Залог единственного жилья

Залог единственного жилья Залог недвижимости

Залог единственного жилья

Если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве, то право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества должника.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2021 N 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»

пункт 5

Если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве либо обратился за установлением статуса залогового кредитора с пропуском срока, определенного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, и судом было отказано в восстановлении пропущенного срока, такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога, в том числе посредством обращения взыскания на данное имущество вне рамок дела о банкротстве.

Соответствующее требование учитывается в реестре требований кредиторов как не обеспеченное залогом.

В этом случае жилое помещение считается не вошедшим в конкурсную массу в силу пункта 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств (пункт 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве, статья 352 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Залог единственного жилья

Обращение взыскания на единственное жилье

Обращение взыскание на единственное жилье

На практике существуют ситуации, когда у должника-физического лица (индивидуального предпринимателя) нет имущества. Нет имущества, достаточного для погашения требований кредиторов. Кроме единственного жилья. Однако ст.446 ГПК РФ предусматривает невозможность обращения на такое жилье.

На этом обсуждение вопроса можно было бы прекратить. Кредитор оказывается с неудовлетворенными полностью требованиями и вынужден довольствоваться малым или вообще ничем.

Однако, в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции есть случаи и способ толкования правовых норм, приводящих к возможности обращения взыскания на единственное жилье.

Все случаи мы условно разделим на две группы. В первой – единственное жилье является предметом ипотеки по нецелевому кредиту (займу); во второй – единственное жилье не было передано в залог.

Именно о первой группе наш материал.

Однако прежде чем делиться существующей практикой, напомним, что 14 мая 2021 Конституционный суд РФ в своем постановлении №11-П разъяснил, что по-прежнему существует имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении единственного помещения. Но формальное, недифференцированное его применение не соответствует тому балансу прав кредитора и должника в существующих общественных отношениях. Существующие изъятия в иммунитете установлены Законом об ипотеке.

По нашему мнению, до недавнего времени повсеместно действовал подход, согласно которому обращение взыскания на единственное жилье, являющееся предметом ипотеки, было возможно только в случае целевого кредита (займа). Подобный подход основывался на толковании специальной нормы, содержащейся в п. 1 ст. 78 Закона об ипотеке.

Между тем, 29 мая 2021 г. N 80-В12-2 было принято Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ, в котором п. 1 ст. 78 Закона был истолкован в совокупности с п. 2 ст. 6 Закона (не допускается ипотека имущества, изъятого из оборота, имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание) и п. 1 ст. 50 (право залогодержателя на обращение взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества требований). Был сделан вывод о том, что  «обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того на какие цели предоставлен заем (кредит)), так и по ипотеке в силу закона; наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки (договорной или законной).» (указанные выводы содержатся и в более поздних судебных актах Верховного Суда РФ, например, в Определении Верховного Суда РФ от 06.08.2021 № 24-КГ13-4).

Подобные выводы могут привести к тому, что в случае, если жилое помещение является предметом ипотеки (без разницы какой и в обеспечение какого обязательства), то обратить взыскание на единственное жилье становится возможно.

Следовательно, обращение взыскание, переход права собственности от должника на новое лицо, прекращение права пользования жилым помещением приводит к такому пониманию баланса интересов кредитора и должника, когда в выигрыше все же остается первый. Должник же остается без жилья и на улице.

Можно было бы сказать, что вышеуказанное определение является лишь единичным случаем. Либо, что понимание выводов, изложенных в данной статье, неверное. Возможно и такое. Однако мы видим  подтверждение изложенному и в других делах, о чем мы уже сообщили ранее, и не только в практике судов общей юрисдикции.

Помимо изложенного, этот же подход был обнаружен в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.11.2021 по делу № А65-15362/2009-СГ4-39, когда суд прямо указал, что: «Из пунктов 1 и 2 статьи 6, пункта 1 статьи 50  Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон об ипотеке) следует, что залогодержатель вправе обратить взыскание на квартиру, заложенную по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этой квартиры требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, причем независимо от того, на какие цели предоставлен заем (кредит); сам по себе факт наличия у гражданина-должника жилого помещения, являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не препятствует обращению взыскания на него, если оно обременено ипотекой. Пункт 1 статьи 78 Закона об ипотеке регулирует лишь особенности прекращения права пользования жилым домом или квартирой при обращении залогодержателем взыскания на них в ситуации, когда дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение. Выводы судов о том, что положения указанного пункта устанавливают исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания помещения, переданного в ипотеку, ошибочны».

