The Active Voice and the Passive Voice — Действительный и страдательный залоги в английском языке

The Active Voice and the Passive Voice - Действительный и страдательный залоги в английском языке Залог недвижимости

VERBUM
(ГЛАГОЛ)


ОБЩИЕ
СВЕДЕНИЯ
О
ГРАММАТИЧЕСКИХ
КАТЕГОРИЯХ
ГЛАГОЛА

Латинский
глагол (verbum)
имеет
следующие
грамматические
категории:

время

(tempus),


наклонение

(modus),

залог

(genus),

лицо

(persōna)
и

число

(numĕrus).

У
латинского
глагола:

1. Шесть
времен.


1)

praesens


настоящее
время
2)

futūrum
I

(primum)

будущее
первое,
соотв.
русскому
будущему
длительному
и
недлительному;
3)

futūrum
II

(secundum
или
exactum
«законченное»)

будущее
второе,
указывающее
на
действие,
предшествующее
по
времени
будущему
первому
(futūrum
I);
4)

imperfectum


имперфект,
прошедшее
время,
имеющее
значение
длительности
действия
во
времени,
соотв.
русскому
прошедшему
времени
несовершенного
вида
или
имеющее
значение
начала
действия;
5)

perfectum


перфект,
прошедшее
время,
имеющее
значение
действия,
законченного
во
времени,
и, в
основном,
соотв.
русскому
прошедшему
времени
совершенного
вида;
6)

plusquamperfectum


плюсквамперфект,
прошедшее
время,
действие
которого
закончилось
к
началу
действия,
обозначенного
другим
прошедшим
временем.

2. Три
наклонения.

1)

indicatīvus


изъявительное
наклонение,
индикатив;
2)

conjunctīvus


сослагательное
наклонение,
конъюктив;
3)

imperatīvus


повелительное
наклонение,
императив.

3. Два
залога.

1)

actīvum


действительный,
активный
залог;
2)

passīvum


страдательный,
пассивный
залог.

4. Два
числа.

1)

singulāris


ед.
ч.;
2)

plurālis


мн.
ч.

5. В
каждом
числе
различаются
три
лица.

persōna
prima

1-е
лицо
persōna
secunda

2-е
лицо
persōna
teria

3-е
лицо

Кроме
личных
форм
(verbum
finītum)
у
латинского
глагола
есть
неличные
формы
(verbum
infinītum):


инфинитив

(infinitīvus),


причастие

(participium),


отглагольные
имена

(supīnum,
gerundium,
gerundīvum).

ОСНОВНЫЕ
ГЛАГОЛЬНЫЕ
ФОРМЫ

Все
личные
формы
(verbum
finītum)
и
неличные
глагольные
формы
(verbum
infinītum)
образуются
от

трех
основ

1).
основы
инфекта
(от
слова
infectus
«незаконченный»);2).
основы
перфекта
(от
слова
perfectus
«законченный»);3).
основы
супина.

Эти
основы
определяются
по
четырем
основным
глагольным
формам,
которые
приводятся
в
словарях:1.
Praesens
indicatīvi
actīvi
(persōna
prima
singulāris)

настоящее
время
изъявительного
наклонения
действительного
залога
(1-е
лицо ед.
ч.),
например:
orno.2.
Perfectum
indicatīvi
actīvi
(persōna
prima
singulāris)

прошедшее
законченное
время
изъявительного
наклонения
действительного
залога
(1-е
лицо ед.
числа),
например:

ornāvi.3.
Supīnum

супин,
например:

ornātum.4.
Infinitīvus
praesentis
actīvi

инфинитив
настоящего
времени
действительного
залога,
например:

ornāre
украшать.

Первая
форма
(praesens)
и
последняя
(infinitīvus)
имеют
одну
основу,
называемую

основой
инфекта.
В ряду
основных
глагольных
форм
приводятся
обе эти
потому,
что не
всегда
по одной
из них в
отдельности
можно
отнести
глагол к
определенному
типу
спряжения
и,
только
зная обе
эти
формы,
можно
правильно
определить
спряжение
глагола.

От
основы
инфекта
образуются
личные и
неличные
формы
глагола
действительного
и
страдательного
залога,
выражающие
действие
незаконченное
во
времени.

Вторая
основа

основа
перфекта.
Она
определяется
по форме
1-го
лица
перфекта,
если от
нее
отбросить
личное
окончание
-i:


1-е
лицо
sing.
perf.
ind.
activi:

ornāvi

основа
перфекта:

ornāv-

От
основы
перфекта
образуются
все
личные и
неличные
глагольные
формы
только
действительного
залога,
выражающие
действие,
законченное
во
времени.

Супин
— это
отглагольное
имя
существительное
с
основой
на -ŭ,
застывшее
в форме
винительного
падежа.
Супин
употребляется
для
выражения
цели при
глаголах
движения:
Venio
ornātum.
— Я
прихожу
украшать

прихожу,
чтобы
украсить).
На
русский
язык
супин
переводится
инфинитивом
или
придаточным
предложением
цели с
союзом
«чтобы».

(Супин
был в
старославянском
и
древнерусском
языках).
Основа
супина
определяется
по форме
супина,
если от
нее
отбросить
окончание
-um:


supinum:

ornātum

основа
супина:

ornāt-

От
основы
супина
образуется
причастие
прошедшего
времени
страдательного
залога
(participium
perfecti
passivi),
входящее
в состав
времен и
форм
перфектного
пассивного
ряда.

Все
времена
и формы
(кроме
причастий),
образованные
от
основы
супина,
аналитические
(описательные).
ГЛАГОЛЫ  I — IV  СПРЯЖЕНИЙ

По
окончанию
основы
инфекта
все
глаголы
делятся
на
четыре
правильных
спряжения
(conjugatio).
Основа
инфекта
оканчивается:

в I
спряжении
на


в II
спряжении
на


в
III
спряжении
на
согласный
или


в IV
спряжении
на


Основу
инфекта
можно
узнать
по форме
инфинитива,
если у
нее
отбросить
окончание

-re

у
глаголов
I, II и
IV
спряжения
и
окончание

-ĕre

у
глаголов
III
спряжения:

I спр.


ornāre

украшать
ornā-

II спр.


docēre

обучать
docē-

III спр.


tegĕre

покрывать

statuĕre

устанавливать
teg-
statŭ-

IV спр.


audīre

слушать
audī-
deleo,
delēvi,
delētum
2

разрушать

Наиболее
распотраненным
типом
образования
основных
форм
глаголов
II
спряжения
является
тип

taceo,
tacui,
tacĭtum,
tacēre

(2)

молчать

,
где
перфект
оканчивается
на

-ui

,
а супин
на

-ĭtum

,
например:


habeo,
habui,
habĭtum,
habēre

(2)

иметь

Иногда у
глаголов
II
спряжения
не
бывает
супина,
например:


studeo,
studui,
—,
studēre

(2)

стремиться,
стараться,
заниматься


timeo,
timui,
—,
timēre

(2)

бояться

 Так
как
инфинитив
глаголов
III
спряжения
оканчивается
на

-ĕre

,
где
первый
звук

ĕ

краткий,
то
ударение
в этой
форме
приходится
на
третий
слог от
конца:
t’egĕre,
stat’uĕre.
(Ср. с
инфинитивом
II
спряжения,
где в
основе
звук

ē

долгий и
ударение
падает
на
второй
слог от
конца:
doc’ēre.)

PRAESENS
INDICATĪVI
ACTĪVI


(НАСТОЯЩЕЕ
ВРЕМЯ
ИЗЪЯВИТЕЛЬНОГО
НАКЛОНЕНИЯ
АКТИВНОГО
ЗАЛОГА)

Praesens
indicatīvi
actīvi
глаголов
всех
правильных
спряжений
образуется
синтетически,
т.е.
путем
присоединения
личных
окончаний
активного
залога в
основе
инфекта:

а)
непосредственно
к основе
инфекта
глаголов
I, II,
IV
спряжений
во всех
лицах
обоих
чисел,
кроме
3-го
лица мн.
числа
глаголов
IV
спряжения,
где
между
основой
и
окончанием
вставляется
тематический
(соединительный)
гласный

-u-

б) с
помощью
тематического
(соединительного)
гласного
-ĭ-
у
глаголов
III
спряжения,
за
исключением
1 лица
ед.
числа,
где
тематического
гласного
нет, и
3-го
лица мн.
числа,
где
тематический
гласный
-u-
как у
глаголов
IV
спряжения.
Тематическим
гласным
называется
такой
звук,
который,
выполняя
функции
также и
соединительного
гласного,
вставляется
между
корнем и
окончанием
и служит
признаком
определенных
формообразований.
Тематические
гласные
ĭ
и ŭ
восходят
к
индоевропейским
ĕ/ŏ.

В
результате
редукции
ĕ > ĭ
(teg-ĭ-tis < *teg-ĕ-tis),
ŏ > ŭ
перед
n
(teg-ŭ-nt < *teg-ŏ-nt)

*

orno < orna-o

Примечание:
Личные
местоимения
в
именительном
падеже
обычно
не
употребляются,
так как
четко
дифференцированные
личные
окончания
ясно
выражают
лицо и
число
латинского
глагола.
Таким
образом,
orno
нужно
переводить
«я
украшаю»,
а не
просто
«украшаю»,
ornat
— «он
(она)
украшает»,

ducunt

— «они
ведут» и
т.д.

Приложение:
лексический
минимум

ăgo,
ēgi,
actum,
ĕre

(3)

делать

audio,
īvi,
ītum,
īre

(4)

слушать,
слышать
bene
хорошо

clamo,
āvi,
ātum,
āre

(1)

кричать

debeo,
debui,
debĭtum,
ēre

(2)

быть
должным,
обязанным
dico,
dixi,
dictum,
ĕre

(3)

говорить

disco,
didĭci,
—, ĕre

(3)

учиться

doceo,
docui,
doctum,
ēre

(2)

учить,
обучать

dormio,
īvi,
ītum,
īre

(4)

спать

labōro,
āvi,
ātum,
āre

(1)

работать,
трудиться
lĕgo,
lēgi,
lectum,
ĕre

(3)

читать
maleплохо
mitto,
misi,
missum,
ĕre

(3)

посылать

narro,
āvi,
ātum,
āre

(1)

рассказывать
non
solum
… sed
etiam
не
только…
но и …
saepeчасто
scribo,
scripsi,
scriptum,
ĕre

(3)

писать

semper

всегда

taceo,
tacui,
tacĭtum,
ēre

(2)

молчать

vĕnio,
vēnio,
ventum,
īre

(4)

приходить

Образование времен системы инфекта изъявительного наклонения действительного и страдательного залогов

Praesens indicatīvi actīvi (настоящее время изъявительного наклонения действительного залога)

Спряжение I II III а III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum, āreосуждать noceo, cui, cĭtum, ēre – вредить credo, dĭdi, dĭtum, ĕre – верит ь rapio, ui, raptum, ĕre – похищать vincio, nxi, nctum, īre – связывать
Sg. 1 л. damn-o
damna-s
damna-t
noce-o
noce-s
noce-t
cred-o
cred-i-s
cred-i-t
rapi-o
rapi-s
rapi-t
vinci-o
vinci-s
vinci-t
2 л.
3 л.
Pl. 1 л. damnā-mus
 
damnā-tis
damna-nt
nocē-mus
 
nocē-tis
noce-nt
cred-ĭ-mus
cred-ĭ-tis
cred-u-nt
rapĭ-mus
 
rapĭ-tis
rapi-u-nt
vincī-mus
 
vincī-tis
vinci-u-nt
2 л.
3 л.

Praesens indicatīvi passīvi

(настоящее время изъявительного наклонения

Страдательного залога)

Спряжение I II III а III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum, āre – осуждать noceo, cui, cĭtum, ēre – вредить credo, dĭdi, dĭtum, ĕre – верить rapio, ui, raptum, ĕre – похищать vincio, nxi, nctum, īre – связывать
Sg. 1 л. damn-or
damnā-ris
damnā-tur
noce-or
nocē-ris
nocē-tur
cred-or
cred-ĕ-ris
cred-ĭ-tur
rapi-or
rapĕ-ris
rapĭ-tur
vinci-or
vincī-ris
vincī-tur
2 л.
3 л.
Pl. 1 л. damnā-mur
damnā-mĭni
damna-ntur
nocē-mur
nocē-mĭni
noce-ntur
cred-ĭ-mur
cred-ĭ-mĭni
cred-u-ntur
rapĭ-mur
rapĭ-mĭni
rapi-u-ntur
vincī-mur
vincī-mĭni
vinci-u-ntur
2 л.
3 л.

Imperfectum indicatīvi actīvi

(прошедшее время несовершенного вида изъявительного наклонения действительного залога)

Спряжение I II III а III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum, āre– осуждать noceo, cui, cĭtum, ēre – вредить credo, dĭdi, dĭtum, ĕre – верить rapio, ui, raptum, ĕre – похищать vincio, nxi, nctum, īre – связывать
Sg. 1 л damnā-bа-m
 
damnā-ba-s
damnā-ba-t
nocē-ba-m
 
nocē-ba-s
nocē-ba-t
cred-ēba-m
 
cred-ēba-s
cred-ēba-t
rapi-ēba-m
 
rapi-ēba-s
rapi-ēba-t
vinci-ēba-m
 
vinci-ēba-s
vinci-ēba-t
2 л.
3 л.
Pl. 1 л. damnā-bā-mus
damnā-bā-tis
 
damnā-ba-nt
nocē-bā-mus
nocē-bā-tis
 
nocē-ba-nt
cred-ēbā-mus
cred-ēbā-tis
 
cred-ēba-nt
rapi-ēbā-mus
rapi-ēbā-tis
 
rapi-ēba-nt
vinci-ēbā-mus
vinci-ēbā-tis
 
vinci-ēba-nt
2 л.
3 л.

Imperfectum indicatīvi passīvi

(прошедшее время несовершенного вида изъявительного наклонения страдательного залога)

Спряжение I II III а III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum, āre – осуждать noceo, cui, cĭtum, ēre – вредить credo, dĭdi, dĭtum, ĕre – верить rapio, ui, raptum, ĕre – похищать vincio, nxi, nctum,īre – связывать
Sg. 1 л. damnā-ba-r
damnā-bā-ris
damnā-bā-tur
nocē-ba-r
nocē-bā-ris
 
nocē-bā-tur
cred-ēba-r
cred-ēbā-ris
 
cred-ēbā-tur
rapi-ēba-r
rapi-ēbā-ris
 
rapi-ēbā-tur
vinci-ēba-r
vinci-ēbā-ris
 
vinci-ēbā-tur
2 л.
3 л.
Pl. 1 л. damnā-bā-mur
damnā-ba-mĭni
damnā-ba-ntur
nocē-bā-mur
 
nocē-ba-mĭni
nocē-ba-ntur
cred-ēbā-mur
cred-ēba-mĭni
cred-ēba-ntur
rapi-ēbā-mur
rapi-ēba-mĭni
rapi-ēba-ntur
vinci-ēbā-mur
vinci-ēba-mĭni
vinci-ēba-ntur
2 л.
3 л.
        

