которому одна сторона (продавец) была обязана предоставить другой стороне (покупателю) вещь (товар) в собственность, а покупатель был обязан уплатить продавцу установленную в договоре денежную сумму.
Существенные условия договора купли-продажи:
1) предмет договора — конкретный товар, которым могли быть не изъятые из оборота вещи, как уже существующие в натуре, так и те, которые появятся или поступят в собственность продавца в будущем. Вещи должны были быть индивидуализированы, так как вещи, определенные родовыми признаками, отчуждались в форме стипуляции, а не купли-продажи;
2) цена — условие договора, которое обладало такими признаками, как:
а) денежное выражение (in pecunia nume-rata), иначе договор признавался не договором купли-продажи, а договором мены;
б) определенность (certum), когда обе стороны договора правильно оценивали размер цены и были согласны с ней;
в) реальность (verum), т. е. цена должна была соответствовать обычной стоимости аналогичного товара, обращающегося на рынке.
Обязанности сторон по договору купли-продажи:
1) продавца:
а) передать покупателю товар и гарантировать, что он свободен от прав любых третьих лиц;
б) передавать товар надлежащего качества или предупреждать покупателя об имеющихся недостатках вещи, в том числе и о скрытых недостатках, которые покупатель мог бы не обнаружить при простом осмотре; в) передать проданную вещь с принадлежностями и плодами, полученными после заключения договора;
2) покупателя:
а) принять поставленный товар;
б) своевременно оплатить поставленный товар;
в) нести риск случайной гибели проданной вещи;
г) внести в счет оплаты приобретаемой вещи определенную денежную сумму, в случае обеспечения исполнения договора задатком.
Ответственность сторон:
1) продавца:
а) за эвикцию вещи, т. е. лишение покупателя права собственности на приобретенную им вещь, вследствие истребования ее действительным собственником или держателем. При этом продавец не отвечал за эвикцию, если покупатель знал о правах третьего лица в момент заключения договора.
При эвикции продавец защищал покупателя, а если это не удавалось, возмещал понесенные покупателем убытки;
б) за ненадлежащее качество поставленного товара. По цивильному праву продавец нес ответственность в случае обещания покупателю, что вещь не имеет недостатков, а в классическую и постклассическую эпоху еще и в том случае, когда он не знал и не мог знать о недостатках;
2) покупатель был ответствен за неоплату приобретенного им товара в пределах стоимости проданной вещи и процентов за просрочку.

§

Договор найма (locatio-conductio) – консенсуальный договор, в силу которого одна сторона (наймодатель – locator) была обязана предоставить другой стороне (нанимателю – conductor) вещь для временного пользования, оказать услугу, выполнить работу, а наниматель был обязан оплатить вещь, услугу или работу.
Договор найма – доверительный договор.
Существенные условия договора найма – предмет найма и наемная плата.
Наемная плата должна была выражаться в денежной форме. Исключение: при найме земельных участков – в натуральной форме, когда наемная плата вносилась в виде доли от полученного на этом участке урожая (colonia partiaria). Наемная плата должна была быть: определенной (certa), а не зависящей от усмотрения одного из контрагентов; действительной (vera), а не мнимой во избежание смешения со ссудой.
Виды договора найма: договор найма вещей – сторона обязана предоставить другой опред вещь в пользование, а наниматель обязан выплачивать за это опред вознаграждение. Предмет –движимые, недвижимые, но непотребляемые вещи, узуфрукт. Обязанности наймодателя: своевременно предоставить в пользование, обеспечить возможность спокойно и надлежаще пользоваться. Обязанности нанимателя: пользоваться по договору, вносить плату своевременно, сдавать в субнаем. Риск случ гибели-наймодатель. Договор прекращается с истечением срока, мог расторгаться досрочно: наймодателем, если срочная необходимость в сданном имуществе, при значит порче вещи, если более 2 лет уклоняется от платы. Нанимателем: если вещь не приносит желаемого результата, если она с недостатками. Договор найма услуг –сторона принимает обязательства выполнить в пользу др стороны опред услуги,а наниматель их оплатить. Предмет-услуги. Может быть со сроком и без указания (сторона может в любое время отказаться от исполнения). Прекращается с истечением срока, досрочно нанимателем, если не выполняется работа, нанявшимся, если не может оказать услуги по независ обст-вам. Договор найма работ, или подряда. Договор подряда – договор, в силу которого одна сторона (подрядчик) принимала на себя обязательство выполнить по заданию другой стороны (заказчика, локатора, подрядившего) определенную работу, а заказчик обязывался принять результат работы (opus) и оплатить его. Предмет договора подряда – овеществленный материальный результат изготовления или переработки индивидуальноопределенной вещи, т. е. конечный продукт труда. Этим договор подряда отличается от договора найма услуг.
Законом не было определено, должна ли была вноситься наемная плата по договору подряда поэтапно или по окончании работы. Данное положение определялось по усмотрению сторон или обычаем.
Когда заказ выполнялся лицом свободной профессии (поэтом, художником и т. д.), то, поскольку платный труд в рабовладельческом обществе унижал достоинство человека, речь шла уже не о договоре подряда, а о поощрении, сделанном почетным вознаграждением – гонораром (honorarium).
Договор подряда имел место, если вещь была изготовлена только из материала заказчика. Если подрядчик изготавливал вещь из своего материала, то договор подряда рассматривался как договор купли-продажи. Если материал был предоставлен заказчиком, а подрядчик мог употребить или выдать другой, имел место иррегулярный договор подряда(locatio-conductio operis irregularis).
Подрядчик нес ответственность за исполнение договора, но не обязан был производить его лично. Подрядчик был вправе привлекать для выполнения работ третьих лиц, но только он был ответственным перед заказчиком.
Подрядчик отвечал за любую форму вины, в том числе за легкую небрежность. Подрядчик не отвечал за ошибки, произошедшие из-за указаний заказчика, только в том случае, если они не требовали специальных познаний.
Риск случайной гибели работы до ее сдачи заказчику нес подрядчик, а после сдачи – заказчик. Если исполненная работа погибала или не состоялась без вины подрядчика, наниматель обязан был оплатить ее полностью в соответствии с первоначальным соглашением.

