пассивные и активные глаголы в русском языке

пассивные и активные глаголы в русском языке Залог недвижимости

Использование глаголов: активный или пассивный залог?

Со школьных лет мы знаем, что глагол — это часть речи, которая отвечает на вопросы «что делать?», «что сделать?». Специалисты в области стилистики русского языка относят глагол к самой емкой части речи, так как он обладает широкими возможностями описания жизни в ее развитии и движении[1].

Движение и его выражение — глагол — являются основой языка. Найти верный глагол для фразы — это значит дать движение фразе.

А. Н. Толстой

Чтобы почувствовать выразительность глагола, достаточно вспомнить стихи А. С. Пушкина.

Пора, пора! рога трубят;

Псари в охотничьих уборах Чем свет уж на конях сидят,

Борзые прыгают на сворах.

Выходит барин на крыльцо,

Всё, подбочась, обозревает;

Его довольное лицо Приятной свежестью сияет.

«Граф Нулин»

Как рано мог он лицемерить,

Таить надежду, ревновать, Разуверять, заставить верить, Казаться мрачным, изнывать…

………………………….

Я знаю, век уж мой измерен;

Но чтоб продлилась жизнь моя,

Я утром должен быть уверен,

Что с вами днем увижусь я…

«Евгений Онегин»

Для юридического письма, как и для официально-делового стиля в целом, характерна меньшая частота использования глагола и, соответственно, значительно меньшая экспрессия по сравнению с другими книжными стилями. По подсчетам специалистов, частота использования глаголов в деловом стиле составляет 60 на каждую тысячу слов; в научном стиле частота использования глаголов выше и равна 90, а в художественной речи достигает 151[2].

Тем не менее, применительно к юридическому письму разговор об использовании глагола необходим, и в данном контексте речь должна в первую очередь идти о выборе между действительным (активным) и страдательным (пассивным) залогом. В подавляющем большинстве случаев этот выбор желательно делать в пользу активной формы глагола.

Считается, однако, что для официально-делового письма характерным является широкое использование страдательного залога. Это объясняют тем, что для официально-деловых бумаг типично обобщенное указание на действие как на факт, а не на поступательный процесс; часто это отражает предписывающий характер документа, в результате чего действие приобретает оттенок необходимого, неизбежного[3].

Страдательный залог обозначает действие «в статике», отвлеченно от субъекта. Акцент в таком случае делается на факте собственно действия или на его результате, а не на субъекте действия. Последний может быть вообще не упомянут, хотя в таких случаях есть риск неопределенности толкования. Похожим эффектом обладает использование возвратного глагола и глагола в безличной форме.

Фраза «настоящая справка выдана» — классический пример делового стиля. Такие словосочетания как «финансирование не осуществлялось» или, наоборот, «осуществлялось», «штраф взимается в размере», «взыскание налагается», «исковое заявление было подано», «судом было установлено», «работа была выполнена» или «исполнение договора было прервано» характерны для официальных бумаг самого разного вида.

Безусловно, существует множество ситуаций, когда использование страдательного залога оправдано или даже необходимо. Например, когда мы не знаем субъект действия или он не имеет значения. Поэтому употребление страдательного залога вполне уместно, когда мы говорим о ком-то, что «он был широко известен»: для нас в данном случае важна известность конкретного человека, а не то, где он был известен и кто были люди, которые его хорошо знали.

Аналогичным образом, в предложении «однако никаких подтверждений о начале поставки истцом получено не было» перевод глагола из пассивной формы в активную был бы неправильным, так как в данном случае нам важен не субъект действия, а результат — неполучение истцом определенного документа, подтверждающего начало поставки. Если мы напишем, что «истец не получил никаких подтверждений о начале поставки», могут возникнуть правомерные вопросы, почему он не получил это подтверждение, и, возможно, ему надо было для этого предпринять какие-то действия, которых он не совершил (например, сходить на почту)?

Использование пассивного залога также является правильным в предложении «течение срока исковой давности было прервано предъявлением иска в установленном порядке, и у судов не имелось оснований считать его пропущенным». В противном случае, если бы мы заменили «было прервано» на «прервал», фраза звучала бы юридически коряво. В то же время, если бы автор текста отказался от возвратной формы глагола во второй части фразы, фраза выглядела бы более стройно: «…и у судов не было оснований считать его пропущенным».

…в книжной речи у нас теперь появилась тенденция (не всегда здоровая) заменять действительную конструкцию без особой нужды страдательной конструкцией.

Б. В. Томашевский. Стилистика и стихосложение

Проблема, однако, заключается в том, что для нашего юридического письма характерно чрезмерное увлечение страдательной формой глагола и ее использование в случаях, когда в этом нет никакой необходимости:

Решением арбитражного суда в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой

инстанции отменено.

Инспекцией проведена проверка Общества.

По результатам проверки Общества инспекцией принято решение.

Истцом и Ответчиком подписано соглашение.

Договор мены признан недействительным и применена односторонняя реституция в виде возврата РФ движимого имущества.

В остальной части иск оставлен без удовлетворения.

Это типичные примеры стилистики юридических текстов. Увлечение страдательным залогом приводит, во-первых, к тому, что наша письменная речь получается вялой и безликой. Во-вторых, наше письмо приобретает канцелярское звучание. Как уже отмечалось, «вытеснение активных оборотов пассивными» — один из признаков канцелярского стиля[4], а «экспансия страдательных оборотов порождает штампованную речь»[5] — с этими утверждениями нельзя не согласиться. В-третьих, использование пассивного залога часто прикрывает недостаток информации у автора текста, недостаточное знание им предмета. В-четвертых, при использовании страдательной формы глагола может создаться впечатление, что автор текста предпочитает остаться в стороне от того, о чем он пишет, снять с себя ответственность за сказанное, независимо от того, излагает ли он свою точку зрения или описывает фактические обстоятельства дела, не имеющие к автору формально никакого отношения. Такие глаголы не говорят, они молчаливы.

Меня окружают молчаливые глаголы, Похожие на чужие головы, глаголы…

И. Бродский. Глаголы

Аналогичное ощущение недосказанности, неопределенности или даже замалчивания часто остается у читателя и от употребления безличной формы глагола. При прочтении фразы «была допущена ошибка, в результате которой произошло…» кажется, что автор стремился отвести внимание читателя от какого-то важного обстоятельства.

Считается, что частое употребление пассивной залоговой формы глагола, также как и характерное для нас использование безличных предложений, является культурологической особенностью стилистики русского языка. Существует мнение, что в этом, в частности, проявились такие черты «русского характера» как смиренность[6], нежелание «выпячивать» себя, выставлять свою личность вперед, возможно, также инертность и пассивность — черты, которые формировались на протяжении столетий всей организацией власти и укладом жизни общества.

Безусловно, это может сопровождаться некоторым внешним, а часто и внутренним отстранением от написанного, и волей-неволей накладывает отпечаток и на наше психологическое отношение к тому, о чем идет речь в нашем письме. Советская идеология с ее неприятием философии индивидуализма усугубила эти качества «русского характера», добавив к ним «задавливание» индивидуальности, а вместе с этим — усилив на подсознательном уровне стремление остаться в тени, а, возможно, и уйти от ответственности. «Вышло так, что» — типичное для нас начало фразы. Глагол «вышло» и сходные с ним по смыслу (глаголы «получилось» и «сложилось») описывают события, в которые человек хотя и был вовлечен, но не полностью их контролировал. Эти события «хотя и затрагивают человека, но происходят все же как бы сами по себе»[7], и за которые — добавлю от себя — человек не ответственен или не вполне ответственен.

В качестве объяснения частого использования пассивной залоговой формы глагола в юридических текстах можно услышать, что такая «пассивная стилистика», например, судебных документов позволяет им выглядеть более объективными. В таком случае, однако, возникает вопрос, является ли использование пассивной формы глагола свидетельством объективности и правильно ли выражать объективность именно пассивной формой глагола, которая свидетельствуют, в том числе, о непричастности лица, составляющего текст, его отстраненности от конкретной правовой ситуации.

Возможно, что такой обезличенный текст проще унифицировать и что это позволяет добиваться единой манеры изложения судебных актов. Возможно также, что юристы, составляющие бумаги для судов, используют «пассивную стилистику» непроизвольно отчасти в силу сложившейся практики, отчасти чтобы составить документ именно в принятой в судебных актах манере и чтобы подготовленный ими документ мог быть адекватно воспринят и положен в основу решения или постановления суда. Этот обезличенный стиль непроизвольно в силу привычки или инерции часто воспроизводится и в других юридических текстах, совсем не предназначенных для представления в суд, например, меморандумах, заключениях, письмах клиентам, академических работах.

Я оставляю в стороне вопрос о том, что первично, а что вторично в нашем пристрастии к страдательному залогу и к безличным предложениям: подсознательная покорность, желание затушевать субъект действия, инертность или просто автоматическое следование сложившейся традиции, как не имеющий непосредственного отношения к данной работе. Чтобы ни лежало в основе этого, в юридическом письме нужно стремиться к максимальной определенности и тщательно отбирать слова. Использование страдательного залога, безличных и возвратных форм глаголов часто препятствует достижению этой цели.

«Вышло так, что ваза разбилась» или «ваза была разбита» — такие фразы уводят нас от вопроса о том, кто же разбил эту вазу. Если нам это неважно, если нас интересует только конечный результат действия, то подобного рода фраза точно отражает нашу мысль. Но если принципиальным является, кто же именно совершил данное действие, то из такой фразы мы ответа не получим. А это значит, что наша мысль не была выражена ясно и читатель не получил ответ на вопрос.