Futūrum I (primum) actīvi (будущее первое действительного залога)

Спряжение I II III а III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum, āre – осуждать noceo, cui, cĭtum, ēre – вредить credo, dĭdi, dĭtum, ĕre – верить rapio, ui, raptum, ĕre – похищать vincio, nxi, nctum, īre – связывать
Sg. 1 л. damnā-b-o
damnā-b-i-s
damnā-b-i-t
nocē-b-o
nocē-b-i-s
nocē-b-i-t
cred-а-m
cred-е-s
cred-е-t
rapi-а-m
rapi-е-srapi-е-t
vinci-а-m
vinci-е-s
vinci-е-t
2 л.
3 л.
Pl. 1 л. damnā-b-ĭ-mus
damnā-b-ĭ-tis
damnā-b-u-nt
nocē-b-ĭ-mus
nocē-b-ĭ-tis
 
nocē-b-u-nt
cred-ē-mus
 
cred-ē-tis
 
cred-е-nt
rapi-ē-mus
 
rapi-ē-tis
 
rapi-е-nt
vinci-ē-mus
 
vinci-ē-tis
 
vinci-е-nt
2 л.
3 л.
            

Futūrum I (primum) passīvi (будущее первое страдательного залога)

§

Imperatīvus praesentis actīvi (повелительное наклонение настоящего времени действительного залога)

Imperatīvus
Спряжение I II III a III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum, āre – осуждать noceo, cui, cĭtum, ēre – вредить credo, dĭdi, dĭtum, ĕre – верить rapio, ui, raptum, ĕre – похищать vincio, nxi, nctum, īre – связывать
Singulāris damna! noce! crede! rape! vinci!
Plurālis damnā-te! nocē-te! cred-ĭ-te! rapĭ-te! vincī-te!
Формы запрещения
Singulāris noli damnāre! noli nocēre! noli credĕre! noli rapĕre! noli vincīre!
Plurālis nolīte damnāre! nolīte nocēre! nolīte credĕre! nolīte rapĕre! nolīte vincīre!

Participium praesentis actīvi

(Причастие настоящего времени действительного залога)

Спряжение I II III a III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum,
āre – осуждать
noceo, cui, cĭtum,
ēre – вредить
credo, dĭdi, dĭtum,
ĕre – верить
rapio, ui, raptum,
ĕre – похищать
vincio, nxi, nctum,
īre – связывать
Participium praesentis actīvi (Nom, gen. sg.) damna-ns,
damna-nt-is
noce-ns,
noce-nt-is
cred-ens,
cred-ent-is
rapi-ens,
rapi-ent-is
vinci-ens,
vinci-ent-is

Образец склонения Participium praesentis actīvi

Participium perfecti passīvi

(Причастие прошедшего времени страдательного залога)

Спряжение I II III a III б IV
Словарные формы damno, āvi, ātum,
āre – осуждать
noceo, cui, cĭtum,
ēre – вредить
credo, dĭdi, dĭtum,
ĕre – верить
rapio, ui, raptum,
ĕre – похищать
vincio, nxi, nctum,
īre – связывать
Основа супина damnat- nocit- credit- rapt- vinct-
Participium perfecti passīvi damnātus, a, um nocĭtus, a, um credĭtus, a, um raptus, a, um vinctus, a, um

Образование перфекта изъявительного наклонения действительного и страдательного залогов

Perfectum indicatīvi actīvi (прошедшее время совершенного вида изъявительного наклонения действительного залога)

Спряжение I II III IV
Словарные формы damno, āvi, ātum,
āre – осуждать
noceo, cui, cĭtum,
ēre – вредить
credo, dĭdi, dĭtum,
ĕre – верить
vincio, nxi, nctum,
īre – связывать
Sg. 1 л. damnāv-i
damnāv-isti
damnāv-it
nocu-i
nocu-isti
nocu-it
credĭd-i
credĭd-isti
credĭd-it
vinx-i
vinx-isti
vinx-it
2 л.
3 л.
Pl. 1 л. damnāv-ĭmus
damnāv-istis
damnāv-ērunt
nocu-ĭmus
nocu-istis
nocu-ērunt
credĭd-ĭmus
credĭd-istis
credĭd-ērunt
vinx-ĭmus
vinx-istis
vinx-ērunt
2 л.
3 л.

Глагол sum, fui, — , esse

Спряжение глагола sum, fui, — , esse в изъявительном наклонении

КУРС ЛЕКЦИЙ

Содержание

Введение в латинский язык и античную культуру 87

1.1. Введение 87

1.2. Рецепция римского права 88

1.3. Источники римского права 90

1.4. Латинский язык в отечественном юридическом

образовании 93

1.5. Заключение 95

1.6. Литература 96

Фонетика латинского языка 97

2.1. Латинский алфавит 97

2.2. Правила произношения 98

2.3. Правила постановки ударения 99

Имя существительное. Грамматические категории

Имени существительного 99

3.1. Общие сведения о грамматических категориях имени 100

3.2. Пять склонений имен существительных 100

3.3. I склонение 101

3.4. II склонение 102

3.5. III склонение 104

3.6. IV склонение 106

3.7. V склонение 106

Глагол (verbum) 107

4.1. Общие сведения о грамматических категориях глагола 107

4.2. Основные глагольные формы 108

4.3. Глаголы I-IV спряжений 109

4.3.1. Глаголы I спряжения 110

4.3.2. Глаголы II спряжения 110

4.3.3. Глаголы III спряжения 111

4.3.4. Глаголы IV спряжения 111

4.4. Praesens indicatīvi actīvi (настоящее время изъявительного

наклонения активного залога) 112

4.5. Praesens indicativi глагола esse 113

4.6. Participium perfecti passīvi (причастие прошедшего

времени страдательного залога) 113

Имя прилагательное 113

5.1. Прилагательные I–II склонения 114

5.2. Прилагательные III склонения 115

5.3. Степени сравнения имен прилагательных 116

Местоимения 117

6.1. Pronomĭna personalia (личные местоимения) 118

6.2. Pronomen reflexīvum (возвратное местоимение) 118

6.3. Pronomĭna possesīva (притяжательные местоимения) 118

6.4. Pronomĭna demonstratīva (указательные местоимения) 118

6.5. Pronōmen relatīvum (относительное местоимение) 120

6.6. Pronomĭna interrogatīva (вопросительные местоимения) 120

6.7. Pronomĭna indefinīta (неопределенные местоимения) 120

6.8. Pronomĭna negatīva (отрицательные местоимения) 121

6.9. Местоименные прилагательные 122

§

7.1. Наречие в латинском языке 122

7.2. Степени сравнения наречий 122

Числительные. Предлоги 123

8.1. Numeralia (числительные ) 123

8.2. Предлоги125

Синтаксис простого предложения 126

9.1. Синтаксис простого распостраненного предложения 127

9.2. Accusatīvus cum infinitīvo (общие сведения) 128

9.3. Datīvus commŏdi (incommŏdi) 128

9.4. Ablatīvus modi 128

9.5. Ablatīvus auctōris 129

9.6. Синтаксис падежей при степенях сравнения 129

Латинская юридическая терминология 129

10.1. Значение римского права 130

10.2. Список терминов римского права 131

Латинская фразеология 134

11.1. Латинские выражения и крылатые слова 134

11.2. Крылатые выражения, унаследованные из

античной мифологии 134

Литература 146

Раздел 1. ВВЕДЕНИЕ В ЛАТИНСКИЙ ЯЗЫК И

АНТИЧНУЮ КУЛЬТУРУ

1. Введение

2. Рецепция римского права

3. Источники римского права

4. Латинский язык в отечественном юридическом образовании

5. Заключение

6. Литература

Введение

Латинский язык (Lingua Latina) – язык племени латинов (Latini), населявших небольшую область Лаций (Latium) в западной части средней Италии с центром в г. Рим (Roma), именно поэтому жители Лация называли себя также «римляне» (Romani). С возвышением Рима латинский язык распространился на всю Италию, затем на значительную часть Римской империи. В истории культуры (особенно западноевропейской) латинский язык сыграл огромную роль. Об этом свидетельствуют многочисленные заимствования из латыни во всех европейских языках, а также большое количество интернационализмов. Был период в культурной жизни Европы, когда без знания латинского языка невозможно было получить образование.

Вплоть до XVIII в. латынь оставалась языком дипломатии и междуна­родным языком науки, до XX в. – языком университетского преподавания. Сочинения многих философов и учёных различных эпох – Т. Мора, Эразма Роттердамского, Дж. Бруно, Т. Кампанеллы, Н. Коперника, отдельные произведения Данте, Петрарки, Боккаччо, сочинения Р. Декарта, П. Гассенди, Ф. Бэкона, Б. Спинозы, И. Ньютона, Л. Эйлера, многие труды М.В. Ломоносова – написаны на латинском языке.

Многовековое распространение латинского языка вызывало необходи­мость основательного изучения его в школах, составлялись словари, издава­лись переводы. Согласно распоряжению А.С. Шишкова, к подготовке к про­фессорскому званию могли допускаться не только русские студенты, но и иностранцы по происхождению, если они родились в России и были воспи­таны как русские подданные. При этом всем им вменялось в обязанность «для всех и непременно основательное знание латинского языка и словесно­сти латинской, а также языков французского и немецкого».

Латинский язык выработал чёткую словообразовательную систему: преимущественно суффиксация в именной системе и префиксация – в гла­гольной. Почти исключительная однозначность словообразовательных фор­мантов делает латинский язык (наряду с греческим) удобнейшим средством пополнения интернациональной научной терминологии в самых различных областях, в том числе юриспруденции.

В настоящее время значение латинского языка не столь велико, однако и сейчас он необходим при изучении романских языков, история которых непосредственно связана с латинским, филологам, историкам, биологам и медикам. Не может обойтись без знания латинского языка и юрист.

Знание латинского языка необходимо юристу, так как римское право легло в основу современного западноевропейского права и, через посредство византийского, оказало влияние на древнейшие источники русского права (договоры русских с греками, Русская правда). На римском праве, обладав­шем тонко развитыми правовыми понятиями, точной терминологией, без­укоризненной системой, как нельзя легче могла возродиться и окрепнуть наука права у новейших народов. А роль науки права для правовой жизни народа слишком громадна.

Русский язык и язык русского права воспринимали латинскую терми­нологию в европейских трансформациях и трансляциях. Сразу отметим, что в употреблении латинских слов, их терминологическом использовании все же есть неточности, разночтения, внесенные множественностью нестрогих переводов с одного языка на другой, в том числе на латинский.

Сам термин «юриспруденция» в одних правовых системах означает судебную практику, а в других – правовую науку. Латинский термин «юриспруденция» перешел как юридический термин в русский, французский, английский, немецкий языки, но в каждом из них подвергся существенным изменениям, отразившимся не только на лингвистической, но и на содержательной стороне. В русской юридической литературе понятие «юриспруденция», или «право юристов», объединяло и доктрину, и судебную практику, или же отождествлялись понятия «юриспруденция» и «правовая наука», уравнивались такие понятия, как «правовая доктрина», «правовая наука», «общее мнение юристов».[3]

Рецепция римского права

Imago animi vultus est – лицо есть отражение души, говорили древние римляне. Продолжая эту мысль, можно сказать, что речь человека является зеркалом его ума, так же, как умение облечь свои мысли в яркую, образную и красивую форму свидетельствует об интеллекте человека. Древние римляне оставили огромное культурное наследие. Римским правом были выработаны юридические формулы и выражения. Точность и простота латинской юридической терминологии предопределили ее место в истории не только права, но и культуры человеческого общества. Многие формулы римского права и сегодня широко используются в юридической и общей литературе.

«Каждый народ проходит свой жизненный путь как некоторая особая коллективная индивидуальность, отмеченная своими особыми национальными отличиями. Но в то же время всякий народ ищет одного и того же — осуществления правды в межчеловеческих отношениях. Эта же правда едина, и потому в «народном духе» каждой национальности важно только то, что имеет этическую ценность. Эта ценность важна одинаково для всех, и потому естественно, что, раз найденная одним народом, она будет усвоена всеми другими. И счастливы те народы, которые обогатили мир наибольшим количеством таких общечеловеческих ценностей».

Достижения римского права отразились в VI в. в кодификации императора Юстиниана, дошедшей до нас как знаменитый Свод гражданского права (Corpus iuris civilis), известный также как «Кодекс Юстиниана». Corpus iuris civilis дал нормативное изложение римского права и сформулировал основы имперской государственности. С падением Западной Римской империи во многих варварских государствах продолжалось применение римского права. Смешиваясь с национальным правом во второй половине I тысячелетия, оно сохранилось в праве Бургундского и Вестготского королевств, Франкского государства, в Испании. С утверждением королевского законодательства у варваров применение римского права сократилось, а к VIII в. кое-где его было запрещено применять.

В Западной Европе возрождение римского права началось с XI в. Оно связано с Болонской юридической школой, которая положила начало течению глоссаторов. Глоссаторы, изучая Свод Юстиниана, применяли его к современной практике. Свои выводы и дополнения они отражали в примечаниях-глоссах к рукописям римских текстов.

Продолжателями рецепции римского права в XIII–XIV вв. стали комментаторы, или постглоссаторы (Бартол, Бальдо и др.). Постглоссаторы приспосабливали римское право к практическим нуждам своего времени, и поэтому существенно его деформировали.

К XVI в. было сформировано новое, «современное римское право», или пандектное право (usus modernus Pandectarum). Оно стало ведущим элемен­том юридической науки и практики в Италии, Франции, Германии. В это же время проявился особый интерес к античному наследию, ученые стали изучать первоисточники. Полициан, Халоандер восстанавливают первоначальный текст Свода Юстиниана. Особенно большая заслуга в возвращении римского наследия принадлежала Куяцию, До-неллу, Готофреду (XVI в.).

Не утратило римское право значение и в наши дни. В странах Западной Европы оно рассматривается как возможная нормативная основа для унификации гражданского и торгового законодательства. Современная Россия восстанавливает и развивает частно-правовые традиции, основанные на положениях римского права, с учетом современного опыта. В Гражданском кодексе Российской Федерации, принятом в 1996 г., отразились многие положения гражданского права, имеющие свои корни еще в римском праве, его система (общая и особенная части, круг и последовательность отдельных институтов), а также терминология. Это особенно наглядно просматривается в разделах Гражданского кодекса об обязательственном праве.

Общепринятым считается мнение о том, что римское право является фундаментом юридического мышления и терминологии. Изучение латинской терминологии расширяет кругозор и правовую культуру юриста. И хотя наше законодательство редко использует латинские термины, подбирая им адекватные русские выражения, зарубежное законодательство, наука частного права (цивилистика) широко используют именно латинские термины. Использование латинских юридических фраз свидетельствуют не просто об эрудиции юриста, но и о его высоком профессионализме.

Источники римского права

Изучение римского права, несомненно, невозможно без изучения его источников. Изучение этих источников с одной стороны, позволяет сформировать собственный взгляд на интересующий его предмет, а с другой стороны, способствует развитию юридического мышления.