61.Договор поручения и его содержание. Ответственность сторон при неисполнении обязательств по договору.

Договор поручения(mandatum) — договор, по которому одна сторона (доверитель — mandans) поручала сделать что-либо в своих интересах, а другая сторона (поверенный — mandator) безвозмездно принимала на себя исполнение поручения.

Предмет договора поручения — непротивоправные действия как юридического характера (заключение сделки, выполнение процессуальных действий), так и фактического (получение купленной доверителем вещи, безвозмездная починка, отделка платья и т.п.).

Под этот договор подпадали услуги врачей, учителей, юристов, служителей культа, работников культуры и искусства. Договор поручения использовался и для разрешения проблем по поручению влиятельных лиц.

Признак договора поручения — безвозмездность,но по желанию доверителя выплачивалось вознаграждение, носившее характер гонорара. В период экстраординарного процесса допускалось принудительное истребование вознаграждения по иску поверенного в размере, установленном решением магистрата.

Договор поручения — консенсуальный договор.

Факт его заключения подтверждался действиями поверенного с ведома доверителя или в его присутствии. Обязанности доверителя:

— возместить поверенному все издержки, понесенные при исполнении договора. Если доверитель уклонялся от возмещения, поверенный имел право предъявить к нему иск (actio mandati contraria);

— возместить поверенному убытки, понесенные по вине поручителя;

— принять результат исполнения поручения.

Обязанности поверенного:

— довести принятое на себя дело до конца, т. е. поверенный не вправе отказаться от исполнения, если оно возможно. Если поверенный не мог исполнить поручение, он обязан был немедленно сообщить об этом доверителю, чтобы тот мог заменить его другим лицом. Если поверенный не делал этого, он отвечал за причиненный доверителю ущерб;

— исполнять поручение в соответствии с его содержанием. Видоизменить поручение поверенный не имел права, даже если это изменение могло бы улучшить положение доверителя. В случае превышения поверенным пределов поручения или совершения им действий без согласования с доверителем доверитель был вправе отказаться от всего для него приобретенного или одобрить действия поверенного;

— исполнять поручение лично, если это предусмотрено договором, вправе привлекать к исполнению поручения третьих лиц. Если поверенный прибегал к услугам помощников, он отвечал перед доверителем только за правильный выбор помощника, но не за его действия;

— возместить доверителю все убытки, причиненные при исполнении поручения вследствие его неисполнения;

— передать доверителю результат исполнения поручения, передать необходимые документы и отчитаться перед доверителем. Если поверенный уклонялся от передачи всего приобретенного для доверителя, доверитель имел право предъявить иск из поручения (actio mandati directa), удовлетворение которого влекло бесчестье (infamia).

Договор поручения прекращался:

— надлежащим исполнением;

— односторонним отказом любой из сторон;

— смертью доверителя. Наследники умершего доверителя были обязаны признать все действия, совершенные поверенным до того, как он узнал о смерти доверителя;

— смертью поверенного. Наследники умершего поверенного были обязаны продолжать ведение неотложных дел до момента, пока доверитель не сможет принять их на себя или перепоручить их другому лицу.

§

Безыменные контракты (contractus innominati) – контракты, которые возникли после того, как в римском праве сложилась закрытая система договоров (вербальные, литтеральные, реальные и консенсуаль-ные), каждый из которых имел свое значение.

Безыменные контракты защищались претором при помощи словесных формул, используемых для выработки направленного на защиту безыменных контрактов иска – actio praescriptis verbis (иск из предписанных слов):

do ut des (даю, чтобы ты дал), например передаю вещь в собственность в обмен на другую;

do ut facias (даю, чтобы ты сделал), например даю вещь за исполнение определенной работы твоим рабом;

facio ut des (делаю, чтобы ты дал), например отпускаю раба на волю, чтобы получить за это от тебя определенную денежную сумму;

facio ut facias (делаю, чтобы ты сделал), например отпускаю на волю раба, чтобы ты освободил своего раба.

Виды безыменных контрактов:

1) мена (permutatio) – договор, по которому происходил обмен одной вещи на другую. Предметом договора мены не могли быть деньги.

Это реальный договор, он считался заключенным с момента передачи хотя бы одного из обмениваемых предметов. Только исполнивший свое обязательство имел право на иск о встречном исполнении или возврате исполненного.