Наглядным примером является фраза, взятая из книги по семейному праву: «Если брак не будет заключен, [брачный] договор аннулируется». При такой формулировке читателю остается непонятным, что имеется в виду под словом «аннулируется»: должны ли вступающие в брак предпринять какие- либо действия для «аннулирования» договора, если их планы в отношении регистрации брака изменились, и что же произойдет с брачным договором, если брак окажется незаключенным и никто из несостоявшихся супругов не потрудится его аннулировать.

Перевод глагола из пассивного залога в активный значительно меняет тональность предложения. Для иллюстрации можно привести несколько фраз с использованием пассивного и активного залога.

Какие-либо заявки, запросы о поставках товара в августе и сентябре 2003 года в адрес Ответчика Истцом не направлялись.

Истец не направлял заявки или запросы о поставках товара в августе и сентябре 2003 года в адрес Ответчика.

Отказывая в удовлетворении искового заявления, суды исходили из того, что истцом пропущен трехгодичный срок исковой давности.

Определением Арбитражного суда… от 25.09.2008 по данному делу, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.12.2008, решение третейского суда от 08.02.2006 отменено.

Судами при рассмотрении спора неправильно определен момент наступления срока исполнения Обществом вексельных обязательств, что повлекло неверную квалификацию предъявленных к нему требований как текущих.

Отказывая в удовлетворении искового заявления, суды исходили из того, что истец пропустил трехгодичный срок исковой давности.

Арбитражный суд определением от 25.09.2008 отменил решение третейского суда от 08.02.2006. Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 03.12.2008 оставил это определение без изменения.

Суды при рассмотрении спора неправильно определили момент наступления срока исполнения Обществом вексельных обязательств, в результате чего неверно квалифицировали предъявленные к Обществу требования как текущие.

В американских учебниках использование активного, а не пассивного залога выделяется в качестве одного из важных принципов эффективного юридического письма. Часто можно слышать, что в этом проявляется специфика английского языка. Однако данный совет можно в полной мере адресовать и российскому юристу, работающему над документом на русском языке. Например, типичная фраза отечественного меморандума «Нами было установлено, что…» звучала бы более просто и четко, если бы она была сформулирована с использованием активного залога: «Мы установили, что…»

По мнению американских «стилистов» юридического языка, употребление активного залога имеет ряд преимуществ по сравнению с пассивным[8]. В частности, отмечается, что при использовании активного залога:

  • • фраза обычно короче, так как активный залог требует меньше слов, чем пассивный;
  • • в предложении соблюдается правильный порядок слов, что лучше передает логическую последовательность изложения (субъект действия — действие — объект действия);
  • • фраза получается более энергичной и живой.

К сказанному добавлю, что использование глагола в активном залоге, как правило, придает фразе большую определенность, а мысли — законченность.

Проплывают облака, проплывают, проплывают над рощей,

где-то льется вода, только плакать и петь, вдоль осенних оград,

все рыдать и рыдать, и смотреть все вверх, быть ребенком ночью,

и смотреть все вверх, только плакать и петь, и не знать утрат.

И. Бродский. Проплывают облака

Категория залога


КАТЕГОРИЯЗАЛОГА
ИРАЗРЯДЫПЕРЕХОДНЫХИНЕПЕРЕХОДНЫХГЛАГОЛОВОБЩАЯХАРАКТЕРИСТИКА

   § . Залог в русском языке является грамматической категорией, формируемой средствами морфологии и синтаксиса. Залог – это категория, образуемая противопоставлением таких рядов морфологических форм, значения которых отличаются друг от друга разным представлением одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом. Различия заключаются в разной направленности глагольного признака по отношению к его носителю, выраженному подлежащим. Это достигается специальными конструкциями актива и пассива: в конструкции актива (Объемстатьиопределяетавтор) глагольный признак представлен как исходящий от его носителя; в конструкции пассива (Объемстатьиопределяетсяавтором) – как направленный на него. Это различие определяется тем, что в активе в роли носителя глагольного признака выступает семантический субъект, а в пассиве – семантический объект. Тем самым одно и то же соотношение между субъектом, действием и объектом представлено в активной и пассивной конструкции по-разному: со стороны субъекта, осуществляющего действие, или со стороны объекта, подвергающегося действию или испытывающего действие (состояние).

   В конструкции актива (Художникпишетпортрет; Русскиевыигралисражение) семантический субъект, производящий действие (деятель) назван им. падежом, т. е. формой, специально предназначенной языком для обозначения семантического субъекта; семантический объект в них назван формой вин. п. или – при отрицании – род. п. (Художникненаписалпортрета), т. е. формой, специально предназначенной для обозначения объекта (о неопределенно-личных, обобщенно-личных и безличных конструкциях см. ниже).

   В конструкциях пассива (Портретпишется, написанхудожником; Сражениевыигрывается, выигранорусскими) значение субъекта (деятеля) выражено формой тв. п. (т. е. формой, осложненной значением орудийности). Ослабленность в этой форме значения субъекта, определяющаяся самой формой тв. п., приводит к тому, что в форме им. п. в конструкциях пассива возникает сложное (диффузное) значение объекта действия/субъекта состояния, вызываемого этим действием. Аналогично в конструкциях: Учениклюбитучителя (актив) и Учительлюбимучеником (пассив) – в первом случае в активной конструкции субъект выражен им. п. и является носителем глагольного признака; в конструкции же пассива субъект выражен тв. п., а носителем глагольного признака является объект: в словоформе учитель совмещаются объектное и субъектное значения.

   В конструкции пассива словоформа в тв. п. со знач. субъекта действия может отсутствовать: Сражениевыигрывается, выиграно; см. об этом § 1465.

   Конструкции актива и пассива являются синтаксическими средствами выражения отношения между субъектом, действием и объектом. Морфологическим средством здесь служит форма глагола; в конструкции актива выступает переходный глагол в спрягаемой форме; в конструкции пассива выступают формы краткого страдат. причастия (сражениевыиграно) или спрягаемые формы глагола с постфиксом —ся в страдательном значении (сражениевыигрывается). В конструкции актива глагол является глаголом действительного залога, в конструкции пассива – глаголом страдательного залога.

   Таким образом, категория залога организуется противопоставлением действительности и страдательности как таких грамматических значений, в которых заключено разное представление одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом. Это различие выражено одновременно и морфологически – формой глагола, и синтаксически – конструкциями актива и пассива.

   Залог как грамматическая категория охватывает все глаголы. Глаголов, стоящих вне залога, не существует. Таким образом, к сфере залога относятся и неопределенно-личные конструкции типа Статьюпишут, Квампришли, и обобщенно-личные предложения типа Позавидуешьтакимлюдям, Егонепроведешь. В этих случаях в одной и той же словоформе представлен и глагольный признак, и его носитель, выступающий как неопределенное или обобщенное лицо. В безличных конструкциях типа Светает носитель глагольного признака отсутствует. Конструкции обобщенно-личная, неопределенно-личная и безличная относятся к активу, а глаголы в них – к глаголам действительного залога.

   § . С категорией залога тесно связано деление глаголов на разряды переходных и непереходных. Переходные глаголы называют действие, которое направлено на объект, выраженный зависимым именем в форме вин. п. (при наличии в предложении отрицания такой вин. п. регулярно заменяется род. п.: читалкнигу – нечиталкниги). Большинство переходных глаголов обладает своими собственными грамматическими признаками: в их парадигму входит форма страдат. причастия. Непереходные глаголы называют действие, не предполагающее объекта, выраженного формой вин. п. Как правило, они не имеют в своей парадигме формы страдат. причастия. Страдательный залог непосредственно связан с переходностью: на нее опираются его морфологические средства (см. § 1455).

   С разделением глаголов на переходные и непереходные связано выделение возвратных глаголов. Возвратными называются непереходные глаголы с формально выраженной непереходностью: это глаголы с постфиксом —ся. В одних случаях они несут в себе значение страдательности – и тогда глагол с постфиксом —ся употребляется в конструкции пассива; в других случаях такого значения нет – и тогда возвратный глагол употребляется в активной конструкции (см. § 14681471).

Еще про залог:  Как зарегистрировать договор залога недвижимости? Пошаговая инструкция "Регистрация залога недвижимости" в 2021 году.

ПЕРЕХОДНЫЕИНЕПЕРЕХОДНЫЕГЛАГОЛЫ

   § . Как сказано в § 1456, все переходные глаголы сильно управляют вин. падежом: колотьдрова, белитьпотолок, читатькнигу, любитьдетей. Большинство переходных глаголов образует форму страдат. причастия; о глаголах, не образующих такой формы, см. § 1583, 1588. Непереходные глаголы – это все глаголы, которые не управляют вин. (род.) падежом. В большинстве случаев это глаголы, действие которых замкнуто в сфере субъекта, не направлено на объект: белеетпарус; птицасидитнаветке. Эти глаголы не имеют формы страдат. причастия (об исключениях см. § 1583). Часть непереходных глаголов имеет формант непереходности – постфикс —ся: собираться, ссориться; другие непереходные глаголы этого форманта не имеют: белеть, бежать, стоять.

   Среди непереходных глаголов с постфиксом —ся выделяется группа глаголов, в которых постфикс —ся выражает только страдательное значение (см. § 1461). Таковы, например, глаголы: авансироваться, амнистироваться, ампутироваться, асфальтироваться, анализироваться, анонсироваться (спец.), бактеризоваться (спец.), бальзамироваться, бетонироваться, бинтоваться, бойкотироваться, бомбардироваться, брошюроваться, вальцеваться (спец.), вентилироваться.