В последнее время популярность римского права явно возросла. Однако многие российские юристы в силу незнания латыни не замечают ошибки, связанные с неточным переводом: чаще всего воспринимается именно русский перевод, а не латинский оригинал. Такой подход порой приводит к неверному толкованию отдельных положений римского права. Вследствие сложности грамматической структуры и стилистики латинских юридических текстов, ошибок и неточностей в их переводах не удавалось избежать ни Дыдынскому, ни Расснеру, ни Перетерскому, ни Штайерман, ни авторам иностранных переводов, ни современным переводчикам и редакторам. Тем не менее, ошибки необходимо минимизировать. Так, необходимо учитывать, что в латинском языке один и тот же термин может обозначать различные понятия. Поэтому для чтения и исследования источников римского права необходимо знать специальную, юридическую, терминологию.

Еще одна ошибка, связанная с неверным переводом, может приводить к тому, что в тексте возникают необъяснимые с точки зрения римского права, положения, неприемлемые для юридического языка обороты. В таких случаях необходимо обращаться к латинскому первоисточнику. При этом необходимо иметь хотя бы самые общие представления о соответствующих понятиях римского права и об используемых римскими юристами для их обозначения юридических терминах.

Так, Тузов Д.О. приводит такой пример. В книге «Дигесты Юстиниа­на» под редакцией Л.Л.Кофанова 2002 г. отрывок из Ulp. 13 ad ed D. 4, 1,6 переведен следующим образом: «Но если случайно это лицо[4], не достигшее 25 лет, было взято в полученном (господином) наследстве, то Юлиан в 17-й книге дигест пишет, что господин может иметь повод к его удержанию…».

Даже без сопоставления с латинским оригиналом очевидна некоррект­ность такого перевода: во-первых, из-за использования переводчиком неле­пых в плане юридической терминологии и неграмотных с точки зрения рус­ского языка формулировок: «лицо… было взято в полученном (господином) наследстве» и «господин может иметь повод к его удержанию» (видимо, пе­реводчик хотел сказать: «Было получено господином по наследству» и «гос­подин может иметь основание к его удержанию»), во-вторых, потому, что при подобной интерпретации «написанное» Юлианом представляет собой набор слов, лишенный какого-либо смысла.

Обращение к латинскому тексту показывает, однако, что проблема от­нюдь не в сложности стиля или идеи римского юриста, а в ошибках перевода. Ибо erat captus in hereditate quam adierit означает, что несовершеннолетний «был обманут» (в том смысле, что «прогадал» – сарtus) «в отношении наследства, которое он принял» (имеется в виду невыгодность для него этого наследства), а вовсе не «был взят в полученном наследстве», причем «случайно», да еще и в наследстве, полученном «господином» (слово, отсутствующее в оригинале и добавленное переводчиком, не понявшим смысла переводимого). А abstinendi facultatem dominum posse habere означает, что господин может получить возможность отказаться от уже приобретенного этим несовершеннолетним наследства (именно такое значение имеет технический термин facultatas abstinendi), а не то, что он может «удерживать» самого несовершеннолетнего, как следует из перевода. Учитывая сказанное, перевод рассматриваемого отрывка должен был бы выглядеть следующим образом: «Но и если, возможно, этот несовершеннолетний был обманут в отношении на­следства, которое принял, Юлиан в 17-й книге дигест пишет, что господин может получить возможность отказаться (от принятия наследства)…».

В этом же фрагменте выражение et ita saepissime est constitutum («и так весьма часто установлено»), нередко используемое римскими юристами для указания на повторяемость того или иного варианта решения в источниках, в частности, в императорских конституциях, переведено как «и это весьма мудро установлено». Источником ошибки является, вероятно, смешение переводчиком превосходной степени двух наречий: saepe (часто) и sapienter (мудро).

Еще про залог:  Катер под залог - автоломбард Красносельский

Иногда термины римского права можно использовать без перевода. Так, иногда при заключении международного коммерческого договора сто­роны включают в свои договоры указание на то, что вместо материального права какого-либо государства или международных договоров, регулирую­щих международный коммерческий оборот, к обстоятельствам дела подле­жит применению 1ех mercatoria. Этот термин часто используется в международной коммерческой практике для обозначения общих принципов совре­менного торгового права. Такое условие в контракте свидетельствует о намерении контрагентов не подчинять свой договор требованиям какого-либо национального права.

Вообще при столкновении с латинской юридической терминологией технического характера всегда возникает вопрос о целесообразности ее перевода на русский язык, в котором зачастую отсутствуют соответствующие аналоги. Часто в таком переводе нет необходимости, ибо значения основных латинских юридических терминов должны быть известны юристу из университетского курса римского права, к тому же их можно выяснить по изданиям справочного характера. Другой приемлемый вариант: оставляя без перевода оригинальный латинский термин, лишь транслитерировать или транскрибировать его, тем более, если он уже существует в таком виде в русской юридической терминологии. Так, например, обстоит дело в переводе Дигест с эксцепциями и прескрипциями, поскольку в случае их перевода как «возражения» не удалось бы сохранить отраженное в латинском тексте различие между ними. Однако там, где это оправданно, перевод допустим, в том числе и дословный. Так, не вызывает возражений буквальный перевод на русский – «эксцепция по факту». Но допустимо перевести и более развёрнуто: «эксцепция, (предоставляемая) исходя из фактических обстоятельств дела», что точно отражает смысл обозначаемого понятия, хотя и звучит несколько многословно.[5]

Из сказанного можно сделать вывод, что юристу, в особенности рома­нисту, необходимо знать и латинский язык, и римское право, тогда будет достигнута правильная интерпретация языка римских юридических понятий и терминов.

§

Необходимость в воспитании собственных квалифицированных юри­дических кадров в России возникла в XVII веке. Славяно-греко-латинская академия, первое высшее учебное заведение в Москве, готовило священни­ков, госслужащих, преподавателей. Основу обучения составляли «семь сво­бодных искусств» (грамматика, риторика, логика, музыка, астрономия и др.). Именно этот образовательный стандарт был краеугольным камнем для всех европейских университетов того времени.

Социально-политические изменения, произошедшие в стране в годы петровских реформ, требовали новой формации чиновников. В 1718 г. Петр I потребовал «сделать Академию, а ныне приискать из Русских, кто учен и к тому склонность имеет, также начать переводить книги: юриспруденцию и протчии…»[6]. Замысел царя-преобразователя о подготовке законоведов в пол­ной мере стал реализовываться в педагогической практике Московского университета. Тогда же слово университет пришло в нашу речь из западноевропейских языков. Оно восходит к позднелатинскому universitas – «нечто цельное», «совокупность». Первые университеты появились в странах Западной Европы в XII веке (Италия, Испания, Франция). Широкое хождение это слово приобрело в России с 1755 г.

XIX столетие дало отечественной юриспруденции блестящую плеяду ученых: Т.Н. Грановского, К.П. Победоносцева, А.Ф. Кони, Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасовича, А.И. Урусова и др. К ним применимо определение, ныне ставшее, к сожалению, архаичным, – энциклопедисты. Ведь они были всесторонне образованными людьми с настоящим, классическим университетским образованием. Сам Ломоносов так формулировал высокий уровень профессиональной и личной эрудиции российского правоведа: «Юрист дол­жен быть притом историк и политик, антикварий, историк древностей и дос­таточно знающ в греческом и латинском языках». Отнюдь не случайно оте­чественные законоведы оставили след не только в правовой сфере, но и в области филологии, риторики, философии, философии права, социологии, педагогики, психологии. Например, А.Ф. Кони вошел в российскую культуру не только как правовед, но и как писатель, мастер художественной словесности, критик и публицист. Первым министром юстиции стал Г.Р. Державин, поэт, автор од, властитель дум русской интеллигенции конца XVIII – начала XIX столетия. Возможно, поэтому для россиян XIX в. Слова юрист, юриспруденция ассоциировались с понятиями о честности, справедливости.

28 января 1828 г. М.М. Сперанский представил Николаю I доклад, в котором говорилось: «Для установления на твердых основаниях правосудия в государстве нужны: 1) ясные и твердые законы и 2) знающие судьи и законоведцы. Одной из причин того, что обучение «российского законоведения в университетах наших доселе не могло иметь успеха» признавался недостаток учителей. Подготовка учителей должна была начаться «почти с самого первого образования. Должно сперва снабдить каждый университет двумя или хотя одним русским профессором прав, приуготовленным исключительно для сей части. К сему приуготовлению университеты наши мало представляют способов. В них есть кафедры римского права; но в Петербургском, Московском, Харьковском и Казанском университетах это пустой обряд; ибо как учиться римскому праву без латинского языка?»

Для исправления сложившегося плачевного положения в области юри­дического образования в докладе предлагалось «из духовных академий – Санкт-Петербургской и Московской – заимствовать по три студента по дарованиям и поведению лучших и вполне окончивших курс», поместить их в Санкт-Петербургский университет, где «они должны слушать только два курса: а) римского права и b) латинскую словесность с особенным приспо­соблением ее к юридическим познаниям». При этом организовать при 2-ом Отделении обучение их публичному и гражданскому российскому праву, чтение лучших юридических книг под руководством М.А. Балугьянского и практические упражнения под надзором сотрудников Отделения А.П. Куницына и М.А. Корфа.

В докладе выражалась надежда, что после трех лет такого обучения из­бранные студенты выдержат строгий экзамен и будут в состоянии «давать уроки как публичного, так и частного права, по крайней мере в двух первых университетах, Московском и Санкт-Петербургском».[7]

Государь одобрил меры, предложенные в докладе. Так началась одна из самых интересных и плодотворных реформ в российском юридическом образовании, которая стимулировала развитие научной юриспруденции в на­правлении, более соответствовавшем интересам Русского государства. И ко­нечно, огромную роль здесь сыграл и латинский язык как обязательный, притом и специальный, курс.

Заключение

Возрождение римского права в Западной Европе в качестве самостоя­тельной области культуры и практики началось в XI в. Практическое изуче­ние и освоение римских источников и, в частности, Свода Юстиниана глос­саторами и постглоссаторами положило начало европейской юриспруденции.

Вследствие рецепции римского права все мировоззрение юриста полу­чило римский отпечаток. Теоретическая ценность придавалась лишь тем принципам, которые согласовались с римскими источниками. В практиче­ском отношении это привело к полному игнорированию национальных основ права, которые не получали дальнейшего развития. Рецепция, приучив мысль к постоянному пользованию готовыми положениями, значительно и надолго ослабила самостоятельное творчество в области права. Идеальный правовой порядок был найден, оставалось только раскрыть его смысл. Зато юристы-практики выработали в себе тонкую юридическую технику, привыкли к стройным конструкциям и логическим выводам, которых они не приобрели бы на почве национального права.

До сих пор римское право продолжает свое действие в государствах, имеющих кодексы, потому что оно вошло составной частью в эти уложения. Римское право в своем объединяющем действии оказало такое же влияние на юриспруденцию и законодательства европейских народов, как латинский язык на их науку.

Древние римляне оставили огромное культурное наследие. По общеиз­вестному образному выражению, латынь – материнский язык юриспруден­ции. Римское право обладало развитыми правовыми понятиями, точной тер­минологией, безукоризненной системой. По сей день в юридической и общей литературе широко используются точные и простые юридические формулы и выражения, выработанные римским правом.

Для того чтобы приобрести всесторонний взгляд на римское право, необходимо ясно понимать его источники. Непосредственное ознакомление с источниками необходимо и потому, что главнейшей целью изучения римского права служит образование и развитие юридического мышления. Общепринятым считается мнение о том, что в силу универсального значения категорий римского права оно является фундаментом юридического мышления вообще. Изучение латинского языка являлось необходимым для студентов-юристов с самого начала становления российского юридического образования. М.М. Сперанский не представлял себе изучение римского права без латинского языка. Изучение латинской терминологии расширяет кругозор и правовую культуру юриста. Прочно вошедшие в терминологию, латинские выражения свидетельствуют о высоте профессионализма юриста, о широте его кругозора, о глубине эрудиции.

Русский язык и язык русского права воспринимали латинскую терми­нологию в европейских трансформациях и трансляциях. Иногда в практике заключения международных договоров термины римского права используют без перевода.

В работе были рассмотрены некоторые примеры перевода древнерим­ских источников. В переводах могут обнаружиться необъяснимые с точки зрения права положения, неприемлемые для юридического языка обороты. Поэтому необходимо иметь представление о соответствующих понятиях римского права и об используемых римскими юристами для их обозначения юридических терминах и в то же время обладать достаточным знанием ла­тинского языка. Понимание латинского оригинала обеспечит корректное ци­тирование тезисов в научной работе, педагогической или практической дея­тельности.

Литература

1. Баринова М.А., Максименко С.Т. Римское частное право: учебное пособие для ВУЗов. – М.: ЗАО «Юстицинформ», 2006.

2. Богдановская И.Ю. Прецедентное право. – М.: Наука, 1993.

3. Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права // Журнал российского права. – 2003. – № 12.

4. Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. – М.: Зерцало, 2003.

5. Дыдынский Ф.М. Латинско-русский словарь к источникам римского права. — Варшава, типография К. Ковалевского, 1896 // Справочно-правовая система ГАРАНТ.

6. Латынь из моды вышла ныне? Словарь крылатых латинских фраз и профессиональных юридических выражений. — Томск, 1995.

7. Омельченко О.А. Римское право: Учебник. – М., 2006.

8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Петроград, юридический книжный склад «Право», 1917 // Справочно-правовая система ГАРАНТ.

9. Руднев В.Н. Подготовка юриста в свете российского образования //Российская юстиция. – 2006. – № 2.

10. Томсинов В.А. Государственная власть и юриспруденция в России: уроки истории // Законодательство. – 1998. – № 2.

11. Томсинов В.А. Развитие русской юриспруденции в первой трети XIX века. Статья пятая // Законодательство. – 2007. – № 5.

12. Тузов Д.О. Категории римского права в русском издании Дигест Юстиниана // Журнал российского права. – 2007. – № 6.

§

1. Латинский алфавит

2. Правила произношения

3. Правила постановки ударения

Латинский алфавит

В латинском алфавите 24 буквы. Имена собственные и производные от них прилагательные пишутся с заглавной буквы.

Правила произношения

Гласные

В латинском языке 6 простых гласных звуков: a, o, u, e, i, y, которые характеризовались краткостью или долготой.

Буква iчитается как русская [и], но может также обозначать согласный звук [j], для обозначения которого в XVI в. была введена буква J j (йота).

В юридических терминах классической эпохи эта буква не употреблялась.

Также в латинском языке имеются дифтонги (сочетания двух гласных, которые произносятся в один слог) и диграфы (гласный, изображаемый двумя буквами, которые по происхождению тоже являются дифтонгами):

Дифтонги:

[au] произносится как русское [ау]: aurum [аурум] «золото»,

[eu] произносится как русское [эу]: neuter [неутэр] «ни тот, ни другой»,

Диграфы:

[ae] произносится как русское [э]: praemium [прэмиум] «награда»,

[oe] произносится как немецкое [ö]: poena [пёна] «наказание».

Если в сочетаниях ae, oe каждый звук читается отдельно, то на письме над вторым элементом ставится знак разделения ё (две точки, трема́), знаки долготы (−), или краткости (˘): aёr, aēr [аэр] «воздух», coёmo, coěmo [коэмо] «скупаю»

Согласные

Большинство согласных латинского языка произносятся как соответствующие им звуки русского языка. Однако в чтении некоторых букв имеются следующие особенности:

С перед [e], [i], [y], [ae], [oe] произносится как русское [ц], а в остальных случаях как [к] (в латинском языке до IV в. н. э. буква С во всех позициях обозначала звук [к]): Cicĕro [ци́цэро] «Цицерон», credo [крэ́до] «я верю».