Если одна сторона передавала вещь, которая ей в действительности не принадлежала и в дальнейшем была отсужена у другой стороны, договор признавался незаключенным;

2) прекарий (precarium) – безвозмездное предоставление имущества в пользование одним лицом другому лицу (прекаристу) без указания срока пользования. Возникал между богатым римлянином, который предоставлял прекарий, и малоимущим, зависимым лицом.

Прекарий имел односторонний характер, полностью зависел от решения дающего в пользование (патрона). Прекарист не имел никаких обязательств и мог быть привлечен к ответственности только за злой умысел при пользовании вещью;

3) оценочный договор (contractus aestimatorius) – договор, по которому определенная вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по цене не менее установленной оценки, а другая сторона должна была продать эту вещь по цене не менее той, которая была установлена передающей стороной, и передать ей все деньги либо возвратить вещь, если продать ее не удавалось. Если удавалось продать вещь по большей цене, чем указано в оценке, продавец мог оставить разницу себе.

Оценочный договор применялся в отношениях крупного торговца с мелкими;

4) мировая сделка (transactio) – соглашение об окончательном определении правовых отношений путем взаимных уступок или путем отказа от притязания за вознаграждение. Мировые сделки по алиментам требовали преторского утверждения. Для поручителя мировая сделка была действительна только при его согласии;

5) дарение с наказом (donatio sub modo) – безвозмездное предоставление дарителем за счет своего имущества какой-либо выгоды одаряемому. Намерение одарить должно было быть принято одаряемым, без этого можно было не одарить, а обогатить. Эта сделка сопровождалась наказом что-либо сделать. Дарение могло быть отменено вследствие неисполнения наказа, грубой неблагодарности; дарение вольноотпущеннику могло быть отменено в случае рождения у патрона детей.

Пакты и их виды.

Пакт (pactum) – неформальное соглашение, сделка, заключенная в границах права. Например, спустя некоторое время после заключения договора займа стороны могли заключить пакт об уменьшении процентов по данному займу или об изменении сроков возврата займа (в данном случае такой пакт – изменение основного договора).

Первоначально пакты – дополнительные соглашения к основному договору, или вытекающие из главного обязательства, или специально согласованные с правом оговорки. Поэтому пакты обязательны только в рамках конкретного договора и только для заключивших его лиц персонально; следующий договор не влек ранее входивших в содержание пакта условий.

В дальнейшем пакты – некоторые определенные, но самого широкого содержания сделки неформального характера. Главное в этих сделках не в соблюдении той или иной другой формы, а в соблюдении интересов сторон и общих требований права в отношении разумности и целесообразности договорного права.

По общему правилу пакты не имели исковой защиты, но развитие хозяйственного оборота и производства выдвигало новые виды соглашений, которые получили широкое распространение в Риме, поэтому возникла необходимость предоставить некоторым категориям пактов исковую защиту.

Виды пактов:

pacta nuda («голые») – не порождающие правовых последствий и не обеспеченные исковой защитой;

pacta vrestita («одетые») – имеющие исковую защиту.

Виды pacta vrestita: 1) pacta adiecta – соглашения, дополнительные к договору, защищаемые иском. Цель дополнительного соглашения – внести изменения в юридические последствия главного договора, например возложить на стороны дополнительные обязанности. Юридическую силу такие пакты получали в том случае, если их присоединяли к главному договору непосредственно в момент его заключения. Пакты, присоединяемые к договору через промежуток времени, защищались исками только в том случае, если ухудшали положение должника;

2) pacta praetoria – получившие защиту претора:

constitutum debiti (обещание уплаты долга) – неформальное соглашение, в силу которого одно лицо обязывалось уплатить другому лицу уже существующий долг. Цель – уточнить срок платежа. Должник, как правило, получал отсрочку, если подтверждал чужой долг (принимал обязательство уплатить чужой долг);

receptum: arbitrii – соглашение с третейским судьей; nautarum, cauponum, stabulariorum – соглашение с хозяином корабля, трактирщиком, хозяином постоялого двора о сохранности вещей проезжих; argentariorum – соглашение с банкиром об уплате третьему лицу денежной суммы за лицо, заключившее с банкиром пакт;

3) pacta legitima – получившие защиту императорского законодательства:

pactum dotis, pactum donationis – неформальное соглашение о дарении. В императорский период введено требование совершать судебную инсинуацию актов дарения, т. е. о них заявляли перед судом и заносили их в реестр. Юстиниан ограничил применение этой процедуры дарениями на сумму свыше 500 солидов и установил, что дарение на меньшую сумму получает силу вне зависимости от соблюдения данной формальности;

compromissum – соглашение между лицами, имеющими спор о праве, о передаче этого спора на разрешение третейского судьи.

Квазиконтракты и их виды.

Квазиконтракты – обязательства между сторонами, не состоящими друг с другом в договоре, но по своему характеру и содержанию схожие с договорными («как бы из договора»).

Виды квазиконтрактов:

1) ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio) – отношение, при котором одно лицо (гестор) вело дело другого лица (хозяина дела) без поручения этого другого лица. Цель: предупреждение ущерба для лиц, не имеющих возможности самим позаботиться о своих интересах. Необходимые элементы:

– ведение чужих дел;

– на гесторе не было обязанности лично перед хозяином дела совершать определенные действия;

– гестор вел дело за счет хозяина дела.

Гестор обязан был относиться к делу заботливо. Он отвечал за любую форму вины и должен был отчитываться перед хозяином дела о совершенных действиях.

