Как комплексно проверить автомобиль на залог и ограничения

Как комплексно проверить автомобиль на залог и ограничения Залог недвижимости

Залог

(греч.διάθεσις) — грамматическая категория глагола, выражающая, в соответствии с широко
распро­стра­нён­ной до недавнего времени точкой зрения,
субъектно-объектные отношения. Однако обще­при­ня­то­го опреде­ле­ния
категории залога в языкознании нет. В залоговые
системы каждого языка обычно входит морфологически исходная форма активного
(действи­тель­но­го, основного) залога (актива), когда субъект действия, например в русском языке, выступает в имени­тель­ном падеже и занимает позицию подлежащего, а объект
действия выступает в винительном падеже и занимает позицию прямого дополнения («рабочие строят дом»). Выделя­ют­ся
также морфо­ло­ги­че­ски производные формы залога:

пассивный (страдательный) залог (пассив), когда субъект
действия, например в русском языке, выступает в твори­тель­ном падеже и
занимает позицию агентивного дополнения, а
объект действия выступает в именительном падеже и занимает позицию
подлежащего («дом строится рабочими»);

средний залог (медиум, медий), указывающий, что действие
исходит из субъекта и замыкается в нём;

возвратный залог (рефлексив), указывающий, что действие
направлено на само действу­ю­щее лицо, которое является одновременно и
субъектом, и объектом этого действия;

взаимный залог (реципрок), обозначающий действие,
совершаемое двумя или несколь­ки­ми субъектами по отношению друг к
другу;

совместный залог (кооператив), обозна­ча­ю­щий совместное
действие двух (или несколь­ких) субъектов;

совместно-взаимный залог, обозначающий либо совместное, либо
взаимное действие двух (или нескольких) субъектов;

побудительный (понудительный) залог (каузатив), указывающий,
что действие наряду с реаль­ным субъектом имеет и так называемый
каузирующий субъект, т. е. лицо, которое побуждает реального субъекта к
выполнению действия, и некоторые другие.

Залоговые системы конкретных языков нередко отличаются
друг от друга составом морфо­ло­ги­че­ски производных форм залога.
Напри­мер, залоговая система английского языка
(по А. И. Смирницкому) включает два залога: актив и пассив, а залоговая
система якутского языка (по Л. Н. Харитонову)
включает 5 залогов: основной (актив), страдательный (пассив),
возвратный, совместно-взаимный и побудительный. Центральными формами
категории залога принято считать актив и пассив. Залог (как и наклонение, время, лицо, число) свойствен
многим языкам мира, например индоевропейским, семито-хамитским, алтайским, банту и ряду
других.

В понятие залога разными исследователями вкладывается крайне
разнообразное и противо­ре­чи­вое содержание. В русистике концеп­ции залога отличаются друг от
друга по нескольким параметрам: в определении залога, в выделении
количества форм залога и в их качественной характеристике, в определении
семантической однородности​/​неоднородности форм залога, в определении
характера залоговых оппозиций, в решении
проблемы охвата категорией залога глагольной лексики.

Определения залога. Известны три типа определений. Семантические опреде­ле­ния: формы залога
выражают различные отношения глагольного действия к его субъекту
(Ф. Ф. Фортунатов, А. М. Пешковский, Р. О. Якобсон, «Грамматика
современ­но­го русского литера­тур­но­го языка», 1970, и др.); формы
залога выражают различные отношения глаголь­но­го действия к его
субъекту и объекту (А. А. Потебня, А. А. Шахматов, «Русская
грамма­ти­ка», 1980, и др.). Синтаксические опреде­ле­ния: формы залога выражают
различные отношение глагола к подлежащему (А. В. Исаченко и другие);
немаркированная форма залога указывает на исходное синтаксическое
употребление глагола, формы производ­ных залогов указывают на изменение
исходного синтаксического употребления (Е. В. Падучева).
Семантико-синтаксические опреде­ле­ния: формы залога выражают
различ­ные отно­ше­ния глагольного действия и его субъекта к подлежащему
и дополнению (А. И. Моисеев); формы залога выражают одно и то же
отношение между субъектом и объектом, однако при каждой форме залога
субъект и объект выражаются различными членами
предложения
(Э. И. Королёв).