Ловкость рук и никакого мошенничества, наверно так можно было бы подумать? Тем не менее, толкование правовых норм, допускающих изъятия в иммунитете и обращение взыскания на единственное жилье возможно. Хотя, напомним, что в Постановлении КС РФ №11-П о таком варианте толкования мы ничего не нашли.

На наш взгляд, такое толкование ст. 6, 50, 78 Закона об ипотеке является спорным. Особо в контексте разъяснений КС РФ. Тем более, что суды признают ничтожность договора залога единственного жилья, заключенного в обеспечение обязательств по нецелевому кредиту, займу. А значит, все-таки презюмируется приоритет конституционных прав должника и императивность ст. 446 ГПК РФ. Однако на практике можно все может оказаться иначе, если суд не увидит различий в рассматриваемых делах и похожесть обстоятельств дела приведет к однозначному применению невыгодного для должника толкования.

Каждому участнику гражданского или арбитражного процесса стоит быть активными. Активными в нападении и защите.

Впрочем, будем рады комментариям коллег и иному прочтению вышеуказанных (да и не только их) судебных актов, касательно обращения взыскания на единственное жилье.

Хорошего настроения,

Елизавета Разина, Виталий Ветров

Обращение взыскания на единственное жилье должника. судебная практика с 01.06.2020 по 01.12.2020

Судебная практика по вопросу обращения взыскания на единственное жилое помещение должника стремительно развивается и за последние 6 месяцев произошло много всего интересного: нам разрешили и сразу же запретили предоставлять замещающее жилое помещение, применение исполнительского иммунитета считали злоупотреблением правом и сразу же говорили, что это ошибочно, а также практика пополнилась множеством интересных позиций. 

В данном материале приведены позиции Верховного и окружных судов по вопросу обращения взыскания на единственное жилье в банкротстве.

Верховный суд:

Определение СКЭС ВС РФ от 29.10.2020 № 309-ЭС20-10004 по делу № А71-16753/2021

Это известное дело Стружкина, в котором ВС выдвинул позицию, что предоставлять должнику замещающее жилое помещение нельзя. Об этом деле я подробно писал здесь и здесь опубликван репортаж из зала суда. 

Определение СКЭС ВС РФ от 03.09.2020 № 310-ЭС20-6956 по делу № А23-734/2021.

Это дело Хаймса. В данном деле суд округа пришел к выводу, что ссылки должника на исполнительский иммунитет и дальнейшее его применение судом при злостном уклонении от погашении требований кредиторов является злоупотреблением правом (как мне эта позиция нравится, но она глубоко ошибочна, к сожалению J), в связи с чем завершил процедуру банкротства без освобождения гражданина от долгов.

ВС отменил постановление суда округа и дал интересную правовую позицию о ст.446 ГПК РФ:

Суд округа, по сути, упрекнул Должника в том, что он воспользовался исполнительским иммунитетом в отношении жилого дома и земельного участка, на котором этот дом расположен.

Должник выразил намерение продать дом, но это намерение он хотел осуществить в 2021 году, исходя из сложившегося в это время состояния рынка недвижимости, при условии получения за свое имущество конкретной суммы – 5 100 000 рублей, с тем, чтобы рассчитаться по ипотеке и приобрести иное жилье.

Еще про залог:  Статья 340 ГК РФ Стоимость предмета залога

Отказ Кредитора от исполнительского иммунитета в процедуре банкротства повлек бы за собой продажу недвижимости на публичных торгах, то есть в отсутствие реальных гарантий того, что предложенная победителем цена, сформированная без участия должника, позволит после расчетов с кредиторами приобрести жилое помещение, отвечающее условиям, необходимым для нормального существования семьи Должника, и не поставит эту семью в худшее имущественное положение, чем то, в котором она находилась бы при выполнении Кредитором предварительных договоренностей.

Следовательно, недобросовестность Должника в части, касающейся отказа от продажи дома, документально не подтверждена.

Таким образом, Верховный суд сделал вывод, что само по себе применение исполнительского иммунитета не может является злоупотреблением правом.

Я с этой позицией Верховного суда согласен. Добросовестный должник в отсутствие правового регулирования всегда должен быть защищен исполнительским иммунитетом, но важно всегда устанавливать факт добросовестности/недобросовестности должника. 

Теперь рассмотрим основные позиции кассационных судов о применении исполнительского иммунитета за период с 01.06.2020 по 01.12.2020.

Окружные суды:

Брачные отношения:

  1. В деле о банкротстве супруги исключена квартира, но должник в своем деле захотел исключить еще одну.