Н произносится как лёгкое придыхательное [х]: humus [ху́мус] «почва».

Кв большинстве случаев была вытеснена буквой С и сохранилась лишь в некоторых словах: Kalendae [кале́ндэ] «Календы (первое число месяца)».

L произносится полумягко, примерно как русское [ль]:sol [сол’] «солнце».

Sмежду гласными произносится как [з], в остальных случаях – как [с]: causa [ка́уза]»причина», semestris [сэмэ́стрис] «шестимесячный».

Xобозначает двойной звук [кс]: pax [пакс] «мир»

Буквенные сочетания:

Q употребляется только в соединении с u, это сочетание обозначает звуки [кв]: aqua [а́ква] «вода»,

ngu перед гласной читается как [нгв]: sanguis [са́нгвис] «кровь»,

su перед гласной читается как [св]: suesco [свэ́ско] «я привыкаю», но suus [су́ус] «свой»,

ti перед гласной читается как [ци], исключая следующие случаи: если слогу ti предшествуют s, t, x, а также в слове totius и в заимствованных словах: natio [на́цио] «народность», bestia [бэ́стиа] «зверь, животное»,

chчитается как [х]: schola [схо́л’а] школа,

ph читается как [ф]: parapherna [парафэ́рна] «собственное имущество супруги»,

thчитается как [т]: hypothēca [хипотэ́ка] «залог под недвижимость»,

rhчитается как [р]: rhythmus [ри́тмус] «задаток».

Долгота и краткость слога.

Слоги в латинском языке бывают долгими (что отражается на письме знаком ˉ) или краткими (что отражается на письме знаком ˘). Кроме того, слог всегда долог:

— если его гласной является дифтонг или диграф;

— если слог стоит перед двумя или более согласными.

— если слог стоит перед x или z

Слог всегда краток, когда стоит перед другой гласной или h.

Слог может быть как долгим, так и кратким, если:

· одиночный гласный стоит перед одиночным согласным

· если гласный стоит перед сочетанием ch, ph, th, rh

· перед сочетанием немого (p, t, k. b, d, g) с плавным r, l

§

Ударение в латинском языке зависит от долготы или краткости второго слога от конца. Если второй слог от конца долгий, то он ударный. Если второй слог от конца краткий, то ударный третий слог от конца:

persōna [пэрсо́на] «субъект права»,

titŭlus [ти́тулюс] «титул (правовое основание)».

Раздел 3. ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ (NOMEN SUBSTANTIVUM). ГРАММАТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ ИМЕНИ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО

1. Общие сведения о грамматических категориях имени

2. Пять склонений имен существительных

3. I склонение

4. II склонение

5. III склонение

6. IV склонение

7. V склонение

Общие сведения о грамматических категориях имени

Имена существительные, прилагательные и местоимения имеют в латинском языке грамматические категории рода (genus), числа (numerus) и падежа (casus).

В латинском языке существует:

1. Три рода:

masculīnum (m) — мужской род

feminīnum (f) — женский род

neutrum (n) — средний род

2. Два числа:

singulāris (sing.) — единственное число

plurālis (pl) — множественное число

3. Систему латинского склонения образуют шесть падежей:

nominatīvus — именительный

genitīvus — родительный

datīvus — дательный

accusatīvus — винительный

ablatīvus — отложительный

vocatīvus — звательный

Латинский ablatīvus объединил значения трех некогда самостоятельных индоевропейских падежей: инструментального (или творительного) instrumentālis, обозначавшего орудие или средство действия; местного locatīvus, обозначавшего место действия; отложительного (удалительного) ablatīvus, обозначавшего предмет или лицо, от которого что-либо удаляется, отделяется. Свое название ablatīvus получил от этой последней функции. Латинский ablatīvus соотносится с русским творительным падежом, но сохраняет значение места и удаления.

Пять склонений имен существительных

В зависимости от окончания исторической основы латинские существительные делятся на пять склонений (declinatio):

I склонение – основа на -a

II склонение – основа на -ŏ/-ĕ

III склонение – основа на согласный звук или -ī

IV склонение – основа на -ŭ

V склонение – основа на -ē

Тип склонения (практически) определяется по окончанию genetīvus singulāris (родительного падежа единственного числа), которое приводится в словаре после формы существительного в nominatīvus singulāris (именительном падеже единственного числа), так как историческую основу зачастую трудно выделить из-за слияния ее гласного звука с окончанием. Заучивая существительные, также следует обязательно запоминать их в двух формах (именительного и родительного падежей), например: terra, terrae, femininum «земля, страна»

Окончания gen. sing. I — V склонений

NB! В словарях всегда рядом с именительным падежом приводится окончание или полная форма родительного падежа (gen. sing.) и указание на род:

terra, ae f земля, страна

lupus, ī m волк

avis, ĭs f птица

casŭs, ūs m случай; падеж

res, rĕi f вещь; дело

Чтобы получить практическую основу существительного, необходимую нам при склонении, нужно от формы gen. sing. отбросить окончание. Так, например, у существительного I склонения terra (gen. sing. terrae) практическая основа terr-, историческая же — terra-. В дальнейшем историческую основу мы будем называть просто «основой».

I склонение

Древняя основа: на -ā.

Окончание nom. sing.: на —ă, например: aquă вода, terră земля.

Окончание gen. sing.: на —ae: nom. sing. aquă, gen. sing. aquae.

Род: Большинство существительных I склонения – женского рода. (Ср. в русском языке склонение существительных типа вода, земля, трава; все они женского рода). Но слова, обозначающие лиц мужского пола, в том числе и имена собственные — мужского рода: agricŏla, ae m земледелец, nauta, ae m моряк, incŏla, ae m житель, Catilīna, ae m Катилина. (Ср. в русском языке слова папа, дядя, Рома. Как и в латинском языке, в данном случае грамматический род подчиняется естественному).

Образец склонения:

Особенности склонения:

1. Nom. и voc. ед. и мн. числа имен I склонения совпадают.

2. Abl. sing. оканчивается на долгий гласный основы -ā

3. Dat. и abl. pl. совпадают. Это сопадение является особенностью всех склонений.

Так же, как и существительные с основой на -ā, склоняются прилагательные женского рода, например: magnă большая – terra magna большая земля:

Падеж Singularis Pluralis

N., V. terră magnă terrae magnae

G. terrae magnae terrārum magnārum

D. terrae magnae terris magnis

Acc. terram magnam terras magnas

Abl. terrā magnā terris magnis

Точно так же склоняются притяжательные местоимения женского рода: mea моя, tua твоя, nostra наша, vestra ваша и возвратно-притяжательное местоимение женского рода sua своя[8]:

nom. sing. nostra terra magna наша великая страна

gen. sing. nostrae terrae magnae нашей великой стране и т.д.

II склонение

Древняя основа: на -ŏ/ě.

Окончание nom. sing.: на -ŭs и -ĕr, а существительные среднего рода на –ŭm. Например: amīcŭs m друг; puĕr m мальчик; agĕr m поле; exemplŭm n пример

Окончание gen. sing.: оканчивается на -ī. Например: nom. sing. amīcŭs, gen. sing. amīcī; nom. sing. puĕr, gen. sing. puĕrī; nom. sing. agĕr, gen. sing. agrī; nom. sing. exemplŭm, gen. sing. exemplī

Род: ко II склонению относятся имена существительные мужского и среднего рода[9].

amīcŭs, amīcī m друг

puĕr, puĕrī m мальчик

agĕr, agrī m поле

exemplŭm, exemplī n пример

Образец склонения:

Особенности склонения:

1. Только в словах мужского рода на -ŭs (типа amicus) vocativus sing. имеет форму, отличающуюся от nom. sing.: amice.

2. У имен II склонения гласный основы ŏ в конечном закрытом слоге редуцировался в ŭ: nom. sing. lupŭs < lupŏs, acc. sing. lupŭm < lupŏm, nom.-acc. sing среднего рода exemplŭm < exemplŏm.

3. Abl. sing. оканчивается на долгий гласный основы -ō.

4. Dat. и abl. sing. имен II склонения совпадают.

5. Dat. и abl. pl., как известно, всегда совпадают; как и у имен I склонения они заканчиваются на -is.

6. В словах puer мальчик, vesper вечер и некоторых других звук ĕ принадлежит основе и сохраняется во всех падежах (ср. русское ветер – ветра).

7. Nom. и acc. sing. и pl. среднего рода (существительных, прилагательных, причастий и местоимений) всегда совпадают. Nom. и acc. pl. среднего рода всегда оканчиваются на -ă (ср. в русском языке: ед. число им. и вин. п. — окно, мн. число им. и вин. п. – окна).

III склонение

Древняя основа: на согласный звук или гласный ĭ.

Окончания в nom. Sing могут быть разными

Окончание gen. sing.: -is. Если в 1-м и 2-м склонениях практическую основу существительного можно определить уже в nom. sing., то в 3-м склонении основа существительного в этом падеже очень часто изменяется. Основа представлена в gen. sing.

Например:

Род: к 3-му склонению существительных относятся существительные всех трех родов

Особенности склонения: Так как существительные 3-го склонения имеют основу, оканчивающуюся либо на согласный звук, либо на гласный ĭ, то существительные 3-го склонения делятся на три типа: согласный, смешанный, гласный.

III согласное склонение

К этому типу относятся существительные всех трех родов, неравносложные (имеют разное количество слогов в nominatīvus и genetīvus: cri-men, cri-mĭ-nis), основа которых оканчивается на один согласный звук перед окончанием —is в genetīvus singulāris.

Историческая основа оканчивается на согласный звук.

Образец склонения:

III смешанное склонение

К этому типу относятся существительные мужского и женского рода:

1) равносложные (у которых в в nominatīvus и genetīvus одинаковое количество слогов: ci-vis, ci-vis), оканчивающиеся в nom. sing. на -is, -es: finis, is m – конец; aedes, is f – дом;

2) неравносложные, основа которых оканчивается на группу согласных перед окончанием -is в gen. sing.: urbs, urb-is, f – город; pars, part-is, f – часть.

От согласного типа смешанный тип отличается лишь окончанием в gen. plur.

Образец склонения:

III гласное склонение

К этому типу относятся существительные только среднего рода, оканчивающиеся в nom. sing. на -e, -al, -ar. Историческая основа на ĭ, которая претерпела фонетические изменения в nom. sing.

От согласного типа гласный тип отличается окончаниями в abl. sing., nom. plur., acc. plur., gen. plur., где гласный основы i попал в грамматическое окончание.

Образец склонения:

IV склонение

Древняя основа: на —ŭ

Окончание nom. sing.: у существительных мужского рода окончание -ŭs, среднего рода – -ū.

Окончание gen. sing.: -ūs.

Род: к IV склонению относятся существительные мужского и среднего рода

Образец склонения:

Особенности склонения:

1. И в singulāris, и в plurālis формы nominatīvus и accusatīvus всегда совпадают.

V склонение

Древняя основа: на на -ē.

Окончание nom. sing.: -es

Окончание gen. sing.: -ei

Род: к V склонению относятся существительные женского рода.

Образец склонения:

Раздел 4.ГЛАГОЛ (VERBUM)

1. Общие сведения о грамматических категориях глагола

2. Основные глагольные формы

3. Глаголы I-IV спряжений

3.1. Глаголы I спряжения

3.2. Глаголы II спряжения

3.3. Глаголы III спряжения

3.4. Глаголы IV спряжения

4. Praesens indicatīvi actīvi (настоящее время изъявительного наклонения активного залога)

5. Praesens indicativi глагола esse

6. Participium perfecti passīvi (причастие прошедшего времени страдательного залога)

§

Латинский глагол (verbum) имеет следующие грамматические категории: время (tempus), наклонение (modus), залог (genus), лицо (persōna) и число (numĕrus).

У латинского глагола:

1. Шесть времен.

1) praesens – настоящее время

2) futūrum I (primum) – будущее первое, соотв. русскому будущему длительному и недлительному;

3) futūrum II (secundum или exactum «законченное») – будущее второе, указывающее на действие, предшествующее по времени будущему первому (futūrum I);

4) imperfectum – имперфект, прошедшее время, имеющее значение длительности действия во времени, соотв. русскому прошедшему времени несовершенного вида или имеющее значение начала действия;

5) perfectum – перфект, прошедшее время, имеющее значение действия, законченного во времени, и, в основном, соотв. русскому прошедшему времени совершенного вида;

6) plusquamperfectum – плюсквамперфект, прошедшее время, действие которого закончилось к началу действия, обозначенного другим прошедшим временем.

2. Три наклонения.

1) indicatīvus – изъявительное наклонение, индикатив;

2) conjunctīvus – сослагательное наклонение, конъюктив;

3) imperatīvus – повелительное наклонение, императив.

3. Два залога.

1) actīvum – действительный, активный залог;

2) passīvum – страдательный, пассивный залог.

4. Два числа.

1) singulāris – ед. ч.;

2) plurālis – мн. ч.

5. В каждом числе различаются три лица.

persōna prima – 1-е лицо

persōna secunda – 2-е лицо

persōna teria – 3-е лицо

Кроме личных форм (verbum finītum) у латинского глагола есть неличные формы (verbum infinītum): инфинитив (infinitīvus), причастие (participium), отглагольные имена (supīnum, gerundium, gerundīvum).

Основные глагольные формы

Все личные формы (verbum finītum) и неличные глагольные формы (verbum infinītum) образуются от трех основ:

1) основы инфекта (от слова infectus «незаконченный»);

2) основы перфекта (от слова perfectus «законченный»);

3) основы супина.

Эти основы определяются по четырем основным глагольным формам, которые приводятся в словарях:

1. Praesens indicatīvi actīvi (persōna prima singulāris) — настоящее время изъявительного наклонения действительного залога (1-е лицо ед. ч.), например: orno.

2. Perfectum indicatīvi actīvi (persōna prima singulāris) — прошедшее законченное время изъявительного наклонения действительного залога (1-е лицо ед. числа), например: ornāvi.

3. Supīnum — супин, например: ornātum.

4. Infinitīvus praesentis actīvi — инфинитив настоящего времени действительного залога, например: ornāre украшать.

Первая форма (praesens) и последняя (infinitīvus) имеют одну основу, называемую основой инфекта. В ряду основных глагольных форм приводятся обе эти потому, что не всегда по одной из них в отдельности можно отнести глагол к определенному типу спряжения и, только зная обе эти формы, можно правильно определить спряжение глагола.

От основы инфекта образуются личные и неличные формы глагола действительного и страдательного залога, выражающие действие незаконченное во времени.

Вторая основа – основа перфекта. Она определяется по форме 1-го лица перфекта, если от нее отбросить личное окончание -i:

1-е лицо sing. perf. ind. activi: ornāvi

основа перфекта: ornāv-

От основы перфекта образуются все личные и неличные глагольные формы только действительного залога, выражающие действие, законченное во времени.