   § . Существуют переходные глаголы, которые управляют именем в род. п. вне условий отрицания. Это, во-первых, некоторые глаголы, совмещающие значение достижения результата со знач. количественности: нарватьцветов, наделатьошибок, накупитькниг; во-вторых, глаголы, при которых может быть употреблен как род., так и вин. п.: ждатьписьмо и ждатьписьма; хотетьпряник и пряника; проситьмилостыню и милостыни.

   § . Переходные глаголы означают действие, направленное на объект; это может быть объект создаваемый (строитьдом), изменяемый (белитьпотолок, колотьдрова), уничтожаемый (жечьписьма, битьпосуду); воздействие на объект, не производящее в нем никаких изменений: читатькнигу, благодаритьотца, поздравлятьсестру, хвалитьученика, одобритьидею. Переходные глаголы называют также чувственные восприятия (видетькартину, слушатьмузыку, чувствоватьболь), отношение (любитьчеловека, ненавидетьврага). Объект при таких глаголах означает предмет, который воспринимается, к которому направлено отношение.

   Непереходные глаголы называют состояние – физическое (болеть, спать) и психическое (грустить, горевать, радоваться); движение (бежать, бегать, идти, ходить, плыть, ехать, лететь, мчаться); существование (жить, быть, существовать); положение в пространстве (стоять, сидеть, лежать); выявление и становление признака (белеть, краснеть, расти, таять, сохнуть); профессиональное или непрофессиональное занятие (слесарничать, учительствовать, кашеварить); выявление свойств или способностей (лентяйничать); умение (говоритьпофранцузски).

   Связь переходности и непереходности с лексическим значением глагола выражается и в том, что многозначные глаголы в одних значениях могут быть переходными, в других – непереходными. Так, гл. читать является переходным и управляет вин. п. в знач. (воспринимать написанное): читатькнигу, письмо; этот же глагол является непереходным в знач. (уметь воспринимать написанное) (Малышужечитает), (заниматься чтением) (Малышсидитичитает). В последнем случае внимание сосредоточивается на самом процессе, который абстрагируется от объекта; это так называемое абсолютивное употребление глагола. Переходные префиксальные глаголы сов. вида редко употребляются абсолютивно; обычно при них назван объект.

   Об отношении переходности/непереходности к словообразовательным типам глаголов см. раздел «Словообразование глаголов».

ЗАЛОГ

   § . Как сказано в § 1455, собственно залоговым отношением является выражаемое противопоставлением активных и пассивных конструкций отношение между субъектом, действием и объектом.

   Залоговое противопоставление, в котором страдательный залог выражен формой краткого страдат. причастия прош. вр. (Портретнаписанхудожником – Художникнаписалпортрет), характерно преимущественно для переходных глаголов сов. ви-
да и является у них регулярным. Значение состояния, вызванного действием (см. § 1467), ярче всего обнаруживается именно в конструкциях с глаголами сов. вида в форме краткого страдат. причастия: Почтиполовинадомовбылапокинутасвоимихозяевами (Чех.); Кузьманебылвамидопрошен (Чех.); НиколайИвановичбылокруженпривыходеизсудатолпоюженщин (А. Н. Толст.); Каквсепросто, когдаужесделанодругими (Нагиб.).

   У глаголов несов. вида выражение страдат. залога формой краткого страдат. причастия прош. вр. (писан, читан, зван) встречается редко (см. § 1588): Закрасневшисьизвинилась, Чтодевгостикнимзашла, хотьзванаинебыла (Пушк.); ДругиечастибыличитаныСергеемИвановичем (Л. Толст.); Онбылбитими (Л. Толст.); Домстроенбылтемжеитальянцем (Бунин); Портретпоэтичениписаннестариком (М. Нестеров).

   У глаголов несов. вида страдат. залог выражается также кратким страдат. причастием наст. вр.: ЛевинскиймирбылзаглушаемнаплывомЩербацкогоэлемента (Л. Толст.); Николайбылуважаем, нонелюбимвобществе (Л. Толст.); Аявотбылненавидим, ненавидимхорошенькойдевушкой (Чех.); Марининовлияниенаменя, маленькую, былоогромно, ничеминикемнеперебиваемо (А. Эф-
рон); Онбылтревожимнеудовлетвореннымжеланиемчтотовидоизменять (Фед.); Какверныйученик, ябылласкаемвсеми (Брюс.); ВсеэтобыловлюбленовПушкинаилюбимо, дразнимо, мучимоивоспетоим (Ахмад.). Однако и такие формы, всегда имеющие стилистическую окраску книжности, не образуются регулярно. (см. § 1583).

   Таким образом, у глаголов несов. вида залоговое противопоставление, в котором страд. залог выражен формой краткого страдат. причастия, не является регулярным, оно ограничено возможностями образования страдат. причастия у глаголов несов. вида, малой употребительностью этих форм, а также стилистически. О залоговом значении полных причастий см. § 1578.

   § . У глаголов несов. вида есть другой способ выражения залогового противопоставления: это – употребление в пассивной конструкции таких возвратных глаголов, в которые постфикс —ся вносит страдательное значение. В таких случаях активной конструкции, где переходный глагол является глаголом действит. залога (Онипостигаютдоброизло) противостоит пассивная конструкция с возвратным глаголом (Доброизлопостигаетсяими. Фед.). В это противопоставление (оппозицию) вступают два разных глагола: переходный (постигать) и возвратный (постигаться); Цельэтадостигаласьдействияминароднойвойны (Л. Толст.); Вселучшеевмире – былокееуслугамиполучалосьеюсовершеннодаром (Чех.); УбранствоипорядокдомавелисьТатьяноюСеменовнойпостаринному (Л. Толст.); Садотдавалсясвесныхозяйкойвнаймы (Дост.); Оттого, чтолуназагораживаласьею [кувшинкой], дрожалоилучилосьвокругнеесказочноесияние (Солоух.). Во всех таких случаях залоговое значение может быть выражено страдат. причастием наст. вр. (при условии, если такое причастие может быть образовано).

   В конструкциях пассива глаголы с постфиксом —ся употребляются преимущественно в формах 3 л. ед. и мн. ч. Другие формы здесь редки: ПотомягдетоприглашаюсьужепрямоМухиным (Н. Пирогов); Я, брат, вообщеупотребляюсьиногдапоинымделам (Дост.).

   Примечание. Постфикс —ся в страдат. значении иногда имеют и глаголы сов. вида: Известиеосудьбеэтойженщинывышлетсямнесюда (Л. Толст.); Скороизэтогосамоварадольютсякрутымкипяткомстаканы (Катаев); Здесьпалецнепорежетсяножом (Ахмад.). Такое употребление редко.

   § . Выражение залогового противопоставления во многом зависит от вида глагола: глаголы сов. вида выражают страдат. залог преимущественно формой краткого страдат. причастия; глаголы несов. вида выражают страдат. залог преимущественно возвратным глаголом с постфиксом —ся в страдат. значении. Возвратный глагол несов. вида со страдат. значением никогда не выражает состояния, вызванного предшествующим действием; сравним: Вагоны, столбы, люди, все, чтобыловидно – былозанесеносоднойстороныснегомизаносилосьвсебольшеибольше (Л. Толст.).

   § . Грамматическая категория залога является категорией смешанного типа: у глаголов сов. вида и у некоторых глаголов несов. вида (см. § 1460) при соотношении спрягаемых форм действит. залога и кратких страдат. причастий залоговое противопоставление выражено разными формами одного глагола (Студентыпостроиликлуб – Клубпостроенстудентами; Еголюбятдрузья – Онлюбимдрузьями); у других глаголов несов. вида залоговое противопоставление выражено разными глаголами; переходными глаголами действит. залога и возвратными глаголами в страдат. значении (которое может быть выявлено только в конструкции пассива: Профессорчитаетлекцию – Лекциячитаетсяпрофессором). Такое вовлечение в сферу грамматической категории отношений между разными словами делает категорию залога категорией отчасти словоизменительного, отчасти несловоизменительного типа (см. § 1115).

   § . К глаголам действит. залога относятся следующие: 1) переходные глаголы сов. и несов. вида в спрягаемой форме, вступающие в залоговое противопоставление; 2) переходные глаголы сов. и несов. вида, не вступающие в залоговое противопоставление; 3) все непереходные глаголы сов. и несов. вида с формально не выраженной непереходностью (см. § 1457), например закричать, пойти, жить, существовать, сидеть; к таким глаголам относятся также переходные глаголы в непереходных значениях, например читать в предложении: Мальчиклюбитчитать; писать в предложении: Славнопишет, переводит (см. § 1459); 4) непереходные глаголы с формально выраженной непереходностью, т. е. возвратные глаголы с постфиксом —ся нестрадательного значения в активных оборотах (Детикупаютсявреке, Новоселыстроятсялетом); 5) безличные глаголы (см. § 1524). Все глаголы, которые не вступают в залоговое противопоставление (группы 2-5), являются несоотносительными глаголами действит. залога. Эти глаголы не могут формировать пассивной конструкции.