Суды, установив, что Тороповы состоят в зарегистрирован браке, совместно проживают (доказательств обратного не представлено), квартира № 30 исключена из конкурсной массы в деле о банкротстве Тороповой А.В., поскольку признана единственным жилым помещением пригодным для ее проживания, суд пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для признания спорного имущества единственным пригодным для постоянного проживания должника и отказе в удовлетворении заявления.

В рассматриваемом случае, Торопов Е,С., являясь членом семьи Тороповой А.В., в силу положений статьи 31 СК РФ обладает правом проживания в квартире № 30, принадлежащей его супруге и несовершеннолетним детям, следовательно его жилищные права не нарушены.

Судами верно приняты во внимание установленные решением суда обстоятельства совершения Тороповым Е.С. намеренных недобросовестных действий по отчуждению спорного имущества в пользу близкого родственника с целью исключения возможности обращения взыскания на указанное имущество и позиция Торопова Е.С. о том, что 1/5 доли в праве на квартиру N 8 подарена бабушке с целью возврата ей принадлежащего с момента приватизации имущества, в квартире он не проживает, коммунальные услуги не оплачивает.

Указанная позиция Торопова Е.С., в том числе, свидетельствует о том, что он не рассматривал спорное имущество в качестве объекта для проживания.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.11.2020 по делу № А46-23519/2021

  1. Возможность приобретения супругой должника другой квартиры за счет реализации их общей квартиры и выплаты ей стоимости доли этой квартиры не является основанием для отказа в применении исполнительского иммунитета.

Позиция судов о том, что при реализации вышеуказанного жилого помещения потребность должника в жилище может быть обеспечена путем приобретения супругой должника за счет причитающихся ей от реализации спорного имущества денежных средств иного жилого помещения, либо за счет выделения средств на приобретение жилья из конкурсной массы, либо путем выдачи должнику средств для найма иного жилого помещения, не основана на законе, поскольку прямо противоречит вышеуказанным нормам и нарушает конституционное право должника и членов его семьи на жилище, ставит реализацию данного права в зависимость от наступления тех или иных событий и действий третьих лиц.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25.06.2020 по делу № А50-34786/2021

  1. Нежелание воспользоваться правом на квартиру, приобретенную в браке, не должно повлечь нарушение прав кредиторов.

Суды приняли во внимание наличие у должника права на иное жилое помещение, а именно, приобретенную в браке двухкомнатную квартиру, которая исключена из конкурсной массы Худобиной Р.В. как единственное жилье.

Как указал суд кассационной инстанции в постановлении от 14.01.2020 по настоящему делу, несмотря на то, что право собственности на вышеназванную квартиру зарегистрировано за бывшей супругой должника Худобиной Р.В., данная квартира была приобретена ими в браке и является их совместной собственностью. Нежелание Худобина И.В. воспользоваться своим правом на указанную квартиру, не должно повлечь нарушение прав его кредиторов на максимально возможное удовлетворение своих требований, предъявленных к должнику.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 08.10.2020 по делу № А35-12644/2021

      4. Проживание должника в квартире бывшей супруги не лишает его права собственности на долю в                   праве общей собственности на дом.

В период брака по договорам купли-продажи ими приобретены следующие жилые помещения: жилой дом площадью 491,7 кв. м. и квартира общей площадью 31,4 кв. м). Вступившим в законную силу решением суда отказано в удовлетворении иска о разделе совместно нажитого имущества, прекращении права собственности и признании права собственности, в том числе в отношении 1/2 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая, 111, кв. 4, общей площадью 31,4 кв. м.

Суд отметил, что зарегистрированное право собственности на квартиру у должника отсутствует.

Из материалов дела следует, что бывшие супруги находятся в неприязненных отношениях, в связи с чем проживание должника в квартире бывшей супруги очевидно будет носить временный характер. За должником зарегистрировано право собственности на 1/2 доли указанного домовладения. Должник зарегистрирован по месту жительства в доме, об исключении которого подано заявления. Это жилье для должника является единственным.

Сам по себе тот факт, что Сербин Александр Иванович временно не живет в жилом доме, не лишает его права на жилище, гарантированного ч.1 ст.40 Конституции РФ, и поэтому не может рассматриваться как обстоятельство, исключающие применение к указанному дому исполнительского иммунитета.