Супин – это отглагольное имя существительное с основой на -ŭ, застывшее в форме винительного падежа. Супин употребляется для выражения цели при глаголах движения: Venio ornātum. – Я прихожу украшать (Я прихожу, чтобы украсить). На русский язык супин переводится инфинитивом или придаточным предложением цели с союзом «чтобы». (Супин был в старославянском и древнерусском языках).

Основа супина определяется по форме супина, если от нее отбросить окончание -um:

supinum: ornātum

основа супина: ornāt-

От основы супина образуется причастие прошедшего времени страдательного залога (participium perfecti passivi), входящее в состав времен и форм перфектного пассивного ряда.

Все времена и формы (кроме причастий), образованные от основы супина, аналитические (описательные).

4.3. Глаголы I – IV спряжений

По окончанию основы инфекта все глаголы делятся на четыре правильных спряжения (conjugatio). Основа инфекта оканчивается:

в I спряжении на -ā

в II спряжении на -ē

в III спряжении на согласный или -ŭ

в IV спряжении на -ī

Основу инфекта можно узнать по форме инфинитива, если у нее отбросить окончание -re у глаголов I, II и IV спряжения и окончание -ĕre у глаголов III спряжения:

I спр. ornāre украшать: ornā-

II спр. docēre обучать: docē-

Еще про залог:  СРОЧНО!!! ДАЮ 60 БАЛЛОВ!Перепиши предложения в пассивном залоге, производя все необходимые - Школьные

III спр. tegĕre покрывать, statuĕre устанавливать: teg-, statŭ-

IV спр. audīre слушать: audī-

4.3.1.Глаголы I спряжения

Почти все глаголы I спряжения образуют основные глагольные формы по типу глагола orno, oranāvi, ornātum, ornāre украшать, т.е. имеют перфект на -āvi, супин на -ātum, инфинитив на -āre. Вот почему в учебных словарях (для краткости) глаголы I спряжения приводятся так: orno 1 украшать; amo 1 любить, но заучивать их следует во всех формах:

orno, oranāvi, ornātum, ornāre украшать

amo, amāvi, amātum, amāre любить

4.3.2. Глаголы II спряжения

Основные формы глаголов II спряжения не имеют такой регулярности в образовании, какую имеют глаголы I спряжения, поэтому всякий раз нужно справляться в словаре, выписывать и заучивать из, например:

doceo, docui, doctum, docēre обучать

deleo, delēvi, delētum, delēre разрушать

Вместо окончания инфинитива в словаре может указываться номер спряжения:

deleo, delēvi, delētum 2 разрушать

Наиболее распотраненным типом образования основных форм глаголов II спряжения является тип taceo, tacui, tacĭtum, tacēre (2) молчать, где перфект оканчивается на -ui, а супин на -ĭtum, например:

habeo, habui, habĭtum, habēre (2) иметь

Иногда у глаголов II спряжения не бывает супина, например:

studeo, studui, , studēre (2) стремиться, стараться, заниматься

timeo, timui, –, timēre (2) бояться

4.3.3. Глаголы III спряжения

III спряжение отличается разнообразием типов образования основных глагольных форм. Поэтому, подобно II спряжению, все глаголы III спряжения следует проверять по словарю, выписывать их и заучивать:

tego, texi, tectum, tegĕre (3) покрывать

dico, dixi, dictum, dicĕre (3) говорить

vinco, vici, victum, vincĕre (3) побеждать и др.

Так как инфинитив глаголов III спряжения оканчивается на -ĕre, где первый звук ĕ краткий, то ударение в этой форме приходится на третий слог от конца: tégĕre, statúĕre. (Ср. с инфинитивом II спряжения, где в основе звук ē долгий и ударение падает на второй слог от конца: docēre.)

Глаголы III спряжения на –io

1-е лицо ед. числа глаголов IV спряжения в praes. ind. act. оканчиваются на -io, а инфинитив на -īre, например: audio, audīre.

Есть небольшая группа очень употребительных глаголов, 1-е лицо ед. число которых оканчивается, как и у глаголов IV спряжения, на -io, но инфинитив у них оканчивается на -ēre, как у глаголов III спряжения. Эти глаголы называются глаголами III спряжения на -io. Основа инфекта у них оканчивается на -ĭ- (краткое) в отличие от глаголов IV спряжения, где в основе инфекта -ī- (долгое). Эти глаголы спрягаются в praes. ind. act. так же, как и глаголы IV спряжения, но так как основа их заканчивается на -ĭ-, то в трехсложных и многосложных формах ударение падает на третий слог от конца, как у глаголов III спряжения.

Наиболее употребительные глаголы этой группы следует заучить:

capio, cēpi, captum, capĕre (3) брать

facio, fēpi, factum, facĕre (3) делать

fugio, fūgi, fugĭtum, fugĕre (3) бежать; избегать

jacio, jēci, jactum, jacĕre (3) бросать

conspicio, conspexi, conspectum, conspicĕre (3) обозревать, смотреть

4.3.4. Глаголы IV спряжения

Подобно глаголам I спряжения глаголы IV спряжения в большинстве случаев образуют основные глагольные формы регулярно по типу глагола audio, audīvi, audītum, audīre (4) слушать, т.е. имеют перфект на -īvi, супин на -ītum, инфинитив на -īre. Поэтому в учебных словарях они приводятся в форме 1 лица ед. ч. praes. ind. act. с указанием номера спряжения, например audio 4 слушать, но заучивать их следует во всех формах:

audio, audīvi, audītum, audīre (4) слушать

4.4. Praesens indicatīvi active

(настоящее время изъявительного наклонения активного залога)

Praesens indicatīvi actīvi глаголов всех правильных спряжений образуется синтетически, т.е. путем присоединения личных окончаний активного залога в основе инфекта [10]:

а) непосредственно к основе инфекта глаголов I, II, IV спряжений во всех лицах обоих чисел, кроме 3-го лица мн. числа глаголов IV спряжения, где между основой и окончанием вставляется тематический (соединительный) гласный -u-;

б) с помощью тематического (соединительного) гласного -ĭ- у глаголов III спряжения, за исключением 1 лица ед. числа, где тематического гласного нет, и 3-го лица мн. числа, где тематический гласный -u- как у глаголов IV спряжения.

Тематическим гласным называется такой звук, который, выполняя функции также и соединительного гласного, вставляется между корнем и окончанием и служит признаком определенных формообразований. Тематические гласные ĭ и ŭ восходят к индоевропейским ĕ/ŏ. В результате редукции ĕ > ĭ (teg-ĭ-tis < *teg-ĕ-tis), ŏ > ŭ перед n (teg-ŭ-nt < *teg-ŏ-nt)

I спряжение ornāre II спряжение docēre

singulāris

1. orno[11] я украшаю doce-o я обучаю

2. orna-s ты украшаешь doce-s ты обучаешь

3. orna-t он украшает doce-t он обучает

plurālis

1. ornā-mus мы украшаем docē-mus мы обучаем

2. ornā-tis вы украшаете docē-tis вы обучаете

3. orna-nt они украшают doce-nt они обучают

III спряжение tegĕre IV спряжение audīre

singulāris

1. teg-o я покрываю audi-o я слушаю

2. teg-i-s ты покрываешь audi-s ты слушаешь

3. teg-i-t он покрывает audi-t он слушает

plurālis

1. teg-ĭ-mus мы покрываем audī-mus мы слушаем

2. teg-ĭ-tis вы покрываете audī-tis вы слушаете

3. teg-u-nt они покрывают audī-u-nt они слушают

§

Латинские прилагательные имеют три степени сравнения:

gradus positīvus – положительная степень,

gradus comparatīvus – сравнительная степень,

gradus superlatīvus – превосходная степень.

Все прилагательные в словаре представлены в положительной степени.

Сравнительная степень (gradus positīvus) прилагательных образуется от основы прилагательного с помощью суффикса -ior для мужского и женского родов, -ius для среднего рода, в nom. sing. у всех родов — нулевое окончание.

Прилагательные в сравнительной степени склоняются по 3-му согласному склонению.

Превосходная степень (gradus superlatīvus) прилагательных образуется:

1) у большинства прилагательных — с помощью суффикса -issĭm-, прибавленного к основе прилагательного, и родовых окончаний: -us, -a, -um:

longus, -a, -um long-issĭm-us long-issĭm-a long-issĭm-um самый длинный, ая, ое; длиннейший
brevis, -e brev-issĭm-us brev-issĭm-a brev-issĭm-um самый короткий, ая, ое;
кратчайший
felix, -īcis felic-issĭm-us felic-issĭm-a felic-issĭm-um самый счастливый, ая, ое;
счастливейший
sapiens, ntis sapient-issĭm-us sapient-issĭm-a sapient-issĭm-um самый мудрый, ая, ое; мудрейший

2) у прилагательных, имеющих в мужском роде окончание –er, — с помощью суффикса -rĭm- и родовых окончаний -us, -a, -um:

3) у 6-ти прилагательных третьего склонения на -ilis — с помощью суффикса -lĭm-, прибавляемого к основе прилагательного, и родовых окончаний -us, -a, -um:

Пять прилагательных образуют (супплетивные) степени сравнения от разных основ:

Positīvus Сomparatīvus
m, f n
Superlatīvus
bonus, -a, -um — хороший melior , melius optĭmus, -a, -um
malus, -a, -um — плохой pejor, pejus pessĭmus, -a, -um
magnus, -a, -um — большой major, majus maxĭmus, -a, -um
parvus, -a, -um — маленький minor, minus minĭmus, -a, -um
multi, -ae, -a — многие . plures, plura plurĭmi, -ae, -a

Прилагательные 2-го склонения, которые в положительной степени перед окончанием имеют гласный (e, u, i), образуют степени сравнения описательно: сравнительную степень с помощью наречия magis — более, превосходную — с помощью наречия maxĭme — наиболее: necessarius, -a, -um необходимый, -ая, -ое, comparatīvus: magis necessarius, -a, -um, superlatīvus: maxĭme necessarius, -a, -um.

Раздел 6. МЕСТОИМЕНИЯ

1. Pronomĭna personalia (личные местоимения)

2. Pronomen reflexīvum (возвратное местоимение)

3. Pronomĭna possesīva (притяжательные местоимения)

4. Pronomĭna demonstratīva (указательные местоимения)

5. Pronōmen relatīvum (относительное местоимение)

6. Pronomĭna interrogatīva (вопросительные местоимения)

7. Pronomĭna indefinīta (неопределенные местоимения)

8. Pronomĭna negatīva (отрицательные местоимения)

9. Местоименные прилагательные

6.1. Pronomĭna personalia (личные местоимения)

Так как флексии латинского глагола хорошо развиты, в качестве подлежащего при личной форме глагола личные местоимения употребляются крайне редко. Формы личных местоимений супплетивны, то есть падежные формы образуются от разных основ. Личного местоимения 3-го лица нет. В его функции выступает указательное местоимение is, ea, id, а также другие указательные местоимения.

6.2. Pronomen reflexīvum (возвратное местоимение)

6.3. Pronomĭna possesīva (притяжательные местоимения)

По I и II склонениям изменяются притяжательные местоимения:

meus, mea, meum мой

tuus, tua, tuum твой

noster, nostra, nostrum наш

vester, vestra, vestrum ваш

и возвратно-притяжательное suus, sua, suum свой.

6.4. Pronomĭna demonstratīva (указательные местоимения)

is, eă, id этот, эта, это; тот, та, то; он

ille, illa, illud тот, та, то (указывает на отдаленный предмет);

iste, ista, istud этот, эта, это; тот, та, то (указывает на предмет, относящийся ко 2-му лицу);

hic, haec, hoc этот (указывает на предмет, близкий к говорящему);

idem, eădem, idem тот же, он же;

ipse, ipsa, ipsum сам, самый.

Указательные местоимения могут употребляться также в значении недостающего в латинском языке личного местоимения 3-го лица.

Эти местоимения склоняются как прилагательные 1-2 склонений, но имеют следующие особенности:

1) в gen. sing. во всех трех родах они оканчиваются на -īus;

2) в dat. sing. во всех трех родах они оканчиваются на -ī.

Самое употребительное из указательных местоимений is, ea, id. В его склонении наблюдается чередование основ e/i (ср. в рус. яз. — его, ему, их, им).

Склонение местоимения ille, illa, illud тот, та, то. Подобным же образом склоняется местоимение iste, istă, istud и указательно-определительное местоимение ipse, ipsa, ipsum сам, самый.

Местоимения ille, illa, illud употребляются соотносительно с hic, haec, hoc: ille, illa illud указывает на отдаленный предмет или лицо; hic, haec, hoc – на ближайший предмет или лицо. На русский язык они переводятся: тот… этот, первый… второй

Склонение местоимения hic, haec, hoc этот.

6.5. Pronōmen relatīvum (относительное местоимение)

Qui, quae, quod – который, ая, ое

6.6. Pronomĭna interrogatīva (Вопросительные местоимения)

quis? quid? кто? что? в значении существительного; употребляется оно только в singulāris

qui? quae? quod?какой? какая? какое? который? которая? которое? в значении прилагательного; употребляется оно в обоих числах:

6.7.Pronomĭna indefinīta (Неопределенные местоимения)

В число неопределенных местоимений входят вопросительные местоимения, которые изменяются по родам, падежам и числам, а присоединяемые к ним частицы (ali-, -dam, -que и др.) остаются неизменными.

Наиболее употребительные из них:

alĭquis, alĭquid кто-нибудь, что-нибудь; кто-то, что-то;

alĭqui, alĭqua, alĭquod некий, какой-то;

quidam, quiddam некто, нечто; кто-то, что-то;

quidam, quaedam, quoddam какой-то;

quisque, quidque и quique, quaeque, quodque каждый;

unusquisque, unaquaeque, unumquodque каждый в отдельности;

quilĭbet, quaelĭbet, quodlĭbet любой.

Образец cклонения:

6.8. Pronomĭna negatīva (отрицательные местоимения)

К отрицательным местоимениям относятся nemo – никто и nihil – ничто. Отрицательные местоимения склоняются только в singulāris.

§

Эту же особенность местоименного склонения имеет группа так называемых местоименных прилагательных:

unus, а, um один (по счету)

solus, а, um один, единственный

totus, а, um весь, целый

ullus, а, um какой-либо, какой-нибудь

nullus, а, um никакой

alter, era, erum другой (из двух)

alius, а, ud (gen. alterius) другой (из многих)

neuter, tra, trum ни тот, ни другой

uter, utra, utrum который (из двух)

uterque, utraque, utrumque и тот и другой

Они называются местоименными потому, что в gen. sing. во всех трех родах оканчиваются на -īus (напр., totīus), а в dat. sing. на -ī (напр., totī); прилагательными они названы потому, что в остальных падежах имеют такие же окончания, как и прилагательные, хотя по значению в эту группу входят местоимения и числительные.

Образец склонения

Раздел 7. НАРЕЧИЯ. СТЕПЕНИ СРАВНЕНИЯ НАРЕЧИЙ

1. Наречие в латинском языке

2. Степени сравнения наречий

Наречие в латинском языке

В латинском языке существуют две категории наречий:

1) Самостоятельные наречия: fere почти, ubi где, semper всегда и пр.

2) Наречия, производные от прилагательных.