   § . Конструкция страдат. залога (пассив) может быть трехчленной или двучленной: субъект действия в ней может быть выражен (Полымоютсяуборщицейразвнеделю) или не выражен (Полымоютсяразвнеделю). В трехчленной конструкции субъект действия назван специальной формой – творительным падежом со знач. действующего субъекта. Обычно это одушевл. существительные: Людиубитыэтимисамыминевиноватымивэтихсмертяхлюдьми (Л. Толст.); Почтиполовинадомовбылапокинутасвоимихозяевами (Чех.); Рольиграетсятобойвеликолепно (Чех.); ОтчетливодифференцируетсяШолоховымпонятиенарода (журн.). Однако субъект действия может быть выражен также неодушевл. существительным с конкретным или отвлеченным значением: Слезысииотчастивозбуждаемыбылипуншем (Пушк.); Совестьпрекраснозаглушаетсярассуждениями (Чех.); Этоотчаститребовалосьобщественныммнением (Л. Толст.); Селогустозатенялосьсадами (Фед.); Этожеланиепродиктованосоображениямиконкурентнойборьбы (газ.). Конструкции с тв. п. со знач. действующего субъекта имеют книжный характер.

   § . В употреблении чаще бывают представлены двучленные страдательные конструкции, т. е. конструкции, не включающие в себя формы со знач. субъекта действия: Скоросказкасказывается, данескороделоделается (присказка); Допросыпроизводилисьужевтороймесяц (Фед.); Отрядынелегальноперебрасывалисьчерезграницу (газ.). Отсутствие тв. п. со знач. действующего субъекта в конструкции пассива может в некоторой степени приглушать значение страдательности. Степень определенности страдат. значения при этом во многом зависит от способов его выражения. Так, в конструкциях с кратким страдат. причастием наст. вр. глагола несов. вида значение пассива остается очевидным и при неназванном субъекте действия: Онлюбитилюбим (Фед.); Ванябылдопускаемвдетскую (Цвет.); Святостьучительскогоделавсегдабылачтимавысоко (газ.); Моипримерымогутидолжныбытькритикуемы (Л. В. Щерба). В конструкциях с возвратным глаголом несов. вида при отсутствии субъекта действия значение страдательности ослаблено. Это значит, что глагол с постфиксом —ся может быть истолкован двояко – и как глагол страдат., и как глагол действит. залога: Ишь, каквстаринутолюдихоронились, – сказалмнекакойтостарик (Бунин); Ножглиськострыиобжигалогонь (О. Шестинский); Больноесамолюбиераздражалосьизоднявдень (Панова).

   В случаях, когда возвратный глагол имеет только страдат. значение (см. § 1457), это значение выявляется достаточно определенно в любом контексте.

   § . В глаголах сов. вида в форме краткого страдат. причастия прош. вр. при отсутствии тв. п. со знач. действующего субъекта значение состояния преобладает над значением действия. В конструкциях Клубпостроенстудентамивкороткийсрок; Магазинбылоткрытпродавцомв10часов причастие несет значение действия, пассивно воспринятого объектом; в конструкциях Клубпостроен, Магазиноткрыт в причастии преобладает значение состояния. Аналогично: Делоужеслажено (Триф.); Вбригадахоткрытодесятьторговыхточек (газ.).

   Пассивные конструкции со страдат. глаголами несов. вида часто соотносятся с активными конструкциями с неопределенно-личным значением: Порадиопередаютсяпоследниеизвестия – Порадиопередаютпоследниеизвестия; Улицыасфальтируютсялетом – Улицыасфальтируютлетом.

ВОЗВРАТНЫЕГЛАГОЛЫДЕЙСТВИТЕЛЬНОГОЗАЛОГА

   § . Как сказано в § 1455, категорией залога охватываются все глаголы русского языка, следовательно, и те возвратные глаголы, у которых постфикс —ся не формирует страдат. значения. Такие глаголы представляют собой различные словообразовательные типы непереходных глаголов действит. залога. Возвратные глаголы, таким образом, образуют разные лексико-грамматические разряды (см. § 1119). Тв. п. при таких глаголах никогда не имеет значения действующего субъекта.

   Конструкция с возвратным глаголом действит. залога имеет свои синтаксические характеристики: она может быть распространена деепричастным оборотом; деепричастие выражает здесь действие, происходящее одновременно с действием сказуемого (Новоселы, торопясьуспетьдозимы, строятсялетом); сказуемое-глагол действит. залога может определяться местоимением сам, относящимся одновременно и к подлежащему (Ниткисамитакирвутся).

   В зависимости от того, какой глагол является мотивирующим, выделяются две разновидности возвратных глаголов действит. залога: глаголы, мотивированные глаголами переходными и непереходными.

   § . Возвратные глаголы, мотивированные переходными глаголами, распределяются по нескольким лексико-грамматическим разрядам.

   1) В глаголах собственно-возвратного значения субъект и объект действия совпадают: субъект, выраженный подлежащим (обычно это сущ. одушевл.), направляет действие на самого себя. Это – глаголы со знач. физического действия: мыться, умываться, одеваться, раздеваться, обуваться, разуваться, причесываться, бриться, белиться, румяниться, кутаться, гримироваться; Невышел, невыбежал, авыбросилсявон (Фед.). Для ряда таких глаголов характерна семантическая близость с сочетаниями переходного глагола с вин. п. местоимения себя: мытьсебя, одеватьсебя; Половинаихвтечениедесятилетгибла, ктовешаясебя, ктосжигаясь (Л. Толст.). Сюда же относится ряд глаголов со значением состояния: сдерживаться, настраиваться, возбуждаться, унижаться (сравним: сдерживатьсебя, настраиватьсебя, возбуждатьсебя, унижатьсебя).

   2) Глаголы взаимно-возвратного значения выражают взаимное (совместное, направленное друг на друга) действие нескольких субъектов: целоваться, обниматься (целовать, обниматьдругдруга), встречаться, видеться, знаться (разг.), мириться, ссориться, шептаться.

   3) Глаголы косвенно-возвратного значения называют действие, совершаемое субъектом в своих интересах; это значит, что субъект совершает действие для себя самого, но ни в самом глаголе, ни в его синтаксических связях это значение специально не выражается. Таковы глаголы прибираться, укладываться, строиться, построиться, запасаться, устраиваться; Этобырасстроилонашипланы, амыуложились (Л. Толст.); Мывсеещестоимнадорогеипочиняемся (Чех.); Хорьобстроился, накопилденьжонку (Тург.); Мыунеголошадьмираздобудемся (Тург.); Помаленькудапотихоньку – глядишьиобставился (С.-Щ.). Значение таких глаголов может быть истолковано конструкциями, содержащими местоимения себе, длясебя: раздобыться (разг.) – раздобытьдлясебя; обставиться, прибраться – обставить, прибратьсвой (длясебя) дом; починиться (разг.) – починитьчтон. свое (себе); уложиться (разг.) – уложитьсвоивещи.

   4) Глаголы активно-безобъектного значения при потенциально-качественном употреблении глаголов несов. вида (см. § 1447) называют (как правило, в формах наст. вр.) действие как постоянное и характерное свойство субъекта, его отличительную черту: крапиважжется, коровабодается, собакакусается, кошкицарапаются.

   5) Глаголы характеризующе-качественного значения называют (при тех же условиях, что и в п. 4) действие как характерную для субъекта склонность или способность подвергаться какому-либо воздействию: ниткиплохие, рвутся; машинахорошозаводится; фарфорлегкобьется; кофеплохорастворяется. Подлежащим при таких глаголах выражается субъект – носитель свойства, характерного признака.

   6) Глаголы общевозвратного значения называют действие, замкнутое в сфере субъекта как его состояние: сердиться, тревожиться, удивляться, радоваться, томиться, пугаться, беспокоиться, веселиться, печалиться, конфузиться; МарьяКирилловнавеселиласькакдитя (Пушк.); ВпервоевремяпечалиласьСаша (Некр.); Небеспокойся, пожалуйста, ниомоейболезни, ниосвоемпроигрыше (Л. Толст.).

   7) Побочно-возвратные глаголы называют действие как соприкосновение с объектом, причем объект своим наличием как бы стимулирует, порождает само это действие, делает его возможным: держатьсязаперила, взятьсязаручкудвери, цеплятьсязаруку, стукнуться, удариться, ушибитьсяобугол, теретьсяозабор.

   § . Возвратные глаголы, мотивированные непереходными глаголами, не организуются в более или менее четкие лексико-грамматические разряды. Сочетанием непереходного глагола с постфиксом —ся очень часто образуется глагол, который лексически близок к глаголу без постфикса —ся: грозить и грозиться, стучать и стучаться, звонить и звониться; в некоторых контекстах в подобных глаголах с постфиксом —ся выявляется оттенок интенсивности или настойчивости в осуществлении действия: Ясталстучатьсявдверь. Вышелхозяин (Пушк.); Мызвонилисьдолго, нонапрасно (Верес.). В других случаях постфикс —ся, присоединяясь к непереходным глаголам со знач. (видеться в каком-либо цвете), может привносить в значение глагола оттенок неопределенности, слабости выявления признака; сравним: белеть и белеться, краснеть и краснеться, чернеть и чернеться; Онничегоневидел: тосерелось, токакбудточернелосьчтото (Л. Толст.); Толькосветлуныбелеетсядлиннойчертойпополу (Тург.); Воврагекраснелсядогоравшийогонь (Л. Толст.). Постфикс —ся может переводить непереходный глагол в класс безличных, называющих состояние, переживаемое субъектом помимо его воли: верится, плачется, думается (см. § 1524). В сочетании с различными префиксами постфикс —ся формирует разные словообразовательные типы глаголов; они описаны в § 936959.