Действующим законодательством презюмируется учет мнения должника при определении жилого помещения, подлежащего исключению из конкурсной массы, и право должника на выбор места пребывания и жительства. При таких обстоятельствах, даже при доказанности наличия у должника иного жилого помещения, он вправе реализовать свое право на исключение жилого помещения, в котором проживает, из конкурсной массы. Мнение должника в данном случае выражено подачей заявления об исключении из конкурсной массы спорного жилого помещения. При таких обстоятельствах, учитывая конституционный принцип свободы выбора места жительства, а также конкретные обстоятельства данного спора, суд кассационной инстанции соглашается с выводами апелляционного суда о необходимости исключить из конкурсной массы вышеуказанное имущество (единственное для должника жилое помещение).

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.08.2020 по делу№ А53-42967/2021

Отчуждение имущества:

  1. Отчуждение единственного жилья после предъявления иска – злоупотребление правом. 

По результату исследования фактических обстоятельств дела апелляционным судом установлено, что должнику принадлежали доли в квартире по улице Зорге (площадь 59,6 кв. м) и квартире по улице Кавалерийская (площадь 185,4 кв. м), при этом отчуждение доли в квартире по улице Зорге и дарение доли в квартире по улице Кавалерийская осуществлено после предъявления агентством требований о погашении задолженности в суд общей юрисдикции.

Агентство предъявило должнику требование о выплате 3 000 000 руб. 29.11.2021, после чего между контрагентами велись переговоры о размере подлежащего выплате агентству вознаграждения. Следовательно, она как минимум с 29.11.2021 знала о наличии задолженности которую должна будет выплатить агентству, осознавала возможность обращения взыскания на имеющуюся у нее в собственности недвижимость, в связи с чем последовательно в непродолжительный период времени (08.05.2021 (после подачи иска агентством), 17.10.2021 (после вынесения определения Новосибирским областным судом от 11.10.2021 о взыскании долга)) совершила ряд сделок по выводу всех имеющихся у нее активов, в том числе в виде долей в жилых помещениях.

Такое поведение должника не отвечает принципам разумности, добросовестности поведения в гражданском обороте, направлено на сокрытие собственного имущества, за счет которого кредиторы Твердовской И.В. могут погасить свои требования.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.10.2020 по делу№ А45-8792/2021

  1. Отчуждение иного имущества – злоупотребление правом.

Должник обратилась в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы квартиры, находящейся по адресу: г. Москва, Лаврушинский пер., д. 17/5, стр. 4, кв. 1.

Судами также указано, что после вынесения судебного акта о взыскании с денежных средств должником совершен ряд действий, направленных на невозможность удовлетворения требований кредиторов.

На дату возникновения задолженности и вынесения судом решения о взыскании задолженности помимо квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, Лаврушинский пер., д. 17, стр. 4, кв. 1, в собственности должника находился ряд объектов недвижимого имущества, которые были отчуждены уже после возбуждения исполнительного производства с целью исключения возможности обращения на него взыскания.

Судами также учтено, что на момент возникновения задолженности должник была зарегистрирована в квартире, расположенной по адресу: г. Москва, пер. Лаврушинский, д. 17 стр. 4, кв. 8. Решением Замоскворецкого районного суда города Москвы от 20.12.2021 по иску Садыкова К.С. (сына должника), в ходе рассмотрения которого должник фактически признала исковое заявление, должник была признана утратившей право пользования данной квартирой.

Установив вышеуказанные обстоятельства, применив положения ст. 10 ГК РФ, суды пришли к выводу о недобросовестном поведении должника, злоупотреблении правом с ее стороны и намерении причинить ущерб кредиторам.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.09.2020 по делу № А40-184236/2021

  1. Важно исследовать обстоятельства отчуждения имущества и договоры.

Определением суда должнику отказано в удовлетворении заявления об исключении из конкурсной массы имущества, а именно квартиры, расположенной по адресу: город Саратов, улица Набережная Космонавтов, дом 2, квартира 70.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Должнику на праве собственности принадлежит квартира на улице Набережная Космонавтов. При этом Должник был зарегистрирован более 20 лет в квартире, расположенной по адресу: город Саратов, улица Хвесина, дом 42, квартира 20.

Еще про залог:  Как правильно оформить задаток при покупке квартиры - 2021

Определением Арбитражного суда Саратовской области, заключенный между Должником и Федорченко Т.Н. был признан недействительным по основаниям, предусмотренным статьей 10 ГК РФ, и в конкурсную массу была возвращена квартира на улице Набережная Космонавтов.

При рассмотрении указанного обособленного спора судами был сделан вывод о том, что квартира на улице Набережная Космонавтов не может рассматриваться судом как единственное пригодное для проживания должника жилое помещение, на которое не может быть обращено взыскание.

Пункт 6 договора купли-продажи квартиры содержит сведения, что в данной квартире никто не зарегистрирован и не проживает и продавец гарантирует, что передает квартиру свободную от прав третьих лиц.