Производные наречия чаще всего образуются от прилагательных:

I-II склонений – от основы прилагательного с помощью окончания —е: longus, -a, —

III склонения — от основы прилагательного с помощью суффикса –ĭter или -er, если основа оканчивается на -nt-: fortis,-e – отважный, -ая, -ое, fort-ĭter — отважно; felix, -īcis — счастливый, -ая, -ое, felic-ĭter — счастливо; sapiens, -entis — разумный, -ая, -ое, sapient-er — разумно.

Nom. sing.: latus широкий

Gen. sing.: lati

Adverbium: late широко

Nom. sing.: acer острый

Gen. sing.: acris

Adverbium: acriter

В качестве наречия употребляется также форма асc. или abl.s. некоторых имен существительных, а также прилагательных среднего рода: partim частью, отчасти; multum много; primum сперва, сначала; во-первых; впервые; facile легко; casu случайно; multo многим, намного; гораздо; merito заслужено, по заслугам.

Степени сравнения наречий

В качестве сравнительной степени (сomparatīvus) наречий, образованных от прилагательных, употребляется форма acc.sing. сравнительной степени соответствующих прилагательных в среднем роде: altius выше, latius шире, celerius быстрее, felicius счастливее.

Превосходная степень (superlatīvus) наречий образуется от превосходной степени прилагательных при помощи обычного суффикса -е: fortissime (от fortissimus), celerrime, minime .

Раздел 8. ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ. ПРЕДЛОГИ

1. Numeralia (числительные)

2. Предлоги

Numeralia (числительные)

Латинские числительные делятся на следующие разряды:

— количественные (cardinalia);

— порядковые (ordinalia);

— разделительные (distributīva);

— числительные-наречия (adverbia numeralia).

Из количественных числительных склоняются unus, а, um один, duo, duae, duo два, tres, tria три и все сотни, начиная с ducenti, ae, а двести.

Числительное milia (pl. от mille тысяча) склоняется по III гласному склонению и не влияет на падеж зависимого существительного: mille milĭtes тысяча солдат. Только milia (plur. от mille) требует после себя genetīvus: tria milia milĭtum –тритысячисолдат, так как выступает как существительное. В ед. числе mille не склоняется.

Не склоняются все числительные от четырех (quattuor) до ста (centum).

Все латинские числительные, которые могут изменяться по родам, числам и падежам, согласуются с существительными подобно прилагательным и употребляются как определение. Исключение составляет числительное milia, употребляемое как существительное.

Сложные порядковые числительные имеют склоняемую форму во всех своих составных элементах (vicesĭmus secundus).

N. trecenti sexaginta quinque dies 365 дней,

G. trecentōrum sexaginta quinque diērum

D. trecentis sexaginta quinque diēbus и т.д.

Числительные второго десятка образуются путем сложения корней единиц со словом -dĕcim (из decem), например: ХI (11) undĕcim; десятки от 30 до 90 имеют суффикс -ginta, например: L (50) quinquaginta. C (100) centum не склоняется; сотни образуются с помощью суффикса -centi(-genti) и изменяются по 1-2 склонениям во множественном числе, например: CC (200) ducenti, -ae,- a, D (500) quingenti, -ae, -a. M (1000) mille в ед. ч не склоняется; тысячи во мн. ч. изменяются как существительные 3 склонения ср. р. на -e, -al, -ar (см. § 18): nom. -acc. milia, gen. milium, dat.-abl. milĭbus.

Римские цифры необходимо знать, так как они применяются при обозначении частей юридических документов и дат. Например, год 1991 римскими цифрами будет выражен так: MCMLХХХХI = MCMХCI.

Порядковые числительные склоняются как прилагательные I—II склонения. В сложных порядковых числительных склоняется каждый из компонентов (в русском языке изменяется лишь последнее числительное):

Annus millesĭmus nongentesĭmus septuagesĭmus sextus. Тысяча девятьсот семьдесят шестой год.

Anno millesĭmo nongentesĭmo septuagesĭmo sexto. В тысяча девятьсот семьдесят шестом году.

Разделительные числительные склоняются как прилагательные I—II склонения.

Цифровое обозначениеCardinaliaOrdinalia
арабское римское    
Iunus, —a, —um один, одна, одноprimus, —a, —um первый, первая, первое
IIduo, duae, duo два, двеsecundus, —a, —um (alter,-ĕra, —ĕrum) второй, вторая, второе
IIItres, triatertius, a, um
IVquattuorquartus
Vquinquequintus
VIsexsextus
VIIseptemseptĭmus
VIIIoctooctāvus
novemnonus
Хdecemdecĭmus
ХIundĕcimundecĭmus
ХIIduodĕcimduodecĭmus
ХIIItredĕcimtertius decĭmus
ХIVquattuordĕcimquartus decĭmus
ХVquindĕcimquintus decĭmus
ХVIsedĕcimsextus decĭmus
ХVIIseptendĕcimseptĭmus decĭmus
ХVIIIduodevigintiduodevicesĭmus
ХIХundevigintiundevicesĭmus
ХХvigintivicesĭmus
ХХIunus et viginti (viginti unus) и т. д.primus et vicesĭmus (vicesĭmus primus) и т. д.
ХХVIIIduodetrigintaduodetricesĭmus
ХХIХundetrigintaundetricesĭmus
ХХХtrigintatricesĭmus
ХLquadragintaquadragesĭmus
Lquinquagintaquinquagesĭmus
sexagintasexagesĭmus
LХХseptuagintaseptuagesĭmus
LХХХoctogintaoctogesĭmus
ХСnonagintanonagesĭmus
Сcentumcentesĭmus
ССducenti, —ae, —aducentesĭmus
СССtrecenti, —ae, —atrecentesĭmus
CDquadringenti, —ae, —aquadringentesĭmus
Dquingenti, —ae, —aquingentesĭmus
DCsescenti, —ae, —asescentesĭmus
DCCseptingenti, —ae, —aseptingentesĭmus
DCCCoctingenti, —ae, —aoctingentesĭmus
CMnongenti, —ae, —anongentesĭmus
Mmillemillesĭmus
MMduo miliabis millesĭmus

Предлоги

Предлоги по своему происхождению – наречия, уточняющие основное значение падежной формы. Так, например, основное значение аблатива – удаление, отдаление – лексически может уточняться предлогами ex, ab: ex horto из сада, ab horto от сада и др.

Некоторые слова и в классическом латинском языке употребляются и как наречия и как предлоги, например, ante, post, contra и др.: ante volat летит впереди, где ante — наречие, ante lucem перед рассветом, где ante — предлог, употр. с вин. падежом.

Часть предлогов образуется от других частей речи, например, существительных, застывших в каком-либо падеже: causa (от abl.) по причине, gratia (от abl.) благодаря, ради.

В латинском языке предлоги сочетаются или с винительным падежом или с аблативом. И только два предлога (in и sub) сочетаются и с тем, и с другим падежом.

1. Наиболее употребительные предлоги с винительным падежом:

ad к, при

ante до, перед

apud у, возле

contra против, вопреки

ob по причине

per через

post после

praeter кроме

propter из-за, вследствие, по причине

trans через

2. Наиболее употребительные предлоги с аблативом:

a (ab) от

cum с (совместность)

de с, со (отделение); о, об; согласно, по

e (ex) из

prae впереди, перед; из-за

pro за, в защиту; вместо

sine без

3. Предлоги с двумя падежами (выбор зависит от смыслового вопроса):

in в, на: «куда?» acc.; «где?» abl.

sub под: «куда?» acc.; «где?» abl.

§

Порядок слов в латинском языке классического периода относительно закрепленный. Следует помнить следующие положения:

1. Подлежащее и сказуемое всегда согласуются в лице и числе. Подлежащее обычно ставится на первом месте. Глагол-сказуемое обычно стоит в конце предложения. Если сказуемое стоит на первом месте в предложении, то с точки зрения латинского языка это инверсия, и, значит, на сказуемом лежит особое логическое ударение.

Discipŭlus librum legit.

Мальчик читает книгу.

2. Глагол esse в качестве сказуемого может стоять и в начале и в конце предложения. Как правило, этот глагол-связка не опускается, за исключением пословиц и поговорок

Scientia potentia est. Знание — сила.

Est modus in rebus. Есть мера в вещах.

3. Именная часть глагола-сказуемого всегда стоит в nominativus.

Historia est magistra vitae.

История — учительница жизни.

Ibi victoria, ubi concordia. Победа там, где согласие.

4. Личное местоимение как подлежащее обычно опускается. При переводе оно определяется по личному окончанию глагола:

Pro partia pugnāmus. Мы сражаемся за Родину.

5. Согласованное определение стоит обычно после определяемого слова:

Terra incognĭta. Неизвестная земля.

Persōna grata. Желательная личность (дипломатический термин).

Filius meus bene discit. Мой сын хорошо учится.

6. Несогласованное определение и определение, выраженное прилагательным со значением количества, а также числительным, ставятся перед определяемым существительным:

litterārum studium — занятие науками;

magnus numĕrusбольшое число;

duo fratresдва брата.

7. Прямое дополнение выражается только вин. падежом без предлога и ставится чаще всего перед сказуемым или ближе к сказуемому.

8. Отрицание при глаголах не изменяет глагольного управления и не меняет конструкции предложения. 5. В латинском отрицательном предложении может быть только одно отрицание, в том числе отрицательные слова (местоимения, наречия). Если в предложении есть два отрицании, то всё высказывание приобретает подчеркнуто положительный смысл.

9.2. Accusatīvus cum infinitīvo (общие сведения)

В латинском языке в зависимости от глаголов и глагольных словосочетаний со значением сообщения или восприятия информации, а также выражения желания, употребляется распостраненное дополнение, состоящее из винительного падежа имени существительного (местоимения) и инфинитива. Такое сложное прямое дополнение называется оборотом accusatīvus cum infinitīvo (винительный с неопределенным):

Между частями этого распостраненного дополнения существуют отношения логического субъекта (puellam) и логического предиката (cantāre).

В русском языке распостраненное дополнение выражается обычно придаточным предложением. Поэтому на русский язык оборот accusatīvus cum infinitīvo переводится придаточным дополнительным предложением с союзом что (чтобы), в котором accusatīvus становится подлежащим, а infinitīvus – сказуемым.

Именная часть логического предиката в обороте accusatīvus cum infinitīvo согласуется со своим логическим субъектом в роде, числе и всегда стоит в винительном падеже.

acc. inf.

Аudio puellam cantare – Я слышу, что девочка поет

Основные глаголы, при которых употребляется оборот acc. cum inf.:

1. Verba dicendi (глаголы речи): dicĕre говорить, narrāre рассказывать, scribĕre писать, respondēre отвечать, tradĕre передавать и т.п.

2. Verba putandi (глаголы мысли): putāre думать, existimāre думать, считать, intellegĕre понимать, scire знать, credĕre верить и т.п.

3. Verba sentiendi (глаголы чувственного восприятия): sentīre чувствовать, vidēre видеть, audīre слышать, слушать и т.п.

4. Verba voluntātis (глаголы волеизъявления): velle хотеть, nolle не хотеть, malle предпочитать, cupĕre желать, jubēre приказывать и т.п.

5. Accusatīvus cum infinitīvo употребляется также при безличных глаголах и выражениях: constat известно, appāret явно, очевидно, notum est известно, visum est видно, очевидно и т.п.

9.3. Datīvus commŏdi (incommŏdi)

Дательный падеж может обозначать лицо или предмет, в интересах которых (или в ущерб которым) совершается действие. Такой дательный падеж называется datīvus commŏdi (incommŏdi) (дательный интереса) и переводится на русский язык родительным падежом с предлогами ради, для:

Non scholae, sed vitae discĭmus. – Мы учимся не для школы, а для жизни.

9.4. Ablatīvus modi

Аблатив может выражать образ или способ протекания действия. В этой функции аблатив имени употребляется обычно с определением без предлога или с предлогом cum, который часто ставится между определением и определяемым словом. Такой аблатив называется ablatīvus modi (аблатив образа действия): magnā curā

cum magnā curā

magnā cum curā

очень заботливо, тщательно

(букв.: с большой заботой)

9.5. Ablatīvus auctōris

Творительный падеж действующего лица выражается лицом одушевленным, отвечает на вопрос: кем производится действие? Употребляется всегда с предлогом а, ab, который на русский язык не переводится.

Liber adiscipŭlo legĭtur. – Книга читается учеником.

§

actio bonae fidei – иск доброй совести

actio communi dividundo – иск о разделе общей собственности

actio confessoria – (букв, «иск о признании») вещный иск о сервитутном праве

actio in personam – личный иск, основанный на обязательственном праве

actio negatoria – негаторный иск

actio noxalis – ноксальный иск, иск к домовладыке (или хозяину раба) о компенсации ущерба, нанесенного подвластным (или рабом), или выдаче нарушителя головой

actio stricti iuris – иск по строгому праву

agnatio – родство по отцу, гражданское родство, обусловленное нахождением под властью одного главы семьи

adoptio – усыновление

affectio maritalis – супружеская любовь, воля к браку

alieni iuris (persona) – лицо, находящееся в чужой власти; неправосопособный

animus possidendi – владельческая воля

capitis deminutio–умаление правоспособности

caput – букв, «голова», личность, правоспособность

causa – основание, формальная цель сделки

cognatio – кровное родство

communio – общая собственность

confarreatio – конфарреация, торжественный обряд бракосочетания

culpa lata – грубая провинность, крайняя небрежность

culpa levis – незначительная провинность, легкая небрежность

damnum iniuria datum – нанесение имущественного ущерба

demonstratio – описание (часть исковой формулы)

dolus malus – злой умысел

dominium – право собственности

dos– приданое

Edictum perpetuum – «Вечный эдикт»

emptio-venditio – купля-продажа

error in persona – ошибка в лице

error iuris – юридическая ошибка

ex delicto – на основании правонарушения, из деликта

ex iusta causa – на правомерном основании

fas – букв, «позволенное», т. е. допускаемое божественным порядком

fideicommissum – букв, «порученное добросовестности», фидеикомисс

fiducia – фидуция, одна из форм залога, основанная на особом доверии

filius familias – сын под отцовской властью

furtum manifestum – поимка вора с поличным

furtum пес manifestum –кража без поимки с поличным

habitatio –право проживания

hereditas iacens – букв, «лежачее наследство», еще не принятое наследником

heres necessarius – необходимый наследник

impuberes – букв, «неполовозрелые», несовершеннолетние

in iudicio – букв, «в суде», перед магистратом (этап процесса)

in iure cessio – судебная уступка

infamia – бесчестие

institutio heredis – назначение наследника

interdictum reciperandae possessionis – интердикт с целью возвращения владения

interdictum retinendae possessionis – интердикт с целью удержания владения

intestabilitas -– неправомочность лица выступать в качестве свидетеля и приглашать других лиц быть свидетелями в его интересах

iter – путь, право прохода

ius commercii – право приобретать собственность, вступать в сделки

ius connubii – право заключать законный брак

ius gentium – право народов

ius honorarium (или ius praetorium) – должностное, или преторское право

ius in re aliena – право на чужую вещь

ius naturale – естественное право

ius non scriptum – неписаное право

ius privatum – частное право

ius utendi fruendi – право пользования вещью и ее плодами (см. ususfructus) ius vitae ас necis – право жизни и смерти

iustae nuptiae – законный брак

legatum – легат, завещательный отказ

libertinus – вольноотпущенник

locatio-conductio ореrarum – наем услуг, трудовой договор

locatio-conductio operis – договор подряда

locatio-conductio rei – аренда

manumissio – манумиссия, отпущение раба на свободу

mores maiorum,– обычаи предков

negotiorum gestio – ведение дел другого лица без поручения

obligatio – обязательство

occupatio – завладение бесхозяйной вещью

onus probandi –бремя доказательства

pactum – пакт, неформальное соглашение

patria potestas – отцовская власть, власть pater familias над членами семьи

peregrini – чужестранцы, перегрины

persona – личность, субъект

pignus – одна из форм залога

possessio iusta – правомочное владение

quasi ex contractu – как бы из контракта

quasi ex delicto – как бы из деликта

rei vindicatio – виндикация, вещный иск для истребования вещи из чужого владения

res communes omnium – вещи, принадлежащие всем

res corporales – вещи материальные

res divini iuris – вещи божественного права

res in commercio – вещь, годная к обороту

res mancipi – вещи, которые могли приобретаться и отчуждаться лишь по обряду манципации