Количество форм залога и их качественная характеристика.
Одни русисты выделя­ют четыре залога: действительный, средний,
возвратный, средне-возвратный (В. П. Брюханов); действительный,
страдательный, средний, безличный (Моисеев); по мнению других учёных,
существует три залога: действи­тель­ный, страда­тель­ный, возврат­ный
(Шахматов, Падучева и другие); действи­тель­ный, страда­тель­ный,
подстрада­тель­ный (Б. Гвоздиков); действительно-подлежащный,
страдательно-подлежащный, бесподлежащный (Б. Д. Рабинович). Некоторые
русисты выделяют два залога: невозврат­ный, возврат­ный (Фортунатов,
Якобсон); действительный, средний (В. А. Богородицкий); переходный,
непереходный (А. Б. Шапиро); действительный, страдательный (Исаченко,
А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин, Королёв, «Грамматика современ­но­го
русского литературного языка», 1970; «Русская грамматика», 1980).
В концеп­ци­ях, выделяющих только действительный и страдательный залог,
обычно подчёркивается связь залога с категорией переходности​/​непереходности, так как формы
страдательного залога бывают лишь у переходных глаголов.

Семантическая однородность​/​неоднородность форм залога.
В одних концеп­ци­ях все формы залога характеризуются как семантически
однородные, в других все формы залога или некоторые — как семантически
неоднородные. Как многозначный обычно описывается возвратный залог.
Фортунатов выделяет в этом залоге пять значений: прямо-возвратное,
взаимное, изменения состояния субъекта действия, отвлечённого от
объекта, страдательное. В. В. Виноградов, развивая концеп­цию
Шахматова, — пятнадцать: собственно-возвратное (прямо-возвратное),
средне-возвратное, общевозвратное, страдательно-возвратное,
взаимно-возвратное, косвенно-возвратное, побочно-возвратное,
средне-пассивно-возвратное, качественно-пассивно-безобъектное,
активно-безобъектное, интенсивно-побочно-возвратное, пассивного
обнаружения внешнего признака, косвенно-результативно-возвратное,
взаимно-моторное, безлично-интенсивное.

Характер залоговых оппозиций. В концеп­ци­ях, выделяющих
актив и пассив, дискути­ру­ет­ся вопрос о типе оппозиции, образуемой
этими формами. Высказаны три точки зрения: признаковым (маркированным)
членом неравно­знач­ной (привативной) оппозиции является пассив
(Исаченко, А. В. Бондарко, Буланин и другие); признаковым
(маркированным) членом неравно­знач­ной (привативной) оппозиции является
актив (Ш. Ж. Вейренк), актив и пассив образуют равнозначную
(эквиполентную) оппозицию (М. В. Панов, Королёв).