В то же время, договор купли-продажи от 12.05.2021 (по отчуждению квартиры на улице Хвесина), содержит пункт 9, в котором указано, что в отчуждаемой квартире на момент подписания настоящего договора зарегистрирован продавец — Должник.

Кроме того, квартира, расположенная на улице Набережная Космонавтов была отчуждена должником на 11 месяцев раньше, чем квартира на улице Хвесина.

Судами отмечено, что Должник зарегистрировался в квартире на улице Набережная Космонавтов после признания судом недействительным договора по ее отчуждению.

При этом, как следует из материалов дела, Должник о своей регистрации, о регистрации сестры и ее сына в спорной квартире на улице Набережная Космонавтов ни финансового управляющего, ни арбитражный суд в известность не поставил.

Поведение должника свидетельствует о том, до рассмотрения настоящего обособленного спора не расценивал спорную квартиру как единственно пригодное для своего проживания помещение, а ее действия свидетельствуют о злоупотреблении правом, поскольку квартиры на улице Набережная Космонавтов и на улице Хвесина были отчуждены в пользу родственников в 2021 и 2021 годах соответственно, и на дату возбуждения дела о банкротстве в ее собственности не имелось квартиры, которая могла являться единственным пригодным для проживания жильем и подлежала исключению из конкурсной массы должника.

С учетом изложенного, суды отказали в удовлетворении заявления Должника об исключении имущества из конкурсной массы должника.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 31.07.2020 по делу № А57-334/2021

  1. При оспаривании сделки дарения жилого помещения следует проверит возможность проживания должника в ином помещении.

Полагая, что договор дарения от 13.04.2021 заключен в ущерб имущественным интересам кредиторов должника, финансовый управляющий оспаривал законность сделки на основании пункта 2 статьи 61.2 Закон о банкротстве) и ст.10 ГК РФ.

Принимая во внимание проживание должника и его сына в жилом доме, расположенном на земельном участке, суд апелляционной инстанции указал на отсутствие факта причинения вреда кредиторам должника, в связи с чем отказал финансовому управляющему в удовлетворении его требований.

Вместе с тем апелляционным судом не учтено, что решением Краснознаменского районного суда Калининградской области от 12.03.2021 за Железниковым А.В. признано право собственности на 1/2 долю квартиры в г. Краснознаменск, ул. Майская д. 4 кв. 1, общей площадью 49,6 кв. м; кроме того, в период зарегистрированного брака супругами Железняковыми на основании договора купли-продажи от 17.01.2007 приобретена двухкомнатная квартира по адресу: г. Калининград, ул. Грига, дом 13, кв. 22, общей площадью 42,80 кв. м, раздел которой также произведен только в 2021 году.

Данные обстоятельства подтверждены представленными в материалы дела доказательствами при рассмотрении настоящего обособленного спора судом первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции никак не мотивировал необходимость предоставления должнику дома площадью 117,3 кв. м и земельного участка площадью 3000 кв. м в качестве единственного жилого помещения пригодного для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи, в то время как действующим законодательством установлены нормы площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения и которая устанавливается органом местного самоуправления.

Таким образом, на момент дарения сыну спорного дома и земельного участка они не были для должника единственным пригодным для проживания жилым помещением, по данному адресу не было определено место жительства несовершеннолетнего.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.11.2020 по делу №А21-150/2021

  1. При оценке факта нуждаемости в жилом помещении суд должен проверить факт вывода имущества в период подозрительности и возможность возврата имущества в конкурсную массу.

Вторым из оснований для исключения имущества из конкурсной массы послужил вывод о том, что оно является единственным пригодным для проживания должника и его семьи. При этом апелляционный суд исходил из того, что иное пригодное для проживания имущество у должника и его супруги отсутствует, а возможность возврата в конкурсную массу квартиры, расположенной в г. Геленджик, не должна ограничивать диспозитивное право должника самостоятельно определять помещение для постоянного проживания, на которое распространяется исполнительский иммунитет.

Суд округа не может согласиться с этим выводом, поскольку в части вывода об отсутствии иного имущества основан на неполном исследовании обстоятельств дела, а в части вывода о возможности должника самостоятельно определять место проживания — не учитывает необходимость соблюдения баланса прав должника и его кредиторов.

Апелляционный суд не указал период, за который представлена выписка об имуществе должника, не соотнес его с периодом подозрительности, в течение которого супруга должника могла произвести отчуждение принадлежащих ей объектов недвижимости для создания видимости отсутствия иного пригодного для жилья помещения.

