Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2015 г. N 18-КГ15-44 Суд отменил ранее принятые по делу судебные решения, отказав в признании недействительным договора залога недвижимости, поскольку отсутствуют правовые основания для вывода о нарушении прав истца при заключении оспариваемой сделки и для применения к спорному недвижимому имуществу положений семейного законодательства о законном режиме общего имущества супругов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2015 г. N 18-КГ15-44 Суд отменил ранее принятые по делу судебные решения, отказав в признании недействительным договора залога недвижимости, поскольку отсутствуют правовые основания для вывода о нарушении прав истца при заключении оспариваемой сделки и для применения к спорному недвижимому имуществу положений семейного законодательства о законном режиме общего имущества супругов Залог недвижимости

Раздел супружеского имущества при банкротстве одного из супругов: как это влияет на порядок реализации их общего имущества

С 1 октября 2021 года в российском правопорядке появился институт банкротства физических лиц (потребительское банкротство), который открыл гражданам возможность освободиться от непосильных долгов и начать жизнь «с чистого листа» (freshstart). Очевидно, что право на освобождение от долгов не является для должника «бесплатным» и взамен он должен расстаться с имуществом, нажитым им к моменту открытия процедуры банкротства. Подавляющее большинство граждан, обращающихся в суд с заявлением о признании себя несостоятельным (банкротом), состоят в браке, и большая часть их имущества является общей совместной собственностью супругов. В связи с этим встает ключевой вопрос – какая часть имущества, находящегося в совместной собственности супругов, подлежит включению в состав конкурсной массы и каков порядок его реализации.

До появления в российском банкротном праве института «потребительского банкротства» граждан вопрос о режиме супружеской собственности обсуждался в контексте банкротства индивидуальных предпринимателей. Так, в п. 18 постановления Пленума ВАС РФ № 51 было закреплено, что общее имущество супругов не может быть включено в конкурсную массу, а конкурсный управляющий в целях формирования конкурсной массы должен обращаться с требованием о разделе общего имущества супругов за тем, чтобы реализовывать в ходе процедуры банкротства долю в праве общей собственности, принадлежащей супругу-банкроту.

Как отмечает О.Р. Зайцев данное решение было продиктовано тем, что ни СК РФ, ни ГК РФ на момент разработки данного постановления Пленума ВАС не знали (к слову сказать, как и сейчас не знают) такой способ раздела общего имущества супругов как его реализация и раздел выручки пропорционально долям, принадлежащим каждому из супругов.

Однако, если общее имущество супругов являлось залоговым, то суды и ранее допускали обращение взыскания на заложенное имущество (а не долю в праве общей собственности на данное имущество) с выплатой другому супругу денежной компенсации, соразмерной принадлежащей другому супругу доле (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.2021 № 15154/11, Постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.2021 г. № 4254/14, Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя»). Данное правило действовало и тогда, когда после предоставления залога супруги произвели раздел общего имущества.

Федеральным законом от 29.06.2021 г. № 154-ФЗ в Закон о банкротстве введена статья 213.26, регулирующая особенности реализации имущества гражданина. Законодатель в п. 7 данной статьи изменил подход, занятый в п. 18 постановления Пленума ВАС РФ № 51, и закрепил, что в рамках дела о банкротстве гражданина реализации подлежит, в том числе, имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом). При этом в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов, соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу.

Указанная новелла нашла как своих сторонников (О.Р. Зайцев, А.В. Егоров, П.А. Ломакина), так и противников (В.В. Витрянский, Ю.С. Харитонова).

Так, П.А. Ломакина указывает, что «закрепленный Законом о банкротстве порядок расчетов по общим обязательствам, предусматривающий реализацию общего супружеского имущества в деле о банкротстве, представляется экономически оправданным, а гарантии прав супругов — достаточными для сбалансирования прокредиторского подхода»

В.В. Витрянский напротив указывает, что «прямая продажа с торгов имущества, являющегося объектом совместной собственности гражданина-банкрота и его супруга, полностью игнорирует права последнего как сособственника соответствующего имущества. Впрочем, как и удержание из причитающихся супругу денежных средств, полученных от продажи общего имущества, в счет погашения неких солидарных обязательств без предъявления каких-либо требований к данному лицу в установленном порядке».