В советском языкознании в начале 70‑х гг. была выдвинута
универсальная теория залога, которая позволяет единообразно описывать
формы залога в различных неродственных языках. В этой теории наряду с
понятием залога используется понятие диатезы и залог определяется как «грамматически
маркированная в глаголе диатеза» (А. А. Холодович), т. е. выделяется
тогда, когда в языке имеются глагольные лексемы,
различные словоформы которых соотносятся с
разными диатезами, т. е. с разными соответствиями между ролями лексемы и
членами предложения, выражающими эти роли. В отличие от диатезы —
семантико-синтаксической и универсальной категории (любая глагольная
лексема в любом языке имеет по меньшей мере одну диатезу) — залог
считается морфологической и тем самым неуниверсальной категорией (не
любая глагольная лексема и не в любом языке имеет хотя бы две различные
словоформы, которые соотносятся с разными диатезами). По-видимому, все
эмпирически наблюдаемые типы соотношений между диатезами и словоформами
одной глагольной лексемы находятся между двумя полюсами: а) каждая
диатеза обозначается специальной глагольной формой — число залогов равно
числу диатез, б) все диатезы обозначаются одной и той же глагольной
формой и, следовательно, залога нет. В отдельных языках, например
тюркских, литовском, встречаются пассивно-рефлексивные,
пассивно-реципрокные, пассивно-каузативные и некоторые другие глагольные
формы, которые следовало бы считать «двузалоговыми». Но поскольку
частные значения любой грамматической категории, в т. ч. и залога,
будучи семантически однородными, не могут комбинироваться в одной
слово­фор­ме, постольку в данной концеп­ции формы рефлексива, реципрока
и каузатива исключаются из категории залога и основной залоговой
оппозицией признаётся оппозиция актив—пассив.

Еще про залог:  Кредит под залог недвижимости без подтверждения доходов в банках Мурманска: условия, процентные ставки на 2021 год

Одна из концепций залога представлена в теории функционально-семантических полей, развива­е­мой на
материале славянских, и в первую очередь
русского языка (А. В. Бондарко). Понятийную основу поля залоговости
составляет залоговое отношение понятия действия к логическому субъекту и
объекту. Ядро поля образует категория залога, представленная оппозицией
активной (носитель глагольного признака соответствует субъекту) и
пассивной (носитель глагольного признака соответствует объекту)
конструкций. Морфологическим ядром актива являются невозвратные глаголы,
пассива — страдательные причастия. Кроме ядра, к
полю залоговости в направлении от центра к периферии относятся:
оппозиция возвратных — невозвратных глаголов, оппозиция переходных —
непереходных глаголов и отдельные словообразовательные разряды возвратных
глаголов.

Некоторые учёные определяют залога как категорию глагольного
формообразования, которая соотносит между собой три уровня: синтаксический, семантический и коммуни­ка­тив­ный (М. М. Гухман). Согласно этой
концеп­ции, в активной конструкции в позиции подлежа­ще­го выступает
агенс, сказуемое обозначает центробежный
процесс, и при этом подлежащее выражает тему, а сказуемое — рему. В то же время в пассивной конструкции в
позиции подлежащего выступает неактивный носитель признака (пациенс), сказуемое обозначает центростремительный
процесс, и при этом подлежащее выражает рему, а сказуемое — тему.

Залоговые преобразования регулируются вероятностными
закономерностями. Прежде всего их возможность определяется семантикой
глаголов. Например, формы пассива харак­тер­ны для предель­ных глаголов
(типа «открывать», «убивать»), обозначающих конкретные действия субъекта
с объектом, которые имеют следствием наблюдаемые результаты. Напротив,
нулевыми потенциями пассивного преобразования обладают глаголы
«недействия», к числу которых относятся глаголы меры («стоить»,
«весить»), наличия и содержания («соответствовать», «превосходить»),
Залоговые преобразования в различных языках имеют свои формальные
особенности. Например, в русском языке, как и во многих других, в
пассивной конструкции в позиции подлежащего может быть лишь партиципант
(т. е. объект, адресат, инструмент и т. п.), который в соотносительной
активной конструкции занимает позицию прямого дополнения. В то же время
в английском языке у некоторых глаголов в позиции подлежащего в
пассивной конструкции может быть и партиципант, который в
соотносительной активной конструкции занимает позицию косвенного
дополнения. При построении текста выбор различных залоговых форм и
соответствующих конструкций детерминируется установкой субъекта речи на
определённую актантную иерархизацию или
«фокусировку» конструкции.

В некоторых языках категории залога нет. По наблюдениям
Г. А. Климова, отсутствие оппозиции форм действительного и
страдательного залога — одна из типологических черт языков эргативного строя.