   § . Некоторые возвратные глаголы не соотносительны с глаголами без постфикса —ся; например: бояться, улыбаться, удаться, смеяться, нравиться, надеяться, гордиться, лениться, стараться, сомневаться, понадобиться, безл.: смеркается, нездоровится, а также возвратные глаголы несов. вида со знач. изменения положения в пространстве: ложиться, садиться, становиться.

КАТЕГОРИЯНАКЛОНЕНИЯОБЩАЯХАРАКТЕРИСТИКА

   § . Морфологическая категория наклонения глагола – это система противопоставленных друг другу рядов форм, выражающих отношение действия к действительности и имеющих значения реальности (изъявительное наклонение), побуждения (повелительное наклонение) или предположительности, возможности (сослагательное наклонение). Изъявительное наклонение тесно связано с категорией времени: значение этого наклонения выявляется в формах наст., прош. и буд. вр. Повелительное и сослагательное наклонения не имеют форм времени.

Еще про залог:  Кредит под залог недвижимости без подтверждения доходов в банках Костромы: условия, процентные ставки на 2021 год

   Морфологическая категория наклонения организуется противопоставлением следующих рядов форм: 1) форм изъявительного наклонения, в состав которых входят формы наст., прош. и буд. вр. у глаголов несов. вида (играю, играешь, играет, играем, играете, играют; играл, играла, играло, играли; буду, будешь, будет, будем, будете, будутиграть) и формы прош. и буд. вр. у глаголов сов. вида (сказал, сказала, сказало, сказали; скажу, скажешь, скажет, скажем, скажете, скажут); 2) форм повелительного наклонения (скажи, скажем(те), скажите) (о сочетаниях типа пустьскажет, пустьскажут см. § 1480); 3) форм сослагательного наклонения (сказалбы, сказалабы, сказалобы, сказалибы). Каждый из этих рядов форм характеризуется единством категориального значения и определенными средствами выражения. К этим средствам относятся: 1) аффиксы: флексии и постфикс —те – в формах повелит. накл.; 2) формообразующие частицы: бы – в формах сослагат. накл., давай(те) (в сочетании с инфинитивом) в формах совместного действия повелит. накл. (см. § 1479); 3) вся система временных форм – в изъявит. накл. Как видно, формы повелит. и сослагат. накл. характеризуются своими специальными показателями; формы изъявит. накл. специального показателя наклонения – аффикса или частицы – не имеют: роль морфологических показателей изъявит. накл. выполняют формы времени.

   Каждое из морфологических наклонений обладает своим категориальным значением. Значение изъявительного наклонения – представление действия как реального, такого, которое действительно происходит, происходило или будет происходить; значение повелительного наклонения – представление действия требуемого, такого, к которому говорящий кого-л. побуждает; значение сослагательного наклонения – представление действия как возможного, предполагаемого. Наклонения глагола по значениям реальности, побуждения и предположительности образуют два основных противопоставления. Это, во-первых, противопоставление изъявительного (так наз. «прямого») наклонения наклонениям повелительному и сослагательному («косвенным»); во-вторых, это противопоставление выражающего побуждение повелительного наклонения наклонениям изъявительному и сослагательному, которые в основных своих значениях волеизъявления не выражают.

ИЗЪЯВИТЕЛЬНОЕНАКЛОНЕНИЕ

   § . Как уже сказано в § 1472, категориальным значением изъявительного наклонения является значение реальности, т. е. представление действия как реально осуществляющегося в настоящем, прошедшем или будущем: Однообразный, глухойшумморя, доносившийсяснизу, говорилопокое, овечномсне, какойожидаетнас. Такшумеловнизу, когдаещетутнебылониЯлты, ниОреанды, теперьшумитибудетшуметьтакжеравнодушноиглухо, когданаснебудет (Чех.). В условиях контекста, в сочетаниях с частицами и другими характеризующими словами на значение реально осуществляющегося действия в формах изъявит. накл. могут наслаиваться оттенки объективно обусловленной возможности или невозможности и различные модальные характеристики (намерения, решимости, угрозы, готовности, нежелания). Эти оттенки выражаются в особых синтаксических условиях употребления форм времени, вида и лица или при сочетании с частицами, наречиями, модальными словами. Специфика изъявит. накл. состоит в том, что оно практически не налагает ограничений на возможности выражения различных модальных оттенков лексико-граммати-
ческими средствами и средствами контекста.

   Формы изъявит. накл. могут употребляться переносно – для выражения тех значений, которые свойственны повелит. и сослагат. наклонениям. Существенную роль при этом играют контекст и интонация, а также вся речевая ситуация. Употребление изъявит. накл. в ситуации побуждения характерно, во-первых, для форм 2 л. ед. и мн. ч. буд. вр.; во-вторых, для форм прош. вр. отдельных глаголов сов. вида.

   1) Употребление форм 2 л. буд. вр. в функции побуждения распространено в разговорной речи, широко отражается в художественной литературе при передаче диалога. Значение буд. вр. при этом не утрачивается, а сочетается со значением побуждения. При таком употреблении значение побуждения может подчеркиваться в контексте соседством с формами повелит. накл.: Тыотведешьее [собаку] кгенералуиспросишьтам, скажешь, чтоянашелиприслалИскажи, чтобыееневыпускалинаулицу (Чех.); Позвонисейчасвоенкому. Вдивизиизаболелкомиссар, атыегозаменишь (Фед.); Сейчасэмкузаправьте, поедетевполевойгоспиталь, найдетеСафонова, изподземлидостанетеиузнаете, чтосмайором (Симон.); Вернитесь, поедетеснами. Забирайтеськавмоисани (В. Ажаев).

   Примечание. В силу совпадения форм 1 л. мн. ч. буд. вр. глаголов сов. вида (например, скажем, пойдем) и форм повелит. накл. в знач. совместного действия (скажем – скажем(те), пойдем – пойдем(те) в ряде случаев нельзя с уверенностью говорить о переносном употреблении форм буд. вр. 1 л. мн. ч. Например, двоякое толкование могут получить следующие употребления: Комендантобошелсвоевойско, говорясолдатам: «Ну, детушки, постоимсегоднязаматушкугосударынюидокажемвсемусвету, чтомылюдибравыеиприсяжные» (Пушк.); Да, убежим, убежимотэтихлюдей, отэтогосветавкакойнибудьдалекий, прекрасный, свободныйкрай! (Тург.).

   2) Значение побуждения может быть выражено формами прош. вр. некоторых глаголов (начать, кончить, пойти, побежать, поехать, поплыть, полететь, взять, взяться), употребленных в роли главного члена бесподлежащного предложения со значением побудительности: Дружно, вместеначали!; Кончилиразговоры!; Пошли!; Поехали!; Полетели!; Поплылинатотберег!; Раздва, взяли!; Ану, взялисьвсевместе!; «Молчи, хрыч! – отвечаляему, запинаясь; ты, верно, пьян, пошелспатьиуложименя» (Пушк.); Полковниквызывает. Пошли (Симон.); Петькакрепченатянулварежкиидружелюбносказал: – «Ну, поехали» (Гладк.). В таких случаях (в ситуации побуждения) категориальные значения изъявит. накл. и прош. вр. не утрачиваются: действие образно представлено так, как будто оно уже произошло.

   Формы пошел!, пошла! развили в себе значение междометия ((вон)): Пошелотсюда!; Пошлипрочь!; Нунуну! – кричалон, делаяугрожающийжестлоктемвгрудь. – Пошлаотсюда, избарскихкомнат, накухню! (Гонч.).

   § . В отдельных случаях, когда контекст указывает на возможность действия, формы прош. вр. изъявит. накл. могут быть употреблены в значении, близком к значению сослагат. накл.: возможное действие представляется как легко осуществимое, близкое к реальности: НеканатомонсЕрмиломтосвязан, бросил, дапошел (А. Остр.); Ахтыкакой, Федя; ну, послалкогозаводкой – ивсятут (М.-Сиб.).

ПОВЕЛИТЕЛЬНОЕНАКЛОНЕНИЕ

   § . Категориальным значением повелительного наклонения является значение побуждения, т. е. представление действия как требуемого, к которому побуждает кого-л. говорящий: дай, уйди, ответь, приезжай; Товарищ, прислушайся, встань, улыбнись, Исвызовоммируповедай: – Загородсражаемсямынеодни, – Иэтоужепобеда (Берг.). Формы повелит. накл. – это личные формы ед. и мн. ч.: форма 2 л. ед. ч., выражающая побуждение к действию, обращенное к одному лицу, форма 2 л. мн. ч., выражающая побуждение, обращенное к нескольким лицам, и свойственные только повелит. накл. формы совместного действия, выражающие побуждение, обращенное к группе лиц, включающей говорящего. Формы 2 л. ед. ч. образуются от основы наст. вр. одним из двух способов: путем присоединения к основе наст. вр. 1) флексии —и или 2) нулевой флексии при чередовании согласных в конце основ по твердости – мягкости.