Но вернемся к тексту п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротства. Из содержания указанного пункта непонятно, распространяется ли данное правило на общую долевую собственность супругов (бывших супругов) либо применяется только к общей совместной собственности. Буквальное толкование («имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом») свидетельствует о применении п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве к обоим видам общей собственности. Однако ст. 256 ГК РФ тоже имеет лаконичное название «общая собственность супругов», хотя речь в ней идет именно об общей совместной собственности супругов (п. 1 ст. 256 ГК РФ). Статья 38 СК РФ также успешно «жонглирует» понятиями «общая собственность» и «совместная собственность» как тождественными. Не следует ли из этого, что в п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве законодатель, указывая на общее имущество супругов, по привычке держал в уме общую совместную собственность?

Исходя из разъяснений, изложенных в п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 48, если супруг (бывший супруг), полагающий, что реализация общего имущества в деле о банкротстве не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга, то такой супруг вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства (п. 3 ст. 38 СК РФ). Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках процедур банкротства до разрешения указанного спора судом общей юрисдикции.

Еще про залог:  Купил машину, а она в залоге у банка - что делать? | Мария. К, 22 октября 2020

Если для реализации имущества супруга-банкрота, иррелевантно в общей совместной либо в общей долевой собственности супругов находится данное имущество, то не совсем понятно, каким образом раздел общего имущества супругов позволит защитить интересы другого супруга. Единственное разумное объяснение заключается в том, что суд с учетом конкретных обстоятельств может иным образом определить доли каждого из супругов, но с учетом того, что в судебной практике доли супругов чаще всего признается равными, данный способ защиты является иллюзорным.

По мнению О.Р. Зайцева п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве распространяется, в том числе, на случаи, когда к моменту реализации имущества должника финансовым управляющим супруги уже успели произвести раздел общего супружеского имущества, преобразовав свой законный режим совместной собственности в режим общей долевой собственности. Как указывает данный ученый, банкротом признается не столько конкретная личность, сколько имущественная масса такого лица. Поскольку по общему правилу на момент рассмотрения дела о банкротстве гражданина большая часть его имущества является общим, то нормативно банкротом является имущественная масса супругов, а значит процедура банкротства должна осуществляться в отношении всего общего имущества супругов, а не в отношении имущества каждого из них отдельно.

В данной проблеме сталкиваются с одной стороны интересы кредиторов, так как реализация общей собственности супругов зачастую является чуть ли не единственным шансом на хотя бы частичное удовлетворение требований кредиторов, а с другой – интересы супруга должника, которого правопорядок в принудительном порядке лишает права собственности на долю в общем имуществе. Думается, что все же интересы кредиторов должны превалировать над интересами супруга должника, поскольку брак имеет сходство с простым товариществом, где между его участниками возникают фидуциарные отношения (что ещё раз свидетельствует о том, что delegeferenda супруги образуют гражданско-правовое сообщество). Если супруг (участник товарищества) неумело распоряжался общим делом, в результате чего довел имущественную массу до банкротства, то он фактически нарушил фидуциарную обязанность по отношению к другому участнику такого «товарищества» (супругу), а значит риски нарушения соглашения между товарищами должны лежать на самих товарищах, но не экстернализироваться на внешних кредиторов, поскольку именно супруга выбрала себе такого «спутника жизни» (принцип «Hand muss hand wahren»).

Оставим теоретическую рефлексию и обратимся к судебной практике. В этом контексте крайне примечательным является недавнее отказное Определение ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2021 г. N 302-ЭС20-18505). По результатам торгов между финансовым управляющим имуществом должника и покупателем заключен договор купли-продажи объектов недвижимости и земельного участка. Управление Росреестра отказало в регистрации перехода права собственности, сославшись на то, что согласно сведениям из ЕГРН отчуждаемые объекты недвижимости принадлежат на праве общей долевой собственности должнику, а также его супруге (по ½ доли). Поскольку супруга своего согласия на продажу объекта недвижимости не давала, то переход права собственности невозможен. Супруга покупателя (по непонятной причине в суд обратился не сам покупатель, а его супруга) обратилась в суд с заявлением о признании недействительным решения Росреестра об отказе в государственной регистрации перехода права собственности.