Хозяин дела обязан был возместить гестору понесенные издержки, но только в том случае, если действия гестора были хозяйственно целесообразными и отвечали интересам хозяина. Если действия гестора нельзя было признать целесообразными, то хозяин не только имел право на возмещение издержек, но и был обязан восстановить положение, в котором находилось имущество хозяина до вмешательства гестора;

2) неосновательное обогащение – увеличение или сбережение имущества одного лица за счет другого без надлежащего основания, не соответствующее данным отношениям или противоречащее правовым нормам. Обогащение – приобретение права собственности, владения, сервитута, права требования, освобождение от обязательства и другие сбережения. Неосновательное обогащение порождало кондик-цию (condictio) – личный иск о выдаче обогащения, который носил абстрактный характер, т. е. основание, из которого возникала обязанность ответчика, в нем не упоминалось.

Виды кондикции: а) иск об истребовании неосновательно полученного (condictio sine causa):

– о возврате ошибочно уплаченного долга (condictio indebiti). Необходимые элементы: наличие факта платежа, совершенного уплатившим лицом с намерением погасить долг; несуществование долга, погашение которого имелось в виду лицом, совершившим платеж; платеж должен быть произведен ошибочно. Деньги всегда возвращаются в полученной сумме, а вещи в натуре, при отсутствии – их стоимость. Риск гибели лежит на плательщике;

– об истребовании полученного по неосуществившемуся основанию (condictio causa data non secuta). Необходимые элементы: предоставление имущественной выгоды одним лицом другому; предоставление выгоды было сделано для определенной цели (например, приданое в связи с ожидаемым браком); неосуществление цели; б) иск о возврате полученного посредством продажи(condictio ex iniusta causa):

– об истребовании похищенного (condictio ex causa furtiva), предъявляется наравне с виндикационным иском к похитителю и его наследникам;

– об истребовании полученного по бесчестящему основанию (condictio ob turpem causam), например выкупа не давалось, если бесчестье было на стороне дающего;

– об истребовании полученного вопреки запрету (condictio ob iniustam causam), например уплата ростовщических процентов.

§

Деликтные обязательства — обязательства, которые возникали из правонарушения (деликта), а не из договора.

Деликт (delictum) – причинение вреда отдельному лицу, его семье или имуществу вследствие прямого или косвенного нарушения прав этого лица с возникновением обязанности возместить вред.

В отличие от договорных в деликтных обязательствах правопреемство в отношении должника не допускалось, ответственность возлагалась также и на недееспособных, причем на каждого должника в полном объеме. В Римском праве различали публичные и частные деликты.

Публичный деликт – нарушение прав и интересов государства в целом.

Частный деликт – нарушение прав и интересов отдельных частных лиц, порождающее обязательство лица, совершившего деликт, уплатить потерпевшему штраф или возместить ущерб.

Обязательные элементы деликта:

– объективный вред, причиненный незаконным действием одного лица другому;

– вина лица, совершившего деликт;

– признание со стороны действующего права данного правонарушения деликтом, т. е. установление в законе правовых последствий данного деяния.

Виды частных деликтов:

1) нанесение обиды (iniuria):

– повреждение конечностей человеческого тела – каралось по принципу талиона, если стороны не договаривались о выкупе;

– повреждение внутренней кости – каралось штрафом 300 ассов за свободного и 150 ассов за раба;

– другое оскорбительное отношение к человеку – размер штрафа определялся судом исходя из обстоятельств дела.

Необходимый элемент обиды – намерение обидеть;

2) кража личного имущества (furtum) – всякое противозаконное корыстное посягательство на чужую вещь (хищение, присвоение, растрата и т. д.). Влечет или штраф, или уголовное преследование;

Еще про залог:  Особенности оформления залога движимого имущества в проектном финансировании | Банковское обозрение

3) грабеж (rapina) – влечет штраф в размере учетверенной стоимости вещи, по истечении года – в одинарной. В период империи – публичный деликт;

4) повреждение или уничтожение чужого имущества (damnum iniuria datum). По закону Аквилия 287 г. до н. э. в случае убийства чужого раба или животного виновный обязан был уплатить за него высшую цену, какую они имели на протяжении предшествующего года, возмещались и косвенные убытки. В случае повреждения чужого раба, животного или иной вещи виновный обязан уплатить высшую цену, какую они имели на протяжении последнего месяца. Квазиделикты (обязательства как бы из деликтов) – обязательства, порождающие ответственность, как при деликтах, возникающие из обстоятельств, которые не могли быть подведены под понятие деликта, либо вследствие отсутствия необходимого элемента, либо вследствие осложнения моментами, выходящими за пределы деликта.

Виды квазиделиктов:

– ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей;

– ответственность лица, из дома которого что-нибудь выброшено или вылито на улицу. Выбрасывание или выливание могло иметь место из дома или из лавки, из телеги или с корабля в любое место, где публика в данное время имеет обыкновение обращаться. Пострадавшее лицо (пострадавшее лично или понесшее ущерб в результате, например, гибели раба, животного) могло предъявить иск о взыскании двойной стоимости ущерба или штрафа;

– ответственность хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было повешено или поставлено так, что могло причинить вред прохожим;

– ответственность хозяина корабля, гостиницы или постоялого двора за кражу, совершенную их слугами на корабле, в гостинице или постоялом дворе по отношению к проезжающим.