Термин «залог» появляется в грамматиках церковнославянского и русского языков,
создавав­ших­ся под влиянием грамматик классических языков (Мелетий
Смотрицкий, 17 в.). Основы учения о категории залога были заложены в
грамматиках 18 — 1‑й половины 19 вв. (М. В. Ломоносов, Н. И. Греч,
А. Х. Востоков, Г. П. Павский, Ф. И. Буслаев).

  • Фортунатов Ф. Ф., О залогах русского глагола, СПБ,
    1899;
  • Шахматов А. А., Синтаксис русского языка, М. — Л.,
    1941;
  • Виноградов В. В., Русский язык, М. — Л., 1947; 2 изд., М.,
    1972;
  • Пешковский А. М., Русский синтаксис в научном освещении,
    М., 1956;
  • Исаченко А. В., Грамматический строй русского языка в
    сопоставлении с словацким. Морфология, ч. 2, Братислава, 1960;
  • Гухман М. М., Развитие залоговых противопоставлений в
    германских языках, М., 1964;
  • Панов М. В., Русский язык, в кн.: Языки народов СССР, т. 1,
    М., 1966;
  • Королёв Э. И., О залогах русского глагола, в кн.: Мысли о
    современном русском языке, М., 1969;
  • Грамматика современного русского литературного языка, М., 1970;
  • Падучева Е. В., О семантике синтаксиса, М., [1974];
  • Бондарко А. В., Теория морфологических категорий, Л.,
    1976;
  • Потебня А. А., Из записок по русской грамматике, т. 4,
    в. 2, Глагол, М., 1977;
  • Проблемы теории грамматического залога, Л., 1978;
  • Русская грамматика, т. 1, М., 1980;
  • Залоговые конструкции в разноструктурных языках, Л., 1981;
  • Havránek B., Genera verbi v slovanských jazycích,
    I, Praha, 1928;
  • Keenan E., Some universals of passive in
    relational grammar, «Papers from the Eleventh Regional Meeting of the
    Chicago Linguistic Society», 1975;
  • Veyrenc J., Агентный залог​/​объектный
    залог, «Russian linguistics», 1978, v. 4,
    № 1;
  • см. также литературу при статье Диатеза.

В. С. Храковский.

Реформа гк рф: залог по новым правилам

Реформа ГК РФ: залог по новым правиламИнститут залога менялся уже три раза за последние пять лет. В 2009 году в связи с пиком финансового кризиса резко выросло количество должников по кредитам, и банки еще более активно начали обращаться в суды за взысканием заложенного имущества. Эксперты отмечают, что именно в этот период институт залога показал себя не с лучшей стороны: договоры оспаривались, признавались недействительными, а процедуры обращения взыскания на заложенное имущество затягивались. Законодатель был вынужден отреагировать на сложившуюся ситуацию, и вскоре был принят закон, который внес изменения в ГК РФ и другие нормативные акты в части залога (Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ). Поправки начали действовать с 11 января 2009 года. 

Одним из самых заметных изменений было введение института внесудебного обращения взыскания на предмет залога. Этот институт позволяет кредитору обращать взыскание на заложенное имущество без участия суда посредством направления должнику уведомления о намерении обратить взыскание. Однако практика, которая сложилась после внесения поправок, показала, что эта модель работает только при желании должника сотрудничать с кредитором либо при нахождении заложенного имущества у кредитора. Кроме того, в целях обеспечения передачи должником заложенного имущества во внесудебном порядке была введена исполнительная надпись нотариуса. Такая надпись подтверждает факт неисполнения должником обязательства и является основанием для обращения к судебному приставу-исполнителю. Процедура нотариальной исполнительной надписи тоже себя проявила не с лучшей стороны: кредиторы практически не обращались за ее получением. Вероятно, это связано со стоимостью услуги совершения исполнительной надписи, которая составляет 0,5% от взыскиваемой суммы, но не более 20 тыс. руб. (подп. 19 п. 1 ст. 333.24 НК РФ).