   Первый способ образования характеризует следующие группы глаголов. 1) Глаголы с основой наст. вр. не на |j| (т. е. глаголы не I, II и VIII кл.) и с ударением на флексии в форме 1 л. ед. ч. наст. вр.: смотрю – смотри, говорю – говори, кричу – кричи, пеку – пеки, пишу – пиши. 2) Глаголы с основой наст. вр. на |j| и инфинитивом на —ить (кл. X, 1), имеющие в 1 л. ед. ч. ударение на флексии: таить – таю – таи, поить – пою – пои; некоторые глаголы имеют вариантные просторечные формы 2 л. на |j|: напои и напой, подои и подой. 3) Глаголы разных классов с ударением в 1 л. ед. ч. наст. вр. на основе, при условии, если основа оканчивается на сочетание согласных: кончу – кончи, прыгну – прыгни, смолкну – смолкни; исключение составляют гл. крапать и сыпать, которые в форме 2 л. ед. ч. повелит. накл. оканчиваются на |п’|: крапь (употребляется редко), сыпь вместо ожидаемых *крапли, *сыпли (в соответствии с основой наст. вр. – краплют, сыплют). У некоторых глаголов с ударяемой основой и с корневой морфемой на |с| или на две согласных, первая из которых |р1|, возможны вариантные формы с —и (предпочтительно) и без —и: очисти и очисть, прочисти и прочисть, испорти и испорть, корчи и корчь, морщи и морщь. 4) Глаголы с префиксом вы-: вынеси, выкупи, выпиши, выскажи и под. В случае, если форма повелит. накл. бесприставочного глагола оканчивается на мягкую согласную (кинь, сунь, брось, ставь, правь), у мотивированных глаголов с приставкой вы— возможны вариантные формы повелит. накл.: выкини и выкинь, высуни и высунь, выброси и выбрось, выправи и выправь. Указанные в п. 3 и 4 формы повелит. накл., оканчивающиеся на мягкую согласную, типа испорть, прочисть, выкинь, высунь свойственны разг. речи.

   Второй способ образования представлен двумя разновидностями. 1) В том случае, если основа наст. вр. оканчивается на парно-твердую согласную, форма повелит. накл. оканчивается на парно-мягкую согласную (об исключениях см. ниже, п. 2): будут – будь, встанут – встань, тронут – тронь. 2) В том случае, если основа наст. вр. оканчивается на парно-мягкую согласную, шипящую, |j| или |г|, в форме повелит. накл. чередования в конце основы отсутствуют: бросят – брось, мурлычут – мурлычь, режут – режь, услышат – услышь, беле|j-у|т – белей, uгра|j-у|т – играй; лягут – ляг. Глаголы бить, вить, лить, пить, шить (кл. I, 5), образующие формы повелит. накл. по второму способу, имеют в основе беглую гласную |е|: бей, вей, лей, пей, шей. По второму способу образуются формы 2 л. ед. ч. повелит. накл. от глаголов с основой наст. вр. на |j| и с ударением на окончании в 1 л. ед. ч. (как правило, глаголы с основой на |j|, образующие формы повелит. накл., имеют ударение на основе, см. выше: играю, белею): боюсь – бойся (а не *бои-сь), жую – жуй (а не *жуи), пою – пой (а не *пои), смеюсь – смейся (а не *смеи-сь). При образовании формы 2 л. повелительного накл. по второй разновидности эта форма совпадает с основой наст. вр.

   Примечание. Глаголы уведомить, лакомиться и —купорить (за-, от-) наряду с закономерными для них формами уведомь, лакомься, —купорь образуют также формы на —и:, уведоми, лакомись, —купори.

   § . Ряд глаголов образует формы повелит. накл. от основы, отличающейся от основы наст. вр. Сюда относятся: 1) глаголы кл. VIII с основой наст. вр. на |aj|: вставать – вста|j-y|т, давать – да|j-y|т, создавать, узнавать, у которых форма повелит. накл. имеет вид вставай, давай, создавай, узнавай (очевидно, под влиянием глаголов I кл. с суф. морфами —ива-, —ва-: разыгрывать – разыгрывай, подбадривать – подбадривай, напевать – напевай); 2) изолированные глаголы дать, создать, у которых форма повелит. накл. образуется от основы на |aj|, совпадающей с основой наст. вр. глаголов кл. VIII давать, создавать (давать – да-|j-y|, создавать – созда|j-y|): дай, создай; 3) изолированный глагол есть (основа наст. вр. е|д’|- – едят) в повелит. накл. имеет основу еш-: ешь; 4) изолированный глагол ехать, у которого в качестве формы 2 л. ед. ч. выступает образование поезжай (другие формы от этой основы не образуются) и прост. езжай – от глагола —езжать (формы уезжай, отъезжай, приезжай, наезжай, съезжай, выезжай, заезжай – нормальны).

   § . Возможности образования форм 2 л. ед. ч. повелит. накл. реализуются не всегда: ему может препятствовать лексическое значение глагола. Так, неупотребительны формы повелит. накл. от глаголов, называющих нецеленаправленные действия и состояния: весить, выглядеть, значить, наличествовать, стоить, преобладать, поиздержаться, поизноситься, приустать, подзабыть. Избегается употребление форм повелит. накл. от глаголов болеть(испытывать боль), мочь, хотеть; последние отмечаются в разговорных и экспрессивных сочетаниях, преимущественно с отрицанием: Неболиты, душа (Никит.); хотиилинехоти, а…; идуматьнемоги (разг.).

   Примечание. Формы повелит. накл. префиксальных глаголов, мотивированных гл. хотеть и мочь, нормальны: захоти, смоги.

   Употреблению форм повелит. накл. может препятствовать несовместимость лексического значения глагола со значением побуждения, как правило, адресуемого лицу. Так, избегается употребление форм повелит. накл. от глаголов, называющих такие действия, которые исходят от неодушевл. предметов: близиться, бодрить, булькать, ветвиться, вместить, возобновиться, возникнуть, выветриться, втечь. В прямом значении побуждения не употребляются формы повелит. накл. от безличных глаголов: морозить, рассветать, знобить. Однако лексические ограничения могут сниматься для форм, конструирующих подчинительную связь в сложном предложении: Рассветайсегодняпораньше, ябывсталвовремя (Н. Дурново); Вероятно, лучшебылобы, доведисьмальчикуисполнитьсвоежелание (А. Шаров); Впрочем, нашеделомаленькое. Нашеделопрокукарекать, атамхотьинерассветай (В. Богомолов). О сочетании формы повелит. накл. с частицей давай типа давайгуляй, давайпробуй, давайиграй см. «Синтаксис. Простое предложение», § 1938.

   § . Формы 2 л. мн. ч. повелит. накл. образуются путем присоединения к формам ед. ч. постфикса —те: идите, режьте, таите; в возвратных глаголах постфикс —те стоит перед аффиксом —ся (-сь): купайся – купайтесь, беспокойся – беспокойтесь. Встречающееся в ед. ч. двоякое образование форм (см. § 1475) мн. числу не свойственно: из двух форм ед. ч. с постфиксом —те соединяется только одна форма: высуни и высунь, но высуньте; высыпи и высыпь, но высыпьте; выстави и выставь, но выставьте; корчь и корчи, но корчите; прочисть и прочисти, но прочистите.

   § . Формы совместного действия – это формы мн. ч.; обозначаемое ими побуждение всегда относится к двум или более лицам: к собеседнику (либо собеседникам, группе лиц, включающих собеседника) и к самому говорящему. Значение повелит. накл. у этих форм выражается при помощи постфикса —те, присоединяемого: 1) у глаголов сов. вида и у глаголов однонаправленного движения – к форме 1 л. мн. ч. изъявит. накл.: пойдемте, поедемте, идемте, летимте, плывемте; Ребята! НеМосквальзанами? УмремтежподМосквой (Лерм.); А, впрочем, станемтекалучшечайпить (Тург.); 2) у глаголов несов. вида (кроме глаголов однонаправленного движения) – к частице давай, соединяющейся с инфинитивом этого глагола: давайтепеть, давайтеиграть; Давайте, – говорю, – ласковые, вжмуркипополянкебегать (Леск.). Частица давай(те) употребляется и при формах совместного действия глаголов сов. вида: давай(те) напишем; давай(те) сыграем; ЗоветменявзглядомикрикомсвоимИвымолвитьхочет: Давайулетим! (Пушк.). Из возможных дублетных образований типа покормимте – давайтепокормим, сыграемте – давайтесыграем более употребительны сочетания с частицей давай(те).

   В формах, образованных с помощью частицы давай, постфикс —те обычно присоединяется к этой частице, но в разг. речи возможно присоединение постфикса и к частице, и к форме глагола одновременно: давайтенапишем и давайтенапишемте; Давайте, знаете, | устроимтекарусель | надеревеизучениядобраизла! (Маяк.).

   В том случае, если в формах совместного действия отсутствует постфикс —те (при вежливом обращении обязательный), эти формы: 1) совпадают с формами буд. вр. простого (у глаголов сов. вида: поедем, простимся, сыграем) и наст. вр. (у глаголов несов. в. однонаправленного движения: едем, бежим, летим); 2) совпадают с формами буд. вр. сложного (у глаголов несов. вида: будемиграть, будемгулять); 3) образуются сочетанием частицы давай с инфинитивом глагола несов. вида, обозначая при этом совместное действие говорящего и собеседника: давайиграть. Формы совместного действия типа будемиграть употребляются редко; более употребительна аналитическая форма с частицей давай(те) и инфинитивом глагола несов. вида: давай(те) играть, давай(те) гулять.

   При совпадении форм совместного действия с формами 1 л. мн. ч. буд. вр. простого или буд. вр. сложного первые характеризуются как формы повелит. накл. на основании речевой ситуации и интонации, соотносящих эти формы с формами совместного действия типа поедемте, сыграемте, будемтеиграть: [Cаша:] (Львову) Воттеперьиподумайте: понимаетевысебяилинет? Тупые, бессердечныелюди! (БеретИвановазаруку). Пойдемотсюда, Николай! Отец, пойдем! (Чех.). Совпадением форм совместного действия гл. сов. и несов. вида типа пойдем, сыграем, будемиграть с формами буд. вр. этих глаголов объясняется употребление сочетаний с частицей давай(те), распространенное для глаголов сов. вида (давай(те) пойдем и давайтепойдемте) и грамматически возможное, но редкое, для глаголов несов. вида (давай(те) будемиграть и давайтебудемтеиграть).