Квазиделикты и их виды.

Квазиделикты (обязательства как бы из деликтов) — обязательства, порождающие ответственность как при деликтах, возникающие из обстоятельств, которые не могли быть подведены подпонятие деликта

1. либо вследствие отсутствия необходимого элемента,

2. либо вследствие осложнения моментами, выходящими за пределы деликта.

Виды квазиделиктов:

1. ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей;

2. ответственность лица, из дома которого что-нибудь выброшено или вылито на улицу. Выбрасывание или выливание могло иметь место из дома или из лавки, из телеги или с корабля в любое место, где публика в данное время имеет обыкновение обращаться. Пострадавшее лицо (пострадавшее лично или понесшее ущерб в результате, например, гибели раба, животного) могло предъявить иск о взыскании двойной стоимости ущерба или штрафа;

3. ответственность хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было повешено или поставлено так, что могло причинить вред прохожим;

4. ответственность хозяина корабля, гостиницы или постоялого двора за кражу, совершенную их слугами на корабле, в гостинице или постоялом дворе по отношению к проезжающим.

Обязательства могли возникать и в силу действий, совершенных без умысла, по неосторожности. В этом случае говорят об «обязательствах как бы из правонарушений» (obligationes quasi ex dilicto). Здесь лицо несет ответственность в силу закона или эдикта. Отвечает тот, кто причинил вред по небрежности. Имеется в виду денежная ответственность. Сюда относятся:

1. ответственность судьи перед тяжущимися за небрежное исполнение своих обязанностей, за неправильное решение, вынесенное, например, вследствие неопытности, за ошибку при ведении процесса;

2. ответственность за выброшенное и вылитое (actio de effusis et deiectis). За вред, причиненный прохожим, отвечает хозяин помещения, дома, хотя бы он и не был непосредственным виновником (ущерб могли нанести обитатели дома, т. е. рабы, дети, гости);

3. содержание диких животных в таком месте, где могли находиться люди (если животное причинило смерть свободному, то налагался штраф; причинение телесного повреждения влекло за собой возмещение всех убытков; причинение иного ущерба влекло за собой взыскание убытков в двойном размере);

4. ответственность хозяев кораблей (nautae), гостиниц (caupones), постоялых дворов (stabularh). Если на корабле, в гостинице, на постоялом дворе что-либо будет украдено у путешественника, то отвечают: капитан корабля (судохозяин), содержатель гостиницы, содержатель постоялого двора. В основу этой ответственности было положено соображение, что хозяин должен быть осмотрительным в выборе своих служащих (culpa in eligendo).

§

Наследование — переход имущества, прав и обязанностей собственника в связи с его смертью к одному или нескольким другим лицам по закону или по завещанию. Наследство состояло из имущественных прав наследодателя, а семейные и личные права не наследовались.

«Hereditas nihil aliud est, quam successio in universum jus quod defunctus habueril» — «Наследование есть не что иное, как преемственность во всей совокупности прав, которые имел умерший» (D. 50. 17. 62). Эта фраза выражает идею универсального преемства, однако такое преемство возникло не сразу, оно вырабатывалась в долгом процессе исторического развития.

Наследование возникло после возникновения государства и развивалось параллельно развитию права собственности, когда в руках отдельных глав семьи стало скапливаться имущество, права и обязанности, которые было необходимо передать кому-то после своей смерти.

Виды наследования:

— наследование по завещанию;

— наследование по закону.

Наследование по завещанию зависело от воли наследодателя, который имел право распоряжаться всем своим имуществом. Право оставлять завещание признавалось за правоспособными и дееспособными римскими гражданами (лица sui iuris). Наследодателями не могли быть лица, находящиеся в «чужой „власти“, юридические лица, латины, рабы, находящиеся в частной собственности. Если в завещании не упоминались ближайшие родственники умершего, то они могли ходатайствовать об аннулировании завещания и перераспределении имущества.

Римское наследственное право не допускало получения наследства после одного и того же лица по двум основаниям: по завещанию и закону. Это означает, что невозможно, чтобы часть имущества была передана по завещанию, а другая — по закону: «Nemo pro parte testatus, pro parte intestatus decedere potest» — «Наследование по завещанию несовместимо с наследованием по закону в имуществе одного и того же лица» (D. 50. 17. 7).

В древнее время существовало только наследование по закону. После смерти домовладыки все его имущество, права и обязательства по ровну делились между его агнатическими родственниками. Впоследствии, уже с возникновением Законов XII таблиц, наследование было расширено, и наследовать могли не только агнатические, но и когнатические родственники (даже уже отделившиеся семьи).

Наследство открывалось сразу после смерти наследодателя, но имущество в этот момент еще не переходило к наследникам. После того как наследник выразит волю принять наследство, только тогда происходит процесс вступления в наследство. Поэтому говорят о двух этапах получения наследства: открытие наследства и вступление в наследство.

Открытие наследства происходит в момент смерти наследодателя (кроме случая условного завещания, при котором наследство открывалось после наступления или ненаступления условного события), однако права и обязательства умершего переходят к наследникам только после вступления в наследство (выражение согласия наследником на принятие наследства).

Уже с древних времен появилось понятие обязательной доли в наследстве, т. е. существовали категории родственников, которые наследовали независимо от воли наследодателя.