С целью повысить популярность применения нотариусами исполнительной надписи был принят Федеральный закон от 6 декабря 2021 г. № 405-ФЗ. Этот документ ввел процедуру, которую можно условно назвать «нотариальное внесудебное обращение взыскания»: при совершении исполнительной надписи на договоре о залоге или закладной нотариус должен предложить залогодателю исполнить обеспеченное залогом обязательство, направив ему уведомление. Однако существенных изменений это не повлекло, поскольку процедура нотариального удостоверения договора залога остается достаточно дорогой.

В рамках реформы ГК РФ законодатель вернулся к совершенствованию института залога и принял закон, о практике применения которого и пойдет речь в данной статье (Федеральный закон от 21 декабря 2021 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации«; далее – Закон № 367-ФЗ). Новые правила вступили в силу с 1 июля 2021 года.

Еще про залог:  Статья 358.10 ГК РФ. Содержание договора залога прав по договору банковского счета

Залог: право или договор? 

Вопрос о природе залога, а именно о том, является ли залог вещным правом или обеспечительным договором, имеет важное практическое значение. Например, лицо зарегистрировало ипотеку на объект незавершенного строительства. Когда долг был просрочен и кредитор приступил к обращению взыскания, выяснилось, что объект незавершенного строительства уже сдан и представляет из себя многоэтажный жилой дом. Если залог – это договор, то предметом договора был объект незавершенного строительства, которого больше нет. Значит, договор уже не действует, а с ним прекратился и залог.

Именно такой точки зрения придерживались суды до того момента, пока в конце января 2005 года ВАС РФ не издал Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке. Согласно п. 1 этого документа, если предметом ипотеки являлся объект незавершенного строительства, то по окончании его строительства ипотека сохраняет силу, и ее предметом является здание (сооружение), возведенное в результате завершения строительства. Таким образом, ВАС РФ подтвердил, что залог – это вещное право или право на ценность вещи, а значит, он следует за вещью.

«Я подозреваю, что разработчики Закона № 367-ФЗ держали в голове, что залог – это вещное право, потому что решения, которые реализованы в ГК РФ, основаны на этом факте», – комментирует партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп», член рабочей группы по подготовке реформы ГК РФ Роман Бевзенко. Действительно, данный принцип нашел отражение в новой редакции ГК РФ, например, в ст. 334-345 ГК РФ, о которых пойдет речь ниже.

Залог как право на ценность вещи

Залог, будучи правом на ценность вещи, следует за ней (ст. 334-345 ГК РФ). Все объекты, которые могут возникнуть в результате изменений этой вещи или после ее утраты, будут считаться находящимся в залоге. Этот принцип можно вывести из правил п. 2 ст. 334 ГК РФ, согласно которым залогодержатель имеет преимущественное право удовлетворения обеспеченного залогом требования не только за счет самого предмета залога, но также за счет:

  • страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества;
  • причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества;
  • причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами;
  • имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.

На практике это можно проиллюстрировать самыми разнообразными ситуациями. Например, при утрате застрахованного автомобиля, находящегося в залоге, залоговое право переходит на деньги, которые залогодатель получит от страховщика в качестве страхового возмещения. Если выплата еще не была произведена, залогодержатель, по логике внесенных поправок, имеет право обратиться в страховую компанию и получить страховую сумму на свое имя – при этом залогодатель (страхователь, бывший собственник автомобиля) страховую сумму не получает.

Аналогично, если муниципалитет изымает для муниципальных нужд участок, находящийся в залоге: право на компенсацию в этом случае возникает не только у залогодателя, но и у залогодержателя. Можно, таким образом, сделать вывод, что залог, в отличие от права собственности, продолжает существовать и после гибели вещи, которая являлась его предметом. 