Верховный Суд РФ поддержал выводы судов нижестоящих инстанций, отказавших в удовлетворении требований со ссылкой на то, что супруга покупателя не является стороной договора купли-продажи недвижимости, поэтому не вправе обращаться с соответствующим заявлением. Вместе с тем, в качестве obiterdictum Верховный Суд РФ указал, что по смыслу п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве, совершая действия по реализации имущества, в отношении которого действует режим долевой собственности супругов, финансовый управляющий становится законным представителем как лица, находящегося в банкротстве, так и его супруги. В связи с этим наличия заявления от самих продавцов, в том числе от супруги должника, не требуется. Таким образом, в данном Определении Верховный Суд РФ выразил две важные позиции:

1)п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве распространяется и на общую долевую собственность супругов;

2) финансовый управляющий в сделке по реализации общего долевого имущества супругов является законным представителем как должника, так и его супруга.

В Определении Верховного Суда РФ от 17.12.2021 г. № 305-ЭС18-14419 рассмотрен вопрос о допустимости оспаривания сделки по отчуждению земельного участка, являющегося общим имуществом супругов, но оформленным на имя супруги должника. Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, отказавших в удовлетворении требований, Экономколлегия ВС РФ указала, что «при несостоятельности одного из супругов погашение долговых обязательств в любом случае осуществляется и за счет общего имущества супругов», в связи с чем заключенная супругой должника сделка по отчуждению ликвидного актива нарушает имущественные интересы кредиторов, рассчитывающих на погашение своих требований и за счет общего имущества супругов.

Вместе с тем, в одном из дел (Определение Верховного Суда РФ от 07.08.2021 г. № 80-КГ18-7) Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ критически высказалась относительно реализации имущества супругов при состоявшемся разделе общего имущества, указав, что «…при наличии спора о разделе общего имущества супругов это имущество не может быть включено в конкурсную массу. В противном случае будет иметь место принудительная реализация имущества супруга, не являющегося должником». Представляется, что Коллегия по гражданским делам все же не высказалась в пользу недопустимости применения п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве в случае общей долевой собственности супругов, а лишь указала, что реализация имущества супруга-банкрота при наличии спора о разделе общего имущества супругов не допускается, и финансовому управляющему необходимо дождаться вынесения судебного акта о разделе общего имущества.

Еще про залог:  Ипотека Под Залог Недвижимости | Список Топ Банков 2021

Показательным является также дело, рассмотренное Арбитражным судом Волго-Вятского округа (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.10.2021 N Ф01-5243/2021 по делу N А79-10493/2021). Финансовый управляющий имуществом супруга-банкрота обратился в суд с иском об обязании должника и его супруги передать автомобиль BMW 1201, принадлежащий им на праве общей долевой собственности (по ½ доли на каждого из супругов). Арбитражный суд Чувашской республики иск удовлетворил, однако Первый арбитражный апелляционный суд решение отменил и в иске отказал. Суд апелляционной инстанции указал, что супруга должника свою волю на отчуждение её доли в праве собственности на автомобиль не изъявляла, а, следовательно, реализация автомобиля, а не доли супруга-банкрота в праве собственности на автомобиль, будет нарушать право собственности супруги должника (ст. 209 ГК РФ).

С позицией апелляции не согласился суд округа, который указал, что раздел общего имущества супругов с признанием права долевой собственности супругов на имущество не изменяет режим реализации такого имущества в порядке, установленном п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве. Положения п. 7 ст. 213.26 Закона, предусматривающие право другого супруга получить свою долю в денежном эквиваленте после реализации имущества должника, являются lexspecialis по отношению к семейному и гражданскому законодательству, так как направлены на обеспечение максимального удовлетворения требований кредиторов за счет конкурсной массы должника.