Развитие института наследования. Развитие института наследования в римском праве прошло следующие этапы:

1) цивильное наследование, т. е. наследование по древнему цивильному праву. По Законам XII таблиц уже различалось наследование по закону и наследование по завещанию. Законами XII таблиц также была установлена очередность наследников;

2) наследование по преторскому праву получило свое распространение после появления частной собственности. Цивильное наследование не отменялось, но была, например, упрощена процедура составления завещания, когнатическим родственникам стало предоставляться право владения имуществом (только право владения собственностью, и только при отсутствии претензий у цивильного наследника). Позже преторы стали признавать «более подходящими» наследниками кровную родню, на это повлияло развитие бонитарной (преторской) собственности;

3) наследование по императорскому законодательству до Юстиниана обобщило преторское законодательство по наследованию. В императорском периоде мать умершего становилась в очередь для получения наследства перед агнатами;

4) наследование по новеллам Юстиниана вновь изменило порядок наследования по закону и окончательно утвердило принципы наследования по крови.

§

«Лежачее» наследство (hereditas iacens) возникало при отсутствии наследников по завещанию и по закону. Это могло случиться, если наследники еще не объявились или если от наследства отказались наследники (следующая имеющаяся очередь наследниками не признавалась, если от него отказывались все в предыдущей очереди):

— в древнейшем Риме при отсутствии наследников имущество могло быть захвачено любым желающим. Считалось, что «лежачее» наследство никому не принадлежит;

— в классическом периоде «лежачее» наследство считалось числящимся за умершим («хранит в себе личность умершего») без права посягательств на него;

— в период принципата такое наследство поступает государству;

— в постклассический период «лежачее» наследство поступает к государству, но перед ним преимущество имеют муниципальный сенат, церковь, монастырь и другое если наследодатель был их членом (участником).

В тот период, пока наследство считалось «лежачим», завладение им не допускалось. Однако было возможно приобрести его посредством приобретения по давности в качестве наследника (usucapio pro herede). Такое приобретение заключалось в том, что тот, кто владел одной вещью из «лежачего» наследства в течение одного года, приобретал собственность не только на нее, но и на все наследство (т.е. приобретал статус наследника всего имущества). При таком приобретении не выполнялись сроки давности и не учитывалась добрая воля лица. Поэтому в классический период такое приобретение стало считаться недостойным. В собственность стала поступать лишь захваченная во владение вещь.

Правило одного года сохранялось как для движимых, так и для недвижимых вещей вплоть до эпохи Юстиниана, когда стали применяться обычные сроки давности.

Выморочное наследство.

Если наследство не принято ни одним наследником как по завещанию, так и по закону (потому ли, что наследников не осталось или они не пожелали принять наследство), наследство становилось выморочным.

В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная со времени принципата, выморочное имущество передавалось государству; в период абсолютной монархии из этого порядка было установлено то исключение, что за муниципальным сенатом, церковью, монастырем и т.д. было признано преимущественное право на получение выморочного наследства после лиц, принадлежавших к этим организациям.

Выморочное наследство по своей сути было схоже с понятием «Лежачее» наследство в период в древнейшего времени: между открытием и принятием наследства имущество не принадлежало никому и также, как и вымороченное, рассматривалось как бесхозяйное. Однако, в классическом праве такое наследство перестало считаться бесхозяйным и до принятия наследником числилось за умершим. Такая конструкция позволила исключить это имущества от посягательств посторонних лиц.

73. Завещание как основание наследования (понятие и форма).

Завещание — распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, которое содержит назначение наследника. Завещание — односторонняя сделка, так как в нем выражается воля только наследодателя, который может в одностороннем порядке изменить или отменить завещание. Кроме назначения наследника, в завещании могут заключаться и иные распоряжения на случай смерти: легаты и фидеикомиссы, отпущение рабов на волю, назначение опекунов, распоряжения о погребении и т. д.

Условия для совершения завещания:

— способность завещателя к совершению этого акта, предполагающая наличие общей правоспособности в области имущественных отношений. Завещателями могли быть дееспособные совершеннолетние римские граждане, не находящиеся под чужой властью. Не могли завещать несовершеннолетние, женщины, расточители и т. д.;

— соблюдение установленной законом формы завещания;

— надлежащее назначение наследника в завещании.

Формы завещания по цивильному праву:

— testamentum comitis calatis — совершалось в народном собрании по куриям, которое созывалось для этого два раза в год. Завещатель устно выражал свою волю, а затем обращался к народу с просьбой это засвидетельствовать. В более позднее время это обращение к народу и самое участие народа в совершении завещания стали простой формальностью.

— testamentum in procinctu — завещание перед вступлением в поход, «когда воины брались за оружие и намеревались идти в сражение»;

Недостатки 2-х первых форм завещаний:

— гласность завещательных распоряжений

-comitiis calatis могло совершаться только дважды в году в определенные дни

-in procinctu было недоступно лицам, не входившим в состав войска, в частности старикам и больным

Решение недостатков 2-х первых форм завещаний:

— завещание посредством весов и меди или манципации — завещатель передавал свою семью и все свое имущество доверенному лицу, который обязывался выполнить распоряжения, делавшиеся тут же завещателем. Держа в руках слиток металла, в присутствии пяти свидетелей (совершеннолетних граждан) и весовщика доверенное лицо произносило формулу. После этого он передавал слиток завещателю, а затем завещатель излагал свои распоряжения и обращался к свидетелям с просьбой засвидетельствовать. Позднее была введена письменная форма: после совершения манципации завещатель передавал доверенному лицу навощенные таблички (tabulae testamenti), на которых была изложена воля завещателя, они скреплялись печатями и подписями завещателя, доверенного лица, пяти свидетелей и казначея.