Суд оставил без внимания факт отчуждения квартиры в г. Геленджик. Сославшись на возможность оспаривания сделки, суд не учел, что в случае возврата в конкурсную массу указанная квартира может расцениваться именно как пригодное для проживания имущество.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.09.2020 по делу № А32-38370/2021

Жилое помещение приобретено на деньги кредитора:

  1. Приобретение жилого помещения на деньги кредитора и дальнейшее банкротство – злоупотребление правом.

Финансовый управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительным договора дарения жилого дома и земельного участка.

Должник привлекал заемные, кредитные денежные средства и направлял их на строительство трехэтажного жилого дома, а после возбуждения дела о банкротстве заявил об отсутствии у него другого жилого помещения; до возбуждения дела о банкротстве должник и члены его семьи проживали и были зарегистрированы по другому адресу, но в период процедуры банкротства осуществили регистрацию по месту жительства в жилом доме; в результате совершения оспариваемой сделки изменен титульный владелец дома и земельного участка; должник, построив жилой дом с привлечением денежных средств кредиторов, не стремится достичь достижение с кредиторами соглашение о порядке продажи жилого дома, приобретения для него меньшего по площади жилого помещения и направления оставшихся денежных средств на погашение требований кредиторов. Указанное, по мнению финансового управляющего и кредитора Березина С.Н., свидетельствует о злоупотребление правом со стороны должника.

Суды не исследовали вопрос о том, в течение какого периода, за счет каких средств должник осуществил строительство жилого дома; не допустил ли должник злоупотребление правом, построив жилой дом на средства, полученные от кредиторов, и заявив об исполнительском иммунитете жилого дома от притязаний кредиторов на погашение долга перед ними путем обращения взыскания на жилой дом.

Суды не исследовали обстоятельства фактического проживания должника и членов его семьи в жилом доме до возбуждения дела о банкротстве, не выяснили причины изменения места жительства (государственной регистрации) после возбуждения дела о банкротстве и мотивы совершения оспариваемой сделки.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.06.2020 по делу № А27-17129/2021

Аналогичная практика:

Постановление АС Уральского округа от 06.05.2021 по делу № А60-13377/2021

Постановление АС Уральского округа от 16.08.2021 по делу № А71-17453/2021

Не было приобретено на денежные средства кредиторов:

Постановление АС Московского округа от 21.02.2020 по делу № А40-85058/2021

  1. Факт приобретения жилого помещения на средства кредиторов нужно доказать.

В рассматриваемом случае суд округа не усматривает в действиях должника признаков злоупотребления правом. Спорный объект недвижимости был приобретен должником в 2004 году — задолго до процедуры банкротства. Доказательства того, что спорный объект был приобретен на средства, полученные от кредиторов, включенных в реестр в материалы обособленного спора не представлены.

При этом должник постоянно проживал в спорной квартире с членами своей семьи.

Таким образом, в совокупности с вышеприведенными нормами права и разъяснениями, не представляется возможным усмотреть в действиях должника умысел на искусственное создание ситуации, когда дорогостоящему жилью присваиваются характеристики единственного пригодного для проживания жилья, с целью нарушения прав кредиторов и выбытия ликвидного актива из конкурсной массы.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.09.2020 по делу № А40-222335/2021

Изменение места постоянной регистрации:

В ситуации, когда должник без видимых на то объективных причин (обратного не доказано), в условиях потенциально неисполненного обязательства перед кредиторами, принял действия, направленные на изменение своего места жительства (регистрации), подтверждает обстоятельства его недобросовестности (п.8 пленума ВС РФ № 25 от 23.06.2021 № 25).

  1. Регистрация в жилом помещении родственников, у которых была своя недвижимость – злоупотребление правом.

При этом, Федорченко Т.Н. (родственник должника) до 23.08.2021 была зарегистрирована и имела на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: город Саратов, улица Разина, дом 50, квартира 56, в отношении которой 02.09.2021 она произвела отчуждение.

В связи с изложенным, суды правомерно пришли к выводу о том, что действия по регистрации Никольниковой Г.Н. и Федорченко Т.Н. в спорной квартире уже после возбуждения дела о банкротстве Никольниковой Г.Н., после признания судом сделки по отчуждению данной квартиры недействительной и после подачи заявления об исключении данной квартиры из конкурсной массы должника, являются умышленными, направленными на злоупотребление своими правами с целью придания спорной квартире статуса единственного жилья и на вывод должником из конкурсной массы дорогостоящего актива с целью распоряжения им в своей выгоде и по своему усмотрению, тем самым причиняя вред имущественным правам кредиторов и уменьшая потенциальную конкурсную массу.