В другом деле, рассмотренном Арбитражным судом Московского округа (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.10.2021 N Ф05-5592/2021 по делу N А40-249642/2021), финансовый управляющий имуществом должника обратился в суд с заявлением об утверждении порядка реализации имущества должника в виде продажи земельного участка и возведенного на нем здания целиком. Суд первой инстанции, поддержанный судом апелляционной инстанции, указал, что фактически управляющий просит утвердить положение о порядке продаже объектов целиком, которое не учитывает состоявшийся между супругами раздел имущества, в результате которого совместная собственность супругов была преобразована в общую долевую. Арбитражный суд Московского округа, отменяя судебные акты, указал, что положениями п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве урегулирован порядок реализации имущества гражданина, находящегося в общей собственности, в том числе, общей долевой собственности. Установленный законом о банкротстве порядок не предусматривает проведение торгов только в отношении доли в имуществе, принадлежащему должнику при отсутствии выдела указанной доли в натуре. Отказывая в передаче кассационной жалобы в СКЭС ВС РФ, Верховный Суд РФ в Определении от 10.02.2020 N 305-ЭС19-26944 указал, что «факт определения долей в общем имуществе супругов не имеет решающего значения при выборе имущества, подлежащего реализации на торгах». Аналогичный вывод сделан в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 22.08.2021 г. по делу № А27-11470/2021, Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 19.07.2021 по делу N А09-4215/2021, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.09.2020 по делу N А60-49820/2021, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.08.2020 по делу N А40-137393/2021, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25.02.2020 по делу N А47-3186/2021, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.04.2021 по делу N А51-21029/2021

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27.12.2021 по делу N А41-52233/2021 данная позиция звучит еще более артикулировано. Так, суд округа указал, что п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве не ставит возможность реализации имущества супругов в зависимость от определения долей в праве собственности на имущество супругов – реализации подлежит имущество, принадлежащее обоим участникам общей, в том числе долевой, собственности.

В Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.03.2021 г. по делу № А45-17647/2021 (Определением Верховного Суда РФ от 28.06.2021 г. № 304-ЭС19-9227 отказано в передаче для рассмотрения Экономколлегией ВС РФ) суд округа, поддержав суд апелляционной инстанции, который утвердил положение о реализации имущества гражданина целиком, несмотря на состоявшийся между супругами раздел общего имущества и образования долевой собственности на имущество, указал, что судом общей юрисдикции определены лишь доли в общей собственности бывших супругов, что не изменяет режима общей собственности и, как следствие, не исключает применения положения п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве о реализации находящегося в общей собственности имущества в деле о банкротстве. По логике суда округа препятствием реализации имущества супруга-банкрота целиком является только раздел общего имущества посредством его выдела в натуре.

Еще про залог:  Как взять кредит под залог? | Блог МТБанка

В этой связи интересным является дело, рассмотренное Арбитражным судом Поволжского округа (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 16.04.2021 г. по делу № А12-46022/2021). В отношении супруга была введена процедура реализации имущества. Через полтора года после этого супруги в судебном порядке произвели раздел общего имущества, в результате которого супруге должника выделено в натуре имущество (жилой дом стоимостью около 5 млн. руб., два нежилых помещения, земельный участок) на общую сумму 26 142 000 руб. Затем супруга обратилась в суд с заявлением об исключении выделенного ей имущества из конкурсной массы должника. Суды нижестоящих инстанций, поддержанные судом округа, указали, что раздел имущества посредством выдела в натуре состоялся, а доводы финансового управляющего о неравноценном разделе имущества между супругами, заключении супругами фактически мирового соглашения о разделе совместно нажитого имущества направлены на преодоление выводов, установленных судом общей юрисдикции.

Таким образом, судебная практика исходит из того, что в случае, если один из супругов признан банкротом, и между супругами состоялся раздел общего имущества в форме преобразования в общую долевую собственность, то в процедуре банкротства реализации подлежит не доля, принадлежащая супругу-банкроту, а вся вещь целиком с выплатой денежной компенсации другому супругу, соразмерную принадлежащей ему доле.