Еще про залог:  Нужно ли согласие банка для перепланировки ипотечной квартиры?

res nullius – ничейная вещь

res publicae – общественные вещи, вещи, принадлежащие государству

responsa prudentium – заключение, даваемое сведущими в праве людьми

restitutio in integrum – восстановление в первоначальном юридическом состоянии

senatus consulta – постановления сената

servitus cloacae immittendae – сервитут выведения стоков

servitus pascendi – право выпаса

specificatio – переработка

status civitatis – гражданство, status libertatis – состояние свободы, status familiae – положение в семье

testamenti factio – составление завещания, завещательная правоспособность (активная и пассивная)

traditio – передача вещи, перенос права собственности

tutela legitima – опека по праву родства, без назначения

tutela testamentaria – завещательная опека

usucapio – приобретение по давности

usus fructus – узуфрукт, право пользования вещью и ее плодами

vis maior – непреодолимая сила

§

1. Латинские выражения и крылатые слова

2. Крылатые выражения из древнегреческой мифологии

Латинские выражения и крылатые слова

Фразеология латинского языка необычайно богата, овладение ею способствует расширению кругозора, общей эрудиции человека. Будущему юристу крайне необходимо овладеть, в первую очередь юридической терминологией, однако не стоит ограничивать свое познание только лишь юридическими терминами. Стоит помнить, что латинский язык оставил большое наследие в области общекультурных понятий и библиизмов. Поэтому для изучения предлагаются разные группы латинских фразеологизмов.

Список латинских юридических изречений, рекомендуемых для заучивания, приводится в приложении № 2 УМК. Знакомство с ними не только позволит понимать смысл латинских выражений, но и даст возможность приобщиться студентам к латинской юридической «мудрости» и расширить свой профессионально-юридический, исторический и общекультурный кругозор.

Крылатые выражения, унаследованные

Из античной мифологии

Авгиевы конюшни.

В греческой мифологии Авгиевы конюшни – обширные конюшни Авгия, царя Элиды, которые в продолжение многих лет не убирались. Очищены они были в один день героем Гераклом (Геркулесом): он направил через конюшни реку, воды которой и унесли весь навоз. Миф этот впервые сообщен греческим историком Диодором Сицилийским (1 в. до н. э.). Возникшее отсюда выражение «авгиевы конюшни» применяется для обозначения очень грязного помещения, а также сильной запущенности, засоренности, беспорядка в делах, требующих больших усилий для их устранения; крылатым оно стало еще в древности (Сенека, Сатира на смерть императора Клавдия; Лукиан, Александр).

Антей.

В греческой мифологии Антей – гигант, сын Посейдона (бога морей) и Геи (богини земли). В единоборстве он побеждал всех своих противников, так как черпал новые силы, прикасаясь к земле – своей матери. Погиб в борьбе с Гераклом (Геркулесом), который поднял его на воздух, лишив возможности прикоснуться к земле, и задушил его. Миф этот передан греческим писателем Аполлодором (II в. до н. э.) в «Библиотеке» (2, 5, II). Образом Антея пользуются, говоря о силе, которой человек обладает, когда он связан с родной землей, родным народом.

Аврора.

В римской мифологии Аврора — богиня утренней зари. В об­разной и поэтической речи – синоним утренней зари. Выражение «розоперстая Аврора» вошло в литературную речь из поэм Гомера.

Аргус.

В греческой мифологии Аргус – многоглазый великан. Ревнивая богиня Гера приставила его стражем к Ио, дочери аргосского царя, в которую влюбился Зевс.

Ариаднина нить.

Выражение, означающее: путеводная нить, руководящая мысль, способ, помогающий выйти из затруднительного положения, решить трудный вопрос. Возникло из греческих мифов об афинском герое Тесее, убившем Минотавра, чудовищного полубыка-получеловека. Афиняне обязаны были по требованию критского царя Миноса каждый год отправлять на Крит семь юношей и семь девушек на съедение Минотавру, обитавшему в построенном для него лабиринте, из которого никто не мог выйти. Совершить опасный подвиг Тесею помогла полюбившая его дочь критского царя Ариадна. Тайно от отца она дала ему острый меч и клубок ниток. Когда Тесея и обреченных на растерзание юношей и девушек отвели в лабиринт. Тесей привязал у входа конец нитки и пошел по запутанным переходам, постепенно разматывая клубок. Убив Минотавра, Тесей по нитке нашел обратный путь из лабиринта и вывел оттуда всех обреченных (Овидий, Метаморфозы, 8, 172; Героиды, 10, 103).

Ахиллесова пята.

В греческой мифологии Ахиллес (Ахилл) – один из самых сильных и храбрых героев; он воспет в «Илиаде» Гомера. Послегомеровский миф, переданный римским писателем Гигином, сообщает, что мать Ахиллеса, морская богиня Фетида, чтобы сделать тело сына неуязвимым, окунула его в священную реку Стикс; окуная, она держала его за пятку, которой не коснулась вода, поэтому пятка осталась единственно уязвимым местом Ахиллеса, куда он и был смертельно ранен стрелой Париса. Возникшее отсюда выражение «ахиллесова (или ахиллова) пята» употребляется в значении: слабая сторона, уязвимое место чего-либо.

Бочка Данаид.

Данаиды в греческой мифологии – пятьдесят дочерей царя Ливии Даная, с которым враждовал его брат Египет, царь Египта. Пятьдесят сыновей Египта, преследуя Даная, бежавшего из Ливии в Арголиду, вынудили беглеца отдать им в жены его пятьдесят дочерей. В первую же брачную ночь Данаиды, по требованию отца, убили своих мужей. Только одна из них решилась ослушаться отца. За совершенное преступление сорок девять Данаид были после своей смерти присуждены богами вечно наполнять водой бездонную бочку в подземном царстве Аида. Отсюда возникло выражение «бочка Данаид», употребляемое в значении: постоянный бесплодный труд, а также «вместилище, которое никогда не может быть наполнено». Миф о Данаидах впервые изложен римским писателем Гигином (Басни, 168), однако образ бездонного сосуда встречается у древних греков раньше. Лукиан первый использовал выражение «бочка Данаид».

Век Астреи.

В греческой мифологии Астрея – богиня справедливости. Время, когда она находилась на земле, было счастливым, «золотым веком». Она покинула землю в железном веке и с тех пор под именем Девы сияет в созвездии Зодиака. Выражение «век Астреи» употребляется в значении: счастливая пора.

9. Возлияние [поклонение] Бахусу [Вакху].

Бахус (Вакх) в римской мифологии – бог вина и веселья. У древних римлян при жертвоприношениях богам существовал обряд возлияния, заключавшийся в выливании вина из чаши в честь бога. Отсюда возникло шутливое выражение «возлияние Бахусу», употребляемое в значении: попойка. Имя этого древнеримского бога употребляется и в других шутливых выражениях о пьянстве: «поклоняться Бахусу», «служить Бахусу».

10. Геркулес. Геркулесов труд [подвиг]. Геркулесовы столпы [столбы].

Геркулес (Геракл) – герой греческих мифов («Илиада», 14, 323; «Одиссея», II, 266), одаренный необыкновенной физической силой; он совершил двенадцать подвигов: убил чудовищную Лернейскую гидру, очистил конюшни Авгия и проч. На противоположных берегах Европы и Африки у Гибралтарского пролива он поставил «Геркулесовы столпы (столбы)». Так в древнем мире называли скалы Гибралтарскую и Джебель-Муса. Столпы эти считались «краем мира», дальше которого нет пути. Поэтому выражение «дойти до Геркулесовых столбов» стало употребляться в значении «дойти до предела чего-либо, до крайней точки». Имя легендарного греческого героя стало нарицательным для человека, обладающего большою физической силой. Выражение «Геркулесов труд, подвиг» употребляется, когда говорят о каком-либо деле, требующем необыкновенных усилий.

Геркулес на распутье.

Выражение возникло из речи греческого софиста Продика (V в. до н. э.), известной лишь в изложении Ксенофонта «Воспоминания о Сократе», 2, 1, 21–33). В этой речи Продик рассказал сочиненную им аллегорию о юноше Геркулесе (Геракле), сидевшем на распутье и размышлявшем о жизненном пути, который ему предстояло избрать. К нему подошли две женщины: Изнеженность, нарисовавшая ему жизнь, полную удовольствий и роскоши, и Добродетель, указавшая ему тяжелый путь к славе. Выражение «Геркулес на распутье» применяется к человеку, затрудняющемуся в выборе между двумя решениями.

Гидра.

В греческой мифологии гидра – многоглавая змея, у которой, когда у нее отрубали одну голову, вновь вырастали две новых; впервые миф о ней передан древнегреческим поэтом Гесиодом (VIII—VII в. до н.э.) в «Теогонии». Переносно: «враждебная сила, борьба с которой необычайно трудна». Образ гидры широко применялся в парламентских речах, брошюрах и газетах в эпоху буржуазной французской революции XVIII в.; появились выражения «гидра аристократии», «гидра анархии» и др. (Поль Лафарг, Сочинения, т. III, М. –Л. 1931, с. 252). В русской литературе образ гидры появляется также в XVIII в. Так, например, поэт В. П. Петров (1736–1799) в послании 1772 г. Г. Г. Орлову призывал его, имея в виду участников «чумного бунта» в Москве:

Пронзи сих гидр, Орлов, то звание твое…

Перекарай, окуй и ноги им и руки

И пригвозди к горам для вящей дерзким муки.

В реакционных кругах было распространено выражение «гидра революции»; в кругах революционных – «гидра контрреволюции».

13. Гименей. Узы [цепи] Гименея.

В Древней Греции слово «гименей» означало и свадебную песню, и божество брака, освященного религией и законом, в отличие от Эроса, бога свободной любви. Иносказательно «Гименей», «Узы Гименея» – брак, супружество.

Дамоклов меч.

Выражение возникло из древнегреческого предания, рассказанного Цицероном в сочинении «Тускуланские беседы». Дамокл, один из приближенных сиракузского тирана Дионисия Старшего (432–367 гг. до н. э.), стал завистливо говорить о нем как о счастливейшем из людей. Дионисий, чтобы проучить завистника, посадил его на свое место. Во время пира Дамокл увидел, что над его головой висит на конском волосе острый меч. Дионисий объяснил, что это – эмблема тех опасностей, которым он, как властитель, постоянно подвергается, несмотря на кажущуюся счастливой жизнь. Отсюда выражение «дамоклов меч» получило значение нависшей, угрожающей опасности.

§

В римской мифологии Марс – бог войны, пер. «военный, воинственно настроенный человек». В этом же значении употребляется выражение «сын Марса»; выражение «Марсово поле» в значении: поле битвы. Так же в древнем Риме называлась одна из частей города на левом берегу Тибра, предназначенная для военных и гимнастических упражнений. В Париже это название носит площадь в западной части города, служившая первоначально для военных парадов. В Петербурге так называлась площадь между Летним садом и казармами лейб-гвардии Павловского полка, на которой при Николае I и позднее проводились большие военные парады.

Между Сциллой и Харибдой.

По сказаниям древних греков, на прибрежных скалах по обе стороны Мессинского пролива обитали два чудовища: Сцилла и Харибда, поглощавшие мореплавателей. Сцилла,

…без умолку лая,

Визгом пронзительным, визгу щенка молодого подобным,

Всю оглашает окрестность чудовище. К ней приближаться

Страшно не людям одним, но и самым бессмертным

Мимо ее ни один мореходец не мог невредимо

С легким пройти кораблем: все зубастые пасти разинув,

Разом она по шести человек с корабля похищает…

Близко увидишь другую скалу…

Страшно все море под тою скалою тревожит Харибда,

Три раза в день поглощая и три раза в день извергая

Черную влагу. Не смей приближаться, когда поглощает:

Сам Посейдон от погибели верной тогда не избавит…

(«Одиссея» Гомера, 12, 85—124.

Перевод В. А. Жуковского.)

Возникшее отсюда выражение между Сциллой и Харибдой употребляется в значении «оказаться между двумя враждебными силами, в положении, когда угрожает опасность и с той и с другой стороны».

23. Минерва [Паллада], вышедшая из головы Юпитера [Зевса].

Минерва в римской мифологии – богиня мудрости, покровительница наук и искусств, отождествляемая с греческой богиней Афиной-Палладой, которая, согласно мифам, родилась из головы Юпитера (греческая параллель его – Зевс), выйдя оттуда во всеоружии (в латах, шлеме, с мечом в руке). Поэтому, когда говорят о ком- или о чем-нибудь, якобы появившемся сразу вполне законченным, появление это сравнивают с Минервой, вышедшей из головы Юпитера, или с Палладой, вышедшей из головы Зевса (Гесиод, Теогония; Пиндар, Олимпийские оды, 7, 35).

Морфей. Объятия Морфея.

В греческой мифологии Морфей – сын бога Гелиоса, крылатый бог сновидений. Имя его – синоним сна.

Муки Тантала.

В греческой мифологии Тантал, царь Фригии (называемый также царем Лидии), был любимцем богов, которые часто приглашали его на свои пиршества. Но, возгордившись своим положением, он оскорбил богов, за что и был жестоко наказан. По Гомеру («Одиссея», II, 582 – 592), наказание его состояло в том, что, низвергнутый в Тартар (ад), он вечно испытывает нестерпимые муки жажды и голода: он стоит по горло в воде, но вода отступает от него, как только он наклонит голову, чтобы напиться; над ним нависли ветви с роскошными плодами, но, как только он протягивает к ним руки, ветви отклоняются. Отсюда и возникло выражение «муки Тантала», имеющее значение: нестерпимые муки вследствие невозможности достигнуть желанной цели, несмотря на ее близость.

Нарцисс.

В греческой мифологии – красивый юноша, сын речного бога Кефиса и нимфы Лейриопы. Однажды Нарцисс, никогда никого не любивший, наклонился над ручьем и, увидев в нем свое лицо, влюбился в самого себя и умер от тоски; тело его обратилось в цветок (Овидий, Метаморфозы, 3, 339 – 510). Имя его стало нарицательным для человека, любующегося собой, самовлюбленного.