Еще про залог:  Кредит под залог квартиры 🏛 в Туле под низкий процент | Like Money

С учетом изложенного, суды отказали в удовлетворении заявления Никольниковой Г.Н. об исключении имущества из конкурсной массы должника.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 31.07.2020 по делу № А57-334/2021

  1. Изменение места постоянной регистрации после привлечения к субсидиарной ответственности – злоупотребление правом.

Отклоняя ссылки на необходимость определения статуса единственного пригодного для должника жилья квартиры № 6, суд апелляционной инстанции обоснованно принял во внимание факт снятие Должника и его сына с регистрационного учета по иному месту проживания и их регистрации в квартире № 6 после принятия заявления в рамках дела о банкротстве ЗАО определения суда о привлечении Должника как бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам указанного юридического лица в размере 144 024 818 руб. и оценил указанные действия как недобросовестные.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.11.2020 по делу № А70-9704/2021

  1. Регистрация в реализумой на торгах квартире с целью недопущения ее реализации – злоупотребление правом.

Согласно печати в паспорте должника Рыженкова В.Е. 21.11.2021 года он лично выписался из квартиры по адресу: г. Москва, ул. Главмосстроя, д. 1, корп. 2, кв. 18, и с 11.12.2021 осуществил регистрацию по адресу: г. Москва, п. Внуковское, пос. ДСК «Мичуринец», ул. Энгельса, Д. 14Б.

Таким образом, как правильно указал суд, фактически действия по регистрации осуществлены должником в период реализации данного имущества на торгах в рамках исполнительного производства от 16.09.2021 N 23546/16/77025-ИП, при этом в тот же день (11.12.2021) принято заявление Юденкова Алексея Юрьевича о признании банкротом Рыженкова Владимира Евгеньевича.

На момент перерегистрации в спорном доме должник нарушил установленный законом запрет на проведение регистрационных действий с недвижимым имуществом, что, как правильно указал суд, указывает на недобросовестность должника.

Суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что поведение стороны спора явно указывало на недобросовестность должника, единственной целью которого являлась попытка обойти вступившие в законную силу судебные решения и прекратить процедуру взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке.

В данном случае суд правомерно установил, что последовательные действия должника в части перерегистрации места жительства и лишение себя дорогостоящего ликвидного имущества при очевидной невозможности исполнения обязательств перед кредитором свидетельствуют о злоупотреблении правом и намерении причинить ущерб кредиторам.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.09.2020 по делу № А40-230162/2021

  1. Изменение сведений регистрационного учета перед обращением за исключением имущества из конкурсной массы – злоупотребление правом.

Обращение об изменении сведений о регистрационном учете должника по месту жительства имело место непосредственно до его обращения об исключении Квартиры из состава конкурсной массы, что ставит под сомнение реальность намерений должника изменить постоянное место жительства, и должно быть расценено как злоупотребление правом, направленное на уклонение от осуществления расчетов с кредиторами за счет принадлежащего должнику имущества. 

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.09.2020 по делу
№ А05-3506/2021

  1. Регистрация одного из супругов по иному адресу с объяснимой целью ­не является злоупотреблением правом.

При этом судами учтены пояснения Уткиной Н.С. и Уткина С.С., согласно которым регистрация их сына по адресу: г. Тверь, ул. Зинаиды Коноплянниковой, <…>, была осуществлена с целью определения несовершеннолетнего ребенка в учебное заведение — среднюю школу N 53 — ближайшее учебное заведение от фактического места проживания.

Судами также установлено, что в названной квартире зарегистрированы и проживают: Уткина Валентина Николаевна (мать должника), Уткин Виктор Михайлович (брат должника) с семьей (супруга, дочь 2021 года рождения).

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.09.2020 по делу №А66-18719/2021

Интересные случаи:

  1. Перевод нежилого помещения в жилое свидетельствует после начала банкротства – злоупотребление правом.

Согласно решению департамента градостроительства и архитектуры администрации города Липецка в связи с обращением Тацитова С.Е. признан жилым домом садовый нежилой дом.

Тацитов С.Е., ссылаясь на то, что указанное помещение является его единственным жильем, обратился в арбитражный суд области с заявлением об исключении его из конкурсной массы.

Учитывая, что на момент введения в отношении должника процедуры банкротства, объект недвижимого имущества — садовый дом, являлся нежилым помещением, Тацитов С.Е. длительное время был зарегистрирован по месту жительства в квартире, принадлежащей его супруге, действия по изменению назначения объекта недвижимости осуществлено должником без согласования с финансовым управляющим, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что данные действия являются злоупотреблением правом, направленным на умышленный вывод из конкурсной массы имущества, на которое может быть обращено взыскание в целях погашения установленной кредиторской задолженности.