Нормы ГК РФ vs закон об ипотеке 

В п. 4 ст. 334 ГК РФ указано, что к залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК РФ о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, – общие положения о залоге. Правила ГК РФ о вещных правах еще не приняты, а значит, в настоящий момент к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. При этом после реформирования ГК РФ изменения в данный закон внесены не были.

Поэтому появилось следующее противоречие. До 1 июля 2021 года ГК РФ определял, что в договоре залога должны быть указаны предмет залога, а также существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом (п. 1 ст. 339 ГК РФ в предыдущей редакции), то есть существовал жесткий стандарт описания обеспечения долга. Данное требование дословно совпадало с правилом ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке.

Сегодня п. 1 ст. 339 ГК РФ содержит следующую норму: если в договоре залога имеется отсылка к другому договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство, условия основного обязательства считаются согласованными.

Таким образом, остается неясным, можно ли, например, в договоре об ипотеке не указывать предмет залога, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а лишь сослаться на кредитный договор, из которого можно узнать все эти данные? С одной стороны, в самом ГК РФ прописано, что к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. Исходя из буквального толкования, а также правил о соотношении норм общих и специальных законов, следует, что применению подлежит норма специального закона, то есть закона об ипотеке. С другой стороны, данное правило противоречит замыслу поправок, центральными идеями которых были либерализация залоговых сделок, требований к содержанию договоров залога, режима последующего залога. 

По мнению Романа Бевзенко, изначально норма ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке не задумывалась как специальная, а лишь повторила положения, уже содержащиеся в ГК РФ. Поскольку позже законодатель изменил общее регулирование, с которого и была скопирована специальная норма, то и применяться она теперь не должна. «Особенность реформы гражданского законодательства состоит в том, что сначала меняется сам ГК РФ, а затем в соответствие с ним будут приводиться нормы специального законодательства. Поэтому и возникло описанное выше противоречие. Однако не стоит забывать о существовании принципа устранения конфликта норм, согласно которому закон поздний сильнее закона раннего. Я считаю, что именно этот принцип и должен использоваться в данном случае, хотя регистрирующие органы вряд ли со мной согласятся», – комментирует Роман Бевзенко.

Залог будущей вещи 

В предыдущей редакции ГК РФ было указано, что залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения (ст. 335 ГК РФ). Залог будущей вещи применялся лишь в отношении урожая. Теперь договором залога или федеральным законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем (п. 2 ст. 336 ГК РФ). Например, если гражданин заказал за границей крупную партию товара, доставка которой займет несколько недель или даже месяцев, он может заложить это имущество банку еще до момента его получения. В этом случае полученный товар будет считаться обремененным залогом.

Еще про залог:  Залог как обеспечение исполнения обязательств: что изменилось в механизме?

«Раньше суды считали, что если на момент подписания договора о залоге лицо не являлось собственником заложенной вещи, даже если речь шла о залоге будущего урожая, то такой договор должен признаваться недействительным. Мне кажется, что этот подход был очень поверхностным. К счастью, теперь заключить договор о залоге сможет и лицо, которое собственником не является», – рассказывает Роман Бевзенко.

По мнению адвоката Андрея Безрядова, такая конструкция призвана стимулировать финансирование крупных сделок, развивать долгосрочное планирование бизнеса. «Появление залога будущей вещи связано с необходимостью привлечения кредитного обеспечения при реализации масштабных проектов», – отмечает эксперт.

Добросовестный залогодержатель 

Реформа ГК РФ решила вопрос защиты добросовестного залогодержателя. Еще в 2021 году Пленум ВАС РФ в своем Постановлении указал, что не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога (п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2021 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге«). В данной ситуации приобретатель вещи, находящейся в залоге, не признается залогодержателем.

При реформировании ГК РФ законодатель закрепил аналогичную норму в п. 2 ст. 335 ГК РФ. Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные действующим законодательством (п. 2 ст. 335 ГК РФ). Однако это правило не распространяется на переданную в залог вещь, которая до этого была утеряна или похищена, либо иным путем выбыла из владения помимо воли владельца.