В поздний период империи стали применяться новые формы завещания:

-публичные: сводились к занесению завещания в протокол суда, либо в протокол магистрата, либо к передаче письменно оформленного завещания в императорскую канцелярию;

-частные: оформлялись в присутствии семи свидетелей. Они могли быть как письменными, так и устными.

Существовала специальная форма завещания, оформляемая слепыми. Она требовала нотариального заверения.

74. Условия действительности и содержание завещания.

Для действительности завещания требовалось, чтобы завещательобладал активной завещательной способностью (способность составлять завещания, предполагала по общему правилу наличие общей правоспособности в области имущественных отношений.), а наследник — пассивной завещательной способностью ( способность быть наследником, легатарием, опекуном по завещанию.).

Активной завещательной способностью не обладали:

— малолетние (жен моложе 12 лет и муж моложе 14 лет),

-душевнобольные, расточители, подвластные, рабы, глухонемые.

— женщины со II в. н.э. получили право завещать имущество с согласия опекуна. После прекращения опеки женщины получили право завещать имущество.

Пассивной завещательной способностью не пользовались:

— перегрины, лица, лишенные чести, рабы и юридические лица.

— сыновья, обладавшие пекулием, могли распоряжаться половиной пекулия.

— государственные рабы могли распоряжаться половиной своего имущества.

— цивильное право вначале не предусматривало наследование имущества лицами, зачатыми при жизни завещателя, но к моменту его смерти еще не родившимися, т.к. требовало указать в завещании наследника по имени. Позднее эти лица получили право наследовать имущество.

Содержание завещания.

Официальным языком для составления завещания был латинский, с течением времени стало разрешаться составлять завещание также и на греческом языке.

Назначение наследников было необходимым элементом любого завещания (institutio heredis). Считалось, что это «начало и основание всего завещания». Наследники обозначались в самом начале завещания в торжественной форме («да будет такой-то наследником»), но с развитием преторского права стали допускаться более короткие и менее торжественные фразы.

Во времена Августа появилась возможность упоминания наследника в специальном приложении («кодицилл») уже после составления завещания. Подназначение наследников допускалось и могло осуществляться следующими способами:

— обычное подназначение (substitution vulgaris) — обозначение в завещании «запасного» наследника на случай, если основной умрет или откажется от наследства. Возможно, было и назначение третьего наследника уже на случай непринятия наследства вторым наследником. Первоначально второй наследник получал только имущество наследодателя, а распоряжения (например, по предоставлению легатов) сохранялись за первым наследником. Однако законодательно была установлена обязанность подназначенного наследника принять на себя и обязательства основного наследника;

— подназначение малолетнему (substitution pupillaris) — указание следующего наследника на случай, если унаследовавший имущество малолетний умрет, не успев составить завещания (т.е. умрет до своего совершеннолетия). Такое лицо называлось «наследником малолетнего» и наследовало не напрямую после наследодателя, а уже

после малолетнего.

Наследники должны были обладать пассивной завещательной правоспособностью.

Разрешалось указывать в завещании не все имущество завещателя, а только его часть.

Завещатель мог возложить на наследника выполнение каких-то обязанностей (реальное выполнение их наследником обеспечивалось только административно: по римским правилам ставший наследником остается наследником навсегда, условная отмена наследника или установление наследника «на период» или «после истечения какого-то срока» не допускались, такие условия считались ненаписанными). Сделанные в завещании указания не должны были быть аморальными или противоправными. В этом случае они игнорировались. В форме распоряжений назначались опекуны и попечители, давались указания об освобождении рабов после смерти завещателя и др.

Завещанием возможно было назначить второго наследника, если первый по причине смерти или других обстоятельств не вступит в наследство. Это получило название «подназначение наследника», или «субституция» (substitutio). Субституция имела место также тогда, когда завещатель назначал наследника своему малолетнему по нисходящей линии, если тот, не достигнув совершеннолетия, умрет по причине болезни.

§

Наследование по закону наступает, если умерший не оставил после себя завещания или в случае утраты силы завещания или в случае отказа наследников по завещанию принять наследство.

Условием открытия наследства для наследования его по закону являлось окончательное выяснение вопроса о том, что наследование по завещанию не наступит. Поэтому наследование по закону не открывалось, пока призванный по завещанию наследник не решал, примет ли он наследство или нет. Когда выяснялось, что наследование по завещанию не наступит, то к наследству призывался ближайший наследник по закону, которым считается тот, кто оказывается на первом месте в установленном законом порядке наследников по закону в момент открытия наследства. Если ближайший наследник по закону не примет наследства, то наследство открывалось следующему за ним по порядку наследнику по закону. Порядок, в котором должны призываться наследники по закону, был различен в разные эпохи развития римского права. Это связано с общим постепенным перестроением семьи и родства, с постепенной эволюцией от старого агнатического принципа к когнатическому.