Еще про залог:  Снять однокомнатную квартиру 🏢 в Домодедово, Московская область от собственника без посредников - аренда 1-комнатных квартир от хозяина на ONREALT.RU

   Примечание 1. В функции, близкой к функции частицы давай, при форме совместного действия может быть употреблена частица дай. Значение побуждения при этом имеет оттенок предоставления возможности со стороны того, кому адресована речь: ЗдесьвсумеркивконцезимыОнадая – Лишьдведуши. Останься, дайпосмотриммы, Какмесяцканетвкамыши (Блок); Какутебяхорошоисветло – НамзастеноютемноДайпошалим, постучимсявстекло, Дайказабьемсявокно! (Блок). Такое употребление редко.

   Примечание 2. В разг. речи и просторечии совместное действие может выражаться сочетанием междометия айда (айдате, прост.) с инфинитивом: айдагулять! Это же междометие входит в сочетание с формами совместного действия, совпадающими с формами буд. вр.: айдапогуляем.

   § . Побуждение может быть отнесено к 3 л. ед. и мн. ч. В этих случаях оно выражается сочетанием частицы пусть или пускай, устар. да с формой 3 л. ед. или мн. ч изъявит. накл.: пустьпридет; пускайвеселятся; пустьостанутся; Даздравствуетсолнце, даскроетсятьма! (Пушк.); ДаведаютпотомкиправославныхЗемлироднойминувшуюсудьбу (Пушк.). Такие сочетания, абсолютно регулярные в своем образовании, обычно трактуются как аналитические формы 3 л. ед. и мн. ч. повелит. накл. глагола. Однако по своей природе они ближе к сочетаниям слов, так как, во-первых, частицы пусть, да соединяются и с формами 1 и 2 л. (Пустьярасскажу! Гоголь; Даправлюявославесвойнарод. Пушк.; Пустьмыбудемпервыми; Пустьвыпойдете); во-вторых, эти частицы во многих случаях распространяют свое значение на предложение в целом: Пустьстолстоитуокна! См. об этом «Синтаксис. Простое предложение», § 1938.

   § . Как уже сказано в § 1475, категориальное значение повелит. накл. – это значение побуждения. Основным носителем этого значения является форма 2 л. ед. и мн. ч., обозначающая побуждение, обращенное к одному лицу или к группе лиц: убери (со стола), подмети (комнату), напиши (письмо), передайте (ему мою просьбу). Формы 2 л. могут выражать побуждение, адресованное не лицу, а предмету; такое обращение характерно для поэтической речи. При этом предмет, к которому обращено побуждение, обычно персонифицирован и, как правило, называется: Шуми, шуми, послушноеветрило, Волнуйсяподомной, угрюмыйокеан (Пушк.); Хранименя, мойталисман (Пушк.); Догорай, гори, моялучина (народн. песня). Об употреблении подлежащего-личного местоимения при сказуемом – глаголе в форме повелит. накл. см. «Синтаксис. Простое предложение», § 2257.

   В зависимости от вида глагола волеизъявление может сопровождаться теми или иными экспрессивными оттенками. Формы повелит. накл. глаголов несов. вида обычно выражают более категорическое побуждение, чем формы глаголов сов. вида. Ср.: Сядь, Илька! Радибога, сядь! Ну, дасадисьже! (Чех.); Вывернитекарманы! Ну, живо! Чтоявамговорю? Выворачивайте! (Н. Остр.). С наибольшей отчетливостью экспрессивный характер побуждения в глаголах несов. вида выступает в тех случаях, когда из контекста очевидно, что исполнение действия должно произойти немедленно: Полноврать, – прервалястрого, – подавайсюдаденьги, илиятебявзашейпрогоню (Пушк.); Одевайся, пойдемкомне (Гонч.); Сейчасслезай, еслинехочешь, чтобытебястащиливгрязь (Тург.); [Студзинский:] Лариосик! Живонеситеподушкуиодеяло. Кладитенадиван. (ПереносятНиколкунадиван). Режьсапог! (Булг.).

   В тех случаях, когда при волеизъявлении не предполагается немедленное исполнение действия, а имеет место побуждение к действию постоянному, повторяющемуся, формы повелит. накл. несов. вида лишены экспрессивного оттенка: Молчи, скрывайсяитаиИчувстваимечтысвои (Тютч.); Любиж, покудалюбится, Встречай, покавстречается (Исак.); Живитихонько, спокойненько, аупрямо! Слушайвсех, аделай, кактебелучше (Горьк.).

   Различие в значениях форм повелит. накл. глаголов сов. и несов. вида не относится к области устойчивых и строгих правил. Характер побуждения определяется не только видовым значением глагола, но также лексическим значением слова и ситуацией. Например, такие приглашения к действию, названному глаголом несов. вида, как заходите, входите, садитесь, могут не иметь экспрессивных оттенков распоряжения или требования. Категорическое требование не выражается и при употреблении форм повелит. накл. глаголов несов. вида, когда предполагается продолжение уже начатого действия или специально акцентируется самый процесс осуществления действия: Рассказывайте, – напоминаюятихонько (Горьк.); Тольковыотвечайтемнесразу. Отвечайте, нераздумывая, апрямо, – какспрошу, такиответьте (А. Н. Толст.).

   С другой стороны, формы повелит. накл. глаголов сов. вида в определенных ситуациях могут выражать большую, чем формы несов. вида, категоричность побуждения; например: Придитевчетыречаса и Приходитевчетыречаса. Ср. нарастание категоричности побуждения в следующем тексте: – СадитесьНоСимонпродолжалстоятьизаслонялБочкову. – Картинкин, сядьте. – НоКартинкинвсестоял. – Картинкин, сядьте. НоКартинкинвсестоялиселтолькотогда, когдаподбежавшийприставтрагическимшепотомпроговорил: – Сидеть, сидеть! (Л. Толст.).

   Формы повелит. накл. некоторых глаголов сов. вида с отрицанием в силу своей экспрессивной окраски и лексического значения глагола часто употребляются как устойчивые формулы просьбы: непокинь(те), неоставь(те), незабудь(те), непогуби(те); извинения: необессудь(те); вежливого обращения, иногда иронического: неизволь(те) беспокоиться, неоткажи(те) влюбезности.

   О видовых различиях форм повелит. накл. при отрицании см. § 1450.

   § . В разговорной речи формы повелит. накл. глаголов сов. вида употребляются для «побуждения к запрещаемому» или «обратного побуждения», т. е. для выражения запрещения называемого действия: Поговоримнееще! (т. е. (замолчи)); Попадисьмнетолько! (т. е. (нe смей, опасайся попасться)); Фельдшервспылиликрикнул: – Поговоримнееще! Дубина! (Чех.); Застрелю! Коснисьэтойженщины! (А. Н. Толст.); Тыуменяпикнитолько (А. Остр.). Такое употребление связано с определенными синтаксическими конструкциями и словопорядком (см. «Синтаксис. Простое предложение», § 1942).

   § . Формы повелит. накл. некоторых глаголов имеют модальные значения, близкие к значениям междометий и частиц. Так, за отдельными лексическими значениями некоторых глаголов в формах повелит. накл. закрепились значения фамильярного и резкого побуждения к энергичному и немедленному действию. Таковы формы давай, дуй, валяй, жги, жарь, шпарь, чеши в знач. (действуй немедленно): Валяйтесюда! Сюда, ребята! (Чех.); [Мышлаевский:] Пожалуйста, надевайшинель! Валяй! Дуй! (Булг.); Объяви, чтобыбезобинякаШпарь, какдавеча! (Фед.).

   Формы повелит. накл. глаголов сказать (скажи, скажите) и смотреть (смотри, смотрите), глядеть, подумать в определенных синтаксических позициях утрачивают побудительное знач. и употребляются в функции модальных частиц, выражающих недоверие, сомнение, удивление: Подумайте, какаяважнаяшишка!; Глядитека, чегозахотела!; Вамневдомек? Скажите, какаяневинность! (Фед.); Скажинамилость, дажетемностало! (М. Бубеннов).

   § . В составе предложения значение формы повелит. накл. может конкретизироваться как требование, просьба, совет, увещевание, мольба. Все эти оттенки побуждения создаются интонацией, лексическим значением глагола, контекстом (ситуацией) и специальных грамматических средств для своего выражения не имеют.

   Специфические оттенки значения характеризуют формы 2 л. ед. ч. повелит. накл., употребленные в обобщенно-личном значении. Например, в пословицах: Хлебсольешь, аправдурежь; Пей, даделоразумей; Говори, данезаговаривайся; Неплюйвколодец, пригодитсяводынапиться; Невсвоисанинесадись. Отрыв действия от его непосредственного производителя и возможность адресовать повеление любому лицу определяют собою широкое употребление форм 2 л. ед. ч. повелит. накл. в целом ряде значений, далеких от собственно побуждения. С побуждением их объединяет лишь значение ирреальности (возможности, желательности) действия. На категориальном значении побуждения основано употребление форм повелит. накл. при выражении значений: 1) желательности; 2) долженствования; 3) вынужденности; 4) невозможности осуществления действия; 5) неограниченной возможности, легкости осуществления действия. Ниже иллюстрируются все эти употребления форм повелит. накл. (подробно они описываются в разделе «Синтаксис. Простое предложение», § 19421946).