Вместе с тем, когда законодатель допускает реализацию общего имущества супругов целиком (а не доли, принадлежащей супругу-банкроту) даже в том случае, когда супругами произведено преобразование в общую долевую собственность, то возникает «разрыв» правового регулирования между режимом долевой собственности супругов и иных лиц. Так, судебной практикой выводится, что обращение взыскания на имущество, принадлежащее на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом (бывшим супругом) должника, в процедурах банкротства производится в соответствии с общими положениями п. 4 ст. 213.25 Закона о банкротстве, без учета особенностей, установленных п. 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 09.03.2021 N Ф10-1353/2021 по делу N А08-9108/2021, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.04.2021 N Ф05-20510/2021 по делу N А40-137393/16). Например, в случае, когда общая долевая собственность возникает не между супругами, а между родителем-банкротом и его детьми, то суды не позволяют реализовывать имущество целиком, а указывают на допустимость реализации только доли в праве общей собственности, принадлежащей должнику (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.10.2021 N Ф07-11669/2021 по делу N А26-13299/2021, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.06.2020 N Ф07-5307/2020 по делу N А44-5101/2021, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.11.2020 N Ф07-11474/2020 по делу N А13-5244/2021).

Видится, что такое дифференцированное регулирование в зависимости от субъектного состава участников долевой собственности является неправильным. Delegeferenda при обращении взыскания на долю в праве общей долевой собственности в обоих случаях реализации должна подлежать вся вещь целиком, а сособственникам выплачивается денежный эквивалент соразмерно принадлежащей им доле в праве. В ином случае, когда реализации подлежит доля в праве общей собственности, в силу неликвидности такого актива извлечь рыночную стоимость доли (даже с учетом дисконта) в результате торгов на практике маловероятно. Например, если стоимость жилого дома составляет 5 млн. руб., а должнику принадлежит ½ доли в праве собственности на данный дом, то в результате публичных торгов доля не будет реализована по цене 2,5 млн. руб и даже по цене, близкой к этой с учетом дисконта.

Таким образом, режим общей собственности супругов при банкротстве одного из супругов претерпел существенные изменения. С 2021 года реализации подлежит не доля в праве общей собственности супруга-банкрота, а имущество «целиком» с выплатой другому супругу денежной компенсации, соразмерной принадлежащей ему доле (п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве).

При этом при реализации имущества, находящегося в общей долевой собственности, суды применяют не п. 4 ст. 213.25 Закона о банкротстве, а п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве. Тем самым, режим супружеской собственности при банкротстве одного из супругов работает одинаково вне зависимости от того, является ли имущество совместной или долевой собственностью супругов.

Зайцев О.Р. Как правильно делить общее имущество супругов в случае его банкротства? (критика абзаца 2 пункта 6 проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ о конкурсной массе граждан) // Закон.ру, 2021 г. 10 декабря.
URL:https://zalognedvigimosti.ru/discussion/2021/12/10/kak_pravilno_delit_obschee_imuschestvo_suprugov_v_sluchae_ego_bankrotstva_kritika_abzaca_2_punkta_6_

Егоров А.В. Совместная собственность супругов: на перепутье // Гражданское право социального государства: Сборник статей, посвященный 90-летию со дня рождения профессора А. Л. Маковского (1930–2020) / Отв. ред. В. В. Витрянский и Е. А. Суханов. – Москва: Статут, 2020. – с. 241-242.

Харитонова Ю.С. Взыскание долгов гражданина-банкрота за счет общего имущества супругов // Предпринимательское право. Приложение «Право и Бизнес». 2021. N 3. С. 7 — 9.

Ломакина П.А. Общие обязательства супругов в деле о банкротстве одного из них // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2021. N 5. С. 115-119.

Витрянский В.В. Банкротство граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями // Хозяйство и право. 2021. N 4. С. 23.

Оцените статью
Добавить комментарий