Требование, основанное на злоупотреблении правом, не подлежит судебной защите.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.06.2020 по делу
№ А36-6276/2021

  1. Денежные средства от продажи квартиры не обладают исполнительским иммунитетом.

Учитывая, что в данном случае должник, приняв решение о продаже жилого помещения, продемонстрировал отсутствие у него потребности в нем, фактически самостоятельно отказался от права на проживание в жилом помещении, тем самым вывел имущество из-под действия исполнительского иммунитета, апелляционный суд указал, что денежные средства, полученные от продажи указанного имущества, являются доходом должника, подлежащим включению в конкурсную массу должника.

Денежные средства переданы покупателем квартиры должнику в апреле 2021 года, однако сведения о том, на что денежные средства были потрачены, с учетом имеющейся информации о передаче их бывшей жене на содержание совместных несовершеннолетних детей и для покупки квартиры, в материалы дела не представлены. Соответствующие пояснения лицами, участвующими в деле, суду округа также не даны, сведения о приобретении Безгодовой И.В. иного жилого помещения не представлены. Таким образом, с учетом данных должником суду округа пояснений относительно факта проживания в настоящее время с матерью по адресу <…>, оснований для вывода о фактической нуждаемости должника в жилом помещении не имеется.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 08.07.2020 по делу № А50-24149/2021

  1. Выезд заграницу с целью сокрытия от правоохранительных органов – не основание для отказа в применении исполнительского иммунитета.

Учитывая данные обстоятельства, принимая во внимание пояснения должника о том, что в период с 2021 года по весну 2021 года включительно она постоянно проживала в спорной квартире совместно со своей старшей дочерью Кузнецовой А.Д., которая на тот момент являлась несовершеннолетней и находилась на ее иждивении; весной 2021 года должник по семейным обстоятельствам (в связи с рождением ребенка) временно покинула территорию Российской Федерации; с 2021 года по настоящее время в спорной квартире проживает старшая дочь должника — Кузнецова А.Д., которая с 2021 года несет бремя содержания помещения, учитывая, что данные пояснения подтверждаются материалами дела и не опровергнуты иными доказательствами, а также считая, что временное проживание должника за границей не имеет правового значения для рассматриваемого спора, поскольку должник является гражданином России и другого жилья на территории Российской Федерации не имеет, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в сложившейся ситуации не имеется оснований для неприменения норм статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к спорной квартире как единственному жилому помещению, принадлежащему должнику.

Суд апелляционной инстанции исходил из общих принципов гражданского и конституционного законодательства, согласно которым должник не может быть лишен единственного принадлежащего ему жилья на территории Российской Федерации, в котором проживает член его семьи.

Суд округа считает выводы суда апелляционной инстанции соответствующими действующему законодательству. Следует отметить, что сам по себе факт, что должник временно не проживает в спорной квартире, скрываясь от правоохранительных органов (на что было указано должником, в том числе в своих отзывах на кассационные жалобы), не лишает его права на жилище, гарантированного частью 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации, и поэтому не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее применение к спорной квартире исполнительского иммунитета. Данная правовая позиция отражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23.01.2020 № 308-ЭС19-18381.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31.07.2020 по делу № А50-42084/2021

Таким образом, за последение пол года суды конкретезировали много случаев злоупотребления правом, что крайне полезно для дальнейшего развития практики. 

P.S. Я веду Telegram-канал «Судебная практика СКЭС ВС РФ», в котором в ежедневном порядке анализирую и публикую свежие определениея судебной коллегии. Присоединяйтесь, канал читают уже более 17 900 юристов. Адрес: https://t.me/vs_court, ссылка

Список литературы

1.     Боронов А. О залоге // Административное право. 2021. №4

2.     Демкина А., Муршудова В.М. кызы. Пределы имущественного иммунитета // ЭЖ-Юрист». 2021. N 30

3.     Пчелинцева Л.М. Проблемы исследования прирожы и содержания конституционного права граждан на жилище // Конституционное и муниципальное право. 2004.№2.

4.     Савельев Д.Б. Имущественный иммунитет на единственное жилое помещение гражданина: обеспечение баланса прав кредиторов и должников. // Журнал российского права, 2021. №11.

5.     Проект Федерального закона N 673186-6 «О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статью 40 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 10.12.2021)

Оцените статью
Добавить комментарий