   1) Побуждение в соединении со значением желательности выражается формой повелит. накл. в возможном сочетании с частицей бы; такие предложения имеют обобщенно-личное значение: [Лиза:] МинуйнаспущевсехпечалейИбарскийгнев, ибарскаялюбовь (Гриб.); Громомихсожги! (Бунин); сюда же: Пропади (бы) всепропадом; Провались (бы) онивтартарары; Разорвитомуживот, ктонеправдойживет (старая посл., Даль).

   2) Побуждение в соединении со значением долженствования (с разными его оттенками) представлено, например, в таких употреблениях: Всяксверчокзнайсвойшесток (посл.: (должен знать)); Комукадят, тотикланяйся (посл.); Здесьживинекакхочешь – кактеткихотят (Пушк.); Вынеплатите, аязавасотвечай? (Чех.); [Мышлаевский:] Довольно! Явоююсдевятьсотчетырнадцатогогода. Зачто? Заотечество? Аэтоотечество, когдабросилименянапозор?! Ияопятьидикэтимсветлостям? Нунет (Булг.).

   3) Значение вынужденности выступает при обобщенно-личном употреблении форм 2 л. ед. ч. в сочетании с частицей хоть в ряде фразеологических оборотов; побудительность ослаблена, и на первый план выдвигается общее оценочное (отрицательное) значение: таквсеплохо, хотьплачь; хотьбеги; хотьубей; хотьложисьдапомирай; хотьвешайся.

   4) Значение невозможности совершения действия (также в обобщенно-личном употреблении) обнаруживается в случаях типа: Емуислованиктонескажи; Ивозразитьнесмей; Ждиотнегопомощи, какже!

   5) Значение неограниченной возможности, легкости осуществления действия представлено в таком, например, употреблении: ДобрыйдокторАйболит! Онподдеревомсидит. ПриходикнемулечитьсяИкорова, иволчица, Ижучок, ичервячок, Имедведица! (К. Чук.).

   § . Формы совместного действия, как правило, не выражают категорического побуждения. Для них характерно значение приглашения: Дорогая, сядемрядом, Поглядимвглазадругдругу (Есен.); – Сыграем? Янеповерилсвоимушам: – Какжеясвамибудуиграть? – Ачтотакое? – Выжеучительница! (Расп.); ДарьяВласьевна, соседкапоквартире, Сядем, побеседуемвдвоем (Берг.); Перекурим, ребята. Повторятьприглашениенеприходится (газ.).

   Побуждение с большей определенностью передается формами и сочетаниями с частицей давай(те), но и в этом случае значение приглашения к совместному участию в действии преобладает; например: давайтевеселиться, давай(те) поедем(те), давай(те) купимбилетывтеатр.

   Форма совместного действия, как правило, не употребляется с подлежащим-местоимением мы. Такое употребление возможно в разговорных контекстах, чаще в сочетании с частицей —ка, причем подлежащее обычно следует за сказуемым (поедемтекамыдомой), а также с частицами дай и давай (давайтекамынапишемписьмо или давайтеканапишеммыписьмо).

   § . Сочетания с пусть, пускай, обозначающие побуждение, адресованное к 3 л. ед. и мн. ч., обычно употребляются с местоимениями он, она, они или с существительными, называющими лицо или предмет: пустьонприходит; пустьонауезжает; пустьонирасскажут; пустьстудентыедутнапрактику; пустьбагажостанетсянавокзале. Сочетания с пусть, пускай могут иметь оттенок пожелания (Пустьживутвмоемсердцемечтаитревога. Ошанин), долженствования (Пустьниктонеиграетсогнем – (никто не должен играть)), допущения (Нуипустьимлегкоживется. Сельв.; Ипустьприходитстарость. Н. Рыленков).

   Те же частицы в сочетании с формами 1 л. буд. вр. простого и буд. вр. сложного могут оформлять побуждение, обращенное к 1л., т. е. к самому говорящему. Такие сочетания редки; значение побуждения в них обычно соединяется со значением желания, допущения, принятия: [Бобчинский:] Ужнемешайте, пустьярасскажу, немешайте! (Гоголь); Пустьвсегдабудетмама, пустьвсегдабудуя! (песня); Пустьсеберуки, игубы, исердцесожгу! (Цвет.).

   О сочетаниях типа дайпопробую, дайвзгляну см. «Синтаксис», § 2210.

   § . В системе глагола есть формы, совпадающие с формами 2 л. повелит. накл., но не имеющие значения побуждения и выступающие только в составе определенных синтаксических конструкций.

   1) Формы со значением обусловливающего действия, выступающие всегда в составе условного предложения: Нониктонезналотайнойбедемоей, и, скажияоней, никтобымненеповерил (Пастерн.); Пушкин – генийиЭйнштейн – гений. Чтоможетихобъединять? Незнаю, нодумаюпочемуто, чторазговорисьПушкинсЭйнштейном, имнебылобыскучно (Я. Голованов). В ряде контекстов, прежде всего в обобщенно-личном употреблении, такая форма сохраняет категориальное значение побуждения: Изменитеколорит, икартинаиспорчена; Расскаживсюправду, никтотебенеповерит; ЗаговоритеонашествииНаполеона, исразувспомнятсяБородино, пожарМосквы, Смоленскаядорога (Песк.); ПисьмоСамоНикуданепойдет, Новящикегоопусти – Онопробежит, Пролетит, ПроплыветТысячиверстпути (Маршак).

   2) Формы, обозначающие неожиданное и неподготовленное, обычно нежелательное действие: Егождут, аониопоздайнацелыйчас. Для этих форм нормально сочетание с и, возьми, возьмии. В художественной литературе отражено употребление этих форм в разговорной речи и в просторечии: Емубывсторонуброситься, аонвозьмидапрямоипобеги (Тург.); Ивотвдругмнетогдавтужесекундуктотоишепнинаухо… (Дост.); Титка, когдамыраскулачивали, онинападинатоварищаДавыдова (Шолох.).

СОСЛАГАТЕЛЬНОЕНАКЛОНЕНИЕ

   § . Сослагательное наклонение имеет категориальное значение возможности, предположительности. Это значение выражается аналитическими формами, состоящими из глагольной формы на —л (совпадающей с формой прош. вр.) и частицы бы (б): игралбы, игралабы, игралобы, игралибы. Так же как и повелит. накл., сослагат. накл. не имеет форм времени. В отличие от повелит. накл. оно не имеет форм лица, но имеет в ед. ч. формы рода: мужского (сказалбы), женского (сказалабы) и среднего (сказалобы). Формы сослагат. накл. противопоставлены по числу – единственному (сказал, —а, —обы) и множественному (сказалибы).

   При употреблении форм сослагат. накл. частица бы не обязательно располагается непосредственно вслед за формой на —л; она может: 1) отделяться от форм на —л другими словоформами (Едвалибыстарикнашел, чтоответитьему. Чех.; Насненужножалеть, Ведьимыникогобнежалели. Гудз.; Онбыужевчераприехал); 2) выступать в сочетании с подчинительными союзами (см. § 1674, 1683), причем степень слияния союза с частицей может быть различной: от совместного участия союза и формы сослагат. накл. в формировании сложного предложения до слияния простого союза с частицей бы в целое новое слово – составной союз (см. § 1676).

   Примечание. Частица бы входит в состав аналитической формы сослагат. накл. только в сочетании с формой на —л; синтаксические сочетания с формами повелит. накл. (придибы), инфинитива (узнатьбы), причастия (узнавшийбы) не являются морфологическими формами сослагат. накл. глагола.

   § . Присущее форме сослагат. накл. значение предположительности проявляется, например, в таких употреблениях: [Елена Андреевна:] МнехочетсяигратьЯсыгралабытеперьчтонибудь (Чех.); Безобщеговашегосогласиятыбысюданеявился (Фед.); А, бытьможет, годназадТыбыздесьизведал, воин, То, чтонашизведалбрат (Твард.).

   В зависимости от синтаксических условий и контекста значение предположительности может варьироваться и представать как значение желания (1), побуждения (2) или возможного обусловливающего действия (3).

   1) Формы сослагат. накл. широко употребляются для выражения желания в разных его оттенках. При этом формы сослагат. накл. часто объединяются с частицами и выступающими в роли частиц наречиями: пустьбы, толькобы, лишьбы, чтоеслибы; хорошобы, лучшебы, скорейбы, хорошобычтобы, вотбыхорошоеслибы, какбытольконе: ЭтомножествоводыОченьдухсмущаетмой. Лучшебвырослисады, Там, гдеслышенморявой. ЛучшебтутстоялихатыИполезныерастенья, ЗверибегалирогатыДлякрестьянувеселенья (Забол.); Сидишьтут, глупостямизанимаешься, лучшебыужинприготовилаилихотьчайникпоставила (Кетл.).

   2) Формы сослагат. наклонения с безударной частицей чтоб употребляются для выражения побуждения: Чтобтыбольшенеприходил!; Чтобонсюдатоварищейнеприводил!; Чтобятебябольшездесьневидел!

   3) В придаточной части сложного предложения формы сослагат. накл. обозначают действие, обусловливающее собою то, о чем сообщается в главной части: [Анна Петровна:] Ачтобывысделали, еслибывывыиграли? (Чех.); Оноченьпригодилсябысегодняночью, еслибынесломалсебеногу (Горьк.). Те же отношения в бессоюзных предложениях: Училсябытыхорошо, всебылибыдовольны.

Подробно употребление форм сослагат. накл. описано в разделе «Синтаксиc».



Оцените статью
Добавить комментарий