Как подытожил Андрей Безрядов, после внесенных изменений ограничились права собственника, у которого помимо его воли возникли права залогодателя по отношению к имуществу, находящемуся у добросовестного залогодержателя.

Реестр уведомлений о залоге 

Если существует принцип добросовестности залогодержателя, то у залогодержателя должна быть возможность «опубличить» залог, то есть сделать данные о залоге той или иной вещи открытыми. Для этого законодатель ввел реестр уведомлений о залоге. Реестр уведомлений о залоге движимого имущества находится в открытом доступе и ведется в порядке, установленном законодательством о нотариате (ст. 103.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Поиск информации, содержащейся в реестре уведомлений о залоге, осуществляется по регистрационному номеру уведомления, идентификаторам объекта и данным залогодателя. Регистрация залога также происходит с использованием данного реестра.

В результате поправок можно говорить о двух видах регистрации залога. Первую из них можно условно назвать правоустанавливающей. При правоустанавливающей регистрации залог возникает с момента такой регистрации, то есть после внесения записи в реестр уведомлений о залоге. Правоустанавливающей регистрация является тогда, когда носит обязательный характер – например, при залоге недвижимости, исключительных прав, доли в обществе с ограниченной ответственностью и некоторых видов ценных бумаг (п. 1 ст. 339.1 ГК РФ).

Второй вид регистрации можно условно назвать правоподтверждающей (учетной). Она не является обязательной и лишь подтверждает право залога. При желании прибегнуть к правоподтверждающей регистрации залогодержателю придется обратиться к нотариусу, чтобы тот разместил уведомление о залоге в едином реестре уведомлений о залоге движимого имущества. Таким образом, при регистрации этого вида залог возникает до момента внесения записи в единый реестр. 

Залог всего имущества 

С 1 января 2021 года исчезнет необходимость описывать все имущество, находящееся в залоге у предпринимателей. Норма п. 2 ст. 339 ГК РФ дает возможность описывать предмет такого залога любым способом, позволяющим идентифицировать имущество в качестве предмета залога на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на залог всего имущества залогодателя или определенной части его имущества либо на залог имущества определенных рода или вида. Например, договоре о залоге может содержать такую фразу: «Залогом является все имущество, принадлежащее залогодателю на праве собственности на момент заключения настоящего договора».

Очевидно, что данная конструкция снизит вероятность оспаривания залога со стороны недобросовестных должников. Между тем, у этой новеллы есть и недостатки. «При всей моей любви к кредиторам и нелюбви к должникам, которые не исполняют обязательства, мне кажется, что законодатель поторопился с закреплением данной нормы, – заявляет Роман Бевзенко. – Эта любопытная конструкция, которую можно условно назвать «тотальным залогом», опасна для обычных граждан. Например, вы покупаете в магазине кефир, даже не догадываясь, что весь товар в этом магазине заложен банку «Добрый». Теперь после покупки кефира вы не сможете его выпить, поскольку напиток будет являться предметом залога, а если все же выпьете, то совершите деликт, за что вам придется ответить по всей строгости закона».

Действительно, едва ли, отправляясь в магазин, покупатели будут каждый раз проверять, не находится ли товар данного продавца в залоге. Именно поэтому в зарубежной практике существует специальное изъятие из ответственности для потребителей, однако в ГК РФ такой нормы нет.

Не стоит путать залог всего имущества с залогом товаров в обороте. Залог товаров в обороте – это обеспечительная конструкция, которая устанавливает приоритет при удовлетворении требований кредитора (ст. 357 ГК РФ). Залог всего имущества не только дает залогодержателю приоритет перед другими кредиторами, но и обеспечивает любые долги, которые могут возникнуть между кредитором и должником.

Оцените статью
Добавить комментарий