Развитие института наследования в римском праве прошло следующие этапы:

1. Цивильное наследование, т. е. наследование по древнему цивильному праву. По Законам XII таблиц уже различалось наследование по закону и наследование по завещанию. Законами XII таблиц также была установлена очередность наследников:

1) лица, находившиеся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью (т. е. дети paterfamilias; его внуки в случае смерти подвластных детей; усыновленные; жена в случае брака «с наложением руки»), а также те, которые были зачаты в этот момент;

2) ближайшие по степени родства, т. е. при отсутствии собственной семьи у умершего призываются его братья и сестры, а также мать, если она состояла с отцом покойного в браке cum manu, — т. е. лица, находящиеся во второй степени агнатического бокового родства с покойным;

3) родичи, если не было агнатов.

2. Наследование по преторскому праву получило свое распространение после появления частной собственности. Цивильное наследование не отменялось, но была, например, упрощена процедура составления завещания, когнатическим родственникам стало предоставляться правовладения имуществом (только право владения собственностью, и только при отсутствии претензий у цивильного наследника). Позже преторы стали признавать «более подходящими» наследниками кровную родню, на это повлияло развитие бонитарной (преторской) собственности;

Преторским эдиктом о bonorum possessio было установлено, что в случае неприятия наследства ближайшим наследником по закону оно должно открываться следующему за ним по порядку.

Претор в своем эдикте установил четыре очереди наследников:

1) unde liberi — все цивильные наследники, подвластные paterfamilias и эмансипированные;

2) unde legitimi — цивильные наследники и агнаты (неэмансипированные);

3) unde cognati — ближайшие когнаты по порядку степеней вплоть до 6 степени родства включительно, а из лиц 7 степени только дети, троюродные братья и сестры. В этой очереди наследуют также дети (как законные, так и незаконные) после матери и мать после детей;

4) unde vir et uxor — переживший супруг.

3. Наследование по императорскому законодательству до Юстиниана обобщило преторское законодательство по наследованию. Основной принцип юстиниановской системы — наследование когнатов без различия пола по порядку их близости к умершему и с соблюдением порядка призвания к наследованию. В императорском периоде мать умершего становилась в очередь для получения наследства перед агнатами;

4. Наследование по новеллам Юстиниана вновь изменило порядок наследования по закону и окончательно утвердило принципы наследования по крови.

В юстиниановской системе различали виды порядка наследования по закону:

Обыкновенный порядок наследования основан на родстве и супружеской связи и определяется четырьмя очередями:

1) десценденты, т. е. нисходящие умершего — сыновья и дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей и т. д. Раздел наследства происходит поколенно: дети раньше умершего отца получают все вместе ту часть, которую получил бы их родитель, и делят ее между собой поровну;

2) ближайшие по степени асцендентов, т. е. восходящие родные покойного (отец, мать, дед, бабки и т. д.; если есть отец и дед, призывается только отец), а также полнородные родственники братьев и сестер его и детей от ранее умерших полнородных братьев и сестер. Наследники этого класса делят наследство поровну. Дети же ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие, то наследство делится: одна половина идет восходящим по отцовской линии, а другая — восходящим по материнской линии;

3) неполнородные братья и сестры покойного и их дети, причем последние получают также все вместе часть, следовавшую их умершим родителям;

4) остальные боковые родственники по порядку близости степеней без всякого ограничения, лишь бы только можно было доказать родство. Ближайшая степень отстраняет дальнейшую; близкие делят между собой поровну.

Особый порядок наследования имеет место, когда лицо имеет право на получение доли наследства независимо от того, кто является наследником в остальной части имущества (например, вдова может требовать выдачи четвертой части наследства).

77. Обязательная доля наследства и ее размер по римскому законодательству.

В древнюю эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться наследственным имуществом. Со временем отмечается ограничение завещательной свободы. Завещатель не должен был обходить молчанием своих непосредственно подвластных лиц. Он должен был или назначить их наследниками или лишить их наследства. В последнем случае не требовалось указания причин. Сыновья лишались наследства поименно. Дочери и внуки могли быть исключены общей фразой. Уклонение от этой формальности по квиритскому праву в отношении сыновей делало завещание недействительным и открывало наследование по закону. При умолчании в отношении других лиц они призывались к наследованию вместе с теми, кто был указан в завещательном распоряжении. Последующее развитие наследственного права было связано с дальнейшим ограничением свободы завещательных распоряжений. Уже позднее в республиканский период завещатель был обязан завещать наиболее близким родственникам обязательную долю (portio debita). Завещания, в которых устранялись от наследования ближайшие наследники, стали признаваться судами недействительными.

Право на обязательную долю получили родственники по нисходящей и восходящей линии завещателя, а также его братья и сестры.

Размер обязательной доли вначале определялся 1/4 части того, что данное лицо получило бы при наследовании по закону.

В законодательстве Юстиниана размер обязательной доли стал равен 1/2 доли, причитающейся каждому наследнику по закону, если эта доля была меньше 1/4 всего наследства, и 1/3 законной доли, если она была больше 1/4 всего наследства.

Лишение кого-либо из наследников обязательной доли допускалось лишь в случаях, указанных в законе. К ним относились действия наследников, угрожавшие жизни отца, вступление наследников в брак вопреки воле родителей и др.

Оцените статью
Добавить комментарий