Начинать с яиц Леды.

В греческой мифологии Леда – дочь Фестия, царя Этолии, поразила своей красотой Зевса, который явился ей в образе лебедя. Плодом их союза была Елена («Илиада», 3, 426; «Одиссея», II, 298). По позднейшему варианту этого мифа, Елена родилась из одного яйца Леды, а братья ее, близнецы Кастор и Поллукс – из другого (Овидий, Героиды, 17, 55; Гораций, Сатиры, 2, 1, 26). Выйдя впоследствии замуж за Менелая, Елена была похищена Парисом и оказалась, таким образом, виновницей похода греков на Трою. Выражение «начинать с яиц Леды» восходит к Горацию (65–8 гг. до н. э.), который («Об искусстве поэзии») восхваляет Гомера за то, что он свое повествование о Троянской войне начинает не ab ovo – не от яйца (разумеется миф о Леде), не с самого начала, а сразу вводит слушателя in médias res – в середину вещей, в самое существо дела.

Следует к этому добавить, что выражение «ab ovo» у римлян было поговорочным; в полном виде: «ab ovo usque ad mala» – от начала до конца; буквально: от яйца до фруктов (римский обед начинался с яиц и оканчивался фруктами).

Нектар и амврозия.

В греческой мифологии нектар – напиток, амврозия (амброзия) – пища богов, дающая им бессмертие («Одиссея», 5, 91-94). Переносно: «необычайно вкусный напиток, изысканное блюдо; высшее наслаждение».

§

В греческой мифологии Сфинкс – чудовище с лицом и грудью женщины, туловищем льва и крыльями птицы, обитавшее на скале около Фив; Сфинкс подстерегал путников и задавал им загадки; не сумевших разгадать их он убивал. Когда же фиванский царь Эдип разгадал заданные ему загадки, чудовище лишило себя жизни (Гесиод, Теогония). Отсюда слово сфинкс получило значение «что-либо непонятное, загадочное»; сфинксовая загадка – «что-либо неразрешимое».

Сизифов труд. Сизифова работа.

Выражение употребляется в значении «тяжелая, бесконечная и бесплодная работа». Возникло из греческой мифологии. Коринфский царь Сизиф за оскорбление богов был присужден Зевсом к вечной муке в Аиде: он должен был вкатывать на гору огромный камень, который, достигнув вершины, опять скатывался вниз. Впервые выражение сизифов труд встречается в элегии римского поэта Пропорция (1 в. до н. э.)

Титаны.

В греческой мифологии – дети Урана (неба) и Геи (земли), восставшие против богов-олимпийцев, за что были низвергнуты в тартар (Гесиод, Теогония). Переносно титаны – «люди, отличающиеся силой, исполинской мощью ума, гении»; титанический – «огромный, грандиозный».

Филемон и Бавкида.

В древнегреческом сказании, обработанном Овидием (Метаморфозы, 8, 610 и ел.), – чета скромных престарелых супругов, которые радушно приняли у себя Юпитера и Меркурия, пришедших к ним в образе утомленных путников. Когда боги, разгневанные тем, что остальные жители этой местности не оказали им гостеприимства, затопили ее, хижина Филемона и Бавкиды, оставшаяся невредимой, была обращена в храм, а супруги стали жрецами. По их желанию они умерли одновременно: боги обратили Филемона в дуб, Бавкиду – в липу. Отсюда Филемон и Бавкида стали синонимом неразлучной пары старых супругов.

Фортуна. Колесо Фортуны.

Фортуна – в римской мифологии богиня слепого случая, счастья и несчастья. Она изображалась с повязкой на глазах, стоящей на шаре или колесе и держащей в одной руке руль, а в другой – рог изобилия. Руль указывал на то, что фортуна управляет судьбой человека, рог изобилия – на благополучие, изобилие, которое она может подарить, а шар или колесо подчеркивали ее постоянную изменчивость. Имя ее и выражение колесо Фортуны употребляется в значении «случай, слепое счастье».

Фурия.

В римской мифологии – каждая из трех богинь мщения (в греч. миф. – эринии). Эсхил, который вывел эриний на сцену, изобразил их отвратительными старухами со змеями вместо волос, с налитыми кровью глазами, с высунутыми языками и оскаленными зубами. Символ мщения, переносно – «злобная разъяренная женщина».

Химера.

В греческой мифологии – огнедышащее чудовище, описываемое различно. Гомер в «Илиаде» (6, 180) сообщает, что оно имеет голову льва, туловище козы и хвост дракона. Гесиод в «Теогонии» утверждает, что химера о трех головах (льва, козы, дракона). Иносказательно химера – нечто нереальное, плод соображения.

Цербер.

В греческой мифологии трехголовый пес, охраняющий вход в подземное царство (Аид). О нем впервые рассказано в «Теогонии» древнегреческого поэта Гесиода; говорит о ней Вергилий («Энеида», 6) и др. Отсюда слово «цербер» (латинская форма; греч. Кербер) употребляется переносно в значении: свирепый, бдительный страж, а также – злая собака.

Цирцея.

Цирцея (латинская форма; греч. Кирке) – по Гомеру, коварная волшебница. В «Одиссее» (10, 337–501) рассказывается, как с помощью волшебного напитка она превратила спутников Одиссея в свиней. Одиссей, которому Гермес дал магическое растение, победил ее чары, и она предложила ему разделить ее любовь. Заставив Цирцею поклясться в том, что она не замышляет ничего дурного против него и вернет человеческий облик его спутникам, Одиссей склонился на ее предложение. Имя ее стало синонимом опасной красавицы, коварной обольстительницы.

Яблоко раздора.

Выражение это в значении «предмет, причина спора, вражды» впервые употребил римский историк Юстин (II в. н. э.). Основано оно на греческом мифе. Богиня раздора Эрида покатила между гостями на свадебном пире золотое яблоко с надписью: «Прекраснейшей». В числе гостей были богини Гера, Афина и Афродита, которые заспорили о том, кому из них получить яблоко. Спор их разрешил Парис, сын троянского царя Приама, присудив яблоко Афродите. В благодарность Афродита помогла Парису похитить Елену, жену спартанского царя Менелая, из-за чего произошла Троянская война.

Ящик Пандоры.

Выражение, имеющее значение «источник несчастий, великих бедствий» возникло из поэмы греческого поэта Гесиода «Труды и дни», в которой рассказывается, что некогда люди жили, не зная никаких несчастий, болезней и старости, пока Прометей не похитил у богов огонь; за это разгневанный Зевс прислал на землю красивую женщину – Пандору; она получила от Зевса ларец, в котором были заперты все человеческие несчастья. Подстрекаемая любопытством, Пандора открыла ларец и рассыпала все несчастья.

Десятая муза.

Античная мифология насчитывала девять муз (богинь-покровительниц наук и искусств). Древнегреческий поэт Гесиод в «Теогонии» («Родословная богов», 77) впервые в дошедших до нас источниках называет их имена. Разграничение областей наук и искусств (лирическая поэзия, история, комедия, трагедия, танцы, любовная поэзия, гимны, астрономия и эпос) и закрепление их за определенными музами было произведено в более позднюю эпоху (III–I вв. до н. э.).

Выражением «десятая муза» обозначают какую-либо область искусства, преимущественно вновь возникшую и не вошедшую в канонический список: в XVIII в. так называли критику, в середине XIX в. в Германии – театр-варьете, в наше время – кино, радио, телевидение и т. д.

Золотой дождь.

Этот образ возник из греческого мифа о Зевсе, который, пленившись красотой Данаи, дочери аргосского царя Акрисия, явился к ней в виде золотого дождя, после чего у нее родился сын Персей.

Даная, осыпаемая дождем золотых монет, изображена на картинах многих художников эпохи Возрождения (Тициан, Корреджо, Ван-Дейк и др.).

Выражение употребляется в значении «большие деньги». Переносно золотым дождем называют без труда добытое богатство.

§

В греческой мифологии одноглазые великаны-кузнецы. Древнегреческий поэт Гесиод (8–7 вв. до н. э.) в «Теогонии» («Родословной богов») рассказывает, что они выковывали для Зевса молнии и громовые стрелы. По Гомеру («Одиссея», 9, 475) – одноглазые силачи, великаны, людоеды, жестокие и грубые, живущие в пещерах на вершинах гор, занимающиеся скотоводством. Циклопам приписывалось строительство гигантских построек. Отсюда циклоп употребляется в значении «одноглазый», а также «кузнец». Циклопическая постройка – «громадное сооружение».

Литература

1. Bona dicta et proverbia Latina. Латинские изречения и пословицы / сост. Л. В. Доровских. Екатеринбург, 1994.

2. Античность. Словарь-справочник по истории, культуре и мифологии / И. Е. Ермолова, И. С. Култышева, Е. И. Светилова, Н. Р. Шопина / под общ. Ред. В. Н. Ярхо. – 3-е изд., стереотип. – Дубна.

3. Ахтерова О. А., Иваненко Т. В. Латинский язык и основы юридической терминологии. – М., 2007.

4. Бабичев Н. Т., Боровский Я. М. Словарь латинских крылатых слов. М., 1999.

5. Вечные истины на вечной латыни / сост. С. Б. Барсов. М., 2000.

6. Газиева И. А. Латынь и римское право: учебник для вузов. – М., 2004.

7. Гарник А. В., Наливайко Г. Р., Шевченко Г. И. Латинский язык с элементами римского права. Для студентов юридических факультетов и колледжей. — 4-е изд., испр. и доп. — Мн.: Белгосуниверситет, 2001.

8. Дронова Л. П. Латинизмы русского языка: структурно-семантическое описание. – Томск, 2000.

9. Дронова Л. П. Лексика латинского языка: Пособие. – Томск, 2001.

10. Зазорнова М. Е. Ульянова И. Л. Латинский язык для юристов. М.: Проспект, 2021.

11. Каган Ю.М. Латинский язык. – М., 2001.

12. Кацман Н. Л., Покровская З.А. Латинский язык. – М., 1996.

13. Козаржевский А. Ч. Учебник латинского языка – 5-е изд. – М., 2007.

14. Козаржевский А. Ч. Учебное пособие по латинскому языку для юридических факультетов университетов. М.: МГУ, 1991.

15. Латинский словарь юридических терминов и выражений / сост. В. А. Минасова, И. Ю. Губина. – Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 2000.

16. Латинский язык для юристов: от грамматики к тексту: учеб. пособие / отв. ред. Л. А. Брусенская. – М.: Норма, 2009.

17. Мирошенкова В. И., Федоров Н. А. Lingua Latina: учеб. для вузов. – 7-е изд., испр. – М., 2005.

18. Мирошенкова В. И., Федоров Н. А. Латинский язык для гуманитарных вузов. – Ростов-на-Дону, 2000.

19. Немировский А. И. История Древнего мира: Античность: учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 Ч. – М., 2000.

20. Нисенбаум М. Е. Via latina ad ius. Учебник латинского языка. – М., 1996.

21. Нисенбаум М. Е. Латинский язык: учебник. – Изд. 4-е, исправл. и доп. – М., 2006.

22. Подосинов А. В., Щавелева Н. И. Lingua Latina. Введение в латинский язык и античную культуру. – М., 1993 – 1998.

23. Розенталь И. С., Соколов В. С. Учебник латинского языка. Для юридических и иных гуманитарных вузов. – М.: НОРМА-ИНФРА, 2007.

24. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: учебник / под общ. ред. Д. В. Дождева. – М., 2007.

25. Соболевский С.И. Грамматика латинского языка. – СПб., 1998.

26. Солопов А. И., Антонец Е. В. Латинский язык: учеб. пособие. – М., 2009.

27. Сомов В. П. Словарь латинских выражений: по-латыни между прочим. М.: АСТ-ПРЕСС, 2009.

28. Шабага И. Ю. Латинский язык в таблицах. – М., 2001.

29. Шатров Г. М., Леушина Л. Т., Чупина Г. А., Коптелов П. М. Латинский язык: учебник для университетов, педагогических институтов и старших классов средних учебных заведений. – Томск, 2001.

УЧЕБНОЕ ИЗДАНИЕ

Л.И. Ермоленкина

Н.В. Савельева

Латинский язык

Учебно-методический комплекс

для студентов заочной формы обучения

(по направлению подготовки 030900.62 «Юриспруденция)

Отпечатано с оригинал-макета заказчика в ФГУ «Томский ЦНТИ».

Лицензия ПД № 12-0084 от 16.04.2001 г. 634021, Томск, пр. Фрунзе, 115/3

[1] Интерактивная форма обучения (занятие проводится в форме «круглого стола»).

[2] Издания, отмеченные значком *, имеются в фондах библиотеки Западно-сибирского филиала Российской академии правосудия.

[3] Бошно С.В.Доктрина как форма и источник права // Журнал российского права. 2003. № 12. Богдановская И.Ю. Прецедентное право. М.: Наука, 1993.

[4] Как следует из предшествующего предложения, речь идет о несовершеннолетнем, обращенном в рабство, который до того мог ходатайствовать о restituo in intergum.

[5] Тузов Д.О. Категории римского права в русском издании Дигест Юстиниана // Журнал российского права. 2007, № 6.

[6] Марголис Ю.Д., Тишкин Г.А. Отечеству на пользу, а россиянам во славу. Из истории университетского образования в XVIII-XIX в. Л., 1988. Цит. по: Руднев В.Н. Подготовка юриста в свете российского образования // Российская юстиция. 2006. № 2.

[7] Майков П.М. Сперанский и студенты законоведения. Очерк из истории русского правоведения (по документам архива Государственного Совета) // Русский вестник. 1899. № 8. Цит. по: Томсинов В.А. Развитие русской юриспруденции в первой трети XIX века. Статья пятая // Законодательство. 2007. № 5.

[8] Возвратно-притяжательное местоимение в латинском языке (как и во французском, немецком, английском, итальянском и др. языках, но в отличие от русского) употребляется только по отношению к подлежащему 3-го лица. В русском языке местоимение «свой» применяется независимо от лица подлежащего. Латинские притяжательные местоимения меняют свою форму в соотв. с лицом и числом глагола:

epistŏlam meam mitto — я посылаю свое письмо

epistŏlam tuam mittis — ты посылаешь свое письмо

epistŏlam suam mittit — он (она) посылает свое письмо

epistŏlam nostram mittĭmus — мы посылаем свое письмо

epistŏlam vestram mittĭtis — вы посылаете свое письмо

epistŏlam suam mittunt — она посылают свое письмо

[9] Названия стран, городов, островов и деревьев II склонения на -ŭs — женского рода. Например: Aegyptus, i f Египет; Corinthus, i f Коринф; Rhodus, i f Родос; laurus, i f лавр.

[10] Личные местоимения в именительном падеже обычно не употребляются, так как четко дифференцированные личные окончания ясно выражают лицо и число латинского глагола. Таким образом, orno нужно переводить «я украшаю», а не просто «украшаю», ornat — «он (она) украшает», ducunt — «они ведут» и т.д.

[11] orno < *orna-o

[12] В спряжении глагола esse перед носовыми звуками m и n сохранился тематический гласный ŭ.

Оцените статью
Добавить комментарий